ЭКОНОМИКА

Евгений ПАСТУХОВ


Евгений Пастухов, научный сотрудник Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (Алматы, Казахстан)


В минувшем году экономическое положение страны оценивалось как достаточно сложное, что характерно для нее на протяжении длительного времени. Это обусловлено весьма неблагоприятными природными условиями Афганистана, не восстановленной после 25 лет гражданской войны инфраструктурой, неспособностью правительства осуществлять хозяйственные проекты и незначительной (с учетом потребностей государства) внешней помощью. По-прежнему не решена проблема незаконного производства и распространения наркотиков.

Вместе с тем следует отметить, что, еще будучи кандидатом в президенты, нынешний руководитель страны Хамид Карзай в своей предвыборной программе четко определил курс государства в экономике — это опора на собственные силы и мобилизация всех внутренних резервов для возрождения страны. Подтвердив приверженность принципам рыночной экономики, он обещал к концу срока своего правления поднять доходы на душу населения с тогдашних 200 до 500 долл. в год, особенно это касалось сельских жителей.

Необходимо признать, что в экономике действительно отмечаются определенные позитивные сдвиги: в 2003/04 финансовом году ВВП вырос на 16%, и такой же итог, по предварительным данным, достигнут в 2004/05 году. Согласно оценкам Института Азиатского банка развития, в 2006—2010 годах средний прирост ВВП Афганистана будет не менее 10%. В 2004/05 финансовом году ВВП равен 5 млрд 536 млн долл. (в пересчете на душу населения — 246 долл.). Согласно же данным, приведенным министром финансов страны Анвархакком Ахади, "бюджет в 2004/05 финансовом году составил 678 млн долл., из которых 333 млн долл. приходится на налоговые поступления, а остальные 345 млн получены от стран-доноров, в основном от США и государств Евросоюза". Отметим, что афганский бюджет слагается из траншей стран-доноров и внутренних сборов (в течение нескольких минувших лет он складывался на 30% из внутренних налоговых поступлений, которые с 2003-го постоянно росли). Так, в связи с повышением экономической активности и изменениями в законодательстве, наполнение бюджета внутренними доходами резко увеличилось — до 50% (в доле) и до 300 млн долл. — в натуральном выражении, а золотовалютные резервы Центрального банка в 2005 году достигли 773 млн долл.

Таким образом, очевидно, что с 2004 года в экономике страны особое значение приобретают доходы государства. На его плечах лежит бремя затрат, в том числе по восстановлению хозяйственной инфраструктуры и обеспечению безопасности государства. В последние три года правительство предприняло ряд мер для укрепления финансов страны, что и привело к росту экономики в целом и государственных доходов в частности. В 2003 году власти страны провели обмен национальной валюты. Прежний афгани значительно обесценился — за 1 000 старых давали 1 новый. При этом в оборот направили новые деньги на сумму 16,5 млрд афгани. Курс установился на уровне 46 афгани к 1 долл. С 2003 года Центральный банк взял курс на укрепление банковской системы, тогда же в стране были открыты и получили лицензию первые пять отечественных коммерческих банков. Система, складывающаяся в этой сфере, позволила решить одну из главных задач экономической политики — привлечь из стран Запада средства афганской диаспоры.

В 2005/06 финансовом году правительство, во многом зависящее от международной экономической помощи, приняло решение, позволившее пополнить государственную казну: 23 сентября минувшего года ввело налог на прибыль с прогрессивной ставкой. Его будут взимать как с местных компаний и предприятий, так и с работающих в стране зарубежных граждан и фирм: 10% — при доходе более 200 долл. в месяц, 20% будут платить те, чей ежемесячный доход превышает 2 000 долл. Так как средняя заработная плата государственных служащих в стране составляет 25 долл. в месяц, то этот налог ориентирован главным образом на иностранцев и афганцев, работающих в иностранных компаниях и гуманитарных организациях. По официальным данным, только в Кабуле постоянно проживает около 2 000 иностранцев (не считая военных), многие из них работают на различные международные организации. По заверениям местных аналитиков, доходы сотрудников некоторых зарубежных фирм приближаются к 1 тыс. долл. в день. Таким образом, наряду с улучшением денежного оборота, созданием системы банков, привлечением в страну средств диаспоры, налог на прибыль поможет повысить доходы госбюджета.

И все же, как отмечают многочисленные наблюдатели и эксперты, рабочих мест в стране не хватает, ее экономическое положение остается чрезвычайно тяжелым, можно сказать находится на грани краха. Главный фактор — легальный сектор экономики полностью зависит от иностранной помощи. Но поступающие на восстановление зарубежные средства осваиваются крайне неэффективно. Значительная их доля уходит на зарплату госчиновников и сотрудников других организаций, в том числе международных. Некоторое оживление наблюдается лишь в деятельности мелких торговцев.

В целом же объективно Афганистан еще не созрел для грандиозных проектов. Тем не менее у зарубежных предпринимателей, в том числе у инвесторов, здесь есть большие возможности для развития совместного среднего и мелкого бизнеса в таких сферах, как строительство, производство строительных материалов, развитие сети автомастерских, ремонт дорог, ирригация. Именно эти области афганской экономики привлекают предпринимателей Ирана, Турции, Пакистана, Китая, Индии, а бизнесмены из государств Центральной Азии, особенно Таджикистана и Узбекистана, в первую очередь активно осваивают рынок северных провинций страны. Как считают местные эксперты, в Афганистане созданы все условия, например, в его налогообложении, в либеральной экономической политике и прочих привлекательных для любого бизнесмена сферах, для взаимовыгодного притока инвестиций. Однако фактически правительство лишено реальной власти в стране, что привносит в данный процесс свои коррективы.

Прежде всего это относится к сельскому хозяйству. Положение в нем, и без того крайне тяжелое из-за разрушения ирригационных сооружений и деградации систем орошения, в последние годы усугубляется еще и засухой. Несмотря на внешнюю помощь, около 40% населения оказалось ниже "уровня выживания": в стране насчитывается 6,4 млн чел., питание которых, если исходить из норм ООН, намного ниже удовлетворительного. Основная проблема здесь в том, что сельское хозяйство по-прежнему преимущественно ориентировано на производство наркосодержащих культур. Оборот от выращивания опийного мака, производства опиума и героина достиг чудовищных масштабов. По данным ООН, афганский внутренний наркооборот превысил 2,5 млрд долл., а стоимость произведенного в стране зелья достигает на внешнем рынке 30 млрд долл. По информации, полученной из разных источников, наркотики дают приблизительно 60% реального ВВП страны, в этот процесс вовлечено не менее двух третей всего сельского населения, то есть опиумный мак выращивают более 1,5 млн афганцев.

По сообщению министра внутренних дел Али Ахмада Джалали, в 2004 году (по сравнению с 2003-м) количество производимых наркотиков увеличилось почти на 20%. Если в 2002 году получили 3 400 т опиумного сырца, в 2003-м — 3 600 т, в 2004-м — 4 200 т, то в 2005-м, по предварительным наметкам, 4—5 тыс. т, из которых получится 500 т героина. В 2004 году объем героина, переправленного через афганскую границу, достиг 430 т. Учитывая, что Европа поглощает примерно 70 т (свыше 90% героина, поступающего во Францию, и до 80% наркотиков на рынке Великобритании имеют афганское происхождение), то более 300 т героина осело в странах СНГ.

Вопреки ожиданиям присутствие коалиционных войск в Афганистане не способствует ликвидации наркотиков и сокращению посевов мака, а наоборот, производство опиума резко возросло. Но в борьбе против этого зла международные силы до сих пор выступают не единым фронтом, а разрозненно. Осторожные попытки Международных сил содействия безопасности (ИСАФ) потеснить частные мини-армии неизбежно наталкиваются на противодействие дислоцированных в стране подразделений американской армии, которые зачастую сотрудничают с полевыми командирами, являющимися во многих случаях и "наркобаронами". Некоторые иностранные наблюдатели обращают внимание на то, что в этот преступный бизнес вовлечены многие афганские губернаторы, армейские командиры, представители полиции. С наркоторговлей упорно связывают даже брата афганского президента — Каюма Карзая, играющего заметную роль в Кандагаре (на юге страны).

Причины возможного превращения Афганистана в "наркогосударство" следует искать в сохраняющейся политической нестабильности, отсутствии эффективной власти и четкой программы действий в борьбе с наркобизнесом, в деградации сельского хозяйства и экономической инфраструктуры. Почти все эксперты уверены, что в борьбе против выращивания опиумного мака Кабул столкнулся с сопротивлением крестьян. Это обусловлено, во-первых, тем, что за последние годы в стране практически не появилось новых рабочих мест; во-вторых, не созданы условия, позволяющие крестьянам отказаться от посевов этой культуры; в-третьих, не только Х. Карзай, но и стоящий за ним Вашингтон опасаются, что крупномасштабная операция по ликвидации посевов опийного мака, не сопровождающаяся обеспечением выращивающих его крестьян альтернативными источниками существования, может привести к резкому росту безработицы, голоду и, соответственно, к дестабилизации обстановки. Если учесть, что многие наркодельцы содержат незаконные вооруженные формирования, напоминающие мини-армии, угроза для центральных властей и международного контингента весьма реальна.

Что касается крестьян, то для них преимущества выращивания мака очевидны. Как уверяют специалисты, для этого не нужны обширные площади — в 2000 году они составили лишь 0,9% пахотных земель страны. Даже в деревнях, полностью ориентированных на выращивание этой культуры, используется не более 8% таких площадей. Опий не требует столь крупных вложений труда и капитала, как посевы пшеницы, риса и других зерновых. Мак лучше всего подходит для засушливого климата Афганистана и приносит намного больший доход, чем другие агрокультуры, — 4 600 долл. с 1 га (ср.: пшеница — 390 долл.). В 2003 году эта разница была намного выше (соответственно 12 700 и 470 долл.). Если за 1 кг опия крестьянин получает от 600 до 1 000 долл., то за 1 кг риса — лишь 1 долл.

В октябре 2004 года вновь избранный президент Афганистана Х. Карзай заявил, что борьба с зельем становится приоритетом политики его правительства, так как наркотики угрожают политической и экономической безопасности страны больше, чем талибы и "Аль-Каида". И уже через два месяца, в декабре, в Министерстве внутренних дел был учрежден пост замминистра, ответственного за борьбу с наркотиками, а также создано Министерство по вопросам борьбы с наркотиками (взамен прежнего Агентства). Кроме того, на уничтожение посевов опийного мака нацелили вооруженные отряды и полицию. А в начале 2005 года правительство одобрило план борьбы с наркобизнесом, предусматривающий развитие альтернативного сельского хозяйства, создание специальных антинаркотических силовых структур и судебных органов, уничтожение посевов мака, снижение спроса на опий, лечение наркоманов и региональное сотрудничество. Срок выполнения этой программы — 10 лет, но уже к 2008 году предусматривается уменьшить выпуск наркотиков на 75%.

Однако международные эксперты весьма пессимистично оценивают ситуацию. По их мнению, в ближайшие годы в борьбе с культивированием опийного мака кардинальных изменений не произойдет, поскольку экономические меры, предпринимаемые правительством на этом фронте, не способствуют улучшению положения в сельском хозяйстве. Возможно, именно поэтому в начале минувшего года администрация Х. Карзая рассматривала вопрос об объявлении всеобщей амнистии лицам, занимающимся наркобизнесом. Основное ее условие — отказ от этой преступной деятельности, а также вложение капиталов, нажитых таким образом, в экономику страны. Следует отметить, что весь 2005 год руководство страны обсуждало (совместно с международными организациями) проекты легализации наркопроизводства. В частности, рассматривались возможности разрешить афганским крестьянам на законных основаниях выращивать опиум для использования исключительно в медицинских целях. Подсчитано, что в таком случае доходы могут сравняться с прибылями от незаконного обращения этого наркотического вещества. А спрос в других странах на кодеин и морфин, которые будут изготавливать в Афганистане, способен в два раза перекрыть объем опиума, незаконно производимого в стране.

В сентябре аналогичное предложение поступило и от французских ученых из так называемого "Совета Сенлиса". Его сотрудники совместно с Кабульским университетом и некоторыми научными центрами Европы и Северной Америки провели исследования, на основе которых подготовили предложения о возможности легализовать наркопроизводство. Однако в конце года официальный Кабул отказался от этой идеи, в частности, в одном из своих выступлений (еще в сентябре) министр по борьбе с наркотиками Хабибулла Кадери усомнился в своевременности доклада Совета Сенлиса и отметил: "Мы не должны вносить путаницу в умы афганцев: в то время как правительство стремится контролировать и остановить культивирование опия, мы заводим разговоры о лицензировании". Свои доводы он аргументировал и тем, что существующая в стране система безопасности еще довольно слаба, чтобы регулировать легальное производство опия. "Без эффективного механизма контроля значительная его часть будет перерабатываться в героин, который пойдет на нелегальные рынки Запада и вообще всюду", — добавил Кадери.

Здесь уместно отметить, что, согласно исследованию, проведенному ООН в Афганистане, в 2005 году изготовление опиума в стране уменьшилось на 2,4% (по сравнению с предыдущим годом), а в целом производство и контрабанда наркотиков составили 52% ее ВНП. Судя по всему, в минувшем году афганские власти сделали основной упор на силовом решении проблемы наркобизнеса. Так, утвержден новый закон о противодействии незаконному обороту наркотиков, который не только четко определяет роль и функции официальных ведомств, отвечающих за результаты работы в этой сфере, но и предусматривает уголовные наказания сотрудников государственных органов за пособничество наркодельцам. Кроме того, этот документ предоставляет полиции право с санкции суда прослушивать телефонные переговоры и просматривать электронные письма лиц, подозреваемых в наркобизнесе. Согласно другой его статье, имущество граждан, нажитое за счет наркобизнеса, конфискуется в пользу государства. Закон создан экспертами Афганистана, ООН, США и Великобритании по западным образцам, но с учетом местных реалий. Безусловно, его утверждение — попытка снизить высокий уровень преступности и коррупции, серьезно тормозящий развитие страны. Однако нельзя оставлять без внимания и такую доходную часть криминальной экономики, как контрабанда оружия, золота, драгоценных камней, исторических ценностей и других товаров. Причем этот вид бизнеса получил дополнительный стимул после ввода в Афганистан коалиционных войск и международных миссий. Например, хищениям культурных ценностей в немалой степени способствует то, что иностранные военные и сотрудники международных миссий весьма платежеспособны (по афганским меркам).

Весной минувшего года все чаще и чаще появлялись сообщения о торговле людьми. Например, 7 марта в Кандагаре, у резиденции губернатора провинции прошли столкновения демонстрантов и полиции — около 1 тыс. митингующих требовали от властей решительных действий по борьбе с похищениями людей, в основном детей.

На этом фоне экономическое возрождение, в частности восстановление промышленной и сельскохозяйственной инфраструктуры, разрушенной за долгие годы гражданской войны, остается на неудовлетворительном уровне. На решение многочисленных гуманитарных проблем катастрофически не хватает денег, оставляют желать лучшего и социально-бытовые условия жизни рядовых афганцев.

В то же время в стране развернулось достаточно масштабное строительство, финансируемое на деньги государств-доноров, в том числе школ, больниц, дорог и других объектов. Как правило, доноры вкладывают средства в конкретные проекты, а непосредственно афганскому правительству перечисляют лишь небольшую их часть. Например, в настоящее время Иран реализует четыре проекта: создание исследовательского центра водных ресурсов и экологии с обучением персонала; организация водоснабжения города Зарандж, центра афганской провинции Нимруз; работы, проводимые по генеральному плану исследования водных ресурсов для бассейна водостока Кабула; оборудование ряда метеорологических станций Афганистана.

В июле 2005 года Индия объявила, что дополнительно выделит 500 млн долл. на восстановительные проекты в Афганистане. Тем не менее наблюдатели отмечают, что официальный Дели — при всей его заинтересованности в укреплении связей с Кабулом — по темпам налаживания политических и экономических контактов с ним несколько отстает от Ирана, Пакистана и Китая. Так, уже сейчас 25% афганского импорта приходится на товары из КНР. По словам руководителя управления по внешней торговле при министерстве торговли Афганистана Мохаммада Азима Вардака, в минувшем году (по сравнению с 2004-м) доля китайских товаров на афганском рынке увеличилась на 30%.

При этом руководство страны постепенно переходит от использования средств стран-доноров к развитию внутренних инвестиций. В апреле 2005 года глава государства Х. Карзай обвинил неправительственные организации, действующие на территории Афганистана, в растрате денег, выделенных на его восстановление. Он заявил, что несет ответственность за то, чтобы "остановить коррумпированные, расточительные и неподотчетные никому неправительственные организации". В таких словах Х. Карзай прокомментировал подготовленный властями закон, который сделает невозможным участие НПО в нескольких крупнейших проектах. Согласно этому документу правительство намерено заключать контракты только с частными структурами, которые будут платить налоги.

В июле правительство приняло закон о природных ресурсах. Отныне доля инвестиций частного сектора в исследование, разведку и разработку месторождений горных пород и нефтегазовых скважин может достигать 100%. По данным экспертов, в стране есть порядка 300 месторождений газа, урана, меди, золота, угля и других полезных ископаемых. Как отмечают некоторые специалисты, в первую очередь следует ожидать возобновления работ в нефтегазовой отрасли, так как за годы гражданской войны не пострадало лишь нефтегазовое хозяйство. К этой сфере относятся производственная база нефте- и газоразведчиков, расположенная в городе Шиберган; нефтяные и газовые скважины, а также газопроводы; завод по очистке природного газа от серы, расположенный на промысле Джар-Кудук, и компрессорные станции на газопроводах. По некоторым оценкам, потенциальная емкость отечественного рынка нефтепродуктов превышает 1,2—1,4 млн т в год, а разведанные коммерческие запасы нефти на севере страны позволяют добывать до 1 млн т нефти в год.

Кроме того, правительство ведет переговоры о разработке других природных ресурсов, из которых потенциальных зарубежных инвесторов (из Китая и Южной Кореи) больше всего привлекает месторождение меди в Айнаке (в 45 км от столицы). Его запасы оцениваются в 360 млн т (от 0,7 до 1,5% меди), а их примерная стоимость — в 11,9 млрд долл. Наряду с этим в минувшем году правительство активно приступило к развитию сети индустриальных парков. Отметим, что еще в 2004 году при Верховной комиссии по инвестированию оно создало Комитет по развитию, в состав которого вошел Комитет по развитию индустриальных парков. Эта организация строит хорошо оборудованные, подключенные ко всем коммуникациям технологические зоны, где будут развиваться небольшие производства. Такие парки появляются в Баграме, Герате, Мазари-Шарифе, Кандагаре, предусмотрено их строительство в Камари и Дех Сабзе, в районе Кабула, в Синджет-Дара. В целом на этот проект планируется выделить 20 млн долл. На первые три парка получен грант (10 млн долл.) от Агентства США по международному развитию. Первый индустриальный парк, открытый в ноябре 2004 года, располагается недалеко от столицы (в Баграме). Его площадь — 24 гектара, каждому пользователю предоставляется от 1 тыс. до 4,5 тыс. кв. м. Парк электрифицирован, есть водопровод и канализация, система подъезда автотранспорта, к тому же весь его периметр охраняется.

В июне начал функционировать парк, расположенный в 20 км южнее Герата. Он привлек примерно 350 млн долл. частных инвестиций отечественных предпринимателей. В рамках проекта основано 420 промышленных компаний разной направленности, 35 из них приступили к работе, заняв 4 тыс. чел. На церемонии открытия этого парка руководитель управления добычи и промышленности города Герат Гулам Мохаммад Модаббер заявил, что уже поступила в продажу продукция заводов по производству напитков, бисквитов, чипсов, растительного масла, льда, штукатурки, красок и пр.

Для поощрения отечественных производителей, планирующих торговать с другими странами, в сентябре Х. Карзай издал указ, согласно которому на ближайшие три года экспортеров частично освобождают от таможенных платежей, которые до того составляли 2% от стоимости произведенного в стране вывозимого товара. Сегодня страна экспортирует продукцию на 300 млн долл., то есть менее 10% от импорта. Кстати, указ не касается экспорта отечественных природных ресурсов, при этом особо подчеркивается, что он направлен на поддержку национальных производителей и улучшение инвестиционного климата в стране.

В 2005 году продолжилось строительство индустриального парка и в Мазари-Шарифе. Его главное направление — развитие текстильного производства (с привлечением французских и российских инвестиций). Вместе с тем французы выкупили 60% акций завода "Бахтар", который в декабре возобновил свою работу (он выпускает растительное масло).

Активное участие иностранного капитала было обусловлено и тем, что 28 ноября правительство Афганистана заявило о начале приватизации государственных компаний и в отношении большинства из них планирует завершить этот процесс в ближайшие три года. По некоторым данным, к ноябрю 2005-го на балансе государства находилось около 60 предприятий, на которых работает около 25 тыс. чел. Кроме того, через открытые аукционы власти намерены передать частным предпринимателям и природные ресурсы, что будет осуществляться на основе соответствующего закона, утвержденного правительством и подписанного президентом страны.

Таким образом, подводя итоги прошедшего года, можно сказать, что для экономики страны он оказался не очень плохим. Прошло чуть больше трех лет после ликвидации режима движения "Талибан" и окончания многолетней гражданской войны, но за это время отремонтирована значительная часть дорог, восстановлены многие мосты и крупные города, налажены постоянная торговля и тесное экономическое сотрудничество с соседними государствами. Вместе с тем проводится денежная реформа, предпринимаются усилия по созданию банковской сферы и развитию индустриальных парков, формируется система инвестирования.

Успехи очевидны. Однако заявление официального Кабула о том, что он будет настаивать на едином национальном бюджете на 2006 год, оправданы скорее политически, нежели экономически. Можно предположить, что центральные власти, поставившие перед собой столь амбициозную задачу, пытаются поправить имидж администрации Х. Карзая, на внутри- и внешнеполитической арене воспринимаемого как марионетка Запада. Ведь экономика страны, как и прежде, полностью зависит от внешних финансовых вливаний, а сельское хозяйство ориентировано на производство наркотиков. Эти два фактора, видимо, в ближайшее время по-прежнему будут определять экономическое и социально-политическое развитие Афганистана.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL