МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ

Рашид АБДУЛЛО


Рашид Абдулло, независимый политолог (Душанбе, Таджикистан)


1

Содержание и направление внешней политики страны и ее экономических связей с другими государствами мира определялись необходимостью обеспечить успешное решение задач, связанных с завершением формирования постсоветской государственности Таджикистана и созданием предпосылок, позволяющих осуществить прорыв в экономике. Эти задачи приходилось решать в условиях обострения соперничества между Россией и США в Центральной Азии, растущего внимания к региону Китая и Ирана, стремящихся реализовать свои цели в ЦА в общем и в Таджикистане в частности. Существенным образом на формировании политической ситуации в регионе, а следовательно и на внешнеполитических действиях официального Душанбе, сказались "революция тюльпанов" в Кыргызстане, а также события в Андижане.

Разумеется, на решение отмеченных задач повлияли выборы в парламент (Маджлиси Оли) и переход всей государственной границы с Афганистаном под юрисдикцию республики.

Главная особенность выборов-2005 заключалась в том, что впервые в постсоветской истории РТ они проходили в устоявшийся по форме и составу парламент. К тому же они впервые должны были стать рутинной процедурой, организованной в условиях, не отягощенных чрезвычайной ситуацией. Для республики было очень важно, чтобы избирательную кампанию, сами выборы и их результаты позитивно оценило международное сообщество. Для достижения поставленной цели было налажено сотрудничество со структурами СНГ, ООН и ОБСЕ. Так, 24 января в Душанбе прибыл исполнительный секретарь СНГ Владимир Рушайло. На следующий день он и прилетевшие с ним первые 13 из 70 наблюдателей Содружества открыли в столице республики офис своей миссии. А 28 января свою миссию наблюдателей за ходом подготовки и проведения выборов открыла и ОБСЕ. ООН через свои структуры в Таджикистане выделила около 250 тыс. долл. на проведение мероприятий, связанных с подготовкой к предстоящему голосованию.

Как и ожидалось, победу на выборах в нижнюю палату парламента одержала президентская Народно-демократическая партия. Своих представителей в парламент сумели провести Компартия и Партия исламского возрождения Таджикистана. Наблюдатели от СНГ сочли подготовку и проведение выборов соответствующими необходимым стандартам. Миссия наблюдателей ОБСЕ заняла диаметрально противоположную позицию.

Однако для окончательной легитимации выборов большое значение имела оценка со стороны США. 28 февраля посольство этой страны выпустило пресс-релиз, в котором проводилась мысль, что прошедшие выборы следует оценить как часть положительного процесса создания предпосылок для дальнейшего развития демократии в Таджикистане. А 3 марта в интервью газете "Азия плюс" посол Соединенных Штатов в республике Ричард Хоуглэнд заявил, что выборы были очень важным шагом вперед, ознаменовавшим успех на самом первоначальном уровне, что Рим строили не один день, то есть построение демократии — долгий процесс, и один или два процесса выборов еще не создадут демократию... Как пресс-релиз посольства, так и заявление посла были однозначной поддержкой Белым домом итогов этих выборов. Таким образом, рациональная политика руководства страны, которое учло и реалии РТ, и интересы своих российских и западных партнеров, в том числе идеологические, позволила ему добиться в данном вопросе нужного для себя и для республики результата.

Что касается установления юрисдикции Таджикистана над государственной границей с Афганистаном, то для официального Душанбе было важно завершить данный процесс как можно скорее, не осложняя при этом отношений с Россией. Поставленную задачу удалось решить, во-первых, путем перевода границы под контроль таджикских пограничников, во-вторых, обеспечением участия российской стороны в охране этих государственных рубежей через создание института советников РФ в таджикских погранвойсках, обучение граждан республики в специализированных учебных заведениях России, а также на основе развития сотрудничества соответствующих структур в рамках СНГ.

Процесс перехода контроля над таджикско-афганскими рубежами начался еще в декабре 2004 года на самой восточной части границы — с ее Хорогского участка. 16 мая началась передача в ведение таджикских пограничников Московского участка, а 22 мая Пянджского участка границы с Афганистаном. 14 июня процесс фактической передачи границы под юрисдикцию Таджикистана был успешно завершен. И уже 13 июля состоялась церемония поднятия флага Таджикистана на самом западном, Пянждском, участке рубежей с Афганистаном. 19 октября при участии руководителя Пограничной службы РФ генерала Владимира Проничева состоялась официальная церемония передачи всей таджикской границы с Афганистаном в ведение пограничников РТ. В тот же день в Душанбе состоялось 54 заседание Совета командующих пограничными службами государств СНГ. В связи с произошедшими на таджикско-афганской границе переменами В. Проничев отметил, что необходимо интенсифицировать сотрудничество стран СНГ в обеспечении как безопасности этой границы, так и безопасности всех южных рубежей Содружества.

С началом процесса ухода пограничников РФ официальный Душанбе поставил перед международным сообществом вопрос о финансовой и материально-технической поддержке его усилий, направленных на то, чтобы не допустить снижения уровня и качества охраны этих рубежей. 19 января в столице республики состоялось первое заседание Парижского пакта — международной структуры, учрежденной в 2003 году на саммите Большой восьмерки в Париже с целью перекрыть каналы контрабанды афганских наркотиков. Члены Пакта — 55 стран, авторитетные международные организации (ООН, МОМ и др.) и финансовые институты (Всемирный банк, Азиатский банк развития и др.). Участники заседания обсудили возможности оказания содействия Таджикистану в охране его рубежей с Афганистаном. В частности, была подчеркнута необходимость незамедлительно увеличить техническую помощь пограничным войскам республики, а в ближайшей перспективе оказать содействие подготовке их квалифицированного личного состава, также отмечалось, что обе эти задачи следует решать в рамках двусторонних и многосторонних отношений стран-участниц Пакта.

16 февраля прибывшая в Таджикистан делегация Европейской комиссии заявила, что в рамках программ ЕС по менеджменту границ и борьбе с наркотрафиком начнется работа по определению эффективных мер, направленных на укрепление границы. Кроме того, делегация сообщила, что уже налаживается сотрудничество по созданию учебных центров, подготовке пограничников, обеспечению соответствующего контроля в аэропортах, проведению правовых и институциональных реформ, необходимых для модернизации системы охраны границы, и т.д.

Эти и ряд других вопросов обсуждались на состоявшейся 16 февраля Первой международной конференции доноров. Таджикская сторона заявила, что для развития соответствующей инфраструктуры, технического оснащения границы, реализации реформ, подготовки кадров и т.д. пограничной службе республики необходимы время и средства. (Потребность в последних была оценена в 110 млн долл.)

7 сентября президент страны Э. Рахмонов принял специального представителя ЕС по Центральной Азии Я. Кубиша, который заявил, что Евросоюз готов оказать содействие Таджикистану в укреплении границы с Афганистаном. А 27 сентября в Душанбе начала работать Вторая международная конференция доноров. Ее участники обсудили вопросы, связанные с подготовкой Соглашения о партнерстве между странами-донорами и правительством республики и с определением объема необходимой ей помощи в охране границы на период до 2007 года. Было определено, что она должна составить около 30 млн долл. Эти средства необходимо направить на модернизацию действующих и создание новых застав вдоль всей линии рубежей с Афганистаном.

2

В ходе решения задач по созданию предпосылок, позволяющих осуществить прорыв в экономике, усилия руководства страны были направлены прежде всего на реализацию крупных проектов в сфере энергетики (по гидроэнергоресурсам республика занимает второе место в СНГ).

Вопрос о завершении строительства Сангтудинской и Рогунской ГЭС, начатого еще в советское время, Бишкек решал в связке с Москвой и Тегераном. Руководство республики изначально было заинтересовано в сотрудничестве именно с РФ. Однако условия, предлагаемые Россией, в частности по Сангтудинской ГЭС, не удовлетворяли Таджикистан. В сентябре 2004 года президент Ирана М. Хатами предложил республике 250 млн долл. (в два с половиной раза больше, нежели Россия) на строительство этой ГЭС. В ходе своего официального визита в Душанбе (октябрь 2005 г.) уже президент России В. Путин предложил Таджикистану почти 2 млрд долл. на завершение строительства обеих ГЭС, а также на модернизацию действующего Таджикского алюминиевого завода и строительство нового аналогичного производства.

Руководство республики приняло предложение РФ, но вместе с тем не желало отказываться и от иранского варианта. Во-первых, Тегеран предлагал реальные деньги и, что немаловажно, его предложение диктовалось национальными интересами ИРИ. Во-вторых, опыт отношений с Россией подсказывал: она предпримет нечто дельное и позитивное в отношении Таджикистана только тогда, когда появляется реальная конкуренция ее интересам. А в данном случае Душанбе рассматривает Тегеран как дееспособного в финансовом отношении партнера, который может составить конкуренцию Москве и тем самым побудить ее выполнять то, что она сама же предложила.

В результате соответствующих внешнеполитических действий руководства РТ родилась идея строительства двух отдельных Сангтудинских ГЭС. Эта идея была обсуждена на состоявшейся 12 января в Душанбе встрече министров энергетики Таджикистана Джурабека Нурмухаммадова, Ирана — Хабиболлы Битарафа и руководителя РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса. Стороны подписали три протокола, в соответствии с которыми российская сторона обязалась инвестировать средства в строительство Сангтудинской ГЭС-1, стоимостью 400—500 млн долл., а Иран — в строительство Сангтудинской ГЭС-2, стоимостью 220 млн долл.

На российском направлении дела обстояли следующим образом. 15 апреля А. Чубайс принял участие в официальной церемонии возобновления строительства Сангтудинской ГЭС-1. А после встречи с президентом республики Э. Рахмоновым он заявил журналистам, что последний (четвертый) агрегат ГЭС будет запущен 19 апреля 2009 года.

28 июня в Душанбе состоялась очередная встреча Таджикско-российской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Стороны, возглавляемые премьер-министром РТ Акилом Акиловым и главой МЧС России Сергеем Шойгу, обсудили (помимо всего прочего) вопросы участия российских компаний в строительстве Сангтудинской ГЭС-1 и Рогунской ГЭС. В этой связи С. Шойгу заявил, что потенциальные инвесторы РФ опасаются вкладывать средства в экономические проекты Таджикистана, хотя желание работать на этом рынке у них все же имеется.

8 сентября президент РТ Э. Рахмонов и глава фирмы "РусАл" О. Дерипаска обсудили планы совместной работы по возобновлению строительства Рогунской ГЭС. 26 сентября при участии главы РТ Э. Рахмонова и вице-премьера РФ В. Христенко в г. Рогун состоялась официальная церемония возобновления ее строительства.

6 октября в Кремле состоялись переговоры между президентами Таджикистана Э. Рахмоновым и России В. Путиным. Естественно, они обсудили широкий круг вопросов развития двусторонних отношений. Э. Рахмонов сделал особый акцент на проблемах, связанных с реализацией стратегических экономических проектов, по которым были достигнуты договоренности в ходе встречи глав этих государств годом раньше в Душанбе.

14 декабря в республику с двухдневным визитом прибыл председатель Государственной Думы РФ Борис Грызлов. После встречи с Э. Рахмоновым он заявил журналистам, что Таджикистан — страна, в которую можно вкладывать финансовые средства. Эти слова были своеобразным ответом на противоположное по характеру заявление С. Шойгу от 28 июня.

На иранском направлении таджикская сторона была не менее активной. Так, 31 мая Э. Рахмонов и замминистра энергетики ИРИ Реза Ардаканиян обсудили вопросы дальнейшего развития сотрудничества в сфере энергетики. Затем, 8—11 июня министр энергетики РТ Д. Нурмухаммадов обсудил в Тегеране со своим иранским коллегой Х. Битарафом вопросы, связанные с реализацией проекта "Сангтуда-2". Стороны подписали Меморандум о взаимопонимании, в частности, ИРИ подтвердила, что выделит на реализацию проекта стоимостью в 220 млн долл. кредит (180 млн долл.) сроком на 10 лет (под 5% годовых).

15 июня Э. Рахмонов провел переговоры с управляющим Центрального банка Ирана Ибрахимом Шейбани, который заверил, что готов инвестировать средства в проект "Сангтуда-2". А 13 июля в Душанбе состоялось заседание Таджикско-иранской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. В ходе ее работы также обсуждались вопросы реализации проекта "Сангтуда-2". В частности, сопредседатель комиссии, представитель ИРИ М. Шариатмадари подтвердил, что его страна предоставляет кредит на строительство Сангтудинской ГЭС-2 (180 млн долл.).

В ходе своего визита в Иран (24—30 декабря) председатель нижней палаты парламента РТ Сайдулло Хайруллоев встретился со своим иранской коллегой Гулям Али Хаддад-Аделем, с новым президентом ИРИ Махмудом Ахмадинежадом и с министром иностранных дел страны Манучехром Муттаки. В ходе этих встреч было подтверждено стремление официального Тегерана к дальнейшему развитию экономического сотрудничества, особенно в сфере энергетики.

В 2005 году президент Э. Рахмонов участвовал в работе ряда международных форумов, в ходе которых он целенаправленно лоббировал важные для Таджикистана экономические проекты. Например, 22—23 апреля глава республики принял участие в состоявшемся в Джакарте Азиатско-африканском саммите, где встретился с вице-президентом Ирана Р. Арефом и обсудил с ним вопросы участия ИРИ в строительстве Сангтудинской ГЭС-2 и Анзобского туннеля. А с пакистанским коллегой Первезом Мушаррафом Э. Рахмонов обсудил вопросы развития торговли и перспективы экспорта электроэнергии из Таджикистана в Пакистан.

22—25 марта президент республики Э. Рахмонов посетил с официальным визитом Южную Корею, где обсудил с ее президентом вопросы развития двустороннего торгово-экономического сотрудничества, особенно в сфере энергетики, а также принял участие в международном экономическом форуме.

26 мая министр энергетики Таджикистана участвовал в работе заседания Совета по энергетике СНГ, на котором обсуждались перспективы и стратегия развития сотрудничества в этой сфере до 2020 года.

16—17 июня в Душанбе состоялась Международная банковская конференция. В своем вступительном слове президент Таджикистана подчеркнул, что республика нуждается во внешних инвестициях в национальную экономику. Наряду с этим он объявил, что правительство страны снимает все ограничения на деятельность иностранных банков в РТ. Глава ЕБРР, участвовавший в работе форума, провел отдельные переговоры с главой государства и премьер-министром страны А. Акиловым.

21 июня Э. Рахмонов прибыл с визитом в Москву, где принял участие в работе саммита ЕврАзЭС. Кроме того, в ходе его встречи с В. Путиным были обсуждены вопросы реализации достигнутых ранее договоренностей, в том числе по энергетическим проектам. Выступая на саммите, Э. Рахмонов назвал строительство Сангтудинских ГЭС с российскими и иранскими инвестициями хорошим примером сотрудничества.

Выступая на саммите ООН в Нью-Йорке (14 сентября), Э. Рахмонов призвал международных доноров удвоить помощь Таджикистану и создать механизм, позволяющий смягчить долговое бремя таких стран, как Таджикистан. Для своей республики он предложил использовать так называемый механизм "списания долгов в обмен на устойчивое развитие".

27 сентября в Душанбе собрались премьер-министры стран СНГ. Встречаясь с ними, президент РТ Э. Рахмонов призвал интенсифицировать экономические связи между странами Содружества на двусторонней основе и в многостороннем формате. Тогда же, 27 сентября, в Душанбе состоялось заседание Межгосударственного совета ЕврАзЭС. Его участники подписали соглашения о процедуре создания общего нефтегазового рынка, защиты инвестиций и др., утвердили бюджет Сообщества на 2006 год.

10 октября в Душанбе встретились эксперты стран ШОС по вопросам сотрудничества в сфере экономики, торговли, банковского дела. А 11—12 октября министры экономики этих стран обсудили спектр вопросов по развитию торгово-экономических связей. Во многом это обсуждение было вызвано тем, что Китай выделил 900 млн долл. странам Центральной Азии для решения их экономических проблем; в частности, Таджикистан представил список объектов, подлежащих реабилитации.

7—8 декабря Э. Рахмонов участвовал в работе проходившего в Мекке Третьего (чрезвычайного) саммита Организации Исламская конференция (ОИК). В своем выступлении президент Таджикистана призвал страны ОИК вкладывать средства в энергетические проекты республики. В кулуарах сессии он провел двусторонние переговоры, главным образом по экономической тематике с президентами Пакистана Первезом Мушаррафом, Ирана — Махмудом Ахмадинежадом, Афганистана — Хамидом Карзаем, а также с королем Бахрейна шейхом Хамадом Бен Исой и президентом Исламского банка развития Ахмедом Мухаммедом Али. Новый президент ИРИ подчеркнул преемственность политики своей страны по оказанию содействия в реализации запланированных экономических проектов в Таджикистане.

10 декабря Э. Рахмонов встретился с представителями международных финансовых институтов: Всемирного банка (ВБ), Азиатского банка развития (АБР), Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), Исламского банка развития (ИБР), а также с главами крупнейших компаний России, США и других стран — О. Дерипаской ("РусАл"), А. Колесниченко (зам. руководителя РАО "ЕЭС России"), Дж. Вудхемом ("Нур Энергосервис") и др., имеющих непосредственное отношение к реализации Стратегии социально-экономического развития Таджикистана. Встреча была посвящена проблемам строительства ГЭС и ЛЭП в РТ.

3

Разумеется, официальный Душанбе уделял особое внимание и проблемам безопасности страны. События в Кыргызстане и Андижане, а также их последствия дали Таджикистану сильный толчок для развития сотрудничества с другими странами по вопросам безопасности как в общеполитическом, так и в более специальном аспекте. Обозначились два направления этого развития: с одной стороны, со странами СНГ и Китаем, с другой — с государствами Запада.

2—6 апреля на территории РТ были проведены командно-штабные учения "Рубеж-2005" с участием подразделений стран-участниц Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Они состоялись практически сразу после "тюльпановой революции" в Кыргызстане, актуализировавшей проблему сохранения стабильности в регионе. На фоне этих событий и проходивших учений президент РТ Э. Рахмонов и министр обороны страны Ш. Хайруллоев встречались с министром обороны РФ С. Ивановым. Глава государства также встречался с Генеральным секретарем ОДКБ Н. Бордюжей. Главной темой этих встреч стали вопросы, связанные с обеспечением региональной безопасности в свете бурно развивавшихся политических событий в Центральной Азии в целом и в Кыргызстане в частности. Стороны пришли к согласию о необходимости создать все условия для эффективного функционирования российской военной базы (№ 4) в Таджикистане. А на состоявшейся 6 апреля в Сочи встрече глава РТ Э. Рахмонов и президент РФ В. Путин также обсудили проблему обеспечения безопасности в Центральной Азии в свете кыргызских событий.

С 19 по 23 апреля министр обороны республики Ш. Хайруллоев находился с визитом в Иране, где провел переговоры со своим коллегой адмиралом Али Шамхани и президентом ИРИ Саидом Мухаммадом Хатами. Стороны подписали Меморандум о развитии двусторонних связей в военной сфере.

24 июня в Душанбе состоялось заседание Совета министров обороны стран СНГ. Оно проходило после событий в Андижане и на фоне резкого ухудшения отношений Узбекистана с Соединенными Штатами и странами Западной Европы, что, естественно, не могло не сказаться на характере имевших место дискуссий. В своем выступлении президент РТ Э. Рахмонов выразил желание удвоить квоту для таджикских курсантов и слушателей в российских военных учебных заведениях.

5 июля Э. Рахмонов принял участие в саммите ШОС в Астане. События в Кыргызстане и Андижане наложили весьма существенный отпечаток на позиции его участников, в частности относительно дальнейшего пребывания американских военных баз в Центральной Азии.

21 июля Э. Рахмонов провел в Душанбе переговоры с вице-премьером Китая Ву И, в ходе которых они обсудили вопросы реабилитации и строительства дорог в республике, а также модернизации и развития ее телекоммуникационных сетей. В этих проектах вполне очевиден не только экономический аспект. Следует отметить, что в связи с военным присутствием США в регионе, особенно после событий в Кыргызстане и Узбекистане, руководство КНР стало резко интенсифицировать свои военно-политические и экономические контакты со странами Центральной Азии, справедливо полагая, что активная политика на этом направлении — важнейшее условие обеспечения собственной безопасности Китая. Кроме того, министр обороны РТ Ш. Хайруллоев, прибывший в КНР в качестве наблюдателя за ходом совместных китайско-российских учений, 23 августа встретился со своим китайским коллегой Цао Ганчуанем и обсудил с ним вопросы дальнейшего развития двустороннего сотрудничества. А генерал Цао Ганчуань 13 сентября посетил с ответным визитом Таджикистан, где заявил, что цель его визита — обсуждение путей дальнейшего развития двустороннего военного сотрудничества, а также сообщил об увеличении Китаем военно-технической помощи Таджикистану. Министр обороны КНР также встретился с председателем верхней палаты парламента страны Махмадсайидом Убайдуллоевым и премьер-министром Акилом Акиловым.

Безопасность любого государства Центральной Азии во многом зависит от характера его отношений с США. Поэтому республики региона всегда старались поддерживать с Вашингтоном хорошие отношения. Но события в Кыргызстане и в узбекском Андижане, а также попытки Соединенных Штатов и стран Западной Европы оказать жесткое давление на официальный Ташкент ухудшили характер этих отношений. Однако США и другие западные страны оказались в большей степени, нежели сами страны ЦА, заинтересованными в улучшении дву- и многосторонних отношений. Так, в республики региона, в том числе в Таджикистан, зачастили официальные лица США и других западных стран. Основная их цель — изменить неудачно сложившуюся для них ситуацию. В частности, 15 апреля в РТ побывал командующий американскими войсками в Афганистане генерал-лейтенант Дэвид Барноу. Формально его беседы с Э. Рахмоновым были посвящены проблемам безопасности в регионе, но фактически, как можно предположить, генерал пытался прозондировать позиции официального Душанбе в отношении Вашингтона.

После того как позиции США в регионе резко поколебались, на саммите ШОС прозвучало адресованное американцам фактическое требование определиться со сроками функционирования их баз в Центральной Азии, в связи с чем руководство Узбекистана поставило вопрос о прекращении деятельности базы Соединенных Штатов в Ханабаде. 26 июля в Таджикистан с однодневным визитом прибыл министр обороны США Дональд Рамсфельд. Он выразил благодарность руководству республики за сотрудничество с США в военной сфере и обещал увеличить ей помощь в борьбе с терроризмом, наркотранзитом и т.д. Затем, 24 августа, с визитом в Душанбе прибыл командующий Центрального командования США генерал Джон Абизейд для обсуждения с президентом Таджикистана Э. Рахмоновым проблем двустороннего сотрудничества в сфере экономики, политики и обороны. Наконец, 13 октября республику с визитом посетила госсекретарь США Кондолиза Райс. В беседе с ней президент РТ Э. Рахмонов подчеркнул, что Таджикистан был и остается партнером Соединенных Штатов в борьбе с международным терроризмом, экстремизмом и наркоторговлей. В свою очередь, К. Райс заявила, что РТ достигла определенных успехов на пути к демократии. Это заявление четко свидетельствовало о поддержке Белым домом Э. Рахмонова, следовательно, и политической стабильности в стране.

Кроме того, что касается западных стран, то тесные политические и военные связи с Таджикистаном поддерживала Франция. Частым гостем в РТ была министр обороны этой страны Мишель Аллио-Мари. На состоявшейся 21 июля встрече с президентом республики Э. Рахмоновым она, помимо других тем, обсудила с ним вопрос о размещении в стране на временной основе (и в целях поддержки подготовки и проведения всеобщих выборов в Афганистане) нескольких истребителей "Мираж" и дополнительного контингента — 400 военнослужащих. А 11 октября в Париже состоялись переговоры Эмомали Рахмонова с президентом Франции Жаком Шираком, который заявил о намерении своей страны продолжить и расширить военное сотрудничество с Таджикистаном в военной сфере. Там же Э. Рахмонов и министр обороны Франции обсудили проблемы обеспечения региональной безопасности.

Определенное развитие получили и отношения Таджикистана с Североатлантическим альянсом. 16 декабря Э. Рахмонов провел беседу со специальным представителем Генерального секретаря НАТО по Центральной Азии и Южному Кавказу Р. Симмонсом. Стороны обсудили вопросы, связанные с деятельностью Альянса в Центральной Азии, в том числе в Таджикистане, по укреплению связей в рамках программы "Партнерство ради мира".

Подводя итоги внешнеполитической деятельности РТ в 2005 году, следует еще раз подчеркнуть, что она была успешной, то есть в полной мере служила решению задач, связанных с развитием таджикской государственности, созданием условий для экономического развития республики, улучшением ее международного имиджа, что в совокупности способствовало упрочению безопасности страны.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL