МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ

Аждар КУРТОВ


Аждар Куртов, президент Московского центра изучения публичного права (Москва, Россия)


Третьего января президент республики С. Ниязов и глава компании "Нефтегаз Украины" Бойко подписали в Ашхабаде очередной контракт на поставку туркменского природного газа в Украину на 2005 год. Однако за два дня до того Туркменистан прервал его экспорт в эту страну. Официальный Ашхабад мотивировал свои действия необходимостью пересмотреть ценовые параметры прежнего контракта, что обуславливалось резким удорожанием добычи топлива, вызванного повышением стоимости оборудования, поставляемого в республику по клирингу в счет товарной части расчетов за поставленный газ. С. Ниязов настаивал на цене в 60 долл. за 1 тыс. куб. м, но в итоге снизил ее до 58 долл.

Всего предполагалось поставить в Украину 36 млрд куб. м голубого топлива. При этом был сохранен прежний вариант его оплаты: 50% — валютой, 50% — товарами, в частности трубами, оборудованием, металлопродукцией. Часть объема (4,5 млрд куб. м) должна была пойти в счет оплаты реализуемых украинскими компаниями в Туркменистане инвестиционных проектов: строительство ряда компрессорных станций, железнодорожного и автомобильного моста через Амударью, коммуникационного тоннеля в столице республики и ряд других. Кстати, эти проекты обозначены в Договоре о долгосрочном торгово-экономическом сотрудничестве между Туркменистаном и Украиной на 2001—2010 годы и в Соглашении о поставках туркменского газа на 2001—2006 годы, подписанных в Киеве в 2001 году С. Ниязовым и тогдашним президентом Украины Л. Кучмой.

Семнадцатого января в Ашхабаде состоялись переговоры С. Ниязова с официальной делегацией Японии, возглавляемой заместителем министра иностранных дел страны И. Айсава. Японский бизнес весьма активно присутствует в Туркменистане, в частности такие крупнейшие фирмы, как "Иточу", "Мицубиси", "Ничимен". Например, корпорация "Иточу" вкладывает большие средства в строительство производств по сжижению газа, поскольку она выступает инвестором, строителем и покупателем готовой продукции. Кстати, за свое участие в проекте создания соответствующего производства эта компания получила право ежегодно, вплоть до окупаемости проекта, забирать 70 тыс. т полипропилена. На переговорах обсуждались варианты продолжения сотрудничества, к тому же официальный Токио зондировал мнение Ашхабада о предоставлении Японии статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН. В тот же день в Ашхабаде было открыто Посольство Японии.

В конце января в Ашхабаде состоялось совещание экспертов по вопросам экологической безопасности Каспийского моря, Конвенцию по правовому статусу которого прикаспийские государства уже много лет обсуждают без видимого успеха. Не в последнюю очередь это связано с позицией Туркменистана и Ирана, возражающих против деления моря на национальные сектора по методике, предложенной Россией, Казахстаном и Азербайджаном. Негативные моменты, вызванные таким положением вещей, сегодня видны, что называется, "невооруженным глазом". Резко ухудшается экологическая ситуация на море, здесь уже отмечены случаи серьезнейших аварий нефтяных танкеров, залповых выбросов нефти из скважин, массовой гибели тюленей и других морских обитателей. В сотни раз сократилась численность и вылов осетровых рыб, особенно пострадало производство черной икры.

В 2003 году в Тегеране была принята Рамочная конвенция по защите среды Каспийского моря, в частности предусматривающая разработку соответствующих протоколов в ряде приоритетных областей. Один из них — Протокол по наземным источникам загрязнения, подготовке которого и была посвящена эта встреча экспертов. Разрабатываемый ими документ предусматривает создание и утверждение национальных и региональных программ в этой сфере, основанных на мерах по контролю и ликвидации источников загрязнения, а также внедрение современных экологически обоснованных технологий. В Протоколе займут свое место общие стандарты, призванные помочь национальным службам экологического мониторинга, здесь же предполагается предусмотреть нормы по лесовосстановлению в прибрежной зоне и борьбе с ее опустыниванием.

Через несколько дней в Ашхабаде было проведено еще одно подобное мероприятие — 16-е заседание Специальной рабочей группы по подготовке Конвенции о правовом статусе Каспия, в котором приняли участие делегации, возглавляемые заместителями министров иностранных дел всех прилегающих к морю стран.

Здесь необходим небольшой исторический экскурс. С точки зрения международного права Россия, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан в качестве государств-членов СНГ подписали Алма-Атинскую декларацию от 21 декабря 1991 года и тем самым обязались признавать и выполнять все международные договоры и соглашения, в свое время заключенные СССР. Прекращение действия Договора 1922 года о Союзе ССР и появление на постсоветском пространстве новых независимых государств, в том числе тех же России, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана, само по себе не ведет к изменению правового статуса Каспийского моря. В данном случае действует общеправовой принцип "Pacta sunt servanda" — заключенные договоры необходимо соблюдать. Однако именно Россия отошла от юридически выигрышной позиции по Каспию: 23 января 1998 года официальная Москва сделала заявление о своем намерении согласиться с позицией некоторых прикаспийских государств-членов СНГ относительно раздела дна моря на национальные сектора по "срединной линии".

Напомним, что основной правовой документ по современному морскому международному праву — соответствующая Конвенция ООН от 1982 года, в которой, в частности, даны определения открытого, полузакрытого и замкнутого моря. Каспий под эти определения не подходит и относится к озерам — закрытым водоемам, не имеющим сообщения с мировым океаном ни непосредственно, ни через другие моря и проливы, хотя с глубокой древности за ним и закрепилось название "море". Но в данном случае важны не столько ссылки на упомянутую Конвенцию и на Женевскую конвенцию по континентальному шельфу, принятую в 1958 году, сколько апелляция к договорам России (СССР) и Ирана, в свое время определившим статус Каспия. С точки зрения международного права именно эти документы до сих пор являются источниками международного статуса Каспия, именно эти акты и должна заменить новая Конвенция о его правовом статусе. Однако и ашхабадский раунд переговоров, как и последующие (в минувшем году их было еще три — в Баку, Тегеране и Астане), не привели к существенному продвижению на этом пути. В частности, не преодолены разногласия Азербайджана и Туркменистана относительно проведения разграничительной линии между их национальными секторами.

Девятого февраля состоялась встреча президента Туркменистана С. Ниязова с заместителем помощника Госсекретаря Соединенных Штатов по странам Европы и Евразии Лорой Кеннеди, которая заявила о готовности США оказать техническое содействие по переговорам о статусе Каспия. Кроме того, она отметила заинтересованность ее страны в строительстве Трансафганского газопровода.

На следующий день президент Туркменистана встретился с руководителем Российской компании "Газпром" А. Миллером. Переговоры касались новой цены на туркменский газ, предусмотренный для поставок в Россию в 2005 году (7 млрд куб. м). Ашхабад предлагал такой же вариант, с которым ранее согласилась Украина, а "Газпром" настаивал на цене по 44 долл. за 1 тыс. куб. м. В итоге остался в силе запрет на экспорт газа в Россию, введенный Туркменистаном с 1 января.

В конце февраля в Ашхабаде прошли переговоры с правительственной делегацией КНР, посвященные перспективам развития двустороннего торгово-экономического сотрудничества. По их итогам подписано соглашение о предоставлении Китаем безвозмездного гранта (10 млн юаней) на подготовку в КНР кадров для Туркменистана, а китайская компания "Хуавей технолоджис" заключила с Министерством связи Туркменистана контракт о модернизации телекоммуникационных сетей республики (с поставкой цифровых АТС) на 100 млн юаней. Обсуждался и проект строительства фабрики по выпуску панбархата и шелковых тканей.

Двадцать второго марта состоялся визит президента Украины В. Ющенко в Ашхабад. Украина — важный торговый партнер Туркменистана не только в газовой сфере (в 2004 г. она занимала первое место во внешнеторговом обороте республики — 1,643 млрд долл.). С участием украинских компаний в Туркменистане реализуется 55 инвестиционных проектов на общую сумму 1,433 млрд долл. Как мы уже отмечали, в свое время эти страны подписали Договор и Программу о долгосрочном торгово-экономическом сотрудничестве на 2001—2010 годы и Соглашение о поставках природного газа на 2001—2006 годы. Именно проблемы газовых поставок и были в центре очередных переговоров. Украинская сторона всеми силами пыталась получить заверения в их продолжении, в том числе и после окончания срока действующего контракта (2006 г.). В связи с этим В. Ющенко выразил готовность участвовать в реализации проекта Трансафганского газопровода, а также в строительстве прикаспийского трубопровода мощностью до 60 млрд куб. м газа в год через территорию Казахстана и России с выходом на украинскую границу. Кроме того, речь шла о том, чтобы в текущем году довести взаимный товарооборот до 2 млрд долл. Однако в итоге Ашхабад так и не взял на себя конкретных обязательств, но в очередной раз упомянул об огромных запасах газа, которого "хватит на всех" — в ближайшие 100 лет республика якобы может ежегодно добывать до 200 млрд куб. м. Понимая это и учитывая склонность С. Ниязова к внешним проявлениям уважения, президент Украины позднее (в начале мая) издал указ о награждении погибшего в годы Второй мировой войны Атамурата Ниязова, отца президента Туркменистана, украинским орденом князя Ярослава Мудрого V степени.

Двадцать девятого марта Туркменистан присоединился к ряду документов ООН: к двум факультативным протоколам к Конвенции о правах ребенка, касающимся участия детей в вооруженных конфликтах, торговли детьми, детской проституции и детской порнографии; к Конвенции против транснациональной организованной преступности; к трем протоколам к этой конвенции — о пресечении торговли людьми, против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей, компонентов и боеприпасов; к Конвенции против коррупции. Тогда же в формате Рамочной программы ООН по оказанию помощи в целях развития на 2005—2009 годы (ЮНДАФ) был подписан план действий, определяющий сотрудничество официального Ашхабада с соответствующими структурами ООН.

Двенадцатого апреля президент Туркменистана С. Ниязов и президент Ирана Хатами присутствовали на открытии построенной этими странами плотины "Достлук" ("Дружба"), проект которой был подготовлен еще в 1996 году, но практические работы начались в 2001-м. На пограничной реке Теджен (Герируд) Министерство водного хозяйства Туркменистана и три иранские компании — "Кульхам", "Абан Санат Кара", "Парс Энерджи" — построили водохранилище стоимостью в 167,5 млн долл., вместимостью 1,250 млрд куб. м и высотой плотины в 79 метров, что позволяет в обоих государствах обеспечить влагой по 25 тыс. гектаров сельскохозяйственный угодий. Финансирование объекта осуществлялось в равных долях1. Кроме того, президенты договорились о совместном строительстве водохранилища на приграничной реке Этрек и об увеличении экспорта туркменской электроэнергии в Иран, в том числе за счет строительства новых ЛЭП.

Расширяется сотрудничество и в нефтегазовой сфере. Построенный в 1997 году трубопровод от туркменского месторождения "Корпедже" до североиранского города Курт-Куи (протяженностью в 200 км) первоначально был рассчитан на прокачку 8 млрд куб. м газа в год. Однако в сентябре 2005-го на этой трассе была введена в строй новая компрессорная станция, что позволяет увеличить прокачку еще на 4 млрд куб. м в год. Кроме того, планируется подключить к трубопроводу соседние с "Корпедже" туркменские месторождения. Пока еще объемы экспортируемого газа не достигли предусмотренных величин. В целом же в 2004 году двусторонний товарооборот составил 750 млн долл., в 2005-м его планировалось увеличить до 1 млрд долл.

Пятнадцатого апреля в Ашхабаде вновь состоялись переговоры С. Ниязова с руководителем "Газпрома" А. Миллером, на которых в очередной раз шла речь о ценах на поставляемый в Россию туркменский газ. Дело в том, что 10 апреля 2003 года президенты России и Туркменистана подписали в Кремле межгосударственное соглашение о сотрудничестве в газовой отрасли, а уполномоченные организации — "Газпром" и "Туркменнефтегаз" — заключили контракт о закупке туркменского газа.

В соответствии с этими документами официальный Ашхабад должен поставлять в Россию голубое топливо в течение 25 лет. Столь долгосрочные ориентиры, несомненно, благоприятны для капиталоемкой и в известном смысле инертной газовой отрасли обеих стран. Объемы поставок (минимальные и максимальные), их транспортировка и оплата определялись по годам (см. табл. 1).

Таблица

Контрактные поставки туркменского природного газа "Газпрому" по соглашению от 10 апреля 2003 года

Объем

(млрд куб. м)

Годы

 

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012 —2027

2028

Минимальный

5

6

10

60

63

70

70

70

70

70

Максимальный

6

7

10

70

73

80

80

80

80

80

Однако следует отметить, что руководство Туркменистана и в этом случае не отошло от своих традиционных позиций, то есть от стремления не прогадать и не брать на себя излишне жестких обязательств. Для России же было важно, что долгосрочное соглашение позволяло вкладывать средства в строительство новых и модернизацию действующих газопроводов, формировать (на перспективу) энергетический баланс, поскольку были получены гарантии на многолетние поставки. Однако Ашхабад настоял на включении в этот документ норм, существенно снижающих значимость вышеуказанных обстоятельств. Так, каждая сторона соглашения была вправе прекратить его действие по истечении очередного пятилетнего периода, а с 2007 года им вменяется в обязанность определять будущие ключевые параметры контракта. Кроме того, не были четко зафиксированы и ценовые параметры поставляемого газа на длительный период. Другими словами, в 2003 году Туркменистан имел определенные основания воспринимать это соглашение и как декларацию о намерениях, а наиболее щекотливый вопрос — о цене за поставляемый газ в соглашении был решен фактически в его пользу. Именно это, вероятно, и стало решающим фактором, склонившим Ашхабад к подписанию соглашения. Несколько лет ведя переговоры по этому вопросу, "Газпром" не соглашался платить более 38 долл. за 1 тыс. куб. м, в соглашении же зафиксировано 44 долл. Фактически из всех импортеров туркменского газа Россия оказалась первой страной, принявшей эту цену.

И все же тогда "Газпром" сумел получить согласие Ашхабада на оплату 50% поставок в твердой валюте, а другую их половину по-прежнему предусматривалось оплачивать нефтегазовым оборудованием, то есть бартером. В связи с тем, что само соглашение не было опубликовано, о его конкретных деталях можно судить лишь по сообщениям СМИ, которые отмечали, что такая схема должна действовать три года.

Как мы уже говорили, Туркменистану такие условия весьма выгодны. Ведь именно с 2007 года, времени резкого увеличения поставок газа, условия определения цены должны измениться (в сторону ее роста). С этого времени контрактная цена должна определяться на основе европейских цен на газ, но с применением понижающих коэффициентов. Однако методику расчета цен тогда не определили. К тому же, как можно было предположить, такие условия позволяли Ашхабаду полностью отказаться от бартерных схем.

В итоге на переговорах, состоявшихся в апреле минувшего года, "Газпром" вынужден был уступить напору Туркменбаши. При этом внешне казалось, что именно российский газовый монополист сумел добиться компромиссного решения, к тому же с минимальными для себя потерями. Стороны решили, что "Газпром" будет платить по 44 долл. за 1 тыс. куб. м, но "живыми" деньгами. Другими словами, "Газпром" формально вроде остался "при своих", не позволив повысить цену до 58 долл. за 1 тыс. куб. м, а Украина была вынуждена согласиться с ней.

Но на самом деле выиграл в первую очередь именно С. Ниязов. Во-первых, он в очередной раз нарушил подписанное соглашение (и, скорее всего, не в последний). Во-вторых, в прежних условиях соглашения скрывалась выгодная для россиян ценовая составляющая: погашая 50% поставок товарами, "Газпром", как считают эксперты, экономил 7—8 долл. на 1 тыс. куб. м газа. Отмена же расчетов по бартеру только за два года обойдется этой компании примерно в 100 млн долл. дополнительных расходов, то есть для россиян цена туркменского газа все же выросла. В-третьих, переход на 100%-ю оплату валютой России не выгоден и тем, что ее предприятия (причем часто машиностроительной отрасли) уже не могут поставлять свою продукцию в Туркменистан по бартеру, то есть они теряют рынок сбыта своих товаров. В-четвертых, поставляемые российские машины и оборудование, естественно, нуждались в обслуживании, запасных частях и т.д. Теперь же нет никакой гарантии, что Ашхабад и впредь будет закупать эту продукцию именно у России.

Наконец, появление у Ашхабада значительных средств в свободно конвертируемой валюте способствует ускорению строительства новых газовых магистралей из Туркменистана, альтернативных трубопроводу Средняя Азия — Центр. Ведь в связи с изменившимися условиями контрактов Ашхабад всего за два года может получить от России дополнительно 100 млн долл., а от Украины — порядка 1 млрд долл.

Двадцатого апреля С. Ниязов встретился в Ашхабаде с председателем ОБСЕ Д. Рупелем. Они обсудили многие аспекты взаимодействия, но по официальным сообщениям СМИ можно понять, что каких-либо конкретных новых соглашений или иных обязательств Ашхабад не подписал, а предлагал лишь… подготовить соответствующий двусторонний документ. Очевидно, руководство страны не желает брать на себя в полной мере обязательства, вытекающие из обычного членства в ОБСЕ. Со своей стороны, Д. Рупель не критиковал ситуацию, сложившуюся в республике.

В первой декаде мая С. Ниязов приехал в Москву на празднование 60-летия Победы в Великой Отечественной войне и на саммит СНГ. Это был редкий случай участия президента Туркменистана в мероприятиях Содружества. В Москве он провел переговоры с президентами России, Украины, председателем КНР и руководителем российской нефтяной компании "ЛУКойл".

Что касается КНР, то в Туркменистане активизируется Китайская нефтяная корпорация по технике и разработке (CPTDC). С 1994 года она поставляет в республику буровые установки, долота и трубы, подъемные агрегаты, тампонажные комплексы, фонтанную арматуру и другое нефтегазовое оборудование китайского производства. Кроме того, китайцы открыли в Туркменистане два сервис-центра по ремонту, техобслуживанию, поставке запчастей и т.д. для обеспечения нормальной работы этого оборудования и другой техники, поставляемой из КНР. Важнейшая и перспективная сфера двусторонних связей — строительство газопровода Туркменистан — Китай — Япония, протяженность которого, согласно проекту, составляет 6 366 км.

На прошедшем в мае туркмено-германском экономическом форуме подчеркивалось, что отношения между этими странами успешно развиваются, товарооборот за годы независимости вырос в девять раз, в частности в 2004 году он превысил 0,5 млрд долл. В Туркменистане зарегистрировано около 50 предприятий с капиталом ФРГ, немецкие компании реализуют в республике свыше 100 инвестиционных проектов (общей стоимостью в 1,5 млрд долл.)

На встрече с делегацией Национальной акционерной компании "Нефтегаз Украины", состоявшейся в Ашхабаде в июне, С. Ниязов весьма критично оценил выполнение украинцами своих обязательств. "Есть двусторонний документ, где зафиксирована конкретная стоимость природного газа — 58 долл. за 1 тыс. куб. м, при этом предусмотрено пятидесятипроцентное товарное покрытие контракта. Что мы имеем на самом деле? Невиданное мошенничество с этой самой товарной частью. На то, что поставлено в одностороннем порядке, накручен ничем не обоснованный коэффициент. В результате за 2004 год Туркменистан недополучил за поставленный Украине газ 61,7 млн долл., а за пять месяцев 2005-го — около 500 млн долл. Это что — честное партнерство?" — спросил С. Ниязов и потребовал от Киева выполнения принятых им обязательств.

Через три дня после этой встречи был уволен министр, председатель Государственной торговой корпорации "Туркменнефтегаз" Чарыев. Расследование прокуратурой деятельности руководителей концернов, связанных с ТЭК, показало, среди прочего, что представители Украины использовали и откровенно коррупционные схемы сотрудничества. Так, в 2003 году в эту страну экспортировали на 1,5 млрд куб. м топлива больше, нежели предусматривалось контрактом и проходило по официальным документам. В связи с этим 24 июня в пожарном порядке в Ашхабад прибыла другая делегация "Нефтегаза Украины". С. Ниязов выставил новые условия оплаты за газ — исключительно в чистой валюте. Представители официального Киева согласились не только с этими условиями, но и с погашением задолженности поставками товаров из Украины, причем по среднемировым ценам, без коэффициентов.

Девятнадцатого июля в Туркменистан прибыла очередная делегация из Китая, на сей раз правительственная, возглавляемая вице-премьером Госсовета КНР У И. В ее состав (50 чел.) входили и представители бизнеса. Очевидно, что КНР тщательно готовила визит С. Ниязова в Китай, запланированный на начало 2006 года, так как Пекин целенаправленно проникает в экономику государств Центральной Азии, прежде всего в их ТЭК. Вероятно, вслед за Казахстаном, второй страной региона, где китайцы попытаются реализовать масштабный проект трубопроводов, может стать именно Туркменистан. Кстати, в ходе этих переговоров С. Ниязов предложил китайцам принять участие и в реконструкции НПЗ в Сейди.

Двадцать третьего августа глава Туркменистана встретился с командующим Центральным командованием США генералом Д. Абизейдом. Их беседа касалась оценок ситуации в регионе, вместе с тем Д. Абизейд высказал заинтересованность в развитии экономического сотрудничества Ашхабада и Кабула, особенно в преддверии парламентских выборов в Афганистане. Независимые источники сообщали, что затрагивался и вопрос о возможной передислокации в Туркменистан американской военной базы из Узбекистана, так как после майских событий в Андижане отношения между официальным Ташкентом и Вашингтоном существенно ухудшились. Но официальных подтверждений этой информации не последовало.

В конце августа в Казани состоялся очередной саммит государств-членов СНГ, в работе которого С. Ниязов не участвовал, но направил официальную делегацию. Она озвучила послание С. Ниязова с его заявлением об изменении формата участия Туркменистана в СНГ на ассоциированное членство. Ссылаясь на конституционный статус постоянного нейтралитета, поддержанный резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 1995 года, С. Ниязов отметил в этом заявлении, что "в соответствии со своими международными обязательствами Туркменистан не входит в военные блоки и союзы, в межгосударственные объединения с регламентирующими функциями либо предполагающими коллективную ответственность участников и не принимает в них участия, а также не размещает на своей территории военные базы иностранных государств. Поэтому в нынешних условиях участие Туркменистана в СНГ может иметь ассоциированный характер". Другие члены СНГ не возражали, хотя, не вдаваясь в подробности, отметим, что доводы, приведенные С. Ниязовым, далеко не бесспорны. Его позицию приняли к сведению, а исполкому Содружества поручили совместно с Туркменистаном подготовить проект соответствующего соглашения.

В середине октября в Ашхабад прибыла очередная делегация украинского ТЭК. И на сей раз переговоры проходили в напряженной обстановке. С. Ниязов вновь обратил внимание гостей на нарушения ранее согласованных договоренностей: "Каждый раз даете слово, что погасите долг через полгода, но ничего не предпринимаете для этого, ограничиваетесь одними обещаниями". К тому же президент Туркменистана отметил, что из 484 млн долл. товарного покрытия погашено лишь 8,7 млн, необоснованно затягивается реализация инвестиционных проектов с участием Украины, например строительство железнодорожного моста через Амударью. Касаясь проблем долгосрочного сотрудничества в газовой сфере, С. Ниязов особо подчеркнул, что оно должно учитывать интересы третьего партнера — России.

Вскоре после этого в Туркменистан с рабочим визитом прибыл министр иностранных дел РФ С. Лавров. Его переговоры с С. Ниязовым касались разных аспектов двустороннего сотрудничества, ситуации в регионе, проблем Каспийского моря. Президент Туркменистана выступил за расширение участия российских компаний в бизнесе в его республике, в частности опять предложил им внести свою лепту в строительство Прикаспийского газопровода,2 возможно с участием Украины.

В начале ноября Ашхабад посетил министр иностранных дел Ирана Моттаки. Он обсудил с С. Ниязовым перспективы успешно развивающегося двустороннего сотрудничества. Так, взаимный товарооборот достиг 1 млрд долл., иранские компании участвовали в реконструкции автотрасс республики, их также пригласили участвовать в модернизации Сейдинского НПЗ.

На заседании Кабинета министров (18 ноября) С. Ниязов озвучил еще одну свою инициативу: с 2006 года для всех импортеров туркменского газа установить цену на него в 60 долл. за 1 тыс. куб. м. Вместе с тем он отметил, что соглашение, подписанное с Россией в 2003 году, "не является окончательным и не вступило в силу полностью, так как содержит лишь основные принципы сотрудничества, без определения цены на туркменский природный газ". В декабре эта позиция была доведена до руководства российского "Газпрома" и представителей Украины.

Для подготовки документов, планируемых к подписанию в ходе предстоящего в 2006 году визита С. Ниязова в Китай, КНР посетила правительственная делегация Туркменистана, возглавляемая заместителем председателя Кабинета министров Бердыевым. Наиболее важный результат этого визита — озвученное на заседании правительства (7 декабря) заявление о намерении поставлять в Китай туркменский природный газ и предложение Пекина предоставить Ашхабаду льготный кредит на 650 млн юаней.

Обострившийся в декабре конфликт между Россией и Украиной относительно цены за поставки газа на 2006 год оказался выгодным для Ашхабада. Тогда же, в декабре, представители российского "Газпрома" и "Нефтегаза Украины" несколько раз встречались с С. Ниязовым (разумеется, порознь). В итоге 29 декабря была достигнута договоренность с россиянами о закупке ими в 2006 году 30 млрд куб. м туркменского газа по 65 долл. за 1 тыс. куб. м. Тем самым "Газпром" приобретал все дополнительные незаконтрактованные объемы газа, но за более высокую цену, чем ранее обозначил Ашхабад (стоимость этого объема равна 630 млн долл.). 15 млрд куб. м предусмотрено поставить в первом полугодии, в дальнейшем цену стороны должны скорректировать.


1 Любопытно отметить, что Иран неоднократно предлагал возвести здесь плотину еще в советское время: в 1926, 1958, 1971 и 1982 годах. к тексту
2 Еще в апреле 2003 года была достигнута договоренность между Туркменистаном и Россией о строительстве нового маршрута газопровода — из Западного Туркменистана в Россию через территорию Казахстана (в литературе его условно именуют Прикаспийским газопроводом). к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL