ПОЛИТИКА

Назим ИМАНОВ


Назим Иманов, доктор экономических наук, профессор, главный редактор журнала "Кавказ & Глобализация" (Баку, Азербайджан)


Введение

По окончании 2005 года власть и околовластные круги оценили его восторженно позитивно, а оппозиция и прооппозиционные аналитики — крайне негативно. Нейтральные экспертные обобщения практически отсутствовали, что было симптоматично и свидетельствовало о высокой степени политической поляризации. Именно она и предопределила политическое содержание года, прошедшего под знаком выборов в Милли Меджлис (парламент). Это были первые общенациональные выборы, проводимые после избрания И. Алиева президентом в 2003 году. К тому же накануне произошли изменения во внешнеполитических приоритетах западных государств (в первую очередь США), за которыми последовали глубокие политические перемены в ряде стран СНГ, прежде всего в Грузии и Украине. Эти перемены также проецировались на политическую картину Азербайджана.

Власть

Структурные реформы. В конце марта Государственная телерадиовещательная компания была преобразована в ЗАО. Правда, все акции остались в собственности государства и даже при планируемой приватизации части активов контрольный пакет предполагается сохранить в госмонополии. Тем не менее изменение юридического статуса Гостелерадио лежит в русле его разгосударствления и может в будущем послужить правовой базой для его выведения из-под монопольного контроля правительства.

30 мая президент подписал распоряжение о создании Комиссии по образованию с целью приведения различных ступеней образовательной системы в соответствие с современными стандартами. В начале июня была создана еще одна структура — Государственная комиссия по интеграции страны в Европу, в которую вошли члены правительства и высокопоставленные чиновники. Координация Комиссии с ЕС была поручена МИД.

На базе Департамента управления госимуществом и его приватизации Министерства экономического развития (МЭР) в сентябре был создан Государственный комитет по управлению государственным имуществом. Однако крупнейшим структурным преобразованием года стало учреждение в декабре двух новых министерств — Министерства оборонной промышленности и Министерства по чрезвычайным ситуациям. Оба министерства находятся сейчас на стадии формирования, и поэтому оценить степень их эффективности проблематично, однако сам факт их учреждения является скорее позитивным, особенно с учетом того, что оба они могут сыграть конструктивную роль в контексте освобождения оккупированных территорий страны.

Под занавес года было утверждено Положение об Ипотечном фонде при Национальном Банке.

Кадровые перестановки. Главной неожиданностью года стало избрание бывшего руководителя АО "Азерсу" О. Асадова председателем парламента (декабрь). Бывший начальник Управления ГНКАР по иностранным инвестициям В. Алескеров стал его заместителем. Безусловно, не обошлось без вмешательства президента, поскольку парламентское большинство принадлежало правящей партии ЙАП ("Новый Азербайджан"), председателем которой он был избран 26 марта. А в середине апреля ММ внес изменения в закон "О политических партиях" и разрешил президенту состоять в политических партиях. Соответствующая статья Закона была предметом острых дебатов, так как Конституция, в противоположность ей, не запрещала совмещение президентства с членством в политической партии.

В начале года был назначен новый Военный прокурор страны. Произошли изменения в высшем эшелоне судебной власти. В апреле были освобождены председатели Верховного и Апелляционного, а в декабре — Экономического судов. Председатель Верховного суда был назначен, а два других высших судебных поста остались вакантными.

В более чем 20 районов (включая 6 в Баку), а также в несколько городов были назначены новые главы исполнительной власти. А в преддверии и сразу после выборов в высшей исполнительной власти произошли весьма драматичные кадровые перемены, связанные с так называемой попыткой госпереворота.

Попытка государственного переворота. В марте разразился скандал в МВД: группа высших полицейских чинов была изобличена в тяжких преступлениях и арестована МНБ. Аресты по делу продолжались на протяжении всего года. Была произведена массовая кадровая "чистка" в МВД, Прокуратуре, МНБ, Министерстве юстиции. Главным политическим последствием скандала стало то, что оппозиция восприняла его как сигнал об углублении противоречий внутри власти и, стало быть, о принципиальной возможности революции.

Ближе к концу года проблема госпереворота уже всерьез сотрясла власть. 19 октября президент снял министра ЭР, который был немедленно арестован по обвинению в содействии госперевороту. На следующий день та же участь постигла министра здравоохранения. Одновременно был снят с должности Управделами Президента. Несколькими днями позже к ним присоединился президент Государственной компании "Азеркимья"1. Всем им инкриминировалось содействие радикальной оппозиции в насильственном захвате власти.

Впоследствии арестованные были обвинены также и в крупномасштабной коррупции. По телеканалам демонстрировались их экспроприированные богатства, что, вероятно, имело целью сформировать негативное отношение к бывшим министрам. Это дало и побочный эффект: коррумпированность многих представителей власти, о которой настойчиво говорили оппозиция, независимые эксперты и международные организации, получила подтверждение.

Президенту, однако, удалось выправить ситуацию и сохранить оставшуюся часть команды сплоченной. Произведенные им новые назначения в большинстве случаев носили характер простой и во многом вынужденной ротации.

Оппозиция

Интеграционные и дезинтеграционные процессы. Дилемма оппозиции состояла в том, что для мобилизации протестного электората требовалось создать широкую коалицию, но тогда основные партии попали бы в зависимость от мелких групп, утратив гибкость в принятии решений и погрязнув во внутренних разборках. Стараясь избежать этого, основные оппозиционные партии ("Мусават", Партия народного фронта и Демократическая партия) в середине марта создали закрытый по сути блок "Азадлыг" ("Свобода"). Каждая из партий должна была вовлечь своих союзников путем включения их представителей в свою квоту кандидатов в едином списке. Однако преодолеть заложенный в идее недостаток не удалось. Меньшие политические группы не смогли удовлетворить амбиции в рамках этой коалиции, начали создавать собственные объединения и фактически повели борьбу не только с властью, но и с крупными оппозиционными партиями.

На раскол протестного электората повлияло также учреждение второго, по сути альтернативного оппозиционного блока "Йени сийасят" ("Новая политика"). Претендуя вначале на роль новой политической силы, "YeS" на самом деле постепенно превратился в конгломерат "бывших". Помимо прочих в него вошел бывший президент А. Муталибов.

На протяжении всего года не прекращались спекуляции об объединении двух оппозиционных блоков. Однако они принесли оппозиции больше вреда, чем пользы, поскольку, обреченные на неудачу, они порождали ложные ожидания у протестного электората.

Поддержка из-за рубежа рассматривалась оппозицией в качестве одного из главных политических ресурсов. В феврале 30 оппозиционных партий обратились к руководителям США, стран Евросоюза, Турции, Украины и Грузии, призывая к принципиальности в отношении к "антидемократическому режиму в Азербайджане".

Лидеры оппозиции совершили целый ряд зарубежных поездок в поисках "поддержки демократическим переменам", которые они, естественно, олицетворяли с собственным приходом к власти. Эта же позиция озвучивалась на многочисленных переговорах с западными дипломатами и политиками в Баку. Особую активность в контактах с оппозицией продемонстрировали послы США и Норвегии, за что 13 апреля были публично осуждены на заседании парламента депутатами большинства.

Стремление оппозиции заручиться международной поддержкой, выйдя за рамки разумной меры, сформировало общественное мнение о том, что она только на иностранцев надеется и действует по их указке.

Поствыборное состояние. Коалиция "YeS" так и не смогла превратиться в жизнестойкую политическую силу и к концу года фактически распалась. Внутри блока "Азадлыг" возобновилась обычная межпартийная конкуренция. Со стороны ведущих оппозиционных функционеров прозвучали заявления о том, что лидеры должны понести ответственность за долголетние неудачи и покинуть сцену.

Некоторые партии пережили поствыборный период особенно болезненно. ПННА раскололась на две группы, каждая из которых обвиняла другую во всех смертных грехах. ДПА, которую возглавляет находящийся в США в политэмиграции Р. Гулиев2, переживала острый кризис в руководстве.

Основные темы политических дискуссий

Нагорно-карабахская проблема еще больше актуализировалась из-за регулярного нарушения армянами режима прекращения огня. Информация об обстреле азербайджанских позиций, о погибших, раненых и пленных появлялась каждую неделю. Однако эта проблема не вызвала политического противостояния, поскольку практически все политики выступали с единых позиций, считая, что Азербайджан должен наращивать военную силу и придерживаться поэтапного подхода к мирному урегулированию.

Внешнеполитическая интеграция. Ориентация на Запад при сохранении добрососедских отношений с ближайшим окружением также была общепринятым приоритетом. Различные подходы были заявлены лишь по поводу отношений с Ираном, с которым власть стремилась развивать политико-экономические отношения, что вызывало возражения со стороны либерально настроенной части общества, но вполне удовлетворяло ряд религиозных кругов.

Экономика. Власть регулярно рапортовала о высочайшем в мире темпе роста ВВП (26,4%), высоких показателях прямых иностранных инвестиций на душу населения и т.д. Структура этих показателей оставалась вне поля политико-экономического анализа. Некоторые экономические новшества (как, например, деноминация маната) вообще не вызвали политических эмоций. Политически актуальной была тема коррупции. Но дебатировалась она весьма непрофессионально: оппозиция выдвигала общие обвинения в коррумпированности в адрес власти, которая, в свою очередь, ограничивалась замечанием о том, что коррупции в той или иной степени подвержены все государства.

Прямой диалог между властью и оппозицией был необходим из-за полного отсутствия взаимного доверия. Власть исходила из того, что оппозиция при всех обстоятельствах попытается совершить революцию после выборов, а оппозиция — из того, что власть, опять же при всех обстоятельствах, попытается сфальсифицировать выборы. Консенсус в этих условиях становился невозможным. Именно поэтому общество и международные организации настойчиво призывали к диалогу.

В начале мая состоялась первая встреча между представителями власти и оппозиции. Но после нескольких раундов (июнь — июль) стороны отказались от консультаций ввиду их непродуктивности. Безрезультатной оказалась также череда встреч по согласованию мест для массовых мероприятий оппозиции. Позитивным достижением можно считать лишь подписание в середине июля представителями власти и прессы "Меморандума взаимопонимания" и "Кодекса поведения СМИ во время избирательных кампаний".

Неправительственные организации

К началу года функционировало около 3 000 НПО, примерно треть — без госрегистрации. Не более 20% всех НПО проявляли публичную активность. В секторе было занято не многим более 4 300 работников. Бóльшая часть НПО была занята неполитической деятельностью. Среди остальных было мало независимых: большинство разделялось на проправительственные и прооппозиционные.

Выборы. С начала года дебатировался вопрос о том, следует ли допускать НПО к наблюдению за выборами. Власть была против, мотивируя это тем, что НПО, финансируемые из-за рубежа, могут находиться под внешним влиянием. А придерживавшиеся в этом вопросе единых позиций проправительственные и прооппозиционные НПО утверждали, что финансовая поддержка из-за рубежа не лишает их независимости. Проблема решилась прозаично: за 10 дней до выборов президент рекомендовал парламенту исключить из законодательства соответствующий запрет, что и было сделано через два дня.

Правозащитная деятельность традиционно является приоритетной для НПО страны3. Событием года в этой сфере можно считать создание в июне Совместной комиссии из сотрудников Аппарата Президента, парламента и правозащитников. Главной ее задачей была выработка консенсуса о наличии политических мотивов в аресте граждан. После консультаций Комиссия обратилась в СЕ с просьбой повременить с обсуждением вопроса о политзаключенных, предполагая, что в ходе внутренних переговоров удастся прийти к общему знаменателю. Это был первый серьезный случай конструктивного сотрудничества между правозащитниками и властью. Осенью политические страсти оттеснили работу Комиссии на второй план, было решено продолжить ее деятельность в следующем году.

Народная дипломатия была главной темой споров внутри сектора, разделившегося на сторонников и противников ее использования в решении карабахского конфликта. Большинство НПО было категорически против любых встреч с армянами. Выступая за военный путь освобождения оккупированных территорий, они провели ряд акций против приезда в страну армянских делегаций для участия на международных мероприятиях.

Пресса

Свобода слова. Международные организации отмечали в своих докладах финансовый прессинг на прессу, сложности в получении телерадиокомпаниями лицензий, давление на журналистов, препятствия в распространении периодики, чрезмерную политическую ангажированность СМИ. Об аналогичных проблемах сигнализировали и местные журналистские объединения, в том числе Конфедерация журналистов, Комитет защиты журналистов "RUH" и др.

Большой резонанс вызвали случаи применения полицией силы против журналистов во время несанкционированных массовых акций, особенно избиение сотрудника газеты "Айна-Зеркало" Ф. Теймурханлы 21 мая. Журналисты продемонстрировали высокую солидарность, встав на защиту его прав. Вмешались международные организации. В итоге полицейский, применивший насилие, был уволен — ценный для демократического развития прецедент.

Убийство Э. Гусейнова. 2 марта был зверски убит главный редактор журнала "Монитор" Эльмар Гусейнов, широко известный острой критикой в адрес власти. Все политические, неправительственные и журналистские организации резко осудили убийство, назвав его ударом по демократическому имиджу государства. Все восприняли убийство как политическое. Однако по поводу конкретных политических мотивов мнения разошлись.

Другие события. Было, наконец, создано Общественное телевидение (ОТВ), церемония открытия которого состоялась 29 августа. Немало шума наделало "Новое ТВ", учрежденное в начале года группой общественных деятелей и журналистов, в основном — прооппозиционно настроенных. Однако дело не дошло даже до заявки на лицензию: проблемы возникли уже на стадии госрегистрации. К концу года тема перестала быть актуальной.

21 мая состоялся III съезд журналистов страны, в котором участвовали 312 делегатов из 133 СМИ.

Исполнилось 130 лет национальной печати. В преддверии юбилея (21 июля) президент издал три распоряжения — "Об оказании финансовой помощи СМИ", "О награждении работников азербайджанской печати", "О присвоении почетных званий работникам азербайджанской печати".

Главное событие года: парламентские выборы

Ожидания, связанные с демократичностью выборов в ММ, были очень высоки, даже несколько завышены. Это обуславливалось, прежде всего, оптимистическими заявлениями западных стран и особенно США. Представители ЕС и СЕ также многократно уверяли, что постараются гарантировать прозрачность и честность выборов.

Руководство страны настойчиво повторяло, что парламентские выборы пройдут демократично. Оппозиция уверяла публику, что фальсификации не будет просто в силу того, что она ее не потерпит. Независимые аналитики утверждали, что лично президент не заинтересован в фальсификациях, поскольку избрание в парламент нескольких десятков депутатов от оппозиции, на что она и могла реально претендовать, не угрожает его власти.

Международное давление. Правительство готовилось к выборам под беспрецедентным прессингом. Администрация США несколько раз заявляла, что от демократичности выборов будет зависеть дальнейшее отношение к Азербайджану международного сообщества. Посетившие страну в июле — августе авторитетные американские политики настойчиво призывали к честным выборам4. 20 июля Палата представителей Конгресса США приняла резолюцию с требованием о проведении честных выборов в Азербайджане. В начале октября проект аналогичной резолюции был внесен в сенатский комитет по иностранным делам. Точку в этом ряду поставил телефонный разговор вице-президента США Д. Чейни с президентом И. Алиевым в конце октября.

В Баку побывали многочисленные миссии ОБСЕ, Евросоюза и ПАСЕ. Визиты содокладчиков Мониторингового комитета ПАСЕ, выступавших с наиболее резкими заявлениями, носили регулярный характер. 25 апреля ПАСЕ приняла резолюцию по Азербайджану, в которой, наряду с выражением обеспокоенности предвыборной ситуацией, подчеркивалось, что решить экономические, политические и социальные проблемы невозможно без проведения полностью демократичных выборов. В июне аналогичную резолюцию принял Европарламент.

Избирательная система. 11 января оппозиция обнародовала свой проект изменений в Избирательный кодекс. Основные разногласия по законодательству сводились к принципу формирования избирательных комиссий всех уровней5, но обозначились и такие вопросы, как мониторинг, уточнение списков избирателей, порядок выдвижения кандидатов. ПАСЕ и Венецианская комиссия (ВК) СЕ поддержали требование о переформировании комиссий и приступили к соответствующим переговорам с правительством, которое категорически отвергало предложение, ссылаясь на то, что равноколичественное представительство позволит оппозиции нарушить ход выборов и провоцировать политический кризис.

В июне президент инициировал законопроект об изменениях в Избирательный кодекс, предложив 43 новшества, значительная часть которых носила, правда, технический характер. 28 июня проект был утвержден, а порядок формирования избирательных комиссий остался прежним. В июле ВК и БДИПЧ выступили с компромиссным предложением включить еще по одному представителю оппозиции в состав комиссий, но оно было отвергнуто обоими полюсами.

25 октября было подписано распоряжение "О неотложных мерах, связанных с подготовкой и проведением выборов"6, которое разрешило ряд споров и было воспринято общественностью с удовлетворением. Во-первых, НПО получили право наблюдать за выборами. Во-вторых, была санкционирована маркировка пальцев избирателей при получении бюллетеней. Это было одним из принципиальных требований оппозиции и международных организаций7. В-третьих, ЦИК предписывалось вывесить на участках списки избирателей с указанием их полных адресов8. Был дан также ряд других прогрессивных предписаний.

Новшеством стало восстановление Ханкендинского избирательного округа (август). ЦИК мотивировала это решение тем, что азербайджанские граждане армянского происхождения тоже должны иметь возможность участвовать в выборах. Армянской общине Карабаха было разрешено голосовать посредством Интернета.

Exit-Poll и наблюдатели. Впервые был использован профессиональный Exit-Poll — параллельное голосование. Агентство США по международному развитию профинансировало проведение компанией "PA Government Services" exit-polla в 65 округах, отобранных методом случайного выбора. Второй американской компанией, привлеченной с той же целью, стала "Митовски Интернэшнл", которая провела исследование во всех округах. Но оппозиция заявила, что не доверяет ей, поскольку она нанята правительством.

За выборами наблюдало беспрецедентное число наблюдателей — около 18 700, в том числе 1 689 зарубежных. ОБСЕ была представлена двумя (долгосрочной и краткосрочной) миссиями наблюдателей — всего 640 человек. Из Турции приехала группа депутатов парламента. Миссия СНГ состояла из 542 человек. Активно участвовали сотрудники аккредитованных в Баку дипломатических миссий. Более 200 иностранных журналистов были аккредитованы в ЦИК.

Кандидаты. Количество кандидатов также было беспрецедентным — в пике (середина сентября) оно достигло 2 062. Затем часть отозвала свои кандидатуры, а некоторые были аннулированы судами, так что до выборов "дошли" 1 439 кандидатов. Бóльшая часть кандидатов, отказавшихся от выборов, относилась к ЙАП или к числу ее беспартийных сторонников. ЙАП пошла на выборы со своим списком кандидатов. Остальные ведущие партии предпочли сформировать коалиции. ЦИК зарегистрировал 8 партийных блоков. Правда, не все они были в состоянии влиять на политическую повестку, некоторые не смогли "провести" в ММ даже одного депутата, хотя и слыли проправительственными.

Избирательная кампания официально началась 7 сентября, хотя неформально — задолго до этого. Уже весной оппозиция дала старт массовым акциям протеста, на которых и была построена ее кампания. Поначалу власть не санкционировала ралли. 21 мая оппозиция пошла на обострение и провела неразрешенный митинг в центре города. Произошло столкновение с полицией, десятки людей были арестованы. Митинг 4 июня был уже санкционированным. Затем последовала череда шествий-митингов с примерно одинаковым количеством участников и под идентичными лозунгами. Начиная с 18 июня они "окрасились" в оранжевый цвет: намек был более чем прозрачным. Став регулярными, митинги начали утрачивать остроту в общественном восприятии. В конце сентября оппозиция решила вновь обострить ситуацию и пошла на несанкционированный митинг. Снова появились сообщения о раненых и арестованных. Но оппозиция была полна решимости продолжить борьбу в том же духе. История повторилась 1-го, затем 9-го и под занавес кампании — 23 октября. Энтузиазм участников постепенно убывал, и оппозиция прервала митинговую серию, пообещав возобновить ее после выборов.

Власть в своей кампании отдала предпочтение культурным мероприятиям, в основном — концертам. Здесь она обладала куда бóльшими возможностями, особенно финансовыми. Два массовых ралли, организованных ЙАП 15 июня и 4 ноября, также содержали концертно-развлекательный компонент.

В целом кампания прошла на высоких тонах. Власть и оппозиция обвиняли друг друга во всех грехах, нередко переступая границы дозволенного, и при этом периодически укоряя противников в использовании "черного пиара". Эта была самая дорогая кампания в истории страны.

Сами выборы и их предварительная оценка. 6 ноября выборы в Милли Меджлис состоялись. Активность избирателей оказалась меньшей, чем ожидалось, — 42,2%9. Победила партия власти, завоевавшая 55 мандатов — на 19 меньше, чем она имела. Но с учетом беспартийных, безоговорочно ее поддерживающих, ЙАП сохранила абсолютное большинство. Оппозиция получила 8 мест и объявила, что откажется от них, так как не признает выборы легитимными. ММ обновился на 65%, лишь 55 депутатов прошлого состава сохранили свои кресла.

1 декабря Конституционный суд утвердил итоги выборов. В 10 округах, по которым результаты аннулировались, были назначены перевыборы.

Первые оценки оказались взаимоисключающими: власть заявила, что выборы прошли свободно и демократично, оппозиция — обратное. Ряд западных стран и международных структур (ОБСЕ, Хельсинкская комиссия США и МКГ10) также высказались весьма критично. Но были и положительные отзывы, особенно от наблюдательных миссий соседних стран — Турции, Ирана и России.

Поствыборные процессы

Предыстория. К ним готовились давно — с начала года, когда оппозиция дала понять, что рассматривает выборы как повод для очередной "цветной революции". "Революции не будет", — немедля заявила власть. Дуэль заявлений продолжалась весь год. В июне группа известных представителей интеллигенции обратилась к обществу с предостережением о возможных поствыборных столкновениях и выдвинула несколько инициатив по их предотвращению. Механизм противостояния, однако, был уже запущен.

Шансы революции на успех кратно уменьшились после того, как накануне выборов власть предотвратила возвращение в страну Р. Гулиева, выявила в своих рядах и арестовала тех, кто поддерживал оппозицию, что, впрочем, не вызвало социального недовольства. Исключением стало лишь задержание академика Э. Салаева, который впоследствии (16 ноября) был освобожден не без учета общественного мнения.

События. 9 ноября оппозиция провела первое "оранжевое ралли". На следующий день она объявила об "Общенациональном движении сопротивления", созданном для признания выборов нелегитимными и аннулирования их результатов. Через неделю было созвано Общереспубликанское совещание по отмене итогов выборов, собравшее 500 кандидатов, чьи права, по их мнению, были нарушены. Очередные митинги прошли 13 и 19 ноября и опять все было как обычно. Стало очевидно, что безрезультатные мероприятия постепенно утомляют публику, и 26 ноября в ходе очередного митинга было решено остаться на площади до победного конца. Вмешалась полиция и разогнала митингующих, применив силу. Вновь были произведены аресты. Посольства западных стран, ОБСЕ, ПАСЕ, "Хьюман райтс уотч" и другие организации выразили недовольство.

Власть же была непреклонна, запретила массовые акции на площади, где они обычно проходили, и предложила окраину города. Оппозиция отказалась. 18 декабря она попыталась провести еще одну несанкционированную акцию, жестко пресеченную полицией. На этом оппозиция решила остановиться, повременив с массовым протестом до лучших времен. Купленные за рубежом оранжевые палатки так и не пригодились.

Тем временем 10 ноября партия власти тоже провела ралли, посвященное победе и завершившееся праздничным фейерверком. В противовес оппозиционным партиям ЙАП инициировала сбор подписей кандидатов, признавших выборы демократичными. К концу ноября под документом стояло более 800 подписей. 21 ноября состоялся Общереспубликанский форум кандидатов, придерживающихся этого мнения.

Международное сообщество, недовольное нарушениями избирательного закона, одобрило действия президента по устранению их. Несколько глав местной власти были уволены "за вмешательство в процесс подсчета голосов", прокуратура возбудила около 20 уголовных дел по нарушениям избирательного законодательства.

Заключение

Несмотря на жесткий внутренний и внешний прессинг, перегруппировавшись, власть выдержала напряжение года, сохранив большинство в парламенте. Оппозиция в очередной раз не смогла сдержать своих обещаний и разочаровала протестный электорат. К концу года она находилась в недееспособном состоянии.

НПО так и остались слабым звеном в демократизации общества. Высокая степень политической ангажированности не позволила им превратиться в самостоятельный и влиятельный фактор политической жизни. Свобода слова реализовывалась с серьезными ограничениями. Несмотря на неоспоримое развитие прессы, традиционные проблемы сектора (финансовая зависимость, нарушение прав журналистов, их недостаточно высокий профессиональный уровень) продолжают оставаться актуальными.

Состоялись третьи после восстановления независимости выборы в парламент. Это были первые парламентские выборы, проведенные полностью по мажоритарной системе. Нарушения, наблюдавшиеся на предыдущих выборах, были грубее и сопровождались прямым вмешательством правоохранительных органов. В 2005 году таких нарушений (по крайней мере, в столице) практически не было. Однако в этот раз "грубоватым" оказался конечный результат: если раньше в парламенте всегда были группы, воспринимаемые в качестве реальной оппозиции, то в новом составе с этим было посложнее.

2006 год обещает быть менее интересным во внутриполитическом плане и более насыщенным — во внешнеполитическом.


1 По полномочиям этот пост приравнивается к должности министра химической промышленности. к тексту
2 До 1996 года — Председатель парламента страны; с его именем протестный электорат связывал большие "революционные" надежды. к тексту
3 В обоих указах об амнистии, изданных президентом в 2005 году (20 марта и 20 июня), специально упоминались обращения правозащитных организаций. к тексту
4 См. раздел "Международная жизнь". к тексту
5 Суть требования состояла в том, чтобы формировать избирательные комиссии на паритетной основе из равного количества представителей власти и оппозиции. к тексту
6 Это было третье распоряжение президента по парламентским выборам. Первое было посвящено совершенствованию избирательной практики (11 мая), а второе (4 июля) носило формальный характер и назначало дату выборов. к тексту
7 За 4 дня до распоряжения 500 оппозиционных и независимых кандидатов направили обращение к ЦИК и ММ с требованием о маркировке. к тексту
8 До этого адреса в списках не указывались. Специально по этому поводу к руководству страны обращался Генеральный секретарь Совета Европы Т. Дэвис. к тексту
9 Избирательное законодательство не предусматривает кворума. к тексту
10 МКГ — Международная кризисная группа. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL