ПОЛИТИКА

Назим МУЗАФФАРЛИ


Назим Музаффарли, доктор экономических наук, профессор, главный редактор журнала  "Кавказ & Глобализация" (Баку, Азербайджан)


Введение

В 2006 году Азербайджан, как и другие постсоветские страны, отметил 15-летие восстановления своей государственности — 18 октября 1991 года был принят Конституционный акт о независимости. Поэтому год можно рассматривать как своего рода рубеж, когда подводятся итоги достигнутых успехов и упущенных возможностей.

По сравнению с предыдущим годом 2006 год оказался, как и прогнозировалось, менее интересным во внутриполитическом плане и более насыщенным — во внешнеполитическом1. Страна вступила в 2006 год с новым Милли Меджлисом (ММ), в котором парламентское меньшинство, воспринимаемое обществом в качестве реальной и эффективной оппозиции, оказалось крайне слабым. Судебная власть — несмотря на ряд позитивных перемен, произошедших за годы независимости, — все еще не превратилась в достаточно самостоятельный и эффективный институт управления. Основная часть властных функций, по-прежнему, сосредоточена в руках исполнительной власти, точнее — президента.

Власть

Структурные реформы. В самом начале года (30 января) были упразднены Министерство культуры и Министерство молодежи, спорта и туризма. На базе первого создано Министерство культуры и туризма, второго — Министерство молодежи и спорта. Бывший министр культуры П. Бюль-бюль оглу был назначен Чрезвычайным и Полномочным Послом в Российской Федерации, прежний министр молодежи, спорта и туризма А. Караев — министром культуры и туризма, а министром молодежи и спорта — А. Рагимов, один из хорошо известных в стране представителей частного бизнеса.

Следующим новшеством стало упразднение Государственного комитета по проблемам женщин и создание на его основе Госкомитета по проблемам семьи, женщин и детей, который возглавила Х. Гусейнова. В свою очередь, Государственный комитет по строительству и архитектуре преобразован в Госкомитет по градостроительству и архитектуре. В рамках рыночно-структурных реформ Государственное агентство мелиорации и водного хозяйства при Министерстве сельского хозяйства реорганизовано в открытое акционерное общество, весь пакет акций которого остался в государственной собственности.

Из других новшеств в сфере управления заслуживает внимания прежде всего учреждение Дипломатической академии Министерства иностранных дел. Она была создана в целях, во-первых, обеспечения МИД и других государственных органов профессиональными дипломатическими кадрами, во-вторых, организации научных исследований в области международных отношений. Ректором Академии (и заместителем министра иностранных дел) был назначен Х. Пашаев, до того длительное время работавший послом в Соединенных Штатах (новым послом в США стал Я. Алиев, ранее занимавший должность постоянного представителя Азербайджана в ООН).

Определенный интерес в обществе вызвало также учреждение Совета геральдики при Президенте АР, в состав которого наряду с высокопоставленными государственными чиновниками вошли видные деятели науки, культуры и искусства. Формально целями Совета были объявлены "подготовка и осуществление единой государственной политики в области геральдики", хотя большинство наблюдателей расценило его как орган, которому предстоит разработать новый вариант герба страны: нынешний герб государства, унаследованный от Азербайджанской Демократической Республики 1918—1920 годов, по мнению многих экспертов и рядовых граждан, нуждается в совершенствовании.

Кадровые перестановки. "Кадровой переменой года" можно считать освобождение К. Гейдарова от должности председателя Государственного таможенного комитета с последующим его назначением руководителем Министерства по чрезвычайным ситуациям (февраль). Одни аналитики расценили это как еще большее повышение К. Гейдарова, считающегося одним из наиболее могущественных государственных чиновников, — исходя из того, что он стал членом правительства и возглавил структуру, обладающую исключительными полномочиями. Другие утверждали, что это повышение носит формальный характер, поскольку К. Гейдарова, по сути дела, отстранили от руководства органом, через который проходят основные материально-вещественные потоки страны. Впоследствии несколько указов президента, изданных в течение года и передавших в ведение нового министерства целый ряд дополнительных функций, к тому же не всегда напрямую связанных с чрезвычайными ситуациями, склонили чашу весов в пользу первой версии. Новым руководителем Таможенного комитета стал А. Алиев, бывший до того заместителем его председателя.

В феврале Ф. Алекберов, владелец контрольного пакета акций одной из самых успешных частных структур страны — компании "Импротекс", был назначен министром труда и социальной защиты населения. Это вновь продемонстрировало, что в своей кадровой политике президент отдает предпочтение представителям деловых кругов. Бывший министр (А. Нагиев), известный как один из создателей и видных деятелей правящей партии ЙАП ("Новый Азербайджан"), был назначен послом в Республику Беларусь. В апреле еще два министерства обрели новых руководителей: Я. Джамалов был назначен министром оборонной промышленности (это ведомство, как и Министерство по чрезвычайным ситуациям, учредили в конце 2005 г.), а С. Шарифов (бывший исполнительный директор Государственного нефтяного фонда) — министром финансов.

Особое место в кадровых изменениях года занимает отставка первого заместителя премьер-министра А. Аббасова (после 14 лет работы на этой должности). Впервые в современной истории Азербайджана президент принял добровольную отставку высокопоставленного государственного служащего, предварительно удостоив его ордена "Истиглал" — одной из высших наград страны.

Правящая партия объявила, что численность ее состава достигла 380 тыс. человек. Количественный разрыв между этой крупнейшей политической организацией страны и всеми другими политическими партиями еще более увеличился. Впервые после восстановления независимости ведущие функционеры ЙАП открыто заявляли, что в стране нет достаточно сильной оппозиции, с которой правящая партия могла бы вступить в диалог2. Сама ЙАП воспринимала этот факт как показатель собственной силы, хотя — на самом деле — это весьма сомнительно.

Осенью ЙАП объявила, что начинает подготовку к президентским выборам 2008 года и намерена выдвинуть кандидатуру действующего главы государства.

Оппозиция

Интеграционные и дезинтеграционные процессы. Сокрушительное поражение на парламентских выборах 2005 года, обусловленное как геополитическими предпочтениями западных государств и общеполитическими процессами в стране, так и — в первую очередь — внутриоппозиционной конфронтацией, предопределило состояние оппозиционных организаций в 2006 году: ведущей тенденцией их функционирования стала дальнейшая фрагментация.

Уже в начале года распалось крупнейшее оппозиционное объединение — блок "Азадлыг", из которого вышла партия "Мусават" (февраль). Другие партии блока обвинили ее в предательстве интересов оппозиции в связи с решением участвовать в работе парламента и в выборах на вакантные места в ММ. Из всех победивших на выборах оппозиционных деятелей лишь Л.-Ш. Гаджиева — лидер Либеральной партии и блока "Национальное единство" — официально отказалась от своего депутатского мандата. Сама партия "Мусават" попыталась сохранить "хорошую мину при плохой игре", заявив, что предпримет усилия, направленные на формирование широкого союза демократической оппозиции, хотя раскол блока сопровождался взаимными жесткими, нередко оскорбительными выпадами, что существенно ограничило возможность ее реинтеграции в будущем.

Неделю спустя избирательный блок "Азадлыг" был реорганизован (с другим составом учредителей) в политический, который — по силе влияния на политическую повестку — был, однако, слабее, чем раньше.

Позже лидер Демократической партии (ДПА) Р. Гулиев анонсировал создание новой политической организации — Международного движения за демократизацию Азербайджана. Главными целями виделись реинтеграция оппозиционных сил страны и обеспечение их внешней поддержки. Но движение так и не было сформировано в предполагаемые сроки — к осени 2006 года, более того, оно дополнительно простимулировало дальнейшую фрагментацию оппозиции: руководители большинства ее партий заявили, что их организации не намерены вступать в корпоративные члены этого движения.

Вполне объясним и тот факт, что многие известные общественно-политические деятели (особенно представители интеллигенции) покинули ряды утрачивающих свое влияние оппозиционных партий, чем еще более ослабили их.

Дробление партий. Преобладание дезинтеграционных тенденций с особой силой проявило себя в деятельности отдельных партий. Раскол Партии национальной независимости (ПННА) дошел до логического конца и формализовался проведением двух отдельных съездов (январь). К осени стало очевидным, что раскол ДПА тоже неизбежен и является лишь делом времени. Оппозиционный блок "Йени сийасят" ("Новая политика"), который, по мнению его создателей, после выборов должен был превратиться в политическую организацию, полностью развалился: сначала ПННА, а затем и Социал-демократическая партия покинули "YeS". Остальные лидеры блока стали обмениваться жесткими заявлениями, обвиняя друг друга во всех смертных грехах. Дальнейшее существование блока носило исключительно формальный характер.

К концу года оппозиция оказалась в столь сложном положении, что некоторые ее высокопоставленные функционеры начали всерьез обсуждать возможность полной приостановки ее деятельности, дабы не придавать политической системе страны видимость демократичности. Однако эти предложения, как и следовало ожидать, не получили поддержки.

Молодежные оппозиционные и прооппозиционные организации демонстрировали более последовательное стремление к интеграции. В середине мая они объявили о создании коалиции "Платформа азербайджанской молодежи", в которую вошли молодежные комитеты Партии Народного Фронта (ПНФА), ДПА и Либеральной партии, а также молодежные движения "YOX" ("НЕТ") и "Yeni Fikir" ("Новая мысль"). Эти организации проявили довольно высокую солидарность в защите прав нескольких арестованных лидеров "Yeni Fikir", которые в июле судом по тяжким преступлениям были признаны виновными в попытке захвата власти и в ряде других правонарушений и приговорены к различным срокам лишения свободы.

Неправительственные организации

В стране функционировало около 3 400 НПО, примерно 30% из них — без государственной регистрации. Сектор развивался довольно быстрыми темпами: в течение года было создано более 400 новых НПО. В секторе насчитывалось около 4 000 сотрудников на постоянной основе и свыше 3 500 — на временной.

Бóльшая часть вновь созданных неправительственных организаций работает в сфере социальных проблем, далее по численности следует группа НПО, занятых вопросами мира, демократии и прав человека, а молодежные находятся в этом ряду на третьем месте. Технические возможности НПО продолжают оставаться слабыми: приблизительно треть их общего числа не имеет даже временных офисов. Публичную активность проявляют около 25% всех НПО. Уровень политической ангажированности всех этих структур продолжает оставаться недопустимо высоким.

В апреле состоялся VI съезд Национального форума неправительственных организаций, в котором участвовали представители около 400 НПО. Форум вновь официально подтвердил свою приверженность к отказу от сотрудничества с армянскими НПО, не признающими территориальную целостность Азербайджана. Депутат ММ А. Гулиев был переизбран президентом Форума.

Публичный имидж НПО был серьезно подпорчен внутрисекторальными скандалами, выражавшимися во взаимных обвинениях в коррупции и предательстве государственных интересов. Это являлось типичным главным образом для правозащитных организаций, составлявших собственные списки политзаключенных.

Самым слабым параметром устойчивости НПО была их финансовая сфера. Считая, что Азербайджан уже сам способен частично финансировать некоммерческие организации, иностранные доноры существенно сократили объем выделяемых грантов. В 2006 году впервые было объявлено, что правительство изучает возможность увеличить свою долю финансирования НПО, в частности, предполагает заказывать им реализацию проектов по региональному и социальному развитию, экологии, просвещению, правам человека.

Неправительственной организацией года можно считать созданный в марте Национальный общественный комитет по интеграции в Европу, объединивший многих известных в стране общественных деятелей, представителей науки, культуры и прессы.

Пресса

Свобода слова. Финансовые трудности, сложности в получении телерадиокомпаниями лицензий и чрезмерная политическая ангажированность СМИ по-прежнему оставались актуальными. Однако в качестве главной угрозы свободе слова международные организации отмечали физическое давление на журналистов. В мае пятерыми неизвестными был жестоко избит главный редактор газеты "Бизим йол" ("Наш путь"). Союз журналистов Азербайджана, а также ряд влиятельных международных организаций (в т.ч. ОБСЕ) резко осудили эти действия. Правоохранительные органы так и не смогли привлечь преступников к ответственности — даже несмотря на специальное поручение президента, а пикет, который в конце мая попыталась провести ПНФА в знак протеста против избиения главного редактора, был решительно разогнан полицией.

В июне сотрудник оппозиционной газеты "Азадлыг" ("Свобода") М. Сакит был арестован за перевозку наркотиков. Оппозиционные политические партии страны, а также ряд местных и зарубежных журналистских организаций (в т.ч. "Репортеры без границ") выступили с заявлениями, что арест журналиста-сатирика политически мотивирован. Власти категорически отвергли эти обвинения, оценив арест как обычную меру пресечения, связанную с криминальным деянием. Состоявшийся в начале октября суд приговорил М. Сакита к трем годам лишения свободы, что послужило основанием представителю ОБСЕ М. Харашти заявить о том, в Азербайджане ситуация со свободой слова ухудшается.

В начале года по обвинению в публикации статей клеветнического характера о ректоре Бакинского госуниверситета сроком на один год был арестован учредитель и главный редактор газеты "Беюк миллет" ("Великая нация") С. Адыгезалли. По иску одного из высокопоставленных функционеров правящей партии в августе на один год заключения в колонии строгого режима был осужден Ш. Агабейли, главный редактор газеты "Милли йол" ("Национальный путь"). Через две недели такая же участь постигла главного редактора газеты "24 саат" ("24 часа") Ф. Фарамазоглу — он был осужден на основании иска министра внутренних дел страны.

Факты применения (или угрозы применения) насилия по отношению к журналистам, еще несколько раз отмеченные в течение года, были резко осуждены политическими и правозащитными организациями — как оппозиционными, так и провластными.

Закрытие АНС стало главным событием второй половины года. Проверки, проведенные Министерством налогов на предприятиях первой частной телерадиовещательной компании страны, выявили ряд нарушений законодательства, впоследствии подтвержденных судом. В октябре Национальный совет по теле- и радиовещанию (НС) объявил об отказе продлить срок лицензии АНС, что мотивировал в первую очередь незаконным созданием региональной радиостанции в городе Шеки. 24 ноября лицензию аннулировали, а вещание приостановили. На все банковские счета компании был наложен арест. Будучи не в состоянии оплачивать работу сотрудников, АНС полностью распустила творческую группу и технический персонал. Закрытие компании вызвало широкий резонанс не только в стране, но и за рубежом: многие авторитетные международные организации, в том числе журналистские, выразили свое недовольство. Представители общественности обратились к президенту страны с просьбой содействовать разрешению конфликта. В середине декабря НС принял решение о возобновлении вещания компанией, которая впоследствии была допущена к тендеру на получение лицензии. Достигнутый компромисс сводился к тому, что АНС отказалась от ретрансляции программ "Голоса Америки" и радио "Свобода", которым с нового года предоставили самостоятельные частоты для вещания.

Другие события. Отметив, что развитие независимой, свободной и профессиональной печати, обеспечение свободы слова, информации и мысли являются приоритетами внутренней политики, президент принял решение (февраль) об уплате из государственного бюджета долгов газет, имевшихся до конца 2001 года (ранее сроки выплаты этих задолженностей дважды продлевались его же распоряжениями).

Продолжает оставаться серьезной проблемой качество электронных и печатных СМИ. В течение года Объединение журналистов и Совет прессы сделали несколько заявлений о том, что многие газеты подменяют журналистскую работу шантажом и рэкетом. Существует явный дефицит аналитических изданий.

Значительный резонанс вызвало выселение — на основании постановления Экономического суда — газеты "Азадлыг" из здания, переданного ей в 1992 году. В том же здании размещалась штаб-квартира ПНФА, чьим печатным органом и является газета. Оппозиция расценила это событие как давление на СМИ, хотя, по-видимому, оно касалось, прежде всего, самой партии. В знак протеста активисты блока "Азадлыг" объявили голодовку, продолжавшуюся — с некоторой ротацией участников — всю первую половину ноября, а также попытались провести несколько пикетов, которые разогнала полиция. Власти предложили организациям, располагавшимся в здании, новые помещения, и в конце месяца оно было "очищено".

Политическая повестка

Нагорно-карабахская проблема продолжает оставаться главной темой внутриполитических дискуссий. Она еще больше актуализировалась из-за регулярного нарушения армянскими вооруженными формированиями режима прекращения огня. В течение года населенные пункты страны и позиции азербайджанской армии 220 раз подвергались обстрелам. Погибли 14 азербайджанских военнослужащих, двое были взяты в плен, десятки людей получили ранения.

С июня армяне приступили к осуществлению тактики "выжженной земли": вначале они поджигали дома в оккупированных ими селах Агдамского района, затем перешли к Тертерскому, Агдеринскому, Физулинскому и Джабраильскому районам, а к середине июля практически на всех оккупированных территориях пылали пожары. В августе армяне начали сжигать леса, находящиеся в горных массивах, а также поля и пастбища. Общая площадь земель, охваченных огнем, достигла 65 тыс. га. Поджоги и пожары можно было наблюдать со всех населенных пунктов Азербайджана, расположенных вдоль линии соприкосновения вооруженных сил.

Ущерб, нанесенный в результате поджогов, Министерство природных ресурсов и экологии оценило в 181,2 млн долл. Физическая инфраструктура региона (аэропорты, социально-культурные, религиозно-культовые объекты и т.п.) была полностью уничтожена. Некоторые виды ущерба, в частности относительно объектов культуры, были отнесены к труднооценимым. Так, на территории оккупированного Ходжавендского района сгорел исторический памятник XII века — могила Гараджа Чобана.

Азербайджан обратился в ООН и в ряд других международных организаций с просьбой пресечь поджоги оккупированных территорий. В ходе мониторинга, проведенного 3—5 июля на линии соприкосновения войск, миссия ОБСЕ подтвердила и документально оформила факты умышленных поджогов. Участники 33-й сессии Совета министров иностранных дел стран-членов Организации Исламская конференция заявили, что они "ужаснулись фактами армянского вандализма"3.

Под влиянием этих процессов в общественном мнении (и в политических дискуссиях) обозначились две позиции: значительная часть политических и околополитических организаций выступала за применение силы в решении проблемы, а некоторые даже требовали от правительства немедленно приступить к военным операциям. Сторонники второй позиции ратовали за налаживание контактов с Арменией, особенно с армянской общиной Нагорного Карабаха — исходя из того, что ее члены тоже являются гражданами страны, а после восстановления территориальной целостности Азербайджана азербайджанской и армянской общинам НК предстоит жить в едином государстве. Однако установление подобных связей затрудняется тем, что большей частью общества они воспринимаются чуть ли не как измена Родине. Например, после встречи азербайджанской и армянской молодежи, состоявшейся в Армении, ряд молодежных политических организаций Азербайджана потребовал лишить азербайджанских участников гражданства, и хотя эти требования, естественно, не были выполнены, они достаточно адекватно отражали общественное мнение.

Проведенный журналистами опрос депутатов ММ (сентябрь) выявил примерное численное равенство сторонников мирного и военного путей, хотя первые — в абсолютном большинстве случаев — также не исключали возобновления военных действий, если переговоры не приведут к освобождению оккупированных территорий.

В целом власть демонстрировала приверженность к продолжению мирного диалога, одновременно подчеркивая, что увеличение военного потенциала страны (утвержденный на 2007 г. военный бюджет Азербайджана впервые превысил 1 млрд долл.) — важный фактор справедливого разрешения конфликта. В свою очередь, оппозиция неоднократно заявляла, что в случае возобновления военных действий она готова приостановить политическое противостояние с властями. Тем не менее она не призывала к войне открыто, понимая, что такая позиция непопулярна в западных политических кругах, на поддержку которых она по-прежнему рассчитывает.

Выборы. На 10 мест, оставшихся вакантными в Милли Меджлисе после парламентских выборов 2005 года, были назначены повторные выборы.

Как и накануне основных выборов, предметом острых дебатов между властью и оппозицией стало избирательное законодательство, точнее — принципы формирования избирательных комиссий, в том числе ЦИК. Оппозиционные партии требовали, чтобы все комиссии формировались по принципу паритета — с равным представительством власти и оппозиции. В январе основные оппозиционные партии (ПНФА, "Мусават" и ДПА) отказались делегировать своих представителей в ЦИК, мотивируя это тем, что их присутствие в комиссиях носит "декоративный" характер и — при существующей композиции комиссий — не может гарантировать демократичность выборов. Венецианская комиссия Совета Европы также настаивала на формировании ЦИК на паритетной основе. Власть отреагировала на эти требования в ставшей уже традиционной форме, заявив, что никаких изменений в избирательное законодательство — по крайней мере до довыборов в ММ — вносить не будет, поскольку действующие правила формирования комиссий являются единственно приемлемыми на данном этапе и позволяют обеспечивать демократичность выборов.

Повторные выборы стали для оппозиции линией водораздела: ПНФА и ДПА приняли решение о неучастии в выборах и отзыве депутатов, избранных в 2005 году, а "Мусават" решил участвовать как в работе парламента, так и в повторных выборах, мотивируя это тактикой подготовки к президентским выборам 2008 года, после чего развал избирательного блока "Азадлыг" стал неминуем.

13 мая состоялись довыборы в Милли Меджлис. На 10 мест претендовали 124 кандидата. За ходом голосования следили около 6 500 наблюдателей, в том числе более 5 500 местных. В пяти округах победили представители правящей партии, в трех — независимые кандидаты, поддерживающие власть, в двух — представители лояльных оппозиционных партий, не воспринимаемые в качестве реальной альтернативы властям.

Уже на следующий день после выборов оппозиция — в противоположность власти — заявила, что они прошли с массовыми нарушениями демократических норм. Миссия наблюдателей ПАСЕ отметила, что она удовлетворена достигнутым на выборах прогрессом, выразив при этом сожаление по поводу бойкота данной кампании рядом оппозиционных партий, поскольку это лишило избирателей полноценного свободного выбора. Наблюдатели от стран СНГ отметили, что повторные выборы прошли в свободной и прозрачной обстановке, в соответствии с международными стандартами. Миссия ОБСЕ заявила, что, несмотря на достигнутый прогресс по некоторым аспектам, все еще имеется ряд настораживающих моментов, указывающих не необходимость продолжать реформы избирательной системы.

5 июня Конституционный суд утвердил итоги повторных выборов в ММ.

6 октября состоялись муниципальные выборы в 82 округах: по одним округам они носили характер повторных или дополнительных, по другим — были обычными (регулярными), а по третьим — проводились впервые. В голосовании участвовало около трети зарегистрированных избирателей — чуть более 270 тыс. За 1 931 место в муниципалитетах боролись 4 524 кандидата, абсолютное большинство которых относилось к правящей партии или ее беспартийным сторонникам. Наблюдатели были, в основном, местными: из их почти 6 тыс. чел. лишь 32 представляли международные организации.

Оппозиция, как и прежде, не отнеслась к муниципальным выборам с достаточной серьезностью, считая, что их результаты не окажут существенного влияния на политическую ситуацию в стране ввиду институциональной слабости местной выборной власти. Блок оппозиционных партий "Азадлыг" решил активно бойкотировать выборы, мотивируя это тем, что в стране нет нормальных условий для проведения свободных и демократичных выборов. Блок официально отказался от выдвижения кандидатов и наблюдения за ходом голосования, а также призвал своих сторонников не принимать в нем участия. По окончании выборов основные оппозиционные силы заявили, что не признают их итоги и призвали международные организации дать объективную и принципиальную оценку, что, однако, не имело серьезных политических последствий. Наблюдательная миссия Совета Европы отметила некоторый прогресс по сравнению с муниципальными выборами 2004 года, с сожалением указав на ряд серьезных недостатков.

Все оппозиционные партии, включая лояльные, в совокупности получили около 30 мест в муниципалитетах, а большинство мандатов (1 137) досталось правящей партии ЙАП. Независимые кандидаты завоевали 692 мандата.

"Иранский вопрос" был одним из самых подробно и остро дискутируемых. В начале марта Конгресс азербайджанцев мира направил Генеральному секретарю ООН обращение с просьбой предоставить азербайджанскому народу статус "разделенного народа"4. Двумя неделями позже (16 марта) в Баку состоялся II Съезд азербайджанцев мира5, на котором прозвучали выступления, вновь поднявшие вопросы, связанные с нарушениями политических и гуманитарных прав иранских азербайджанцев.

Посольство ИРИ направило в МИД Азербайджана ноту протеста и резко осудило "антииранские заявления", прозвучавшие на Съезде, оценив их как "противоречащие дружеским отношениям между двумя братскими странами". Комментируя ноту, Министерство иностранных дел отметило, что делегаты съезда излагали исключительно свои личные суждения, которые не должны сказываться на межгосударственных отношениях.

На фоне этих событий проблема участия Азербайджана в возможной военной операции США против Ирана обретала еще бóльшую остроту. Представители власти придерживались однозначного подхода, сводившегося к тому, что конфликт между мировым сообществом (в первую очередь США) и Ираном по поводу ядерной программы последнего необходимо урегулировать исключительно мирными, дипломатическими путями. Власть подчеркивала, что Азербайджан не рассматривает возможность участвовать в антииранской кампании, если таковая начнется, а ряд оппозиционных и общественных объединений, напротив, выступал за решительное присоединение к ней. Некоторые аналитики подчеркивали, что эта дискуссия преждевременна, поскольку еще не исчерпаны возможности мирного разрешения проблемы.

В середине мая в Иране вспыхнули массовые митинги и шествия в знак протеста против публикации в некоторых иранских СМИ материалов, оскорблявших, по мнению манифестантов, всех азербайджанцев. Участники акций были разогнаны правительственными войсками; десятки людей погибли, были ранены и арестованы. С особой жестокостью был разгромлен стихийный митинг азербайджанцев 28 мая в центре Тегерана: пресса сообщала о десятках погибших, сотнях раненых и тысячах арестованных.

Эти события вызвали в Азербайджане бурную реакцию общественности. Многие политики оценили их как "очередную волну национально-освободительного движения в Южном Азербайджане". В Баку было проведено несколько пикетов перед зданием посольства ИРИ; собравшиеся сжигали государственные флаги Ирана и карикатуры на его президента. Несмотря на вмешательство полиции и аресты участников, акции протеста продолжались практически все лето. Основные политические организации выступили с заявлениями, поддерживавшими иранских азербайджанцев в борьбе за собственные права и осуждавшими применение против них насилия. В конце мая группа известных в стране общественно-политических деятелей учредила Комитет поддержки Национального движения Южного Азербайджана, а осенью в Баку состоялась Международная конференция "Национальное движение в Южном Азербайджане", участники которой приняли обращение ко всем азербайджанцам мира с призывом поддержать справедливую борьбу соотечественников в Иране.

Судя по всему, в ближайшие годы "иранский вопрос" сохранит свою актуальность.

Заключение

В 2006 году Азербайджан продолжил движение в направлении становления однополярной политической системы, в которой власть непомерно сильна, а оппозиция — хотя формально и существует — недопустимо слаба. Поэтому политическое противостояние власти и оппозиции — как политических сил, более или менее сопоставимых по общественному влиянию, — не состоялось, хотя известно, что именно оно — основа развития демократического общества.

НПО представляют собой одно из слабых звеньев в демократизации общества. Ограниченность финансовых ресурсов и высокая степень политической ангажированности не позволили им превратиться во влиятельных акторов политической жизни. Свободная пресса — бесспорно, одно из самых выдающихся достижений периода государственной независимости — испытывала серьезные трудности. Традиционные проблемы (финансовая зависимость, нарушение прав журналистов, их недостаточно высокий профессиональный уровень) продолжают сдерживать развитие сектора.

Нагорно-карабахская проблема остается главной в политической повестке. По мере затягивания ее решения путем переговоров, применение силы для освобождения оккупированных территорий обретает все большую актуальность во внутриполитических дебатах.


1 См.: Центральная Евразия 2005. Аналитический ежегодник.  Швеция: CA&CC Press, 2006. С. 60. к тексту
2 См.: Ахмедов А. В Азербайджане нет оппозиции, способной вести диалог с ПЕА // Электронная газета "Day.az", 21 апреля 2006 [http://www.day.az/news/politics/47011.html]. к тексту
3 См.: Day.az, 22 июня 2006 [http://www.day.az/news/politics/51723.html]. к тексту
4 В Обращении отмечалось, что после русско-персидской войны по Туркманчайскому договору 1828 года Азербайджан был поделен между Россией и Ираном. В настоящее время в Иране проживают, по разным оценкам, от 22 до 28 млн азербайджанцев (в основном — компактно, в северной части страны). к тексту
5 Съезд был созван по указу президента для анализа проблем азербайджанцев, живущих за рубежом, обсуждения задач в области дальнейшего укрепления их связей с Азербайджанской Республикой, а также улучшения работы с диаспорой. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
  •  Инженерные изыскания  Инженерные проекты частных домов. Энергоэффективные, малошумные решения odd-proekt.ru
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL