ПОЛИТИКА

Аждар КУРТОВ


Аждар Куртов, президент Московского центра изучения публичного права (Москва, Россия)


В обращении президента Туркменистана С. Ниязова к народу по случаю Нового года основными целями на этот период глава государства назвал обеспечение 20%-го роста ВВП и повышение численности населения республики на 300 тыс. чел.

Год начался со вступления в силу указа президента о повышении на 50% заработной платы работникам бюджетной сферы. Руководитель страны не только подверг критике положение в сельском хозяйстве, но и по уже установившейся традиции нашел и наказал виновных. Должности лишились два заместителя председателя Кабинета министров — Атамырадов, курировавший сельское хозяйство, и Реджепдурды Атаев, обвиненный в финансовых злоупотреблениях, связанных со строительством жилых домов зарубежными подрядчиками. Он якобы завысил стоимость работ и переплатил им 4,5 млн долл. государственных средств. Однако авторитарные методы управления С. Ниязова, чрезвычайно часто меняющего чиновников, и на сей раз не помогли искоренить негативные явления в управленческой сфере.

Девятого января в семи избирательных округах состоялись повторные выборы депутатов Меджлиса (парламента), так как 19 декабря 2004 года, когда по всей стране проходили очередные выборы, в этих округах впервые за годы независимости республики власти допустили отклонения от заранее выверенной схемы. Если в 1990-х годах большую часть аналогичных кампаний организовывали в духе советской традиции, когда баллотировался лишь один кандидат, к тому же предварительно отобранный властями, то теперь первый тур в этих семи округах не выявил победителя ни в одном из них, в связи с чем и было проведено повторное голосование. По сообщению Центральной избирательной комиссии, в целом по стране в голосовании приняли участие 72,24% избирателей. Результаты выборов были известны уже на следующий день.

Всего же за 50 мест в Меджлисе пытался бороться 131 кандидат, из них 23 — женщины. Поскольку в республике фактически нет политического плюрализма и многопартийности, а парламент не играет сколько-нибудь самостоятельной и существенной роли в осуществлении власти, то избирательные кампании здесь по-прежнему носят преимущественно показной и ритуальный характер. В новый состав Меджлиса вошли 17 депутатов прежнего созыва, только 8 депутатов — женщины (16%).

Первого февраля открылась I сессия Меджлиса третьего созыва, в ходе которой были сформированы все пять комитетов парламента (по защите прав и свобод человека; по науке, образованию и культуре; по экономике и социальной политике; по международным и межпарламентским связям; по работе с генгешами1). Спикером парламента и в то же время руководителем одного из комитетов был избран Овезгельды Атаев. Выступивший на сессии глава государства С. Ниязов, в частности, отверг возможность наделить парламент надзорными функциями (фактически контрольными), поскольку, по его мнению, "в этом нет прямой необходимости", а также заявил о нецелесообразности избрания представительной ветви власти по партийным спискам (по крайней мере, до 2020 года) и формирования в ней фракций. Правда, С. Ниязов допустил, что в будущем (ориентировочно в 2008—2010 гг.) численность Меджлиса может увеличиться до 120 депутатов. На этой же сессии Меджлис принял постановление "О провозглашении 2005 года годом священной книги "Рухнама"2 первого и бессрочного Президента Туркменистана Сапармурата Туркменбаши"3. На основании еще одного постановления депутаты назвали Музей изобразительных искусств в Ашхабаде именем Сапармурата Туркменбаши. Исполнив эти символические акты, уже 2 февраля сессия парламента завершила свою работу.

Затем в столице в праздничной атмосфере и с большой помпой прошла презентация нового сборника стихов С. Ниязова, в ходе которой все присутствовавшие подчеркивали разносторонность и глубину талантов автора. В конце февраля президент страны перенес офтальмологическую операцию, проведенную группой немецких врачей "с целью восстановления остроты зрения, ухудшившегося в связи с заболеванием левого глаза".

Седьмого апреля на заседании Кабинета министров глава государства в общих чертах обозначил планы политической жизни страны на ближайшие четыре года, а предлагаемый им вариант "усовершенствования общества" внесли в повестку дня XVI заседания Халк Маслахаты (указ о его предстоящем созыве был подписан в тот же день). С. Ниязов отметил, что общественность страны "готова к тому, чтобы сделать новый шаг к веяниям времени, утвердившимся в мире как образцы справедливого миропорядка, отвечающие интересам, менталитету и традициям туркменского народа". Однако столь многообещающий "запев" свелся всего лишь к планам относительно новых правил избрания ряда представителей руководящих органов. В очередной раз глава государства затронул и тему о преемственности президентской власти, в частности предложил провести выборы членов халк маслахаты этрапов (районов) в конце 2006 — начале 2007 года. Еще через год состоятся выборы в халк маслахаты велаятов (областей), из числа депутатов этих структур и будут избраны хякимы (руководители) этрапов и велаятов. В 2008 году планируется провести выборы в Меджлис, а в 2009-м — на заседании республиканского Халк Маслахаты — выдвинуть 3—4 кандидатов на пост президента страны, выборы которого должны состояться в том же году. Они и подведут черту под формированием новой вертикали власти, построенной, как заявил президент, "на демократической основе". Фактически же план, предложенный С. Ниязовым, лишь в частностях (без какой-либо конкретики) менял преимущественно внешнюю сторону системы власти в стране. Очевидно, ее руководство пыталось таким образом ответить на критику туркменского режима со стороны мирового сообщества и одновременно в советских традициях убедить население республики, что она идет "к новым высотам прогресса и процветания".

Восемнадцатого апреля был опубликован закон о внесении изменений в Кодекс о браке и семье, еще более ужесточивший правила заключения браков с иностранцами и лицами без гражданства. Наряду с выплатой большой денежной суммой, которую и до того вынуждены были вносить неграждане, желающие сочетаться брачными узами с гражданами Туркменистана, отныне они должны проживать на его территории не менее одного года. Эти изменения явно противоречат международным нормам о правах человека.

В преддверии праздника 60-летия Победы в Великой Отечественной войне под Ашхабадом состоялись показательные тактические учения "Кувватлы Ватан" с боевыми стрельбами, на которых С. Ниязов присутствовал как Верховный главнокомандующий, имеющий звание генерала армии. В учениях были задействованы стоящие на вооружении Туркменистана истребители МиГ-29, штурмовики Су-25, вертолеты Ми-24, Ми-8, танки и БМП, зенитные самоходные установки "Шилка", зенитно-ракетные комплексы С-60.

На проходившем 20 мая заседании правительства С. Ниязов вновь поднял тему вопиющих нарушений, отмеченных в работе высших должностных лиц республики. На сей раз был уволен заместитель председателя правительства (т.е. самого С. Ниязова) Курбанмурадов. Его обвинили сразу в серии преступлений, которые он совершил, когда курировал работу концерна "Туркменгаз" и руководил Внешэкономбанком республики, в том числе в хищении валютных средств в особо крупных размерах, растрате государственного имущества и в других финансовых махинациях. Всего ему вменили иск на 60,5 млн долл. и 7,1 млрд манатов4. Тогда же уволили председателя Республиканской ассоциации по хлебопродуктам Атдаева. Вмененный ему ущерб за уголовные деяния (хищения и взятки) составил 2 млрд манатов и 100 тыс. долл.

Тридцать первого мая за злоупотребления сняли с работы председателя правления Центрального банка Мухаммедова. В начале июля поста лишился хяким столицы Реджепов, в середине года — министры, ответственные за ТЭК: председатель Государственной торговой корпорации "Туркменнефтегаз" Чарыев и председатель Государственного концерна "Туркменнефть" Валиев. Проверки, проведенные в концерне, выявили грубейшие нарушения: получение незаконного дохода, завышение объемов добычи углеводородного сырья, недопоставки топлива на Туркменбашинский НПЗ и т.д. Наряду с откровенным непотизмом во вверенной ему государственной структуре Валиева (ранее удостоенного звания Героя Туркменистана) уличили в коррупции, точнее — в получении (ежемесячно) 1,5 тыс. долл. в зарубежной компании, с которой концерн имел деловые отношения. Прокуратура изъяла у него свыше 9,5 млн долл. и более 1 млрд манатов, конфисковала 21 дом, 20 автомобилей, коллекции золотых монет и огнестрельного оружия, а общий ущерб государству от деятельности Валиева оценила в 80 млн долл.

С последними фактами, вероятно, отчасти связаны утвержденные 22 августа изменения в закон "Об углеводородных ресурсах". Новая его редакция более четко обозначила орган, уполномоченный на участие в правовых отношениях в сфере нефти и газа, — Министерство нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов. Часть 2-я статьи 23 этого документа отныне устанавливает, что договор о разделе продукции с туркменской стороны подписывает вышеупомянутое министерство "на основании решения председателя Кабинета министров Туркменистана". Иными словами, С. Ниязов, перестав доверять своим министрам, решил сам контролировать эту сферу. Кроме того, он поручил своим подчиненным разработать программу структурной реорганизации ТЭК.

В августе глава государства издал указ "О запрещении использования в Туркменистане фонограммы звуковой записи на песенно-музыкальных культурных мероприятиях, в передачах телевизионных каналов", мотивированный негативным влиянием фонограмм "на развитие песенно-музыкального искусства эпохи независимости".

В сентябре в Ашхабаде торжественно открыли крупнейший в странах Центральной Азии выставочный комплекс, возведенный французской фирмой "Буиг" и обошедшийся госбюджету в 55 млн долл. Строительство самых разных объектов — отличительная черта Туркменистана, за годы независимости они исчисляются тысячами, что, несомненно, можно считать положительным аспектом развития республики. Но отрицательным фактором здесь выступает то, что значительная часть средств расходуется на строительство престижных зданий и других сооружений, призванных поражать своими размерами и великолепием отделки. Если бы в стране проводили открытую для общественности экспертизу и так же (т.е. критически) обсуждали целесообразность возведения этих объектов, то от много из того, что было задумано, следовало бы, скорее всего, отказаться, поскольку в Туркменистане еще не решены более насущные проблемы, требующие внимания и вложения значительных средств.

В день поминовения жертв Ашхабадского землетрясения 1948 года С. Ниязов подписал серию указов об освобождении от работы ряда руководителей исполнительной власти республики, в том числе хякимов двух велаятов — Лепадского и Марыйского, а также хякимов города Мары и 11 этрапов.

В середине октября состоялась презентация еще одной новой книги С. Ниязова, в которую вошли его поэтические и прозаические произведения. Это событие моментально стало началом массовой кампании по очередному возвеличиванию гениальности главы государства.

Двадцать четвертого октября в Ашхабаде открылось XVI заседание Халк Маслахаты. Наличие этого органа власти — своеобразного "надпарламента" — особенность Туркменистана. Аналог этому органу трудно найти в мире (вероятно, в подлинно демократической и правовой системе государства он просто не нужен). Халк Маслахаты (Народный Совет) — высший представительный орган власти, которому дано право принимать законы. Его правовой статус свидетельствует, что данный орган не вписывается в систему разделения властей, он стоит вне ее. Поскольку в эту структуру входят не только избираемые, но и назначаемые персоны, в том числе представители иных ветвей власти, то она никак не может быть балансом между ветвями власти. Всего в соответствии с конституционным законом (принят в августе 2003 г.) в Халк Маслахаты входят… 2 507 человек. Это уже само по себе делает его работу по обсуждению законов непродуктивной, если только она не играет роль ритуального процесса, подобно тому, что имело место в Верховном Совете СССР, который за несколько дней сессии единогласно и без конструктивного обсуждения принимал пакет актов, подготовленных в недрах партийно-государственного аппарата.

В состав Халк Маслахаты входят президент, все 50 депутатов Меджлиса, председатель Верховного суда, Генеральный прокурор, все члены Кабинета министров, главы администраций велаятов страны, хяким (мэр) Ашхабада, хякимы городов, являющихся административными центрами областей и районов, главы районных администраций. Большинство членов Халк Маслахаты назначает один человек — глава государства, а общественность представляют в нем руководство Демократической партии, молодежная организация, профсоюзы, союз женщин, лидеры иных общественных организаций и представители старейшин Туркменистана. Действительными представителями народа в данном органе выступают "халк векиллери" — депутаты, избираемые населением — по одному от каждого района страны.

Заседания Халк Маслахаты проходят, как правило, один-два раза в год, их продолжительность не превышает нескольких дней. Разумеется, подобный орган просто не в состоянии принимать законы и в то же время эффективно управлять государственными делами. Однако полномочий у Халк Маслахаты даже больше, нежели у Меджлиса. Например, отрешение президента от должности (импичмент) может теоретически реализовать отнюдь не Меджлис, а именно Халк Маслахаты (двумя третями голосов от его полного состава). Он же вправе досрочно прекратить полномочия Меджлиса и всех местных представительных органов власти. Его заседания считаются правомочными, если на них присутствует не менее двух третей от общей его численности, а решения принимаются открытым голосованием.

Руководство деятельностью данного органа осуществляет председатель Халк Маслахаты. Им может стать только гражданин страны, "родившийся в Туркменистане, не моложе 55 лет, владеющий государственным языком, последние 10 лет постоянно проживающий в стране, к тому же работающий в высших органах государственной власти и управления, завоевавший высокий авторитет и являющийся членом Халк Маслахаты, избранный открытым голосованием двумя третями голосов от установленного числа его членов". Избирают его на пять лет. Нетрудно догадаться, что на столь высокий пост в свое время был избран все тот же Сапармурат Ниязов.

До лета 2003 года, когда были внесены изменения в Конституцию и принят конституционный закон о Халк Маслахаты, значимость Меджлиса формально определялась весьма примечательной особенностью: если глава государства не мог исполнять свои обязанности, то временно — до избрания нового президента — его полномочия переходили к председателю Меджлиса. После же утверждения вышеупомянутых документов и это положение кануло в Лету. Халк Маслахаты стал постоянно действующим надпарламентом, деятельность которого никто, кроме самого этого органа, не вправе приостановить. С. Ниязов же, даже в случае оставления им поста президента, останется председателем Халк Маслахаты, а, значит, сохранит в своих руках все важные рычаги управления.

В повестку дня XVI заседания Халк Маслахаты были включены, в частности, следующие пункты: обсуждение ряда законопроектов, регламентирующих властные институты страны; дискуссия по проектам постановлений "Об увековечении опоры национального духа — Мечети духовности Туркменбаши и обеспечении ей постоянной государственной поддержки"; рассмотрение указа о помиловании. При этом откровенно театрально выглядела публичная "дискуссия" между председателем Центризбиркома и президентом. Оппонент С. Ниязова предложил снять с обсуждения проект закона "О выборах Президента Туркменистана", обосновав это выдающейся ролью нынешнего главы государства как бессменного лидера нации. С. Ниязов возражал, но все члены Халк Маслахаты единодушно отказались обсуждать даже саму возможность таких выборов.

Фактически полноценного обсуждения новых законодательных актов на Халк Маслахаты не было. Естественно, что два дня его работы присутствавшие лишь единогласно заявляли о своей полной поддержке инициатив Туркменбаши. Президент же "скромно" отметил, что его новые предложения направлены на совершенствование управленческого механизма. Была поставлена задача: создать органы халк маслахаты на местах, то есть на уровне велаятов и этрапов. Незначительно увеличится и численность Меджлиса: с 50 до 65 человек (что, однако, меньше ранее заявленных параметров). Один из вопросов повестки дня касался внесения изменений в Налоговый кодекс. Здесь президент предложил весьма разумные меры: вместо действующих пяти налогов с разными ставками, доходящими до 15%, ввести для частных товаропроизводителей единый налог — 2%, а также снизить ставку медицинского страхования и отчисления в Пенсионный фонд — до тех же 2%. Налоговый кодекс — весьма объемный правовой акт, состоящий из 222 статей, был принят в предложенной властями редакции. Делегаты Халк Маслахаты также одобрили решение президента о помиловании 8 145 осужденных. Другое постановление касалось мечети, возведенной в родном селе С. Ниязова — Кипчаке. Ей был придан государственный статус, а финансировать ее отныне будут исключительно из государственного бюджета. Еще одно постановление направлено на поддержку инициатив международных организаций о борьбе с распространением оружия массового поражения. Отдельно было принято обращение к туркменскому народу.

Итоговое постановление "Об одобрении внутренней и внешней политики, проводимой Президентом нейтрального Туркменского государства, Председателем Халк Маслахаты Туркменистана Сапармуратом Туркменбаши" присутствующие встретили с бурным восторгом и, естественно, линию президента полностью одобрили и поддержали. Халк Маслахаты единогласно утвердил внушительный перечень новых важнейших законодательных актов: закон "О генгеше", закон "О выборах членов генгеша", закон "Об этрапном, городском Халк Маслахаты", закон "О выборах членов этрапного, городского Халк Маслахаты", закон "О велаятном Халк Маслахаты", закон "О выборах членов велаятного Халк Маслахаты", конституционный закон о внесении изменений и дополнений в конституционный закон "О Халк Маслахаты Туркменистана", закон "О Меджлисе Туркменистана", закон "О выборах депутатов Меджлиса Туркменистана", конституционный закон "О внесении изменений и дополнений в Конституцию Туркменистана", кодекс "О налогах", закон "Об охране здоровья граждан".

Затем С. Ниязов сообщил, что на возведение в Ашхабаде нового здания Халк Маслахаты предусмотрено выделить 120 млн долл., после чего всем делегатам от имени президента вручили по 500 долл.

Рамки настоящей статьи не дают возможности поместить в ней развернутый анализ важнейших документов, принятых на этом заседании. Кратко же отметим, что с формально-юридической точки зрения они отражают определенный успех в развитии законодательства страны. В ряде случаев из их прежних редакций исключены отдельные положения, явно расходившиеся с общепринятой мировой практикой. Например, из конституции изъят этнический ценз, бывший до того обязательным для занятия поста президента республики. Формально положительным нововведением можно считать и учреждение представительных органов (халк маслахаты) не только на общегосударственном уровне, но для ряда других административных единиц. Однако, если мы будем пользоваться не только узким инструментарием формально-правового подхода, но и оценим новые акты при помощи политико-правовых методов исследования, то станет очевидным: новые законы нисколько не изменили сущности нынешней модели власти, не сделали ее более демократичной, лишенной ориентации на всевластие конкретной личности президента С. Ниязова. Иными словами, новые акты лишь приукрасили внешний фасад, оставив в неприкосновенности несущие конструкции политического режима, сформировавшегося в Туркменистане5. А этот режим не предусматривает разделение властей и создание соревновательной (конкурентной) модели демократического правления. Он отвергает даже свободомыслие, поскольку в качестве непререкаемого авторитета признает мнение лишь одного лица — главы туркменского государства.

Через несколько дней после заседания Халк Маслахаты, 31 октября, С. Ниязов уволил еще некоторых высокопоставленных должностных лиц. Но если министр образования Сапарлыев, а также министр строительства и строительных материалов Бердиев просто лишились своих постов, то министра нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов, заместителя председателя правительства Тачназарова наряду с этим привлекли к уголовной ответственности. А 2 ноября такая же участь постигла еще одного министра — руководителя концерна "Туркменгаз" Овезова. На специальном совещании с руководителями нефтегазовых концернов, Меджлиса и Центрального банка президент страны заявил: "Тайно продавая газ, они нанесли государству ущерб в 300 млн долл…. со времени работы в нефтегазовой отрасли ни один руководитель не ушел с поста по своей воле. Они попали в тюрьму или же бежали из страны. Все они, используя недостатки структуры управления, совершили большие хищения". К этому С. Ниязов добавил, что бывший председатель Государственного концерна "Туркменнефть" Валиев "украл 27 млн долл.". "С каждого контракта получали в качестве взяток 10%. Так, 5 млн долл. дали Тачназарову, 1 млн долл. принесли Овезову".

Призвав создать новую структуру нефтегазового комплекса, глава государства отметил: "Теперь надо организовать дело как следует, чтобы не было хищений". Очередную войну коррупции в нефтегазовой отрасли С. Ниязов объявил еще в мае, когда на заседании правительства арестовали вице-премьера Еллы Курбанмурадова, восемь лет курировавшего нефтегазовую сферу. Ему инкриминировали растрату почти 100 млн долл. государственных средств. В итоге его, а также Чарыева и Валиева, приговорили к высшей мере наказания — 25 годам тюремного заключения.

Первым практическим шагом по реформированию нефтегазового комплекса республики стало совещание у президента Туркменистана, которое состоялось 30 ноября. В частности, было принято решение усовершенствовать ряд структур. Так, Компетентный орган по освоению углеводородных ресурсов6, в который тогда же включили руководителей всех подразделений ТЭК, отныне будет курировать не правительство, а непосредственно глава государства. На новых принципах "строгой согласованности и отчетности" начнет работать Фонд развития нефтегазового сектора. Централизованный принцип управления создается и для организации геологоразведочных работ. Под единое управление переходят два отраслевых объекта: Туркменбашинский комплекс НПЗ и Сейдинский НПЗ.

На заседании Меджлиса, которое проходило 6—7 декабря, как всегда единогласно, был принят закон "О государственном бюджете Туркменистана на 2006 год", исходя из которого бюджет предполагается сделать бездефицитным. Предусмотрено, что его общие доходы и расходы составят 81,3 трлн манатов (по официальному курсу Центрального банка — 15,63 млрд долл.), а доходы увеличатся за счет более высоких темпов экономического роста, повышения цен на отдельные виды экспортной продукции, инвестиционной активности. Наиболее значительные темпы развития прогнозируются в нефтегазовом секторе и энергохимическом комплексе. Впервые в бюджете предусмотрено создание резервного фонда — 800 млрд манатов. Их планируется использовать на выполнение решений президента и правительства. Кроме того, Меджлис принял новую редакцию закона "Об углеводородных ресурсах" и ряд других актов.

В декабре же в ТЭК отмечены новые кадровые назначения. Президент страны освободил Бердыева от должностей заместителя председателя Кабинета министров, министра нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов7. Новым руководителем этого министерства назначили Гурбанмурата Атаева, который до того работал первым заместителем министра и временно исполнял обязанности руководителя государственного концерна "Туркменгаз". А исполнительным директором Государственного фонда развития нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов стал первый заместитель председателя Центробанка Абилов, которого включили и в состав Компетентного органа.

Позднее С. Ниязов подписал постановление об упразднении Государственной корпорации "Туркменнефтегаз", которая занималась операциями по купле-продаже нефти, природного газа и продуктов переработки голубого топлива. Ее правопреемником (в части реализации контрактов по экспорту природного газа) определен Государственный концерн "Туркменгаз", а по экспорту нефтепродуктов и сжиженного газа — Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов. Вопросы внутреннего потребления нефтепродуктов и контроль над их использованием поручено решать Главному управлению "Туркменнефтепродукты", ставшему структурным подразделением Министерства нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов.

В середине декабря торжественно отметили 10-летие нейтралитета страны, а 21 декабря (также помпезно) — 20 лет со дня, когда Туркменистан возглавил Сапармурат Ниязов, сменивший на посту первого секретаря Компартии республики Гапурова.


1 Генгеши — низовые представительные органы в Туркменистане, осуществляющие функции местного самоуправления. к тексту
2 "Рухнама" — книга, написанная якобы С. Ниязовым и содержащая его взгляды на историю туркмен, на общественно-политическое устройство республики, идеологию туркменского общества. В настоящее время состоит из двух самостоятельных томов. "Рухнама" официально признана священной, включена в качестве обязательной и ведущей для изучения во всех учебных заведениях страны. Власти республики прилагают активные усилия к переводу и изданию книги в других государствах мира. Тираж только переведенных изданий превысил миллион экземпляров. Фактически из этого труда создан особый культ, превосходящий даже отношение к произведениям Маркса и Ленина в период власти коммунистов. к тексту
3 В декабре 1999 года Халк Маслахаты (высший представительный орган законодательной власти) принял постановление "О полномочиях первого Президента Туркменистана Сапармурата Туркменбаши", по которому (пункт 1-й постановляющей части) С. Ниязов получал "исключительное право осуществлять полномочия главы государства без ограничения срока". к тексту
4 Как сообщала радиостанция "Немецкая волна", в Ашхабаде по распоряжению властей в декабре дома родственников Курбанмурадова стали сносить бульдозерами. к тексту
5 Примечательно, что текст конституции страны был дополнен ссылками на деяния Сапармурата Туркменбаши и большей детализацией аспектов нейтралитета Туркменистана. к тексту
6 Это название органа. к тексту
7 Бердыев был назначен министром экономики и финансов. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL