ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Владимир ПАПАВА


Владимир Папава, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Академии наук Грузии, главный научный сотрудник Фонда международных и стратегических исследований Грузии (Грузия), Фулбрайтовский научный сотрудник Института Центральной Азии и Кавказа Университета имени Джона Хопкинса (США) (Тбилиси, Грузия)


"Революция роз", свершившаяся в ноябре 2003 года, была следствием стремления грузинского народа к углублению демократизации общества и защиты прав человека, сокращению коррупции, развитию национальной экономики и улучшению социальных условий. Неудивительно, что саму "революцию" и ее героев во главе с нынешним президентом страны Михаилом Саакашвили поддержали администрация США, руководители Евросоюза и входящих в него стран, а в целом — весь цивилизованный мир. Свидетельством этой поддержки США стал визит президента Соединенных Штатов Дж. Буша в Грузию (9—10 мая 2005 г.).

В 2005 году особым успехом внешнеполитической деятельности официального Тбилиси следует признать соглашение о выводе из страны российских военных баз, подписанное 30 мая министрами иностранных дел РФ и Грузии. Среди других знаменательных событий года следует выделить запуск нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан, выступление президента Грузии на Парламентской ассамблее Совета Европы с инициативой по мирному урегулированию конфликта в Южной Осетии, подписание президентами Грузии, Азербайджана и Турции Декларации о создании международного транспортного коридора Карс — Ахалкалаки — Тбилиси — Баку, участие страны в учреждении Сообщества демократического выбора.

Вместе с тем год был омрачен трагической смертью выдающегося политического деятеля современной Грузии, премьер-министра страны Зураба Жвания.

Касаясь внутриполитической жизни, необходимо отметить, что победа революции в свою очередь привела к естественному ослаблению оппозиции: приход к власти наиболее авторитетной части этого лагеря сделал еще более непопулярными его политических противников (т.е. оппозицию бывшей оппозиции). Эта особенность политической жизни наиболее четко проявилась в 2004 году, хотя 2005-м она отчасти ослабла, чему способствовал не столько рост популярности самой оппозиции, сколько увеличение числа недовольных преобразованиями постреволюционного периода: из-за упразднения или объединения правительственных институтов и учреждений бюджетного сектора, а также омоложения их кадрового состава, многие опытные сотрудники оказались без работы. Вместе с тем не были реализованы наиболее популярные предвыборные лозунги (резкое повышение минимальной зарплаты и пенсий — до уровня прожиточного минимума, возмещение населению потерянных из-за гиперинфляции сбережений еще советских времен, предоставление налоговых льгот для поддержки малого бизнеса и т.д.). Правда, многие предреволюционные обещания реализовать в принципе было невозможно, хотя доверие населения к революционным силам было чуть ли не стопроцентным. Соответственно и ожидания, что новая власть выполнит все эти обещания, были столь велики, что впоследствии невыполнение их вызвало в обществе значительное разочарование.

Сложившаяся ситуация объективно создает почву для усиления оппозиции, хотя ко многим ее лидерам население настолько привыкло, что это само по себе отрицательно сказывается на их популярности. Как следствие, в 2005 году появился спрос на новые лица в политике, особенно в оппозиции. Таковым потенциально может стать экс-министр иностранных дел Саломе Зурабишвили. Как гражданка Франции (после "революции роз" получившая и гражданство Грузии), она не имеет коммунистического прошлого. К тому же ее предки пользуются заслуженным уважением на исторической родине. Однако слабость в менеджменте и недостаточное знание современного грузинского общества, проявленные на посту главы внешнеполитического ведомства, могут помешать ей стать лидером оппозиционных сил. Другими словами, без сильной команды и надлежащей финансовой поддержки политическое будущее госпожи Зурабишвили выглядит не очень оптимистичным.

Особое значение в процессе демократического развития общества принадлежит средствам массовой информации. В постреволюционной Грузии по сравнению с предреволюционной, разнообразие телевизионных каналов и газет сократилось, к тому же, по общему признанию, усилился самоконтроль владельцев СМИ относительно характера предоставляемой информации.

За два с небольшим года новая власть много сделала для наведения порядка в стране. Среди достижений особо следует отметить трехкратный рост госбюджета, что позволило значительно сократить накопившуюся за предреволюционные годы государственную задолженность населению (а по пенсиям погасить полностью), а также практически преодолеть массовую коррупцию на низших уровнях государственной иерархии.

Первого января вступил в силу новый Налоговый кодекс, существенно сокративший количество и ставки налогов. Значительное антикоррупционное мероприятие — проведение единого национального экзамена для молодежи, поступающей в вузы страны. Однако университетская реформа и реорганизация Академии наук еще далеки от совершенства. Правоохранительные органы активизировали борьбу с наркобизнесом и контрабандой. Приняты меры по наведению порядка в пенитенциарных учреждениях. Особо успешной следует признать операцию по выявлению и задержанию террориста, совершившего покушение на президентов Дж. Буша и М. Саакашвили в ходе визита президента США в Грузию, а также на граждан, принимавших участие в его торжественной встрече в Тбилиси. "Ахиллесовой пятой" государства все еще остается судебная система, требующая значительного реформирования.

На фоне поддержки Западом основных ценностей, провозглашенных "революцией роз", историческая устремленность страны к тому, чтобы стать имманентной частью Европы, приобрела реальные контуры: западные политики все более отчетливо заявляют о реальности вступления Грузии в НАТО и о принципиальной возможности ее будущего присоединения к Евросоюзу.

Однако по мере роста поддержки Западом постреволюционного официального Тбилиси увеличивается раздражение политического руководства России, на что соответствующим же образом реагируют и грузинские лидеры. Позиция РФ в отношении государств постсоветского пространства сформулирована в обновленной доктрине "Либеральной империи" (как имперской миссии Кремля в XXI веке), инициированной председателем правления РАО "ЕЭС России" Анатолием Чубайсом. Следуя его рассуждениям, РФ нет места ни в НАТО, ни в ЕС, да она просто не поместится в данных структурах. Исходя из этого, Россия должна создать им альтернативу, каковой может стать так называемая "Либеральная империя", но ее необходимо формировать не путем вооруженной оккупации бывших советских республик, а овладением в собственность их основных экономических объектов (т.е. путем приобретения и развития активов). По его логике, именно путь экономической экспансии позволит РФ восстановить свое экономическое (и не только) влияние на всем постсоветском пространстве.

План вовлечения Кавказа в формируемую "Либеральную империю" Россия начала осуществлять с Армении, своего стратегического партнера в регионе: в конце 2002 года было реализовано российско-армянское соглашение "Имущество в обмен на долги". Согласно этому документу Россия получила от Армении предприятия, общая стоимость которых оказалась достаточной для полного погашения армянского долга России на сумму в 93 млн долл.

Однако планам РФ создать единое экономическое пространство с Арменией чисто географически препятствует Грузия (вариант через Азербайджан исключен из-за конфликта в Нагорном Карабахе), хотя первые шаги к этой цели были сделаны еще до "революции роз". Так, летом 2003 года РАО "ЕЭС" приобрела долю американской компании "AES Silk Road", которая владела 75% акций в Тбилисской городской электросети и активами других объектов электроэнергетики страны.

Новое правительство Грузии приступило к реализации амбициозных замыслов по крупномасштабной приватизации. улучшенный "революцией роз" имидж страны позволил от первых же сделок по приватизации получить доходы, в десятки, а порой в сотни раз превышающие доходы от приватизации за все дореволюционное время. В период перехода к рынку этот процесс надо только приветствовать. Но проблема заключается в том, что сегодня основными покупателями активов в Грузии являются российские компании (в том числе их дочерние фирмы, зарегистрированные в других странах), а приватизация с их участием осуществляется отнюдь не в условиях должной прозрачности.

Такое положение дел в указанной сфере полностью вписывается в схему конструирования "Либеральной империи". В этом контексте весьма показательно заявление руководителей холдинга "Промышленные инвесторы" о намерении в течение трех лет инвестировать в экономику Грузии до 200 млн долл. (дочерняя компания холдинга за 51,1 млн долл. приобрела золотодобывающее предприятие АО "Маднеули" и 50% акций АО "Казрети" по производству золотосодержащего сплава).

Российский "Газпром" стремится приобрести десятки объектов газовой сферы Грузии, прежде всего магистральный трубопровод для транспортировки газа из РФ в Грузию и последующего его транзита в Армению, за что был готов заплатить 150 млн долл. Грузинская сторона вступила в торги, потребовав 300 млн долл. Окончательная договоренность между ними, вероятно, была бы достигнута, но этому воспрепятствовало вмешательство США, которые выделили 49,5 млн долл. на реабилитацию магистрального газопровода. Вопрос вновь актуализировался в конце года, во время переговоров о новых условиях взаиморасчетов в связи с повышением "Газпромом" с 1 января 2006 года цен на поставляемый в Грузию природный газ с 62,5 долл. до 110 долл. за 1 тыс. куб. м. "Газпром" отверг туманное предложение официального Тбилиси о создании совместного грузино-российского предприятия по управлению магистральным газопроводом и еще раз твердо подтвердил свое намерение приобрести этот объект. По всей видимости, Грузии необходимо раз и навсегда определиться с этим трубопроводом, а не "заигрывать" то с российской, то с американской стороной, тем более что ни та, ни другая уже давно не играет в столь примитивные "игры".

Наряду с возросшими масштабами приватизации обращает на себя внимание прецедент национализации, осуществленный российской стороной, что, к сожалению, поддержали представители грузинского правительства. В частности, в начале года российский "Внешторгбанк" (99,9% его акций принадлежит правительству РФ) приобрел контрольный пакет (51%) акций Объединенного банка Грузии (ОБГ), занимающего в стране третье место по размеру активов. Весьма показательно, что чуть ранее, в 2004 году, "Внешторгбанк" приобрел контрольный пакет акций армянского "Армсбербанка".

На пути вовлечения Грузии в формируемую "Либеральную империю" особая роль отводится РАО "ЕЭС России": на заявления грузинских властей о заинтересованности в приватизации Ингури ГЭС и возобновлении строительства Худони ГЭС (приостановленного в конце 1980-х годов), как и следовало ожидать, руководство этой российской компании однозначно выразило свое желание участвовать в реализации данных проектов.

Налицо свидетельство тому, что инвестиции сосредотачиваются в основном из одной, притом явно недружественной страны, открыто заявляющей о своих целях — путем экономической экспансии окутать соседние государства сетями "Либеральной империи". К тому же необходимо помнить, что крупный российский капитал, как правило, либо непосредственно принадлежит государству, либо практически полностью находится под его контролем. Да и сами методы накопления первоначального капитала у первого поколения российских (и не только) олигархов принципиально отличаются от ведения бизнеса на Западе. Следовательно, ни в коем случае нельзя считать отвечающим интересам как Грузии, так и любой другой страны присутствие иностранного частного капитала, мягко говоря, сомнительного происхождения.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL