ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Аждар КУРТОВ


Аждар Куртов, президент Московского центра изучения публичного права (Москва, Россия)


Туркменистан — уникальное государство не только в Центральной Азии, но и на всем постсоветском пространстве. На нынешнем этапе развития страны ее уникальность определяется двумя основными факторами. Во-первых, огромными запасами углеводородных ресурсов. В пересчете на душу населения они сравнимы с аналогичными показателями арабских государств Персидского залива. Во-вторых, в республике сформировался политический режим единоличной власти (президента Сапармурата Ниязова), сущностные характеристики которого позволяют отнести его скорее к режимам тоталитарного типа. Ни один из других постсоветских режимов, а каждый из них представляет собой различные комбинации авторитарного правления, не достиг той степени всевластия и самодовлеющей воли главы государства, каковая наличествует в Туркменистане.

С нашей точки зрения, не слабое развитие частного предпринимательства и постоянное вмешательство правительства в бизнес-процесс, не однопартийная система с единственной политической организацией — Демократической партией Туркменистана, не применение репрессий против любых проявлений несогласия с линией президента роднит в первую очередь этот режим с тоталитаризмом. Тоталитарна, прежде всего, идеологическая практика навязывания обществу единственной системы взглядов, сформулированной в произведениях С. Ниязова, в частности в его книге "Рухнама". Тем самым туркменская государственная система стремится к тотальному контролю над всей жизнью общества в целом и над жизнью каждого человека в отдельности1.

Это особого рода идеология — комплекс идей, обосновывающий и легитимирующий право нынешнего президента на проведение избранной им политики. Идеология, предложенная С. Ниязовым, претендует на охват всех сфер жизни, а также на то, что только она — абсолютное воплощение истины в последней инстанции, поэтому ее и предлагают (точнее — навязывают) населению в качестве общеобязательной. Произведения С. Ниязова занимают ведущие позиции в школьных учебниках и вузовских образовательных программах, даже поступление в вузы поставлено в прямую зависимость от собеседования с абитуриентом по книге "Рухнама". Монополия на политическую и экономическую власть дополняется монополией на информацию, обращаемую в стране. Характерно, что демократию С. Ниязов трактует не как реализацию волеизъявления народа, а как осуществление его блага в понимании единственного лидера нации — вождя ("сердара") — Туркменбаши.

В последнее время Организация Объединенных Наций приняла ряд резолюций, осуждающих ситуацию с правами человека в Туркменистане, а в ноябре минувшего года очередной из этих документов утвержден в Третьем комитете Генеральной Ассамблеи ООН, который занимается социальными вопросами. За него проголосовали 70 членов ООН, против — 38, воздержались — 582.

Тем не менее власть С. Ниязова нельзя характеризовать как откровенное самодурство, что зачастую пытается делать туркменская оппозиция за пределами республики. Президент умеет весьма удачно использовать природные ресурсы страны, равно как и выстраивать внешнюю политику таким образом, чтобы она не создавала рисков для потери им своей власти, а, наоборот, служила дополнительным ресурсом ее укрепления.

К началу 2005 года Туркменистан подошел без существенных экономических или политических трудностей. В 2004-м, по версии официальной статистики страны, рост ВВП составил 21%. Всего было произведено продукции на 19 млрд долл. Серьезным подспорьем для национальной экономики стало резкое повышение мировых цен на углеводороды, при одновременном росте их добычи в республике: впервые в истории в 2004 году она добыла 10,1 млн т нефти, а добыча природного газа составила 58 млрд куб. м. Однако необходимо отметить, что оба этих показателя существенно ниже, чем предусмотрено в "Стратегии социально-экономических преобразований в Туркменистане на период до 2010 года". Эта стратегия, в частности, планирует переход подразделений нефтегазовой отрасли на рыночные отношения, а среднегодовые темпы ее роста должны составить не менее 18%. При этом отмечалось, что уже к 2005 году добыча нефти увеличится до 28 млн т, а природного газа — до 85 млрд куб. м.

Тем не менее республика получила новые возможности для увеличения экспорта. Объем внешней торговли превысил 7 млрд долл. Основные доходы здесь удалось получить от поставок природного газа; уверенно рос и экспорт электроэнергии в Иран, Турцию и Афганистан. Наряду с этим продолжалось строительство многих объектов, включая транспортную инфраструктуру (внутриреспубликанские автомобильные и железные дороги), ирригационные сооружения (плотины, каналы, водохранилища), промышленные предприятия, жилые дома и административно-культурные здания. Наращивались мощности добычи нефти и природного газа, а также их переработки, в том числе на двух НПЗ.

Принципиально важным стало поэтапное изменение ценовой политики в отношении главного экспортного товара — природного газа. За минувший год цены на него увеличились с 44 до 65 долл. за 1 тыс. куб. м.3 Именно на это были направлены усилия президента и дипломатов, многочисленные встречи с представителями иностранных государств и компаний. По нашему мнению, в этом плане руководство республики удачно использовало и фактор проектов прокладки новых газопроводов из Туркменистана в Афганистан и Китай. При этом сам С. Ниязов лишь один раз выезжал за пределы республики — в Москву на празднование 60-летия Победы в Великой Отечественной войне. Все остальные переговоры он предпочитал вести в Ашхабаде, тем самым пытаясь продемонстрировать свое доминирующее и независимое положение в международных отношениях. Еще один важный показатель этого же плана — заявка на изменение статуса Туркменистана в СНГ (с полноценного членства на ассоциированное).

Трудности, вызванные внутриконтинентальным положением страны и отсутствием у нее полноценных альтернативных вариантов доставки углеводородного сырья до потенциальных покупателей, постепенно нивелируются, в том числе развитием нефтегазохимической промышленности. (За продажу 1 т сырой нефти можно получить значительно меньше (порядка 400 долл.), чем после ее переработки в бензин и смазочные масла. То же можно сказать и о природном газе: 1 т полипропилена стоит 1 200 долл., а 1 т сжиженного газа — около 500 долл.) Торговыми партнерами по экспорту Туркменистана являются 52 страны, а по импорту — 82 государства мира. Более 45% туркменского экспорта составляет природный газ. Из этого количества 75% в 2005 году поставлено в Украину, 10% —в Иран и более 7% — в Россию. При этом, что касается международных контактов за прошедший год, следует особо отметить укрепляющиеся экономические связи с Китаем.

Растущие доходы от экспорта углеводородного сырья и его производных (положительное сальдо внешней торговли за год превысило 1,1 млрд долл.) позволяют правительству республики продолжить субсидирование социальной сферы. Ежегодно государство бесплатно отпускает населению 4 млрд куб. м газа и 2 млрд кВт · ч электроэнергии. Плата за коммунальные услуги и проезд в общественном транспорте весьма низкая. Новые квартиры жители городов приобретают в кредит на 15 лет.

В минувшем году страна собрала высокий урожай зерновых — 3,212 млн т. Правда, это меньше намеченных 3,5 млн т, но все же позволяет полностью удовлетворить спрос на внутреннем рынке. Урожай хлопка также не достиг запланированных 2 млн т. Поголовье овец составляет 19,9 млн, коров — 2,2 млн. С. Ниязов утверждает, что за годы независимости в экономику республики инвестировано 65 млрд долл., из них уже освоено 39 млрд.

Сейчас в стране имеется 2,4 млн гектаров орошаемой пашни, к 2009 году правительство планирует довести этот показатель до 4 млн гектаров (после полного ввода в эксплуатацию Туркменского озера, затраты на создание которого, по официальным данным, должны составить 15 млрд долл.). К тому же в сельском хозяйстве предполагается внедрить капельное орошение.

Анализируя все эти достижения, необходимо сделать поправку на упомянутый выше фактор — монополию власти на информацию. Особые сомнения вызывают данные официальной статистики. Руководство республики специально занижает аналогичные показатели советского периода и, наоборот, завышает современные результаты. Так, на XVI заседании Халк Маслахаты в октябре 2005 года С. Ниязов заверял собравшихся, что в СССР ежегодный доход на душу населения республики якобы составлял всего 7 долл., а ныне он вырос до 7 500 долл. Однако ни то, ни другое не соответствует действительности, в том числе не подтверждается авторитетными международными организациями. Более того, С. Ниязов даже не обращает внимания на очевидное несоответствие в приводимых им же данных. В том же выступлении глава государства отметил, что в 1991 году (последнем году существования СССР) республика добывала 2,5 млн т нефти. (О том, что тогда же она добывала около 80 млрд куб. м природного газа С. Ниязов предпочел не упоминать, поскольку этот показатель до сих пор не достигнут.) Элементарный подсчет свидетельствует, что в то время ежегодный доход никак не мог составлять 7 долл. на одного человека.

Весьма незначительны и показатели глубины рыночных преобразований. Так, в частном секторе в основном занято всего 11 140 чел. Из них свои предприятия есть у 4 158.

Еще меньше положительных сдвигов в политической сфере. Реформы законодательства, включая принятие новой редакции Конституции страны, принципиально не изменили ни структуру, ни содержание властной модели государства. Однако С. Ниязов в очередной раз заверил общественность, что со временем в республике состоятся выборы президента на конкурентной основе. Центральным событием года стало очередное заседание республиканского органа представительной ветви власти — Халк Маслахаты. Но именно оно и показало, что реальная политика по-прежнему сосредоточена в руках одного человека, а другие органы нужны лишь для ее "горячего всенародного одобрения".

Продолжаются регулярные кадровые перемещения. Тем не менее очевидно, что С. Ниязову (при всех применяемых им репрессивных методах) так и не удалось серьезно побороть коррупцию в рядах чиновников, в частности в минувшем году вскрыт ряд масштабных злоупотреблений в системе управления топливно-энергетическим комплексом.

Что касается религиозной сферы, то отношение к ней руководства страны весьма показательно характеризует постановление, принятое на XVI заседании Халк Маслахаты "Об увековечении опоры национального духа — Мечети духовности Туркменбаши и обеспечении ей постоянной государственной поддержки". Эта крупнейшая в Центральной Азии мечеть построена не в столице и не в другом относительно крупном городе или в месте, отмеченном какими-либо примечательными событиями в истории ислама. Она появилась именно на родине С. Ниязова — в селе Кипчак. Название и некоторые элементы интерьера этой мечети (цитаты из книги Ниязова "Рухнама" на стенах4) явно расходятся с традиционной доктриной мусульманства, они скорее воплощают величие личности самого главы государства, но не религиозную культовую сущность сооружения. В вышеупомянутом постановлении государственное вмешательство в сферу религии просматривается, в частности, в нормах пункта 4, согласно которому правительство будет утверждать структуру, штатную численность этой мечети, а также месячный оклад ее главного имама.

Подводя итог сказанному выше, можно прогнозировать, что руководство Туркменистана продолжит прежний курс без стремления к кардинальным реформам экономической, политической, тем более — идеологической сферы.


1 Не случайно производное прилагательное "totalitario" обозначает "охватывающий все в целом". к тексту
2 Из 12 государств-членов СНГ лишь Молдова осудила режим Ниязова. Россия воздержалась, Украина уклонилась от участия в голосовании. к тексту
3 Последний ценовой параметр был заявлен только в конце года, как действующий для поставок газа в Россию с 1 января 2006 года. к тексту
4 В Туркменистане полагают, что критическое осуждение этих новаций властей со стороны прежнего верховного муфтия республики и стало причиной его смещения с должности и уголовного преследования. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL