ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Мухабат ХАМРАЕВА


Мухаббат Хамраева, представитель журнала "Центральная Азия и Кавказ" в Узбекистане (Ташкент, Узбекистан)


В своем новогоднем обращении президент страны И. Каримов отметил, что 2004 год был непростым: "Нам пришлось пережить тревожные дни 29—30 марта, 31 июля, когда международный терроризм и нарушившие нашу границу бандиты еще раз показали свое звериное лицо — из-за них погибли невинные люди".

Однако одним из самых сложных в новейшей истории Узбекистана, наверное, оказался 2005 год, хотя его итоги были достаточно оптимистичными практически во всей жизни республики, в первую очередь в экономической и политической сферах. Как отмечается в официальных документах, реальные доходы населения выросли почти на 22%, месячная заработная плата, пенсии, стипендии и пособия — в среднем на 40%. С 1 января вступил в силу закон о накопительной пенсионной системе, с которым были связаны большие надежды, однако они оправдались далеко не полностью.

Среди других особенностей в социально-экономической сфере можно отметить снижение ставки налога на прибыль предприятий (с 18 до 15%), единого социального платежа от фонда оплаты труда (с 33 до 31%) и предельной ставки налога на доходы граждан (с 30 до 29%).

Серьезные изменения произошли в политической жизни страны. В конце 2004 — начале 2005 года состоялись выборы в новый, двухпалатный парламент. В его нижнюю, Законодательную палату было избрано 120 депутатов. По информации ЦИК, среди них юристы составляют 18,3%, экономисты — 21,7%, работники промышленности, строительства и связи — 10%, сельского хозяйства — 7,5%, предприниматели — 12,5%, представители образования, науки, культуры и здравоохранения — 20%, негосударственных, некоммерческих организаций — около 16%.

Преимущество в этой палате получила Либерально-демократическая партия, впервые участвовавшая в выборах, — 34,2% мандатов. За ней идет Народно-демократическая партия — 23,3% мест. Партия "Фидокорлар", наиболее популярная на выборах 1999 года, на сей раз смогла завоевать только 18 кресел. От партии "Миллий тикланиш", ратующей за интересы национальной интеллигенции, прошли 11 депутатов, от социал-демократической партии "Адолат" — 10. Независимые кандидаты получили 14% мест. По национальному составу большинство парламентариев — узбеки (91%), наряду с ними представлены каракалпаки, таджики, казахи, русские, татары и украинцы.

Введение 30%-й квоты для женщин при выдвижении кандидатов от политических партий отразилось на гендерном составе Законодательной палаты — 18% ее депутатов ныне составляют женщины, что в два с половиной раза больше, чем в парламенте, избранном в 1999 году.

Впервые в истории страны был создан Сенат, в котором 84 места получили представители областных, районных и городских законодательных советов (кенгашей) для каждой из 12 областей страны, города Ташкента и Автономной Республики Каракалпакстан, 16 членов Сената (из 100) назначил глава государства И. Каримов.

На первом совместном заседании обеих палат Олий Мажлиса с программной речью выступил президент страны. Он изложил стратегию развития общества на ближайшие годы практически во всех сферах жизни и подверг резкой критике западные неправительственные некоммерческие организации, работающие в республике. Их деятельность, как отметил выступающий, выходила за рамки декларируемых программ и преследовала определенные заказные цели.

Именно данный тезис выступления президента запомнился наиболее отчетливо, учитывая события, имевшие место в мае в Андижане. Они во многом повлияли на все другие важные процессы, произошедшие в дальнейшем.

Однако еще раньше произошел ряд значимых событий, которые также имеют некоторую связь с ситуацией в Андижане. Так, 20 апреля в офисе оппозиционной партии "Озод дехконлар" состоялась пресс-конференция, на которой было объявлено о формировании в стране новой коалиции демократических сил. Ее политическая основа, как констатировали участники мероприятия, — борьба за демократию и социальный прогресс в республике. Соответствующее заявление подписали также некоторые правозащитники и представители экономических кругов республики. Кроме того, был зачитан меморандум о создании демократической коалиции "Серкуеш Узбекистоним", в котором, в частности, отмечалось, что цель этой структуры — построение открытого гражданского общества, где будет верховенствовать закон, гарантированы права и свобода личности, и все это должно закрепляться высокими социально-экономическими показателями.

В те же дни вновь была озвучена информация о приостановлении Узбекистаном своего членства в ГУУАМ. Президент страны отметил, что политическая ориентация, ныне проявляющаяся в Украине, Грузии и Молдове, заставляет Узбекистан пересмотреть свое отношение к ГУУАМ. Напомним, что в июне 2002 года в заявлении МИД по такому же поводу говорилось, что этот шаг предпринят в связи с излишней политизацией объединения и отсутствием реализации экономической составляющей. Возможно, не последнюю роль в данном решении сыграло заявление президента Грузии, в котором было сказано: "Мы нанесли нашим противникам поражение в Украине и в Кыргызстане. Теперь в списке еще одна страна, которую я сейчас не назову, — мы объявим об этом 22 апреля на саммите ГУУАМ в Кишиневе, где мы также усилим деятельность под углом поддержки демократии"1.

В ночь на 13 мая в Андижане произошли события, серьезным образом повлиявшие на внешнюю и внутреннюю политику не только Узбекистана, но и региона в целом. Внезапно напав на дежурную часть батальона патрульно-постовой службы Управления внутренних дел и воинскую часть Министерства обороны, преступники убили несколько человек и завладели большим количеством оружия. Протаранив грузовой автомашиной ворота тюрьмы и проникнув на ее территорию, они выпустили на свободу 526 заключенных, захватили здание областной администрации, куда поместили захваченных заложников. Затем преступники выдвинули свое главное требование — освободить из мест заключения всех своих идейных руководителей, то есть членов радикально-экстремистской группировки "Акромийлар" — одной из ветвей экстремистской террористической организации "Хизб ут-Тахрир".

Чтобы избежать жертв, в первую очередь среди мирного населения, власти приняли решение немедленно начать переговоры с руководителями банды. Эти переговоры, продолжавшиеся более девяти часов, с подключением к ним родственников и близких преступников, а также представителей общественности, не принесли желаемых результатов, хотя бандитам предложили покинуть здание и на предоставляемых автобусах беспрепятственно выехать в любом угодном им направлении.

В результате принятых мер часть бандитов уничтожили во время их преследования, а другие вместе с родственниками перешли на территорию Кыргызстана.

В этой бандитской акции погибли 94 террориста, 20 сотрудников правоохранительных органов, 11 военнослужащих, 57 мирных жителей; 76 террористов, 49 сотрудников правоохранительных органов, 59 военнослужащих, более 90 мирных жителей получили ранения.

Для расследования этих трагических событий Олий Мажлис незамедлительно создал независимую комиссию, в которую вошли представители обеих палат парламента, а две недели спустя была сформирована Рабочая группа по мониторингу за расследованием и мерами правительства по стабилизации обстановки в Андижане и Андижанской области. В ее состав включили сотрудников аккредитованных в Ташкенте посольств Индии, Ирана, Казахстана, Китая, Кыргызстана, Пакистана, России и Таджикистана. На основе анализа материалов следствия и иных данных был сделан следующий вывод: андижанские события — тщательно спланированная и организованная акция, подготовленная при непосредственном участии внешних сил для захвата власти в отдельно взятом регионе Узбекистана и дестабилизации положения во всей Центральной Азии.

Сами же эти события оказали существенное влияние на развитие ситуации в стране и в мире, что в первую очередь было связано с так называемыми "узбекскими беженцами", находившимися в Кыргызстане. Два месяца шла серьезнейшая "идеологическая война", в результате которой Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в Кыргызстане, нарушая нормы международного права, переправило в Румынию 439 человек, часть из которых подозревалась в совершении серьезнейших преступлений. Действия УВКБ не соответствовали принципам невмешательства во внутренние дела суверенных государств и явно превысили полномочия Управления. Ведь в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН (№ 1269 от 19 октября 1999 г. и № 1373 от 28 сентября 2001 г.) оно обязано пресекать злоупотребления со стороны террористов статусом беженцев. К тому же УВКБ получило официальное уведомление, что Узбекистан ставит вопрос о возвращении только лиц, бежавших из мест лишения свободы или совершивших другие преступления, как-то: умышленное убийство, терроризм, незаконное овладение оружием и боеприпасами, посягательство на конституционный строй, захват заложников, участие в запрещенных организациях. Но отношение УВКБ и некоторых государств-доноров к ситуации можно оценить как косвенное содействие уходу террористов от ответственности и поощрение терроризма в целом.

И как следствие начавшейся против республики "идеологической войны" в Третьем комитете ООН был рассмотрен проект резолюции "Положение в области прав человека в Узбекистане" (т.н. "страновые резолюции"), внесенный в основном государствами ЕС. Содержание этого документа базируется на событиях в Андижане и на последующих мерах официального Ташкента по урегулированию ситуации. Авторы проекта ссылаются на ограничения свободы слова и вероисповедания, на пресечение деятельности и отказы в регистрации НПО, оппозиционных политических партий, упоминают о применении пыток и о преследованиях активистов гражданского общества. Наряду с призывом провести международное расследование событий в Андижане в проект был включен и ряд других требований к Узбекистану.

В то же время руководство республики приняло решение о выводе контингента вооруженных сил США с аэродрома Ханабад (в течение трех месяцев), кстати выполненное американской стороной. И все же возникшая тогда напряженность в отношениях между Западом и Узбекистаном сохраняется до сих пор, да и тенденции по их улучшению просматриваются крайне слабо.

Со второй половины года вектор внешней политики официального Ташкента устойчиво направлен на Москву. А в ходе официального визита президента республики в Российскую Федерацию был подписан договор о союзнических отношениях между Россией и Узбекистаном, который И. Каримов назвал "беспрецедентным". Но еще ранее в целях развития экономической интеграции и содействия прогрессу на евразийском пространстве по инициативе руководителя Узбекистана Организация "Центрально-Азиатское сотрудничество" объединилась с Евразийским экономическим сообществом (ЕврАзЭС). Таким образом, Узбекистан стал членом ЕврАзЭс.

В целом в новейшую историю Узбекистана 2005 год войдет как год смены геополитических приоритетов, то есть, по нашему мнению, он стал началом серьезных трансформаций во всех сферах жизни страны.


1 См. [http://news.runet.ru/news/14/2005/04/14/425336], 15 января 2006. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL