ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Назим МУЗАФФАРЛИ


Назим Музаффарли, доктор экономических наук, профессор, главный редактор журнала "Кавказ & Глобализация" (Баку, Азербайджан)


Нагорно-карабахский конфликт оставался главной проблемой страны. Все прочие аспекты жизнедеятельности государства — внутриполитическая конкуренция, внешнеполитический курс, экономический прогресс, нравственно-религиозные процессы — рассматривались основными субъектами внутренней политики, а также общественным мнением в плоскости его разрешения. Проблема еще больше актуализировалась из-за регулярного нарушения армянскими вооруженными формированиями режима прекращения огня: в течение года населенные пункты страны и позиции азербайджанской армии 220 раз подвергались обстрелам. Во второй половине года армяне приступили к тактике "выжженной земли" — пожары пылали практически во всех оккупированных районах, прилежащих к Нагорному Карабаху. В сентябре Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию "Положение на оккупированных территориях Азербайджана", выразив серьезную озабоченность по поводу экологических последствий этих пожаров.

Надежды, возлагавшиеся на мирные переговоры, не оправдались. В ходе переговоров Азербайджан придерживался поэтапного подхода к урегулированию конфликта: освобождение оккупированных территорий, возвращение вынужденных переселенцев и обеспечение их безопасности, определение статуса Нагорного Карабаха. Предполагалось, что на февральской встрече глав двух государств в Рамбуйе (Франция) удастся достичь некоторого прогресса по этим направлениям, однако президент Армении внезапно покинул саммит, и он завершился безрезультатно. По-видимому, подобный исход оказался неожиданным и для международных посредников, деятельность которых протекала при явном доминировании процесса над результатом.

После саммита в Азербайджане в очередной раз усилились дебаты по поводу применения военной силы в решении карабахской проблемы. Тем не менее правительство вновь продемонстрировало приверженность к мирному пути, хотя и подчеркивало важность усиления военного потенциала. В 2006 году государственные военные расходы были удвоены по сравнению с предыдущим годом, а в 2007 году — впервые превысят 1 млрд долл. Наращивание военной силы было воспринято обществом позитивно, хотя одни рассматривали это как фактор политического давления на Армению, другие — как предпосылку для начала военных действий.

Надежды на результативность мирного урегулирования подпитывались тем, что в целом год не был "электоральным". Правда, в мае состоялись довыборы на 10 вакантных мест в Милли Меджлисе. Основной темой дебатов накануне довыборов стали принципы формирования избирательных комиссий, что, впрочем, уже превратилось в своеобразную политическую традицию. Несмотря на определенное давление со стороны ряда международных организаций, власть настояла на действующих принципах и законодательство не было изменено, после чего некоторые оппозиционные партии решили бойкотировать выборы. Это не только негативно сказалось на их качестве, но и послужило причиной дальнейшей фрагментации оппозиции: ее ведущий избирательный блок — "Азадлыг" — фактически распался. Половину вакантных мест в парламенте получила правящая партия ЙАП, а в двух округах мандаты достались представителям лояльной оппозиции.

Осенью состоялись еще одни выборы — на сей раз муниципальные. Ряд ведущих оппозиционных партий вновь активно бойкотировали их, аргументируя это решение отсутствием в стране нормальных условий для проведения демократичных выборов. Большинство мандатов (1 137 из 1 931) досталось представителям правящей партии, а 692 места в муниципалитетах — независимым кандидатам. Как и предполагалось, избирательная активность граждан была не очень высокой: проголосовали около одной трети зарегистрированных избирателей. Стремление оппозиции объяснить это собственным отказом от участия в выборах выглядело не совсем убедительно. Истинные причины заключались, судя по всему, в институциональной слабости муниципальных органов, и, как следствие, в том, что итоги голосования не могли оказать кардинального влияния на общую ситуацию в республике и расстановку политических сил.

Внешнеполитические приоритеты государства не претерпели серьезных изменений. Главным геополитическим ориентиром оставалась интеграция в европейские и евро-атлантические структуры. Осенью состоялась церемония подписания Плана действий в рамках "Политики европейского соседства". В документе были сформулированы основные цели и направления сотрудничества страны с ЕС на предстоящие пять лет. Примерно в то же время был подписан Меморандум о стратегическом партнерстве между Азербайджаном и Евросоюзом в сфере энергетики, зафиксировавший значение страны не только как значимого поставщика энергоносителей на западные рынки, но и как важного транзитного государства.

Динамично расширялись связи с Турцией и Грузией, с которыми Азербайджан имеет отношения стратегического партнерства, все более наполняющиеся экономическим содержанием, чему в решающей степени способствовал официальный ввод в эксплуатацию экспортного нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан (июль). Наряду с этим был сдан в эксплуатацию Южно-Кавказский газопровод (Баку — Тбилиси — Эрзерум), а работы по реализации железнодорожного транспортного проекта Карс — Ахалкалаки — Тбилиси — Баку интенсивно продолжались. Вместе с тем активизировалось восточное направление евразийских внешнеполитических отношений, чему в немалой степени содействовал повысившийся интерес Казахстана к участию в глобальных энергетических проектах, в которых Азербайджан выступает одним из ведущих партнеров.

Политические взаимоотношения с Россией могут быть охарактеризованы как стабильно дружественные. Углублению политических, экономических и культурных двусторонних связей послужило объявление 2006 года Годом России в Азербайджане. Его официальная церемония открытия прошла в Баку с участием президентов обеих стран (это стало продолжением Года Азербайджана в России). В конце года отношения несколько омрачились вследствие решения руководства РФ поднять цены на газ, экспортируемый в Азербайджан, что его политическими кругами было расценено не совсем адекватно, то есть не как экономическая акция, а как попытка политического давления.

Что же касается отношений с третьим из крупных соседних государств — Ираном, то можно утверждать, что в данном случае форма доминировала над содержанием. Несмотря на существование во взаимоотношениях довольно серьезных проблем, во многом обусловленных еще большим усложнением отношений ИРИ с западными странами, в первую очередь с США, стороны пытались сохранить видимое добрососедство за счет интенсивных контактов и политической риторики. Некоторая вероятность применения Соединенными Штатами и их союзниками военной силы против Ирана активизировала в Азербайджане спекуляции о возможном отделении азербайджанских провинций ИРИ с последующим воссоединением азербайджанцев в едином государстве. Фоновым стимулятором для подобных спекуляций послужили массовые акции протеста иранских азербайджанцев на националистической почве, жестко подавлявшиеся силами безопасности. В течение года официальные круги Ирана несколько раз выражали Азербайджану протест, осуждая звучавшие здесь "антииранские заявления".

Главным международно-политическим результатом года для Азербайджана стало значительное усиление его позиций в качестве важного актора в центральноевразийской энергетической и коммуникационной системе. Это стало возможным, помимо прочего, благодаря динамичному экономическому развитию страны.

В 2006 году (как и в 2005-м) Азербайджан занял первую строку мирового рэнкинга по темпам роста ВВП — 34,5%. ВВП на душу населения с учетом паритета покупательной способности, по данным CIA — The World Factbook , достиг 7 300 долл. Главной движущей силой экономического роста стало промышленное производство, увеличившееся на 36,6% (в 2005 г. — 33,5%). Инвестиции в основной капитал составили 5 964 млн AZN (6 700 млн долл.), 85% из них было направлено на производственные цели. По объему инвестиций на душу населения Азербайджан занимает одну из лидирующих позиций в Центральной Евразии.

Высокие темпы экономического роста были достигнуты прежде всего за счет увеличения добычи нефти, которая продолжает оставаться преобладающим сектором экономики: на его долю приходится более 2/3 промышленного производства. Правительство принимает меры по развитию ненефтяных отраслей и тем самым для диверсификации отраслевой структуры экономики. В рамках соответствующей Государственной программы в 2006 году сданы в эксплуатацию сотни перерабатывающих предприятий и социально-культурных объектов, создано около 173 тыс. новых рабочих мест. Тем не менее темпы роста ВВП в ненефтяных отраслях (12,1%) заметно отстают от темпов экономического роста в целом.

Снижение уровня бедности, превратившееся в чрезвычайно острую для постсоветских стран проблему, происходит в Азербайджане более высокими темпами, чем в других государствах. В 2006 году номинальные денежные доходы населения увеличились на 23,4%, реальные — на 24,1%; среднемесячная зарплата возросла на 19,8%. Расширение социальных программ стало возможным прежде всего благодаря резкому увеличению доходов государственного бюджета, которые по сравнению с предыдущим годом возросли на 88,8%.

Вместе с тем некоторые из упомянутых процессов, в частности поступление в страну огромных — по масштабам ее экономики — нефтяных доходов, а также расширение социальных программ, обусловили существенную инфляцию. Индекс потребительских цен составил 8,4%. Как местные эксперты, так и международные финансовые институты прогнозируют еще более высокую инфляцию на 2007 год. Важным экономическим событием года стала деноминация национальной валюты — маната, выразившаяся в повышении его номинала в 5 000 раз. В конце года один доллар стоил 0,89 маната.

Экономическое сотрудничество с другими государствами региона (за исключением Армении, с которой экономических связей по-прежнему нет) значительно расширилось. Внешнеэкономические связи с Турцией, Россией, Грузией, Казахстаном и Ираном, а также с Италией, Великобританией, Израилем, Германией, Францией, Китаем, Японией и Южной Кореей были наиболее приоритетными. Азербайджан играет все более важную роль в качестве транзитной территории транспортных перевозок по коридору Европа — Азия — Кавказ. В 2006 году был сделан очередной шаг в данном направлении: согласованы детали соединения железнодорожных линий Азербайджана, Грузии и Турции. Несмотря на отказ международных финансовых институтов кредитовать проект, работы по его реализации были продолжены, и во многом благодаря тому, что Азербайджан выделил Грузии долгосрочный кредит в 200 млн долл. на условии его погашения за счет транзитных поступлений. Это решение имело не только экономическое, но и политическое значение.

Под существенным влиянием внутренних и внешних политико-экономических процессов развивалась религиозная ситуация, причем воздействие внешних факторов заметно усилилось. В частности, публикация в некоторых западных газетах карикатур на Пророка Мухаммада вызвала в стране бурю эмоций: были проведены массовые акции протеста, а также конференции и публичные дискуссии, участники которых жестко критиковали подобные "злоупотребления свободой слова".

Положение в духовной сфере характеризовалось, с одной стороны, ужесточением контроля над деятельностью религиозных организаций, с другой — усилением государственной заботы о верующих. Главным событием года в данной сфере можно считать смену руководства Государственного комитета по работе с религиозными образованиями. Дело в том, что в последние годы между Госкомитетом и Управлением мусульман Кавказа (общественной организацией, объединяющей наиболее многочисленную и влиятельную религиозную общину страны) наблюдались неприкрытые противоречия. Новой администрации удалось быстро положить конец этим трениям, что позитивно сказалось на общей ситуации.

Высокая религиозная и этническая толерантность по-прежнему остается одним из неоспоримых сравнительных преимуществ Азербайджана и создает благоприятный фон для политико-экономического развития. Религия не является фактором внутриполитической борьбы. Между мусульманами, составляющими основную массу населения (по приблизительным оценкам, 60% от их общего числа исповедуют шиизм, а остальные — суннизм), и представителями других религий (православными, протестантами, католиками, иудеями, кришнаитами и т.д.) нет сколько-нибудь заметных коллизий.

В целом год, как и предвиделось, прошел без серьезных политических, экономических или религиозных эксцессов, способных оказать существенное влияние на дальнейший прогресс страны. Судя по всему, в 2007 году поступательное экономическое развитие сохранит свою доминантную роль: темпы экономического роста прогнозируются примерно на том же уровне, что и в 2006-м. Во второй половине 2007 года следует, по-видимому, ожидать некоторой активизации внутриполитической жизни в связи с предстоящими в 2008 году президентскими выборами. Предвыборная борьба, предположительно, будет проходить под определяющим влиянием, во-первых, быстрого роста финансовых средств, позволяющего расширять государственные социальные программы, во-вторых, фрагментарности оппозиции, разделенной на сравнительно мелкие группы. Оба фактора будут способствовать усилению предвыборных позиций нынешней власти.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL