РЕЛИГИЯ

Канатбек МУРЗАХАЛИЛОВ, Каныбек МАМАТАЛИЕВ


Канатбек Мурзахалилов, ведущий специалист Государственного агентства по делам религий при правительстве Кыргызской Республики (Бишкек, Кыргызстан)

Каныбек Маматалиев, ведущий специалист Государственного агентства по делам религий при Правительстве Кыргызской Республики (Бишкек, Кыргызстан)


В минувшем году ситуация в религиозной сфере складывалась главным образом в русле сохранения и укрепления основных тенденций, зародившихся в начальный период становления республики как независимого государства. Связи центральных и местных органов государственной власти, гражданского общества с представителями конфессий и их лидерами развивались в основном на базе уважения, взаимопонимания и конструктивности. Согласно законодательству КР, отвечающему международным стандартам, руководство страны проводило политику равного отношения ко всем легально действующим религиозным объединениям и группам, сотрудничая с ними в области культуры, гуманитарного, социального развития и духовно-нравственного развития общества.

Однако в этой многогранной сфере отмечались и специфические аспекты, обусловленные мартовскими революционными событиями, завершившимися сменой власти в стране. В первые постреволюционные дни многие верующие были обеспокоены тем, как сложится общественно-политическая ситуация, какие политические силы возобладают, в каком направлении пойдет развитие страны и как будут реализовываться их свободы и права, как этот процесс отразится на мировоззренческом выборе каждого жителя республики.

Осознавая эти тревоги, исполняющий обязанности главы государства К. Бакиев сделал заявление, в котором шла речь о приверженности принципам дальнейшей демократизации общества, о неукоснительном соблюдении прав и свобод граждан, о соблюдении всех взятых Кыргызстаном международных обязательств, в том числе по реализации прав человека на свободу вероисповедания. Это заявление стало лейтмотивом последующих действий новой власти.

Необходимо отметить, что правовые аспекты отношений государства и религиозных организаций в республике устанавливаются и регулируются не только законом "О свободе вероисповедания и религиозных организациях", принятом в 1991 году, но и рядом других правовых актов и норм, связанных с реализацией религиозных прав и свобод, что создало предпосылки для роста числа общин разных конфессий. В стране ныне зарегистрировано 2 085 объектов религиозного назначения, из них 1 762 находятся в ведении Духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК): мечетей — 1 639, медресе — 45, высших исламских учебных заведений — 7, а также ряд центров, фондов и т.д. Вместе с тем свыше 300 кыргызстанцев обучаются в исламских учебных заведениях других государств. Кроме того, в республике зарегистрировано 318 христианских объектов: православие, католицизм, протестантизм (и его 15 направлений) — а также действуют буддийское общество, еврейская община, 21 объект новых религиозных течений, 21 миссия зарубежных религиозных организаций. Прошли учетную регистрацию и перерегистрацию более 1 200 иностранных граждан, прибывших в республику из 54 государств мира.

Сегодня в КР, как и в других странах Центральной Азии, остро стоит проблема распространения идей религиозного экстремизма, болезненно воспринимается прозелитизм, в ряде случаев приводящий к локальным конфликтным ситуациям в местных сообществах, нелегально действуют деструктивные группы, запрещенные и в других странах мира. К тому же миссионеры некоторых направлений стремятся к сплошной евангелизации населения, другие — одержимы идеей строительства исламского государства. Разумеется, активизация экстремистских религиозных структур, рост численности деструктивных и псевдорелигиозных организаций может отрицательно сказаться на межконфессиональных и межнациональных отношениях граждан, на мирном сосуществовании разных религиозных объединений, что подтверждается общим ходом и тенденциями развития событий последнего времени.

Так, в минувшем году весьма громко заявила о себе "Хизб ут-Тахрир", особенно в период парламентских (февраль — март) и президентских (июнь — июль) избирательных кампаний, хотя эта партия не признает демократические нормы, в том числе выборы. До парламентских выборов-2005 она действовала в РК по нормам своего Устава. Однако в ходе этой избирательной кампании лидеры ее местных ячеек вели переговоры с некоторыми кандидатами в депутаты. А на президентских выборах "хизбуттахрировцы" участвовали и в самом процессе голосования1. К тому же как в орбиту своей деятельности, так и в свои ряды партия все больше втягивает женщин, даже создает женские секции, играющие важную роль во внедрении в сознание членов семьи, в том числе детей, основных замыслов "Хизб ут-Тахрир", искусно используя при этом моральный запрет общества на преследование женщин мужчинами. В феврале минувшего года сторонники этой структуры организовали в г. Ош несколько пикетов, к участию в которых привлекли женщин и детей, с намерением дестабилизировать обстановку и освободить своих единомышленников, задержанных за хранение взрывчатых веществ и большого количества религиозно-экстремистской литературы.

Еще одна специфическая черта парламентских выборов-2005 — использование некоторыми кандидатами ресурса священнослужителей. Как сообщало агентство "Кыргызинфо", самый распространенный в этом плане способ — оказание материальной помощи церквям и мечетям, в частности на ремонт и другие цели2. Правда, такие факты замечены только в отдельных случаях. В целом же духовные служители ислама действовали согласно принятой Советом улемов мусульман Кыргызстана фетве (№ 19) "О недопущении политизации ислама".

По некоторым данным, в рядах "Хизб ут-Тахрир" насчитывается свыше 3 тыс. граждан страны, другие эксперты считают, что таковых на порядок больше — в основном они действуют на юге республики, в Ошской и Джалалабадской областях, где традиционно ислам играет более существенную роль, чем в других ее регионах. Но подпольные ячейки партии заявляют о себе и в менее религиозных областях страны, в частности, во время президентской избирательной кампании листовки религиозного характера на кыргызском и русском языках, содержащие призывы к бойкоту и срыву выборов, распространялись повсеместно. Однако жизнь еще раз доказала, что "Хизб ут-Тахрир" и другие радикальные группы не смогут реализовать свои идеи в Кыргызстане, и это наглядно подтвердили результаты волеизъявления граждан.

Наиважнейшая цель "Хизб ут-Тахрир" — устранение светских правительств и установление во всемирном масштабе исламского правления "Халифата". Основные формы ее деятельности — воинствующая религиозная пропаганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим вероисповеданиям, активная вербовка сторонников, целенаправленная работа по внесению раскола в общество3. В связи с этим эмиссары партии пытаются вовлечь в ее ряды госслужащих, включая сотрудников правоохранительных органов, бизнесменов, депутатов различного уровня, представителей интеллигенции и студентов, наладить контакты со СМИ, отечественными и зарубежными НПО, а также с другими международными организациями, то есть стремятся проникнуть во все сферы общества. Отмечается даже их участие в состоявшихся в декабре минувшего года выборах глав местного самоуправления. Так, в Базаркоргонском районе одним из кандидатов на эту должность был выдвинут член "Хизб ут-Тахрир", имевший судимость за антиконституционные действия4. А в соответствующем государственном органе житель города Ош зарегистрировал телестудию "Онг" ("Сознание"), в передачах которой появились материалы на религиозные темы, отражающие идеи "Хизб ут-Тахрир" (впоследствии выяснилось, что учредитель телестудии — член этой партии). В результате вмешательства компетентных органов деятельность студии приостановили.

Некоторые эксперты прогнозировали5, что в мае — июле религиозные экстремисты попытаются организовать мятеж в Ферганской долине. Их прогноз подтвердили майские события в Андижане (Узбекистан), в которых основную роль играли последователи группы "Акромийя". Напомним, что из-за тактических разногласий между региональными руководителями "Хизб ут-Тахрир" в последние годы от партии откололись две группировки: "Хизб ан-Нусра" и "Акромийя"6. По информации СМИ, незначительное количество приверженцев "Акромийи" есть и на юге КР, причем некоторые из них, а также "наши" активисты "Хизб ут-Тахрир" из приграничных с Узбекистаном областей, по мнению экспертов, 12—13 мая оказались в Андижане отнюдь не случайно. Многие аналитики считают, что конфликт в Ферганской долине возник не сегодня, он зрел на протяжении десятилетий, к тому же деятельность в регионе ряда международных религиозных организаций лишь обострила ситуацию. По мнению авторов, андижанские события — один из эпизодов глобальной войны, объявленной международными террористами мировому сообществу7.

Заметно активизировались и "дааватисты". Анализ состава движения и его деятельности показывает, что оно связано с радикальными зарубежными центрами. Согласно информации Международной кризисной группы, под влиянием студентов-кыргызстанцев, учившихся в других странах, в КР появились разные исламские группы, среди них одна из наиболее заметных — "Таблих", состоящая из молодых мужчин, обучавшихся в медресе Пакистана. "Таблих" и проводит то, что они называют "Даават"8. Кстати, по утверждению Н. Альниязова9, пакистанские религиозные организации занимаются миссионерством во всех республиках Центральной Азии. Главная из этих структур — движение "Таблих", основные духовные центры которого находятся в Пакистане и Индии10.

Жители КР относятся к дааватистам неоднозначно. Абсолютное большинство требует, чтобы власти пресекли их деятельность. Основные тому причины — внешний вид "таблиховцев", по каноническим мотивам неприемлемый для основной части коренного этноса, призывы строго жить в рамках шариата, а также их низкий уровень образования. В целом деятельность этой группы сегодня не представляет прямой опасности и проблем для общества, но для непросвещенной части населения, особенно из среды женщин и молодежи, она способна служить началом фанатичного или же радикально-ревностного отношения к религии, а впоследствии, возможно, стать фактором, усиливающим распространение идей религиозного экстремизма.

Отметим, что складывающая в стране религиозная ситуация не так опасна, как в других государствах, и не способствует созданию предпосылок для активного распространения религиозного экстремизма. Однако часть мусульман и отдельные духовные исламские лидеры (в основном в связи с их возрастом и по социальным причинам) не считаются с мнением и некоторыми рекомендациями Духовного управления мусульман Кыргызстана. Поэтому группа людей, исповедующих ислам, обратилась в государственные и общественные институты с выражением недовольства действиями главного муфтия. К тому же некоторые СМИ опубликовали материалы о том, что главное духовное лицо страны и его окружение подозреваются в финансовой нечистоплотности, в частности речь шла о том, куда пропал 1 млн долл., который должны были собрать в дни Рамазана11? Аналогичные обвинения связаны и с хаджем в Мекку, также организуемым под эгидой ДУМК.

Исходя из этого, Комитет по международным делам, межпарламентским связям, общественным объединениям и религиозным организациям Жогорку Кенеша (парламента) предложил передать эти функции Министерству иностранных дел12. Последнюю точку в дискуссии по этой проблеме поставило правительство своим решением "О порядке организации паломничества в Мекку из Кыргызской Республики", которое оно приняло 13 декабря 2005 года.

Еще одна проблема — активизация некоторых религиозных групп и миссионеров, не учитывающих местные условия, многовековые обычаи и традиции кыргызов, что сопровождается ростом напряженности в обществе. Так, прозелитизм создает реальную угрозу полноценному функционированию института семьи. Эта проблема возникла неожиданно, точнее, когда встал вопрос о погребении первого покойника, при жизни принявшего другую веру. Естественно, родственники таких усопших пытаются захоронить их на кладбище предков, против чего категорически возражают односельчане. В минувшем году общественный резонанс, обусловленный этой проблемой, вызвал конфликт в селе Алмалуу Ыссыкатинского района Чуйской области, где из-за неадекватных действий одной зарубежной миссии местные жители угрожали физической расправой ее представителям. Свою же назойливость эти миссионеры оправдывали тем, что и Христос подвергался гонениям, но все равно шел к людям.

Государственным органам с трудом удалось погасить это инцидент, как и другие, ранее возникавшие почти во всех регионах республики. В свое время отмечались столкновения между мусульманами и протестантами в Иссык-Кульской области (Жетиогузский район), в Нарынской, Баткенской (с. Базар Башы), Джалалабадской, Ошской (с. Мырзаке) областях. Но особенно остро они проходило в Чуйской области — в населенных пунктах Спартак, Сокулук, Чон-Таш, Ак-Тюз, Орловка, Таш-Добо, а также в жилмассиве Арча-Бешик (г. Бишкек). Большую озабоченность представителей традиционных конфессий вызвал приезд в республику Сон Мен Муна, руководителя Ассоциации Святого Духа за объединение мирового христианства, учение которого вызывает публичный протест во многих странах, а ряд государств даже периодически отказывает ему во въезде.

Проблемы прозелитизма и распространения деструктивных вероучений обостряют приверженцы "Хизб ут-Тахрир" и часть неконструктивных дааватистов. В своих листовках и проповедях они отрицают многообразие религий, создают атмосферу нетерпимости вокруг своих соплеменников, перешедших в иную веру, выступают против существования других конфессий в среде, где большинство населения исповедует ислам. С учетом роста числа обращенных в "новые" религии молодых людей и набирающего силу прозелитизма в обозримом будущем не исключены возможности серьезных этнорелигиозных конфликтов.

Исходя из этого, а также принимая во внимание некоторые социально-экономические вопросы, общественность выступила с инициативой противодействовать стихийности и росту количества поминальных обрядов, их масштабности и пышности. Здесь уместно отметить, что мусульманское духовенство республики всегда твердо выступало против поминальных обычаев, а его лидеры даже приняли фетву, согласно которой некоторые из этих обрядов запрещены, так как они не соответствуют шариату13. В стране за год в среднем умирает 40 тыс. чел, из них 30 тыс. — кыргызы. На захоронение и поминальные обряды каждого (3 дня, 7 и 40 дней, годовщина) в среднем уходит 100 тыс. сомов, за год в общем по республике — 30 млн сомов (732 тыс. долл.). Как пишет М. Урумбаев, только в одном районе на похоронные обряды, притом зачастую надуманные, за год люди потратили не менее 70 млн сомов14. Правда, руководство ДУМК и ведущие богословы страны предпринимают в этой сфере конструктивные меры, в частности, предложили разработать единые правила проведения обрядов в республике. Однако упорядочить этот процесс, запретить или установить ограничения в этой весьма деликатной и специфической области весьма сложно.

Но в целом нынешнее состояние государственно-конфессиональных отношений не вызывает серьезных опасений. Политическое руководство страны уделяет большое внимание религиозному вопросу, в том числе обеспечению межконфессионального равноправия и согласия, создает условия для развития религиозных институтов. Вместе с тем необходимо совершенствовать правовые нормы регулирования религиозных вопросов, так как в будущем нельзя исключать возможной дестабилизации в религиозной среде. Во многом она может быть вызвана ростом противоречий между различными деструктивными течениями и группами как мусульманского, так и христианского направления. На наш взгляд, государству необходимо уделять этой сфере еще больше внимания и усилить контроль над религиозной ситуацией.


1 См.: Жусупалиев Э. Партия "Хизб ут-Тахрир" активно участвовала в выборах в Киргизии (Фергана.Ру. http://news.ferghana.ru/detail.php?id=31647337182.33,1290,5314356(, 19 июля 2005. к тексту
2 См.: Бабакулов У., Кабулов Э., Шаршембиева Н., Иманкулова Г. "Голос свободы" обозначил роль религии и религиозных лидеров во время выборов в Кыргызстане // Кыргызинфо, 10 ноября 2004. к тексту
3 См.: Мамаюсупов О.Ш., Мурзахалилов К.С., Маматалиев К.К. Ислам в Кыргызстане: тенденции развития. Бишкек, 2004. к тексту
4 См.: Базаркоргонский кандидат жалуется на прокуратуру, обвиняющую его в членстве в партии "Хизб ут-Тахрир" // Информационное агентство "Акипресс", 2 декабря 2005. к тексту
5 См.: Панфилова В., Тодуа З. Амиры рвутся к власти. Исламские фундаменталисты готовят прорыв в Центральной Азии // НГ-Религии, 20 апреля 2005. к тексту
6 См.: ИДУ и "Хизб ут-Тахрир": последствия афганской кампании // Доклад ICG, Ош — Брюссель, 30 января 2002. к тексту
7 См.: Панфилова В., Тодуа З. "Халифат идет!" Исламисты наступают на Центральную Азию // НГ-Религии, 19 октября 2005. к тексту
8 См.: Центральная Азия: Ислам и государство // ICG, доклад по Азии, № 59. Ош — Брюссель, 10 июля 2003. к тексту
9 См.: Альниязов Н. Факторы, влияющие на развитие ислама в Казахстане [http://www.kazanfed.ru/actions/konfer7/18/], 4 января 2006. к тексту
10 См.: Новиков Е. База Ганси в Кыргызстане Штатам не нужна // Вечерний Бишкек, 10 ноября 2005. к тексту
11 См.: Каримова Г. Сезон недоверия // Вечерний Бишкек, 22 ноября 2005. к тексту
12 См.: Султангазиев А. Депутаты парламента предлагают передать организацию Хаджа мусульман Кыргызстана в МИД // Информационное агентство "Кабар", 20 ноября 2005. к тексту
13 См.: Садыбакасова А. Пышные похороны разоряют кыргызстанцев: дорогостоящие погребальные и поминальные мероприятия заставляют кыргызские семьи залезать в крупные долги // Аргументы и факты (Кыргызстан), 18 ноября 2005, № 421. к тексту
14 См.: Урумбаев М. Кто ворует наши души? // Вечерний Бишкек, 2 июня 2005. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL