РЕЛИГИЯ

Яков ТРОФИМОВ


Яков Трофимов, кандидат философских наук, профессор Карагандинского института актуального образования "Болашак" (Караганда, Казахстан)


Казахстан — поликонфессиональное государство, в котором ныне насчитывается свыше 3,5 тыс. общин, принадлежащих к 62 конфессиям. При этом, по подсчетам автора, почти 70% верующих составляют мусульмане, православные — 28%, католики — 1%, протестанты — около 0,5%, другие — менее 0,01%.

Ведущая конфессия республики — ислам (приблизительно 2 000 общин, из них зарегистрированы 1 779). Характерно, что наряду с общинами суннизма ханафитского мазхаба в последние годы зарегистрированы три шиитские и одна суфийская. Однако и данные автора этих строк о том, что ислам исповедуют около 70% населения республики достаточно условные, так как представители многих этносов (казахи, узбеки, кыргызы, дунгане, чеченцы, азербайджанцы, уйгуры и др.) считают своей национальной религией мусульманство, хотя не всегда придерживаются его канонов. Лидер движения "Ак Орда" (Белая Орда) Кайрат Сатыбалды отмечает: "При этом число мусульман, соблюдающих основные предписания Шариата, не превышает 1,5 млн чел. (из 10 млн. — Я.Т.), считая тех, кто не совершает пятикратного намаза, но периодически посещает мечеть, чтобы попросить имамов вознести мольбу за него, за его родных и т.д."1

К специфике ислама в стране относится и то, что в связи с его мультиэтничностью многие мечети имеют национальный характер (казахский, узбекский, дунганский, чеченский, азербайджанский и уйгурский), а Духовное управление мусульман Казахстана (ДУМК) не может урегулировать сложившуюся ситуацию. Во-первых, это обусловлено тем, что казахский язык, применяемый во многих мечетях для проповедей, мало понятен представителям других этносов, которые хотят слушать проповеди на своем языке. Не случайно К. Сатыбалды говорит: "…я всегда придерживался того мнения, что особенно в областных центрах, где проживает большое число неказахов, да и многие казахи, к сожалению, не знают родного языка, проповеди, все формы дава`ата (мусульманский призыв к вере. — Я.Т.) должны вестись на двух языках — русском и казахском"2. Во-вторых, в республике мало официально зарегистрированных мечетей. Например, в г. Караганда, где проживает свыше 300 тыс. чел., таковых всего три. При этом общая вместимость на намазе едва превышает 1 000 чел.

Но вместе с тем несколько десятков мечетей страны имеют самостоятельную регистрацию и не входят в ДУМК. Частично их самостоятельная регистрация объясняется финансовыми соображениями: ДУМК требует, чтобы мечети перечисляли ему 30% своих доходов.

22 марта минувшего года президент страны Н. Назарбаев принял участие в открытии в Астане нового Исламского центра культуры (центральная мечеть столицы). Он возведен в соответствии с договоренностью между главами Казахстана и Катара, который выделил на эти цели 6,8 млн долл. А 20 апреля президент страны провел в своей алматинской резиденции встречу с представителями ДУМК, в которой участвовали Главный муфтий Казахстана Абсаттар кажы Дербесали и главные имамы всех областей республики, Астаны и Алматы. Н. Назарбаев обсудил с ними три главные задачи: борьба с религиозным экстремизмом, подготовка священнослужителей, сохранение сплоченности в мусульманском обществе.

В июне состоялся Четвертый курултай мусульман Казахстана, на котором Главным муфтием республики вновь был избран Абсаттар кажы Дербесали. Необходимо отметить, что его переизбранию активно противодействовала часть духовенства, представляющая исламские общины, возражавшие против того, чтобы эту должность занимал "светский человек". Впрочем, возникшее на курултае противостояние продолжается, о чем, в частности, свидетельствует прошедший в октябре в Аузовском районном суде № 2 процесс по обвинению лидера независимого исламского объединения "Союз мусульман Казахстана" (СМК) в клевете на ДУМК. В связи с этим газета "Мегаполис" отмечала: "Суд признал сведения о сознательном культивировании ДУМК религиозной нетерпимости; требовании беспрекословного выполнения имамами всех указаний Духовного управления; недопущении полемики и споров с руководством; коррупции, формализме, бюрократии; кадрах с весьма низкой культурой, не владеющих порой элементарными правилами этикета, не соответствующими действительности и обязал опубликовать опровержение в газете "Мегаполис". При публикации "опровержения" газета подчеркнула: "Верховный муфтий Абсаттар кажы Дербесали вступил в должность муфтия (в 2000 г. — Я.Т.) вопреки существовавшему на то время Уставу Духовного управления мусульман Казахстана (ДУМК) — такой факт был озвучен Муратом Телибековым, главой МАК-СМК, в ходе судебного разбирательства по иску ДУМК. Однако, в свою очередь, истец так и не опроверг эту информацию, а судья оставила ее без всякого внимания"3. К тому же отметим, что в минувшем году предпринимались попытки лишить Союз мусульман Казахстана государственной регистрации как религиозного объединения. Следовательно, вряд ли есть основания говорить об упрочении мусульманского общества в республике.

Как бы в противовес СМК в апреле создано общественное объединение "Ак Орда", которое возглавляет упомянутый нами выше Кайрат Сатыбалды — генерал-майор, начальник департамента кадров Комитета национальной безопасности республики, племянник главы государства. Некоторые СМИ называли "Ак Орду" чуть ли не политической партией. В связи с этим на вопрос портала "Ислам.ру" К. Сатыбалды ответил: "В общем мне не представляется другого пути избавления от многочисленных недугов современности, будь то морально-нравственная деградация или экономические сложности для нашей республики, кроме как укрепление и развитие Ислама… В целом, я считаю, создание политических организаций на конфессиональной основе представляет собой бомбу замедленного действия. Но это не значит, что следует отказаться от прикладного характера принципов нашей религии. Данное обстоятельство и заставляет меня двигаться в общественно-политическое поле, где я, соблюдая постепенность и взвешенность при принятии решений, могу, как мне кажется, быть полезен для Ислама и народа нашей страны… Сейчас же идет активное становление наших рядов. Следующим этапом, на который, я думаю, мы выйдем к концу следующего года, может быть преобразование в политическое движение"4. Отметим, что образование политических партий на конфессиональной основе запрещено Конституцией республики.

Сложно решается и вопрос о подготовке квалифицированных служителей ислама. В республике соответствующее высшее образование можно получить лишь в функционирующем в Алматы Египетском университете исламской культуры "Нур Мубарак", первый набор студентов (50 чел.) в который состоялся в 2001 году. От 100 до 200 казахстанцев обучаются в мусульманских теологических институтах и университетах Турции и Египта. В 2003 году в Алматы открыт (при ДУМК) Институт повышения квалификации имамов. Проблему пытаются решать и с помощью создания многочисленных медресе, но у них зачастую нет квалифицированных преподавателей, то есть в ближайшие годы подготовить высокообразованных священнослужителей для 2 000 мечетей не удастся.

Важный аспект, связанный с конфессиональной сферой, — противодействие государства и мусульманских общин религиозному экстремизму исламистского толка. Геополитическое положение республики благоприятствует проникновению в нее эмиссаров таких движений, прикрывающихся исламом. Казахстан — транзитная страна как для Исламского движения Узбекистана (ИДУ), которое объявило своей целью "защиту" ислама в этой соседней республике, так и для уйгурских боевиков, участвующих в "защите" ислама в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, Кыргызстане, Чечне. Кроме того, в последние годы РК оказалась в сфере интересов международных террористов, других экстремистских организаций и международного наркотрафика.

Озабоченность правоохранительных органов вызывает и деятельность движения "Хизб ут-Тахрир ал-Ислами", в 2000 году проникшего на юг республики, очевидно, из Узбекистана, а в настоящее время оно также заявляет о себе в центральных и северных областях. В 2000—2005 годах в Казахстане задержали свыше 170 членов этой подпольной религиозно-политической организации, распространявших листовки. При этом приверженцы "Хизб ут-Тахрир" активизируются. Если в 2003 году у них изъяли 1 000 листовок, то в 2004-м — более 11 тыс., и было возбуждено 111 уголовных дел по фактам незаконного их распространения. К завершению работы над этой статьей полных данных по республике за 2005 год еще не было. Но отдельные сообщения об арестах и возбуждении правоохранительными органами уголовных дел против граждан, распространявших листовки "Хизб ут-Тахрир", а также пытавшихся организовать митинги перед мечетями в Шымкенте, Павлодаре и других городах, также свидетельствуют об активизации этой структуры. 31 января 2005 года в Алматы обнаружена подпольная типография "Хизб ут-Тахрир", в которой изъяли более 13 000 листовок. Отметим, что арестованных членов организации суды республики приговаривают на срок в среднем от 2 до 5 лет, что значительно меньше, нежели в Таджикистане, где за аналогичные преступления дают от 10 до 18 лет.

Совершенствуется законодательная база для борьбы с экстремизмом и терроризмом. Так, в 1999 году в республике был принят закон "О борьбе с терроризмом"; в 2002 году — Закон Республики Казахстан "О внесении изменений и дополнений в некоторый законодательные акты Республики Казахстан по вопросам борьбы с терроризмом"; в 2005-м — два закона: "О противодействии экстремизму" и "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения национальной безопасности". В соответствии с этими документами в 2004—2005 годах Верховный суд страны признал "Аль-Каиду", Исламскую партию Восточного Туркестана, Курдский народный конгресс, Исламское движение Узбекистана, "Асбат аль-Ансар", "Братьев-мусульман", "Талибан", "Боз гурд", Жамаат моджахедов Центральной Азии, "Лашкар-и-Тайба" и Общество социальных реформ террористическими организациями и запретил их деятельность на территории республики.

Запрещена и деятельность "Хизб ут-Тахрир", которую суд Астаны признал экстремистской. Законом "О противодействии экстремизму" религиозный экстремизм определяется следующим образом: "Разжигание религиозной вражды или розни, в том числе связанной с насилием или призывами к насилию, а также применение любой религиозной практики, вызывающей угрозу безопасности, жизни, здоровью, нравственности или правам и свободам граждан".

Необходимо отметить, что на основании закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения национальной безопасности" внесены изменения и дополнения в закон "О свободе вероисповедания и религиозных объединениях", неоднозначно воспринятые религиозными организациями. В частности, в этот закон введена норма об обязательной регистрации религиозного объединения. В связи с этим резко повышены штрафные санкции (что зафиксировано в Кодексе об административных правонарушениях) за деятельность без регистрации: на руководство таким объединением налагается денежный штраф в размере 100 месячных расчетных показателей (в настоящее время это около 680 долл.), а на отдельных граждан, участвующих в его деятельности,— 50 месячных расчетных показателей. Учитывая, что уровень регистрации составляет 87%, а для большей части верующих штрафные санкции слишком велики, понятно, почему от протестантских общин последовало очень много возражений относительно этих мер.

Как сообщает портал Credo.ru, омбудсмен республики Болат Байкадамов заявил на пресс-конференции, что принятые "поправки в законодательство по вопросам обеспечения национальной безопасности нарушают права верующих". А в пресс-релизе, распространенном на этой пресс-конференции, отмечено: "…с 19 апреля по 10 июня уполномоченный получил 100 письменных обращений от верующих Международного союза церквей евангельских христиан-баптистов из Казахстана и девяти зарубежных стран по поводу этого законопроекта"5.

Кроме того, в этом документе зафиксирована норма об обязательной регистрации миссионеров, также вызвавшая много протестов. Однако введенное в закон определение гласит: "Миссионерская деятельность — проповедование и распространение посредством религиозно-просветительской деятельности вероисповедания, которое не содержится в уставных положениях религиозного объединения, осуществляющего свою деятельность на территории Республики Казахстан". Это означает, что согласно нормам этого закона миссионером можно признавать лишь человека, пропагандирующего незарегистрированную в республике религию. А проповедники зарегистрированных структур либо миссионеры, приехавшие в страну по их приглашению, миссионерами по данному закону не являются и регистрации не подлежат. В связи с этим действующие в Казахстане протестантские объединения активизировали свою миссионерскую деятельность.

Второй ведущей по численности верующих религией в Казахстане является православие. В настоящее время Русская Православная Церковь (РПЦ) имеет в республике 248 религиозных объединений, в том числе 8 монастырей. В мае 2003 года Священный Cинод РПЦ создал в Казахстане Митрополичий округ (с центром в Астане), в который вошли Астанайская и Алматинская, Уральская и Гурьевская, Шымкентская и Акмолинская епархии. Возглавляет округ митрополит Мефодий (Николай Немцов). Большое внимание уделяется строительству новых церковных зданий и подготовке кадров священнослужителей. В 1991 году при Алматинско-Семипалатинском епархиальном управлении было открыто двухгодичное епархиальное духовное училище (АЕДУ), которое постановлением, принятым Священным Синодом РПЦ 17 июня 2001 года, преобразовано в четырехгодичное. Здесь готовят священнослужителей и регентов (50 чел. на дневном отделении), функционирует и вечерний богословский миссионерский факультет, призванный оказывать помощь мирянам и сотрудникам храмов Алматы и области в получении знания о православии, готовить православных миссионеров, преподавателей Закона Божия. (Всего обучается около 200 слушателей.) В Караганде в 1997 году создан епархиальный филиал Свято-Тихоновского богословского института (срок обучения — пять лет), в котором есть два факультета: богословско-пастырский и катехизаторско-педагогический. Кроме того, 4—5 чел. ежегодно направляют в духовные учебные заведения РПЦ России. Значительное число священников обучается в Московской духовной академии заочно.

18 октября 2005 года православные республики впервые отметили установленный Синодом РПЦ казахстанский православный праздник "Собор казахстанских новомучеников и исповедников", посвященный памяти священнослужителей и верующих — жертв политических репрессий в Казахстане.

В течение ряда лет на территории страны пыталась распространить свое влияние Русская Православная Церковь за рубежом (РПЦ за рубежом), созданная в 1921 году русской церковной эмиграцией, которая осудила сотрудничество руководства РПЦ с советской властью. В августе 2002 года архиепископ Лазарь рукоположил в епископа Бурненского архимандрита Иринея (Клипенштейна) и назначил его на кафедру в Казахстане. В настоящее время РПЦ за рубежом имеет в республике уже три общины (две из них зарегистрированы) и открыла один храм — в Костанае.

Укрепляет свои позиции и Римско-Католическая Церковь. В мае 2003 года Папа Римский возвысил Апостольскую администратуру в Астане до уровня Архидиоцеза (с названием "Архидиоцез Пресвятой Девы Марии в Астане"), Апостольскую администратуру в Алматы — до уровня диоцеза (с названием "Диоцез Пресвятой Троицы в Алматы"). В то же время Святейший Отец приписал к Архидиоцезу Пресвятой Девы Марии в Астане, в качестве суффраганальных следующие структуры — Диоцез Пресвятой Троицы в Алматы, Карагандинский диоцез и Апостольскую администратуру в Атырау, то есть была создана митрополия. При этом Яношу Калете, Апостольскому администратору в Атырау, присвоен титул Почетного прелата. Ныне в республике функционируют 90 католических общин и 160 групп посещения, в которых работают два архиепископа (один в должности митрополита), один епископ и свыше 60 священников. (По национальному составу это поляки, итальянцы, немцы, американцы, 1 кореец и 1 швейцарец.) У многих священнослужителей нет казахстанского гражданства. Их приезд был необходим для обеспечения как старых, так и новых приходов священниками — в стране их по-прежнему крайне мало, практически 1/3 общин не имеют штатного священника.

Новые церковные здания католиков появились в Алматы, Караганде и Кокшетау, Астане, Костанае, Атырау и в других городах, к тому же их строительство продолжается. Оно осуществляется (как и прежде) при материальной поддержке преимущественно церквей Германии и Польши. Руководство РПЦ интерпретирует деятельность католиков как прозелитизм на ее канонической территории.

В республике уже зарегистрированы четыре общины Украинской греко-католической церкви (УГКЦ): в Астане, Павлодаре, Сатпаеве, Караганде. Есть несколько малочисленных общин и в селах, расположенных вблизи от этих городов, а также в Джезказгане. Принимая во внимание духовные потребности греко-католиков РК и отвечая на просьбу главы УГКЦ Любомира Кардинала Гузара, Апостольский престол своим декретом от 8 ноября 2002 года назначил священника Василия Говеру Апостольским делегатом для греко-католиков Казахстана и Средней Азии.

Важный этап жизни греко-католиков страны — строительство кафедрального собора Покрова Пресвятой Богородицы в Караганде, камень для закладки которого освятил Папа Иоанн Павел II во время пребывания в Казахстане в 2001 году. Фактически же строительство началось в 2002 году и завершилось в 2005-м — 18 сентября собор освятили официальный представитель Папы Римского кардинал Игнатий Муса I Дауд, префект Конгрегации восточных церквей и делегат главы Украинской греко-католической церкви епископ Василий Семенюк.

Кроме того, ныне в республике насчитывается уже свыше 1 000 протестантских структур, причем разных направлений. Так, стабильно функционирует объединение евангельских христиан-баптистов — около 300 общин и групп. Несмотря на постоянную эмиграцию приверженцев этой веры в Германию и Россию, их численность сохраняется на уровне 12 тыс. чел. Свои позиции восстанавливает и Совет церквей евангельских христиан-баптистов, правда под новым названием — "Международный союз церквей евангельских христиан-баптистов". В минувшем году он охватывал уже 22 общины, некоторые из них довольно многочисленны. Так, в Павлодарской общине численность верующих приближается к 300 чел., есть четыре пресвитера, благовестник и дьякон.

Увеличилось до 50 число объединений пятидесятников, главным образом за счет новообразований — типа объединения Сун Бок Ым. Демонстрируют стабильный рост Свидетели Иеговы — у них уже 105 общин, есть 24 Зала Царства (здание для проведения богослужений), хотя в 1989 году не было ни одного. Характерно, что западные единоверцы не оказывают финансовой помощи в их строительстве, предлагая лишь льготные кредиты.

Однако наряду с этим численность некоторых религиозных объединений снижается. Так, до 29 сократилась их количество в Лютеранской церкви (в 1989 г. таковых было 171). У меннонитов осталась лишь одна церковь и три группы посещения. У адвентистов Седьмого дня осталась 61 община, у Новоапостольской церкви — 48.

Но это снижение компенсируется за счет проникновения в республику таких конфессий, как методисты (девять общин), пресвитерианство разных направлений (в общем 183 общины): Церковь Благодать, Миссия Грейс, Миссия Косин, Миссия Эммануил и т.д. К тому же за последние 10 лет появилось свыше 240 протестантских харизматических объединений (под самыми различными названиями — свыше 30), из которых отметим церковь "Новая жизнь", имеющую 50 объединений, и миссию "Агапе", охватывающую 45 общин.

16 июля 1999 года была создана АРОК — Ассоциация религиозных объединений Казахстана (генеральный директор А. Клюшев). В соответствии с ее зарегистрированным Уставом главная задача АРОК — защита интересов и прав религиозных объединений. Входящие в ассоциацию 240 харизматических протестантских структур осуществляют свою совместную деятельность в сфере благотворительности, в духовно-нравственной работе, в проведении конференций и правовых семинаров в церквях, в издании соответствующей литературы и в других проектах. Кстати, департамент юстиции Алматы зарегистрировал АРОК как общественное, а не как религиозное объединение.

Из мировых религий в республике также представлен буддизм: одна община Вон-Буддизма и три — Тибетско-Буддийского центра.

Усиливаются и позиции иудаизма — действует Центр Хабад Любавич и функционируют 25 еврейских общин. За последние семь лет построены синагоги в Алматы, Павлодаре, Астане, планируется их возведение и в других областных центрах.

Продолжает развиваться Церковь Иисуса Христа Святых последних дней (мормоны): она имеет уже шесть общин, хотя первая появилась в Алматы только в 2000 году.

Из нетрадиционных религий действуют следующие: Вера Бахаи — 23 общины, Сознание Кришны — 12, Вайшнавы — 6, Трансцендентальная медитация — 2; Церковь саентологии — 5. По одной общине имеют Белое братство, Церковь объединения (Церковь Муна), Церковь Последнего Завета, Церковь Христианской науки, церковь Сатаны.

В республике накоплен большой опыт мирного сосуществования разных наций и конфессий. Однако усложнение религиозной обстановки, характерное для последнего десятилетия, приводит к обострению межконфессиональных отношений, хотя в Казахстане нет (и никогда не было) серьезных конфликтов в этой сфере. Миссионеры многих религий считают, что они пришли в "языческую" страну, обязаны "осветить Истиной" все народы и народности республики, что и становится основой их конфликта с исламом, православием и католицизмом. Особенно активны проповедники таких конфессий, как пресвитериане, новоапостольцы, новая жизнь, методисты, бахаи, церковь объединения, мормоны, громогласно заявляющие о стремлении обратить в свою веру большинство населения. Например, в Караганде церковь Грейс говорит о своем желании (с точки зрения автора — утопическом) спасти 300 тыс. грешников и основать 10 тыс. миссионерских церквей. Об аналогичных целях можно услышать и в других молитвенных домах.

Именно поэтому представители традиционных для республики религий в своих проповедях и в средствах массовой информации регулярно критикуют прозелитизм и "тоталитарные" культы. При этом, как правило, численность принявших "новую" веру весьма завышается. Так, утверждается, что от 300 до 500 тыс. казахов приняли христианство протестантского толка. Однако, по подсчетам автора, общее количество исповедующих разные варианты протестантского христианства не превышает 150 тыс. чел.

То, что в республике нет (и не было) серьезных межконфессиональных конфликтов, по нашему мнению, обусловлено рядом факторов. Во-первых, исторически присущей казахскому народу толерантностью. Во-вторых, конструктивным взаимодействием двух ведущих конфессий республики — ислама и православия. В этом плане показательно следующее сообщение Интерфакса: "Римско-католический архиепископ Караганды Ян Ленга заявил на проходящем в Ватикане Синоде епископов, что католики могут многому научиться от православных христиан и мусульман, как проявлять почтение к Богу"6. В-третьих, успехами государства в реализации социально-экономических реформ, в частности в развитии рыночной экономики. В-четвертых, деятельностью руководства страны и неправительственных организаций по укреплению межнационального согласия и межконфессиональной толерантности.

Учитывая, что каждая конфессия всегда будет отстаивать истинность только своей веры, трения между ними неизбежны. Поэтому необходимо постоянно уделять пристальнейшее внимание укреплению межконфессиональной толерантности и межнационального согласия, а также пресекать любые проявления религиозного экстремизма.

Как неоднократно отмечал президент республики Н. Назарбаев, религиозная стабильность казахстанского общества — бесценное общее достояние. "По казахской земле прошли все мировые религии, поэтому нам чужды нетерпимость или религиозный фанатизм. Эта духовная традиция, эта открытость Божьему слову в любом обрамлении — одна из важнейших основ межконфессионального согласия в Казахстане. Мы известны миру своей толерантностью, межэтническим, межконфессиональным согласием и диалогом. Растущий миротворческий потенциал нашей страны должен и дальше бережно сохраняться и развиваться"7.


1 [http://www.islam.ru/pressclub/gost/nazarbaev/?print_page], 4 июня 2005. к тексту
2 Там же. к тексту
3 Мегаполис, 31 октября 2005, № 43 (256). к тексту
4 [http://www.islam.ru/pressclub/gost/nazarbaev/?print_page], 4 июня 2005. к тексту
5 [http://portal-credo.ru/site/print.php?act=news&id=35253], 20 апреля 2005. к тексту
6 Interfax, 8 октября 2005. к тексту
7 Казахстанская правда, 19 февраля 2005. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL