ЭКОНОМИКА

Нодар ХАДУРИ


Нодар Хадури, кандидат экономических наук, доцент факультета экономики и бизнеса Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили (Тбилиси, Грузия)


Введение

В 2005 году экономика страны развивалась относительно стабильно, без резких колебаний. Главные факторы, определявшие эти процессы, — постреволюционная ситуация, сложившаяся в республике, а также природные катаклизмы (наводнения и оползни), причинившие весной огромный ущерб. Особо следует отметить, что, к сожалению, не удалось справиться с энергетическими проблемами.

В первые годы независимости спад производства достиг рекордных показателей. Так, реальный объем ВВП1 в1994 году по сравнению с 1990-м (не самым благоприятным для экономики советской Грузии) сократился почти на 3/4. Но в 1994-м спад удалось приостановить, а в 1996—1997 годы — достичь довольно высоких результатов: реальный экономический рост составил почти 25%.

Несмотря на то что в эти годы страна занимала одно из передовых мест среди республик СНГ по реализации экономических реформ, во второй половине 1998 года разразился финансово-бюджетный кризис2. Государство не могло покрыть все долги по своим обязательствам, что привело к накоплению огромной задолженности по зарплатам и пенсиям, не всегда расплачивалось с экономическими субъектами, предоставлявшими ему продукцию и обслуживание. Преодолеть все издержки этого кризиса, к сожалению, не удалось и по сей день.

Кроме объективных причин, на экономике губительно сказались и субъективные факторы: значительные масштабы ее теневого сектора3, высокий уровень коррупции в государственном аппарате, отсутствие политической воли, необходимой для решения общехозяйственных, социальных и других проблем. Страна оказалась в экономическом и политическом застое. В последние предреволюционные годы экономический рост был минимальным, а социальный фон неуклонно ухудшался.

"Революция роз" 2003 года кроме своего политического значения имела и весьма существенную экономическую основу4.

В 2005 году правительство осуществило ряд непопулярных мероприятий, которые способствовали относительному укреплению финансового порядка в стране, проведению решающих преобразований, в частности так называемой "агрессивной приватизации", и т.д.

Продолжались серьезная институциональная и кадровая реформы, в том числе в экономическом блоке правительства. Никто не надеялся, что после "революции роз" структура исполнительной власти останется неизменной, однако относительно быстрыми темпами (в течение года) удалось сформировать более-менее устойчивый состав Кабинета министров.

Остается высоким уровень безработицы (по официальным данным, около 13,5%). К тому же, после того, как началась широкомасштабная реформа государственного сектора, многие его сотрудники лишились работы.

Финансово-бюджетная сфера

ВВП вырос примерно на 16% (по сравнению с 2004-м), цены — на 6,2%. Естественно, таких результатов невозможно было достичь без серьезных институциональных преобразований. Здесь прежде всего отметим новый Налоговый кодекс, вступивший в силу с 1 января.

По сравнению с аналогичным документом, действовавшим с 1997 года, у него ряд явных преимуществ. В первую очередь резко сократилось количество налогов: из более чем 20 осталось лишь 7, остальные либо упразднены (например, налог на рекламу, на использование местной символики, гостиничный и пр.), либо объединены с другими налогами, а некоторые, исходя из своего экономического характера, переформировались в сборы или административные штрафные санкции. Так, вместо налога на использование природных ресурсов установлен сбор, а налог на превышение допустимого веса на ось грузового автомобиля упразднен, вместо него в Кодексе административных правонарушений появился новый штраф. Революционным можно считать сокращение почти на 40% ставки единого социального налога. До 2005 года она была равна 31% для работодателей и 2% — для работников, то есть в общей сложности составляла 33% от начисленной заработной платы, а в новом Кодексе снижена до 20%. Уменьшен и подоходный налог, но что более важно (нежели просто механическое его сокращение), вместо прогрессивного налога, ставка которого колебалась от 12 до 20% дохода и существовал необлагаемый доход — 9 лари (около 5 долл.), налог стал пропорциональным и ставка сокращена до 12%. С 20% до 18% снижена ставка налога на добавленную стоимость, хотя это имеет, скорее всего, популистскую окраску: предприниматели от такого сокращения вряд ли почувствовали облегчение, а государственный бюджет потерял сотни миллионов налоговых доходов.

Согласно исследованию, проведенному американским журналом "Форбс", Грузия заняла третье место среди 50 стран мира по индексу "налогового счастья", то есть налог на зарплату ниже лишь в Объединенных Арабских Эмиратах и на Мальте. За Грузией идет Россия, занявшая в этом списке четвертое место. Из-за огромных ставок, характерных для прежних лет, работодатели и работники стремились сократить размер начисленной зарплаты, чем подвергали себя огромному риску втянуться в коррупционные сделки с представителями налоговой администрации и правоохранительных органов.

По мнению независимых экспертов, одно из наиболее привлекательных и интересных положений нового Кодекса — создание специального и независимого Арбитражного суда, который должен стать решающим звеном в споре между налоговой администрацией и налогоплательщиком. Однако его жизнь оказалась недолгой: после того как государство проиграло в Арбитражном суде несколько дел, оно в срочном порядке внесло изменения в Налоговый кодекс и упразднило это институциональное новшество.

Параллельно был принят закон "Об амнистии и легализации недекларированных налоговых обязательств и имущества". По замыслу его инициаторов он должен был дать предприятиям возможность безнаказанно декларировать свои утаенные налоговые обязательства и имущество. Но в 2005 году было легализовано имущество лишь на сумму, составившую около 13,5 млн лари (немногим более 7,5 млн долл.). По данным Министерства финансов, в результате выплаты 1% от легализуемой суммы (имущества) на счет казначейства в течение года было перечислено только 135 тыс. лари (их внесли около 30 чел.). Это свидетельствует о том, что постреволюционное правительство еще не пользуется достаточным доверием со стороны населения и представителей бизнеса.

Тем не менее налоговые поступления в бюджет значительно увеличились. По информации Министерства финансов, в бюджеты всех уровней власти (консолидированный бюджет) в виде налоговых поступлений было мобилизовано свыше 2,5 млрд лари (106% от уточненного в течение года прогноза) — на 25% больше, чем в предыдущем году. Однако эти показатели отнюдь не связаны с либерализацией Налогового кодекса и налоговой системы в целом, они — результат ужесточения борьбы с контрабандой, коррупцией и другими экономическими преступлениями.

К сожалению, несмотря на некоторые успехи, Грузия не смогла полностью рассчитаться по задолженностям, более того, руководство страны отложило реализацию ряда социальных программ, а в конце года большую их часть вообще отменило.

Изменено и бюджетное устройство. Если до того в госбюджет входили в качестве его независимых частей центральный бюджет и внебюджетные фонды (пенсионный и дорожный), то ныне все они упразднены и интегрированы в один, государственный бюджет.

Основные сферы активизации экономической деятельности

Серьезным институциональным новшеством года можно считать принятый летом парламентом закон "О свободной торговле и конкуренции", согласно которому более либеральными стали отношения между государством и экономическими агентами, им же ликвидированы Антимонопольная служба и Государственная инспекция цен. Отказ государства от антимонопольного регулирования экономики и защиты прав потребителей наводит на мысль о заинтересованности некоторых представителей власти, выходцев из бизнеса, облегчить реализацию личных экономических интересов. Вместе с тем упразднено огромное количество лицензий, в большинстве случаев сокращен бюрократический аппарат, многие ведомства стали работать по принципу "одного окна". С сентября все организационно-правовые аспекты предпринимательской деятельности регистрируют не судебные (как прежде) органы, а налоговые структуры.

Развитие экономики Грузии требует значительных инвестиций, однако практическое отсутствие фондового рынка (при наличии соответствующих институциональных атрибутов) исключает возможность путем продажи облигаций или акций аккумулировать средства, необходимые для инвестирования. Лишь немногие предприятия имеют собственный свободный капитал для реинвестирования. К этому добавляется и высокая процентная ставка на рынке капитала (порой до 15—20% годовых), что, естественно, делает кредитные ресурсы труднодоступными для многих представителей бизнеса. К тому же, несмотря на то что реальная заработная плата выросла почти на 30%, а номинальная — почти на 40%, среднемесячные денежные доходы населения лишь на 85% покрывают его расходы. Таким образом, единственной реальной возможностью инвестирования остается иностранный капитал.

Следует отметить, что в 2005 году еще раз четко была подтверждена значимость международной экономической функции Грузии5. Так, сданы в эксплуатацию паромные переправы с Россией и Украиной, запущен контейнерный поезд по маршруту Поти — Баку — Актау — Алматы, а по инициативе Болгарии к этому проекту будут подключены порты в Варне и Бургасе. Кроме того, не менее важен маршрут Север — Юг, по которому осуществляется связь России с Арменией — ее стратегическим партнером на Южном Кавказе.

25 мая вошел в строй нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан, а 12 октября состоялось торжественное открытие его грузинского участка. Предполагается, что в дальнейшем нефтепровод дойдет до восточного побережья Каспийского моря и по нему начнут перекачивать нефть Казахстана. Важно, что США и страны Европы не только получат источник нефти, альтернативный Персидскому заливу, но и расширят зону своего влияния. Наряду с этим продолжается строительство газопровода Баку — Тбилиси — Эрзерум. Таким образом, существенно диверсифицируется система поставок нефти и газа из стран бывшего СССР на мировой рынок. Вместе с тем Грузией как объектом инвестирования заинтересовались казахские бизнесмены, которые намерены вложить в ее экономику более 1 млрд долл.

Продолжением инвестиционной темы можно считать приватизацию, которую, как мы уже отмечали, в правительстве назвали "агрессивной". За последний год приватизировано несколько крупных предприятий, связанных со стратегическими интересами страны, в частности морское пароходство и авиастроительный комплекс, а также предпринимались попытки приватизировать Чиатурские марганцевые месторождения. В целом же по линии приватизации в государственный бюджет поступило 370,6 млн лари, то есть свыше 205 млн долл. (в 2000-м — 12,8 млн лари, в 2001-м — 5,6 млн, в 2002-м — 8,7 млн, 2003-м — 23,6 млн лари, в 2004-м — 71,7 млн лари), продано 92 объекта, в том числе 71 — на аукционах, 15 — на конкурсной основе, 6 — посредством прямой продажи.

Согласно данным правительства, наиболее успешно приватизированы такие объекты, как "Грузинское морское пароходство" (его объявленная начальная цена была равна 30 млн долл., продано за 93 млн долл.), 51% АО "Электровозостроитель" (соответственно 3 и 4,15 млн долл.), бывшее здание пожарной службы в одном из престижных микрорайонов Тбилиси (1,5 и 3,04 млн долл.), "Электровагоноремонтный завод" (1,5 и 6 млн долл.), АО "Маднеули" (32,25 и 35,10 млн долл.).

Вместе с тем немало вопросов вызывает недостаточная прозрачность процесса разгосударствления собственности, когда в обход законов проводили полузакрытые переговоры с ее потенциальными покупателями.

Внешняя торговля и обменный курс

Несмотря на усилия властей и бизнес-структур, не удается достичь энергетической независимости страны: строительство через ее территорию нефте- и газопроводов еще не привело к появлению альтернативных источников энергии. В связи с этим Россия остается практически единственным поставщиком природного газа, что позволяет ей манипулировать этой возможностью для достижения своих целей, прежде всего политических.

Наряду с энергоносителями (нефть, нефтепродукты, природный и сжиженный газ, электричество), доля которых составляет около 19% всего импорта, Грузия ввозит из государств Евросоюза большое количество легковых автомобилей, в основном подержанных (около 7% всего импорта 2005 г.). Конечно, в какой-то мере это свидетельствует о том, что уровень жизни населения растет, однако в структуре импорта доля новых автомобилей очень мала. В список 10 главных импортируемых товаров входят также лекарственные средства (около 4%), турбореактивные двигатели (2,5%), мука и пшеница.

В экспорте первое место занимает металлолом (10,4%), за ним идут ферросплавы (9,4%), виноградные вина (9,2%), летательные аппараты (8,8%), орехи (7,7%), медная руда (4,4%), минеральная вода, необработанное золото, удобрения (приблизительно по 3,8% в каждой группе), сахар (3,5%). Перечень этих товаров еще раз показывает, что в основном экспортируется сырье. Особо следует отметить экспорт металлолома: против общепринятых правил внешней торговли это единственная товарная группа, облагаемая акцизом (за 1 т — 25 лари), что, по всей видимости, хорошее подспорье для наполнения госбюджета.

Стабильным остается перечень основных зарубежных экономических партнеров. Этот список возглавляет Россия — ее доля составляет около 16% внешнеторгового оборота Грузии. За РФ идут Турция, Азербайджан, Украина, Германия, Туркменистан, США, Болгария, Великобритания и Франция, на которые совокупно приходится около 75%. К сожалению, во внешней торговле со всеми государствами сложилось дефицитное сальдо. А это еще раз подчеркивает, что экономика Грузии еще не очень конкурентоспособна и правительству прежде всего необходимо сфокусировать свои усилия именно на данном направлении6.

Один из решающих макроэкономических инструментов внешнеэкономических связей (и не только) — обменный курс национальной валюты. Как мы уже отмечали, основным экономическим партнером Грузии остается РФ. На первый взгляд кажется, что во внешнеторговых сделках российский рубль должен был бы превосходить другие валюты. Однако из-за того, что сам этот рубль не является стабильно конвертируемой валютой, даже в экономических отношениях с самой Россией грузинские бизнесмены (впрочем, и российские) предпочитают доллар США.

При этом, несмотря на стабильность лари, доля депозитов в коммерческих банках страны, размещенных в иностранной валюте, по-прежнему существенно превышает долю депозитов в национальной валюте, хотя на протяжении всего 2005 года проявлялась тенденция к ее росту. На сегодняшний день, согласно данным Национального банка Грузии, доля депозитов в иностранной валюте в общем объеме депозитов составляет 77%, а в лари — 23%. Вместе с тем особое значение имеет сохранность курса разумной монетарной политики7.

Многообещающие рейтинги

Авторитетные международные организации констатируют, что экономические процессы, характерные для Грузии-2005, вселяют оптимизм. К таким организациям можно причислить МВФ, одобривший проводимые реформы и макроэкономические параметры развития страны.

Особо следует отметить предоставление Евросоюзом Грузии таможенных льгот на экспортную продукцию по схеме "GSP+" — более благоприятного режима по сравнению с базовой схемой Обобщенной системы преференций "GSP". Согласно этой схеме, вступившей в силу 1 июля (она будет действовать до конца 2008-го), при ввозе на рынки государств ЕС из существующих около 11 тыс. наименований грузинской продукции примерно для 7 200 установлены нулевые таможенные ставки.

Совет директоров американской Корпорации "Вызовы тысячелетия" включил Грузию в состав 23 государств, которым в 2006 году он будет оказывать финансовую помощь в рамках программы Фонда "Вызовы тысячелетия". А международное рейтинговое агентство "Standard & Poor's" присвоило Грузии долгосрочный суверенный кредитный рейтинг "В+" и краткосрочный — "В", при этом прогноз изменения рейтинга позитивный.

Грузия занимает 68 место по уровню индексов экономической свободы (с оценкой 2,98), впервые попав в категорию "в основном свободная". Как отмечено в обнародованном совместном исследовании индексов экономической свободы в 161 стране мира, проведенном Фондом "Наследие" и газетой "Уолл стрит джорнэл", экономическая ситуация в Грузии все же остается крайне тяжелой. Исследование проводилось по нескольким направлениям, по его результатам выставлялись оценки по пятибалльной шкале (1 — высшая, 5 — низшая). Так, в 2002 году индекс экономической свободы Грузии составлял 3,48, в 2003-м — 3,40, в 2004-м — 3,19. К началу 2005-го страна занимала 100-е место (с оценкой 3,32). В отчете Фонда "Наследие" отмечается, что к началу 2006-го в Грузии улучшилась ситуация в банковском секторе и в привлечении иностранных инвестиций, в результате чего оценка в обеих категориях улучшена на 1 балл — до 3,0 и 2,0 соответственно. Кроме того, улучшился показатель по монетарной (2,0), торговой (3,5) и фискальной политике (2,3). Не изменились показатели (по сравнению с 2004 г.) по вмешательству государства в экономику (оценка — 1,5), по политике в области цен и зарплат (3,0), в отношении права на собственность (4,0), государственного регулирования (4,0) и теневой экономики (оценка — 4,5). В результате текущий рейтинг улучшился на 0,31 пункт, а Грузии, как мы уже отмечали, присвоена классификация "в основном свободной" страны.

Получение статуса "в основном свободной" страны через два года, прошедшие после "революции роз", можно признать фактором обнадеживающим, хотя весьма важно, чтобы сами граждане Грузии считали бы свою Родину таковой.


1 Соответствующая информация получена в Департаменте статистики Министерства экономического развития Грузии и на сайте [http://www.statistics.ge/index_eng.htm]. к тексту
2 См.: Papava V. Necroeconomics. The Political Economy of Post-Communist Capitalism. New York: Universe, 2005. P. 123—136, 159—163. к тексту
3 См.: Beridze T. Measuring Georgia's Nonobserved Economy // Problems of Economic Transition, 2005, Vol. 48, No. 4. P. 43—54. к тексту
4 См., например: Khaduri N. Mistakes Made in Conducting Economic Reforms in Postcommunist Georgia // Problems of Economic Transition, 2005, Vol. 48, No. 4. P. 18—29; Papava V. Georgia's Macroeconomic Situation Before and After the Rose Revolution // Problems of Economic Transition, 2005, Vol. 48, No. 4. P. 8—17. к тексту
5 См., например: Папава В. Об особенностях международной экономической функции Грузии // Центральная Азия и Кавказ, 2002, № 2 (20). С. 166—170. к тексту
6 Об этом подробнее см.: Khaduri N. Macroeconomic Determinants of Competitiveness of the Georgian Economy // Georgian Economic Trends, 2005, No. 3. P. 60—68. к тексту
7 См.: Kakulia M., Gigineishvili N. The Primary Objectives and Priorities of Monetary Policy in Georgia // Problems of Economic Transition, 2005, Vol. 48, No. 4. P. 30—42. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL