ПОЛИТИКА

Манвел САРКИСЯН


Манвел Саркисян, независимый исследователь (Ереван, Армения)


Внутриполитические процессы, происходившие в стране в 2005 году, определялись воздействием двух ключевых факторов: продолжающейся после выборов 2003 года конфронтацией оппозиции и властей и намерениями руководства республики внести поправки в Конституцию. На фоне объявленного оппозицией курса на смену власти революционным путем и разгона пикета оппозиции 12 апреля 2004 года на столичном проспекте им. Баграмяна сложившаяся ситуация носила конфронтационный характер.

В течение года это противостояние локализовалось в рамках кампании в связи с предстоящим референдумом по Основному закону. Видимые и невидимые трансформации во власти и в рядах ее политических противников, а также их взаимоотношения определялись стремлением обеих сторон обеспечить превосходство своего курса, а референдум они использовали в качестве механизма политического состязания.

Наиболее стойкими процессами оказались бойкот оппозиционными депутатами сессий парламента и начавшиеся организационные изменения оппозиционного поля. Политическая борьба шла преимущественно вокруг идеи Конституции и восстановления конституционного строя путем смены власти. А тема урегулирования карабахской проблемы впервые за последние 10 лет была вытеснена из сферы внутренней политики.

Уже в начале января бойкотирующая заседания парламента оппозиция выдвинула перед его провластными фракциями идею о возможности своего возвращения на заседания, если парламентское большинство примет все ее требования по поправкам в текст обновляемой Конституции. На состоявшейся встрече председателя парламента Артура Багдасаряна и секретаря оппозиционной депутатской фракции "Справедливость" Виктора Даллакяна глава Национального собрания пообещал в 10-дневный срок обсудить представленные оппозиционными депутатами положения о реформе Основного закона и созвать совещание для объявления результатов.

Однако парламентское большинство (правящая коалиция, в которую входят три партии — Республиканская, "Дашнакцутюн" и "Оринац Еркир"), будучи автором нового текста Конституции, не приняло эти требования. Бойкот заседаний Национального собрания продолжился, а члены оппозиционного блока "Справедливость" еще более радикализировали свое отношение к власти. Один из ее представителей, лидер партии "Новые времена" Арам Карапетян на пресс-конференции, состоявшейся в Ереване 10 февраля, заявил, что его партия намерена в апреле поднять народ на национальную революцию и возглавить ее. Таким образом, обозначилась сила, объявившая о своем намерении взять лидерство в революционном движении. А 16 февраля другой член объединенной оппозиции, лидер Либерально-прогрессивной партии Армении (ЛППА) Ованнес Ованнисян заявил, что в ближайшие год-два неизбежны революции на постсоветском пространстве, в том числе в Армении.

Тем временем страна подошла к черте, когда вопрос об обновлении Конституции стал основным для всех политических сил. Со 2 февраля в парламенте должны были начаться консультации по реформированию Основного закона, но вице-спикер Национального собрания Тигран Торосян сообщил, что они "стартуют" 11 февраля.

Представители блока "Справедливость" заявили, что поскольку коалиция отклонила предложения парламентских фракций "Справедливость" и "Национальное единение" (отдельное крыло оппозиции), депутаты от оппозиции не будут участвовать в этой дискуссии. Таким образом, противостояние по конституционному процессу получило окончательное оформление и определило всю логику последующих внутриполитических событий, в которые лишь изредка вкрадывались параллельные факторы, не оставившие серьезного следа в истории противостояния.

Одним из таких факторов стало слушание по Нагорному Карабаху, проходившее 29 марта в Национальном собрании, явно имевшее внутриполитический оттенок (эта проблема традиционно относится к ключевым вопросам жизни страны). Оно было продиктовано очередной активизацией переговорного процесса по нагорно-карабахскому урегулированию, в частности докладами Дэвиса-Аткинсона и последующей резолюцией ПАСЕ, спорные тезисы которой вызвали волну взаимных обвинений парламентариев и сотрудников МИД. А стремившийся самоутвердиться министр обороны Серж Саркисян взял на себя роль "первой скрипки" в дипломатии урегулирования.

Тем не менее это событие не вышло за рамки очередного эпизода. Катализатором взаимоотношений сил и всех последующих внутриполитических трансформаций оставался конституционный процесс. Стало ясно, что судьба референдума по Конституции потенциально способна внести радикальные коррективы в палитру политической борьбы. Даже появилась информация о непривычных переговорах и намерениях противостоящих лагерей. Например, 5 апреля в штаб-квартире оппозиционной партии "Новые времена" состоялась встреча ее представителей с делегацией провластной партии "Оринац Еркир". В ходе консультаций (они продолжались более часа) обсуждались внутри- и внешнеполитические вопросы.

И все же определяющим фактором в тактике оппозиции был ее радикализм; в частности, 13 апреля, в годовщину разгона властями демонстрации на ереванском проспекте им. Баграмяна, блок "Справедливость" организовал форум "Во имя демократии". Он прошел под лозунгом: "Уход нелегитимного режима — главное условие утверждения демократии". В форуме приняли участие почти все политические противники власти (за исключением Армянского общенационального движения и партии "Новые времена").

Вместе с тем начались и первые внутрипартийные трансформации, появилась угроза распада оппозиционных структур. 15 апреля провела свой съезд партия "Республика". Сформированный на съезде новый состав ее политсовета на своем первом заседании избрал председателем партии Арама Саркисяна (брат известного министра обороны и премьер-министра Вазгена Саркисяна, убитого в результате теракта в парламенте в 1999 г.). Выдвинувший его кандидатуру Альберт Базеян и бывший министр обороны генерал-лейтенант Вагаршак Арутюнян остались членами политсовета. Съезд интересен тем, что, как показало время, он стал началом раскола этой партии, до того зарекомендовавшей себя наиболее радикальной оппозиционной организацией, где сгруппированы соратники убитого главы правительства В. Саркисяна. То, что тенденция намечающихся трансформаций в стане оппозиции не случайна, подтвердили, в частности, события мая. Лидер партии "Национальное самоопределение" П. Айрикян призвал депутатов блока "Справедливость", бойкотирующих заседания парламента, сформировать политическую структуру "Национальный совет".

Еще более симптоматичной оказалась совместная акция оппозиционных и провластных партий. Так, протест против произвола криминальных элементов в политике подписали 25 политических организаций, в том числе входящие в провластную коалицию. Поводом для этого послужил инцидент в городе Севан, где для разгона демонстрантов применили огнестрельное оружие. Затем к этому протесту подключились еще 10 партий. Акция вызвала нервозность президента страны, который заявил, что лидеры коалиции были дезинформированы оппозиционными источниками.

Итогом майских событий стала попытка 16 оппозиционных партий учредить Консультативный совет, вызвавшая, однако, недовольство лидера оппозиционного блока "Справедливость". В частности он заявил, что "прошедшие в парламент за счет его имиджа" политики проявляют сепаратную активность, а это свидетельствует об углубляющихся разногласиях в блоке.

В начале августа, после некоторого летнего застоя в наметившейся было трансформации, ситуация вновь обострилась, так как обозначились разногласия по трем принципиальным поправкам в Конституцию. При этом мнение оппозиции и экспертов Венецианской комиссии Совета Европы по этому вопросу совпали, а власть изначально отказалась внести эти поправки. Венецианская комиссия настаивала на внесении их в проект. Казалось, что отечественная оппозиция получила некоторое международное покровительство. К тому же в ходе пресс-конференции, состоявшейся 3 августа в Ереване, иностранные дипломаты положительно оценили предложения этой комиссии относительно пакета конституционных реформ (в мае парламент утвердил его в первом чтении). Спецпредставитель Генерального секретаря Совета Европы в Армении Бояна Урумова, посол Великобритании в Армении Торда Эббот-Уотт, руководитель Ереванского офиса ОБСЕ Владимир Пряхин и вице-посол США Энтони Годфри выразили надежду на полноценное участие оппозиционных сил республики в процессе конституционных преобразований и в намеченном на осень общенародном референдуме по этому вопросу.

Активизировался и общественный сектор, до того остававшийся в стороне от происходящих процессов. 25 августа член инициативной группы "Народ — хозяин страны" Александр Бутаев заявил, что общественность республики не проявляет серьезного интереса к предстоящей реформе, поскольку не информирована о сути изменений. Кроме того, он отметил важность внесения в Основной закон положения о создании необходимых демократических механизмов, в результате чего народ получит право проводить референдумы и принимать важные решения.

Разумеется, такое развитие событий не могло не тревожить правящую коалицию, и она была вынуждена принять требования Венецианской комиссии, в результате чего осложнилось положение оппозиции. Ведь власти фактически (может быть, невольно) приняли ее предложение, так что поводов для противостояния больше не было. Однако 31 августа, в ходе внеочередного заседания парламента, где во втором чтении рассматривался проект поправок в Конституцию, председатель оппозиционной фракции "Национальное единение" Арташес Гегамян обратился к населению страны, призвав его сказать на референдуме "нет" по конституционным изменениям. Ранее такую же точку зрения выразил председатель партии "Республика" А. Саркисян. Таким образом, обозначилось очередное резкое противостояние властей и оппозиции по схеме "да" или "нет" поправкам в Основной закон. Оппозиции нужен был новый тезис для обоснования своей позиции, таковым стала идея о "преступной власти, не имеющей права на изменение Конституции".

Согласованный с Венецианской комиссией пакет поправок 1 сентября парламент рассматривал во втором чтении. "За" проголосовали 98 депутатов, 1 воздержался, "против" не было (оппозиционные фракции "Национальное единение" и "Справедливость" в голосовании не участвовали). Окончательный текст поправок депутаты должны были принять в третьем чтении. Однако оппозиция уже начала акции по бойкоту референдума.

С таким призывом к населению 5 сентября обратилась внепарламентская партия "Новые времена", предложившая всем здоровым силам объединиться во имя смены руководства республики. А 9 сентября председатель Национально-демократического союза (НДС), бывший премьер-министр Вазген Манукян предложил двум (из трех) провластым партиям — Армянской революционной федерации "Дашнакцутюн" (АРФД) и "Оринац Еркир" — покинуть ряды правящей коалиции, "поскольку они не принимают конкретного участия в руководстве государством, служат лишь ширмой, прикрывающей деятельность третьей, Республиканской партии, фактически руководящей страной". 20 сентября партия "Жарангутюн" ("Наследие"), которую возглавляет экс-министр иностранных дел Армении Раффи Ованнисян, заявила категорическое "нет" предстоящему референдуму. Оппозиционный лагерь не проявлял желания объединиться. Более того, в итоге внутрипартийного скандала раскололась оппозиционная партия "Республика". Как мы отмечали выше, в последние годы она была лидером наиболее радикальных антивластных сил. Влиятельные члены партии Альберт Базеян и бывший министр обороны Вагаршак Арутюнян заявили о своем выходе из ее рядов и выступили со скандальными разоблачениями в адрес лидера партии, своего недавнего соратника Арама Саркисяна. Вместе с тем они сообщили, что намерены создать новую партию, предположительно она будет называться "Новые демократы", и созвать ее учредительное собрание (примерно через два месяца).

Видимо, подобные тенденции встревожили других представителей оппозиции, подвигнув их на формирование нового формата совместных действий в период подготовки к референдуму. Так, 29 сентября 16 политических организаций и Форум интеллигенции страны выступили с заявлением о сотрудничестве, в котором отмечалось: "Мы однозначно отвергаем процесс конституционных поправок и таким образом говорим "нет" правящему режиму". В дальнейшем к ним присоединилась партия "Наследие", и новый формат стал известным как штаб оппозиции под названием "17+1", то есть сложившееся в стране противостояние властей и их политических противников приобрело организованную форму.

4 октября президент республики Роберт Кочарян подписал указ, согласно которому была определена дата проведения референдума — 27 ноября. В тот же день он подписал принятый парламентом закон о внесении изменений и дополнений в закон "О референдуме", и вся внутриполитическая жизнь сконцентрировалась вокруг темы всенародного опроса.

Сложившаяся конфронтационная схема, видимо, начала серьезно озадачивать общество. Так, 6 октября Ереванский пресс-клуб заявил, что независимые гражданские структуры должны воздержаться от агитации в пользу или против принятия поправок в Конституцию, так как поддержка тех или иных политических сил не является миссией общественных организаций, им необходимо сосредоточиться на просветительской деятельности.

Тем временем оппозиция, воодушевленная достигнутым в ее рядах единством, перешла к конкретизации тактики своих дальнейших действий. 8 октября состоялось заседание совета Национально-демократического союза (НДС), на котором его председатель Вазген Манукян представил обзор дискуссий и переговоров по конституционным изменениям, а также обрисовал сложившуюся в стране политическую ситуацию. В результате обсуждения совет НДС голосованием ратифицировал проект решения правления, согласно которому партия объявила референдуму бойкот.

Следует отметить, что изначально мнение оппозиционных партий не совпадало — большинство из них полагало, что надо участвовать в референдуме и сказать "нет", остальные выступали за бойкот. Например, на заседании политического совета блока "Справедливость" (12 октября) было принято решение призвать своих сторонников активно голосовать против поправок. Блок разработал проект заявления, согласно которому "положительный исход референдума означает легитимизацию нынешних властей страны", отметив, что текст этого заявления он согласует с оппозиционной партией "Национальное единение", а с 18 октября и до дня референдума будет встречаться с населением и агитировать его голосовать "против".

Активно готовилось к референдуму и руководство республики. 13 октября президент страны Роберт Кочарян провел с членами совета провластной коалиции рабочую встречу, по результатам которой было принято решение сформировать свою структуру для координации подготовительной работы к всенародному опросу. Предполагалось, что в ее состав войдут не только провластные партии, но и представители других политических сил, имеющих отношение к реформе Конституции. Возглавил эту группу председатель парламентского Комитета по обороне, национальной безопасности и внутренним делам Мгер Шахгельдян.

В рядах оппозиции наметилось дальнейшее сплочение. Зампредседателя партии "Национальное единение" Корюн Аракелян заявил в Национальном собрании, что в вопросе о референдуме их партия поддержит своих коллег из блока "Справедливость" и откроет "второй фронт" борьбы с властями. Над руководством страны нависла угроза возможной революции. В оборот пошел шантаж: в ходе своей пресс-конференции советник президента Гарник Исагулян предупредил некоторых представителей оппозиции, что если они не прекратят столь откровенно торговать Родиной в обмен на помощь иностранцев в осуществлении "цветной революции", то он передаст эти факты в прессу. Вместе с тем он выразил уверенность, что "цветная революция" Армении не грозит и надо спокойно готовиться к очередным выборам 2007—2008 годов.

В данной ситуации международные структуры и европейские страны начали оказывать прямую поддержку властям, не чураясь открытой пропаганды в пользу положительного исхода референдума. В частности, Чрезвычайный и Полномочный Посол США в Армении Джон Эванс заявил в прессе РА, что "содержание пакета поправок к Конституции вполне удовлетворительное. Референдум зависит от народа: ожидается, что в этот день будет вынесен его вердикт". При этом посол отметил, что планка поставлена очень высокая — "да" конституционным поправкам должна сказать одна треть электората Армении.

Такая поддержка оказалась для властей весьма своевременной, и они пошли по пути усиления лагеря "да". 18 октября в присутствии лидеров правящей коалиции 21 политическая партия призвала сказать "да" проекту поправок. Руководитель Координационного центра (официальное название штаба) Мгер Шахгельдян заявил, что к этому документу могут присоединиться все политические силы страны. В то же время сторонники "да" принимали меры против усиления оппозиции, иногда обретавшие курьезный характер. Например, в связи с отказом правительства предоставить зал для проведения съезда 25 октября партия "Республика" созвала свой чрезвычайный съезд на площади, перед хранилищем древних рукописей "Матенадаран", а до того распространила пресс-релиз, в котором говорится: "Этим шагом правительство нарушило ряд пунктов Конституции, препятствуя свободной деятельности партии".

Более серьезно подходили к предстоящему референдуму зарубежные страны и международные организации; в частности, ряд их символичных заявлений предназначался для нивелирования революционных настроений. Так, 27 октября упомянутый выше посол США в РА заявил, что Соединенные Штаты начали подготовку к предстоящим в Армении выборам 2007 года. По словам Эванса, соответствующий пакет мероприятий уже получил одобрение Конгресса, и на их реализацию уже выделено примерно 6 млн долл. Разумеется, смысл такого заявления вполне понятен.

Тем временем началась масштабная агитационная кампания лагерей "да" и "нет". Оппозиционный штаб 17+1 организовал 29 октября автопробег Ереван — Ширак, митинги в городах Артик и Маралик. Большая акция состоялась в Гюмри. Цель автопробега — убедить жителей Ширакской области бойкотировать всенародный опрос и превратить его в референдум недоверия властям.

Однако для наблюдения за ходом референдума в Центризбиркоме зарегистрировались лишь общественная организация страны "Твой выбор", Социал-демократическая партия "Гнчакян", Национально-демократический союз и миссия ПАСЕ.

Ближе к дате референдума власти и оппозиция начали обвинять друг друга на самом высоком уровне. Видимо, руководство страны поздно осознало опасность столь сильной политизации реформы Конституции. 3 ноября президент республики встретился с преподавателями и студентами Ереванского госуниверситета и ответил на вопросы по этой теме. Глава государства отверг доводы своих политических противников и сказал, что примет любой результат референдума. По его мнению, ничего страшного не произойдет, если люди скажут "нет" поправкам, но это будет удар по имиджу государства.

Оппозиция придерживалась иного мнения и продолжала утверждать, что провал референдума будет означать конец властям. Процесс ее консолидации набирал силу. 8 ноября представители Народной партии (С. Демирчян) приняли участие в заседании штаба оппозиции 17+1, где дали согласие на совместное проведение мероприятий, связанных с предстоящим референдумом. Несмотря на то что партия не подписалась под учредительным заявлением штаба, его начали называть "18+1". Отныне единственной оппозиционной силой, продолжающей действовать самостоятельно, осталась партия "Национальное единение".

Такой ход событий вызвал у властей еще большую тревогу, в результате чего они решили ограничить присутствие на референдуме международных наблюдателей, что, однако, особого протеста со стороны зарубежных структур не вызвало. А пресс-секретарь Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ (БДИПЧ ОБСЕ) Урдур Гуннарсдоттир просто сообщил, что наблюдатели от Организации по безопасности и сотрудничеству не будут следить за ходом назначенного на 27 ноября референдума, так как правительство Армении не направило ОБСЕ приглашения.

Следует отметить, что вся пропагандистская кампания фактически свелась к "да" или "нет" референдуму, то есть без конкретного обсуждения сути поправок. Однако общественность была озабочена изъятием из проекта обновленной Конституции запрета на двойное гражданство. В связи с этим Центр независимых аналитических исследований "Согласие", патронируемый бывшей правящей партией "Армянское общенациональное движение" (АОД), 9 ноября организовал в гостинице "Конгресс" семинар, посвященный этому вопросу. Его участники были единодушны в том, что гражданами Армении можно считать только тех, кто делил с ней все ее проблемы в тяжелое время начала 1990-х годов. Аналогичные диспуты вышли и на экраны телеканалов.

В предреферендумной суматохе неожиданный интерес вызвал состоявшийся 10 ноября учредительный съезд партии "Дашинк" ("Союз"). Ее возглавил Самвел Бабаян, сразу же опровергнувший слухи о выдвижении своей кандидатуры на президентских выборах 2008 года. Присутствующий на съезде представитель партии "Дашнакцутюн" Ваан Ованнисян отметил, что само название партии "Дашинк" имеет схожий корень с "Дашнакцутюн", "и это не случайно". Ясно, что в лице этой партии "Дашнакцутюн" хотела приобрести надежного партнера. Многие оценили появление новой партии как еще одну попытку усиления лагеря "да", однако сам Бабаян выразил свое безразличие к референдуму.

Тем временем в разнобое мнений оппозиции по голосованию "нет" или "бойкот" постепенно побеждали сторонники тотального бойкота. На состоявшемся 10 ноября заседании правления бывшей правящей партии "Армянское общенациональное движение" было принято (обнародованное 15 ноября) обращение к гражданам страны бойкотировать всенародный опрос, как незаконный. А новый текст Конституции правление назвало попыткой власти изменить ценностную базу государственного устройства Армении. Тогда же, 10 ноября, Ванадзорский офис Хельсинкской гражданской ассамблеи заявил, что обсуждение проекта поправок в Конституцию РА проходило с нарушениями прав человека и не отразило общественного мнения, то есть это заявление фактически призывало к бойкоту референдума, выгодного лишь властям. Но тогда полного единства мнений еще не было. На проходившем 11 ноября учредительном съезде партии "Национальное возрождение" ее основатели — Альберт Базеян и Вагаршак Арутюнян — заявили, что приняли решение создать эту политическую организацию после того, когда в результате разногласий покинули партию "Республика", и останутся в оппозиции до тех пор, пока в стране не восстановится законная власть; в агитации же против принятия поправок будут сотрудничать с лидером блока "Справедливость" С. Демирчяном. Через несколько дней, 15 ноября, партия "Национальное единение", Народная партия и штаб "18+1" договорились о совместном бойкоте референдума, в результате чего оппозиции удалось преодолеть разногласия по этому вопросу. Ее массовые акции становились сугубо политическими. В ходе пресс-конференции (21 ноября) лидер партии "Наследие" Раффи Ованнисян распространил заявление, в котором отметил, что в знак недоверия властям и проводимому ими референдуму по Конституции планирует организовать в Ереване, на площади Свободы, "Собрание граждан". Буквально через два часа руководитель другой оппозиционной партии — "Национальное единение" — Арташес Гегамян созвал пресс-конференцию и сообщил, что мероприятия по бойкоту референдума будет проводить самостоятельно. Столь диаметрально противоположные заявления руководителей двух партий, незадолго до того присоединившихся к мероприятиям штаба оппозиции "18+1", в целом свидетельствовали о наличии и разъединительных тенденций в лагере политических противников власти, единой в этом стане была лишь тактика бойкота.

Напряжение росло. 24 ноября бывший премьер-министр страны, руководитель Национально-демократического союза (НДС), член парламентской фракции "Справедливость" Вазген Манукян заявил: "Бойкот — идеальная форма политического протеста оппозиции, так как не вызывает сомнений намерение властей сфальсифицировать итоги референдума. Если же это произойдет, то народ имеет полное моральное право восстать, и НДС готов встать во главе народной борьбы". Его слова свидетельствовали о том, что в рядах оппозиции есть и проблема личного лидерства. Особенно ярко это продемонстрировал руководитель партии "Наследие" Р. Ованнисян, который 25 ноября созвал "Собрание граждан" на площади у здания Государственного оперного театра. Эту акцию поддержал ряд других оппозиционных партий. По предложению лидера партии "Республика" А. Саркисяна собравшиеся (примерно 800 чел.) объявили сидячую забастовку и даже подвезли палатки. Акция продолжилась и на следующий день, создав основу для послереферендумских митингов.

Тогда же, 25 ноября, президент РА дал интервью центральным телеканалам страны, заявив, что "оппозиция так и не смогла привести разумного довода, почему гражданам Армении следует проголосовать "против" или бойкотировать референдум по изменениям Конституции".

Как и было намечено, референдум состоялся 27 ноября. По предварительным данным ЦИК, в нем участвовали 65,3% имеющих на то право граждан страны, из которых 93,3% поддержали проект поправок в Основной закон, против проголосовали 5,4%.

За ходом всенародного опроса наблюдала лишь одна международная организация — ПАСЕ. На следующий день, 28 ноября, ее миссия распространила свое заключение, согласно которому референдум признан соответствующим международным стандартам. Вместе с тем наблюдатели подчеркнули: "Объявленное ЦИК число участников референдума — 1,5 млн чел. — не соответствует действительности, но не вызывает сомнения, что за внесение изменений в Конституцию проголосовало необходимое количество избирателей — не менее 782 тыс. чел.".

Тут же оппозиционный блок "Справедливость" сделал свое заявление, в котором назвал референдум незаконным, так как он прошел с массовыми фальсификациями, в частности, в нем участвовали менее 400 тыс. избирателей, то есть 20% от их общего числа. Блок также подверг критике действия международных организаций, в том числе ПАСЕ.

В конце дня Общественно-информационный центр объединенной оппозиции обнародовал собственные данные о явке избирателей: 84,7% граждан страны бойкотировали референдум, "за" высказались лишь 15,3% проголосовавших, что явно не совпадает с информацией ЦИК. Тем не менее было заявлено, что оппозиция не обратится в суд, так как судебная система подчиняется незаконным властям.

Ситуация в стране вновь обострилась. Оппозиция начала созывать митинги, желая собрать "критическую массу" и принять решение о свержении властей. А власть боялась критики со стороны международного сообщества. Как показали последующие события, у тех и у других возникли неожиданные проблемы. Правда, 29 ноября президент республики Роберт Кочарян направил поздравительное послание народу по случаю его решения внести изменения в Конституцию на основе референдума. В послании он отметил, что сказанное избирателями "да" стало свидетельством наличия у общественности требования еще более углубить проходящие в стране преобразования, а реформированный Основной закон прокладывает путь для Армении как процветающего государства XXI века.

В тот же день и коалиция партий власти выступила с заявлением, в котором отмечалось, что референдум состоялся, так как результаты голосования в целом соответствуют настроениям народа и отражают его волю.

Параллельно на своем очередном митинге объединенная оппозиция (с 25 ноября ее митинги проходили в Ереване каждый день) направила в Центризбирком ультиматум с требованием в течение 72 часов признать итоги референдума недействительными. (По данным правоохранительных органов, в этой акции участвовало не более 1 100 чел., по утверждениям ее организаторов, — от 7 до 10 тыс.)

К тому времени Центральная избирательная комиссия объявила окончательные результаты референдума: "за" высказались 1 млн 411 тыс. 711 граждан (93,2%), "против" 82 018 чел. (5,4%), 1 582 бюллетеня признаны недействительными. Всего в голосовании участвовали 1 млн 513 тыс. 541 чел., то есть 65,3% от их общего числа (2 317 317 чел.).

Оппозиция перестала митинговать после 2 декабря, когда ее представителей приняли в посольстве Великобритании послы стран Евросоюза. В тот же день ЕС распространил заявление, в котором выражал свое мнение о референдуме, в частности призывал расследовать все факты нарушений и наказать виновных.

Вместе с тем стало очевидным, что народ в целом не поддержал митинги оппозиции. Однако столь же очевидным было и то, что итоги референдума сфальсифицированы. Общество просто отстранилось от происходящих процессов, чего ни власти ни оппозиция предположить не могли, как и не могли предвидеть дальнейшее развитие событий. Их центр переместился в парламент. На его очередном заседании (5 декабря) фракция оппозиционного блока "Справедливость" предложила собрать подписи 44 депутатов с целью создания в Национальном собрании комиссии по расследованию случаев массовых нарушений, зафиксированных на референдуме. Спикер парламента Артур Багдасарян, ранее заявивший, что в ходе всенародного опроса были серьезные нарушения, оказался под прессом оппозиционных депутатов, предложивших его фракции присоединиться к этой инициативе. Он сказал, что необходимости в такой комиссии не видит, а намерен обратиться с письмом в Генеральную прокуратуру, поскольку именно она уполномочена расследовать подобные вопросы.

Для обсуждения своих дальнейших планов 8 декабря оппозиционный формат "18+1" созвал в Доме кино "Собрание граждан". Его организаторы дали оценку ситуации, сложившейся в стране после референдума, и сообщили о намерениях создать общественное движение с единым координационным советом, пригласив все оппозиционные партии участвовать в этой программе.

Однако, как показало время, движущей силой дальнейших процессов стала уже не оппозиция. Признание спикером парламента Артуром Багдасаряном факта фальсификаций, объявленное им намерение обратиться в Генеральную прокуратуру, но больше всего его заявление, что он будет бороться с этими подтасовками, расшатало единство правящей коалиции. Так, 17 декабря входящая в нее Республиканская партия провела свой очередной съезд. Судя по агрессивности выступлений ее лидеров, а также по нападкам на другие партии коалиции, она дала старт своей избирательной кампании по выборам в Национальное собрание (2007 г.), то есть итоги референдума спровоцировали эту кампанию за полтора года до выборов. Данная акция определила "партийный бум в стране", партии начали "чистить перышки", появились слухи о создании новых партий.

19 декабря свой съезд провела оппозиционная внепарламентская партия "Новые времена". Кстати, ее лидера Арама Карапетяна в эти дни наградили орденом "Почетный гость России", церемония вручения состоялась в Москве, в Кремлевском дворце (бывшем Дворце съездов), а политический деятель Армении стал первым представителем СНГ, удостоенным этого ордена.

"Разборки" по итогам референдума продолжились, еще более накаляя обстановку. Тогда же, 19 декабря, спикер Национального собрания Артур Багдасарян передал в Генеральную прокуратуру упомянутое выше письмо с фактами фальсификаций итогов референдума, вызвавшее незамедлительную реакцию Генерального прокурора Агвана Овсепяна. Уже 20 декабря он созвал пресс-конференцию, где заявил, что его ведомство не располагает серьезными фактами таких нарушений. После этого заявления А. Багдасарян передал копию своего письма в прессу, а 23 декабря провел пресс-конференцию, где сказал, что, по его мнению, 2006 год ознаменуется предвыборными баталиями. На этом фоне не случайным было заявление президента страны (26 декабря), в котором он напомнил членам правящей коалиции, что договор о ее создании, заключенный между тремя партиями и главой государства, действует до 2007 года и предполагает соответствующие обязательства всех его участников друг перед другом.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL