ПОЛИТИКА

Манвел САРКИСЯН


Манвел Саркисян, эксперт Центра "Кавказ" (Ереван, Армения)


В начале 2006 года психологический настрой власти и оппозиции страны был задан итогами конституционного референ­дума, состоявшегося в ноябре 2005-го. Это важнейшее государственное мероприятие проходило с большими нарушениями, сформировало ситуацию полной самоотстраненности общества и девальвации оппозиционных партий. В результате правительство оказалось в состоянии значитель­ной дезорганизации, а для коалиции провластных партий возникла угроза развала. В таком положении ключевыми факторами, определяющими психологические мотивы полити­ческих сил, стали не только предстоящие в 2007 году парламентские выборы, но и (даже более) президент­ские выборы 2008 года.

А. Состояние лагерей власти и оппозиции в начале года

Еще в конце 2005 года в политический оборот вошла идея преемника прези­дента. Но она больше муссировалась в прессе, а на уровне политических сил обозна­чилась проблема возможного союза министра обороны Армении Сержа Саркисяна с той или иной политической структурой. Сам же министр постепенно стал попадать в эпицентр наиболее жарких событий общественно-политической жизни. Характер его публичной деятельности не оставлял сомнения в том, что он занялся непосредственно своей политической карьерой, взяв курс на пост будущего президента.

Тогда же в политической среде серьезно заговорили о противоречиях дейст­вующего главы государства Роберта Кочаряна и его "фаворита" Сержа Саркисяна, что также можно отнести к разряду беспрецедентных в политической жизни страны. В связи с этим столь же громко начали звучать предположения, что и Р. Кочарян планирует в перспективе передать ему президентское кресло.

Видимость единства власти в последний раз была продемонстрирована в начале 2006 года, когда по предложению Р. Кочаряна правящая коалиция (Республиканская партия, Армянская революционная федерация "Дашнакцутюн" и партия "Оринац Еркир") выступила с заявлением, что выражает готовность к совместной деятельности (в прежнем формате) вплоть до парла­ментских выборов 2007 года. Однако время показало, что во властном лагере нет механизмов сдерживания центрост­ремительных тенденций.

Ситуация осложнилась и внешними факторами. Так, 17 января посол Соединенных Штатов в Ар­мении Джон Эванс встретился с президентом Робертом Кочаряном и сообщил, что Вашингтон выражает беспокойство в связи с прошедшим в стране 27 ноября конституционным референдумом. Кроме того, со стороны Белого дома были предъявлены серьезные претензии относительно того, что управление в Армении считается неэффективным и необходимость достижения справедливого управле­ния поставлена в качестве условия подключения страны к программе "Вызовы тысячелетия" (программа финансовой помощи США Армении в размере 235 млн долл.).

Намеки на актуальность проблемы управления в стране проявились и в сделанном 7 марта заявле­нии заместителя вице-госсекретаря США Метью Брайзы. На состоявшейся в Ереване пресс-конференции он, в частности, отметил: "Мы верим, что процесс демократизации в Армении пройдет с успехом, в противном случае Армения не может участвовать в программе "Вызовы тысячелетия". Сим­птоматичной была и его фраза: "Мы в ближайшее время попробуем использо­вать наши возможности построить демократию не сверху, а снизу".

Еще более деструктивный резонанс вызвал со­стоявшийся в Рамбуйе (Франция, 10—11 февраля) очередной раунд перего­воров президентов Армении и Азербайджана (завершившийся неудачно) по урегулированию карабахской проблемы. Возникшее в период до и после переговоров состояние смуты в политической элите Ар­мении создало угрозу внутривластного разложения, достигшую апогея к середине февраля. По большей части это стало результатом событий, связанных с фигурой министра обороны Сержа Саркисяна.

В общественно-политической жизни большое внимание привлекло неожи­данное избрание С. Саркисяна председателем Совета Ереванского государственного университета. Событие это, которое произошло 27 января, не нашло объяснения по той причине, что на этот пост претендовал бывший ректор университета Радик Мартиросян, известный как креатура президента Роберта Кочаряна. Пресса оценила такой факт не только как скрытый антипрезидентский шаг Республиканской партии и лично С. Саркисяна, но и как свиде­тельство самостоятельного продвижения последнего к президентскому креслу.

Прояс­нить атмосферу того периода может еще один акт, связанный с историей избрания нового омбудсмена страны. В ходе тайного голосования, состоявшегося 8 февраля в парламенте, провластная коалиция, выдвинувшая на этот пост известного юриста Армена Арутюняна, "вдруг" не смогла обеспе­чить необходимое количество голосов. Ни сам кандидат, известный как выдвиженец прези­дента Р. Кочаряна, ни члены коалиции не могли объяснить факт их поражения.

Сложившаяся в парламенте атмосфера в период, когда президент вел переговоры в Рамбуйе, очень напоминала "бунт на корабле". Симптоматично, что появи­лись и оценки возможных причин этого "бунта". Апогеем стало интервью главы армянской общины Нагорного Карабаха Аркадия Гукасяна радиостанции "Свобода" 21 февраля, которое мгновенно восприняли как сенсацию. Аркадий Гукасян предложил версию о выходе Армении из переговорного процесса, что вынудит Азербайджан пойти на прямой диалог с руководителями общины. Это был удар по репутации Р. Кочаряна.

Понадобилось несколько дней, чтобы возвратившийся из Франции президент урегулировал ситуацию во властном лагере. В положении, которое можно охарактеризовать как "универсальную загнанность", глава государства 2 марта принял решение выйти с разгромным выступлением в формате заранее подготовленного интервью для двух пропрезидентских отечественных телеканалов и Общественного телевидения НКР. Эту его акцию можно оце­нить как заявку на восстановление роли полновластного хозяина как во внешне-, так и во внутриполитической жизни страны.

Прозвучавшие в ходе его интервью слова, что выражающие иные мне­ния о курсе Р. Кочаряна "или не понимают всех этих нюансов, или, исходя из каких-то своих целей, пытаются здесь что-то поймать, хотя здесь нечего ловить", свидетель­ствовали, что президент не настроен прислушиваться к чужим инициативам, то есть поставленная им цель, бесспорно, была достигнута.

Заявленные в данном интервью намерения президента Р. Кочаряна относительно того, что если Азербай­джан и впредь будет придерживаться неконструктивной позиции, то Армения пойдет на пере­смотр своей позиции по карабахской проблеме и в одностороннем порядке признает незави­симость Нагорного Карабаха, придали "психологической погоде" всего политического спектра Армении конкретность. Ни у кого в стране не осталось сомнений, что Р. Кочарян не желает упускать политической инициативы ни во внешнеполитическом раз­резе, ни тем более — во внутриполитическом.

На фоне неудачи в переговорах по урегулированию карабахской проблемы и продолжающейся уже три месяца острой внутривластной ситуации в стране, подобная заявка главы государства оказалась сюрпризом для многих политических субъектов. Другими словами, период ил­люзий и неопределенности завершился сильным шоком.

Первым свидетельством тому стало заявление лидера парламентской фракции правящей Республиканской партии Галуста Саакяна (3 февраля), в котором неожиданно для мно­гих он оценил позицию президента как "фактическое объявление войны". Та­кой шаг одного из лидеров партии, воспринимаемой в качестве главной опоры власти Р. Кочаряна, не только высветил аморфность состояния этой власти, но и задал тон дальнейшим обвинениям в адрес президента.

Однако наибольшую активность в ответ на интервью Р. Кочаряна проявил лидер оппо­зиционной партии "Национальное единение" Арташес Гегамян. Созвав 10 марта специальную партийную конференцию и "вооружившись" концепцией обвинения правящей элиты "в разжигании войны с целью спасения власти" и соответствующей стратегий, он приступил к конкретным организационным действиям и к реализации планов массовых мероприятий. И все же расшевелить оппози­цию ему не удалось.

Наиболее ощутимым результатом выступления президента Р. Кочаряна было то, что в слож­ное положение попал министр обороны. С. Саркисян, неоднократно заявлявший о необходимости территориальных уступок Азербайджану, а в неафишируемых выступлениях перед армейским руководством высказывавший мнение о невозможности противостоять воен­ной мощи Азербайджана, оказался обезоруженным. В результате он был вынужден лишь молчаливо поддерживать мнение пре­зидента и локализовать свою активность рамками сферы безопасности. Естественно, в таких условиях ему было сложно вести конструктивный диа­лог с президентом. Тем более что С. Саркисян подвергся резкой критике и со стороны общественности.

Потенциально больший политический смысл имела инициатива группы бывших военачальников. В ее состав вошли прежние министры обороны страны В. Манукян и В. Арутюнян, а также бывшие поле­вые командиры. При содейст­вии общественной организации "В защиту освобожденных территорий" они организовали "круглый стол", где 16 марта огласили свою стратегию на смещение нынешнего министра обороны С. Саркисяна с занимаемой должности. Свои доводы они аргументировали тем, что действия этого чрезвычайно политизированного министра деморализуют и ослабляют армию. Группа обратилась к оппозиционным партиям с призывом поддержать ее инициативу.

Б. Нарастание напряженности во властной коалиции и ее развал

Казалось, что восстановивший свое первенство в системе власти президент будет более активным. Однако после своего мартовского выступления он несколько успокоился. Видимо, желание не обострять отношения с ключевыми фи­гурами из своего окружения, тем более с Республиканской партией, заставило Р. Коча­ряна изменить тактику "от кнута к прянику", что проявилось и в отношении президента к формирующимся новым провластным партиям.

До этого структуры коалиции с некоторым недоумением относились к намерениям главы государства создать новые провластные партии. Такие намерения во многом стимулировали "нервные движения" ближайших соратников президента, в первую очередь Республиканской партии — опоры власти президента. Не случайно, что именно новые, пока еще не состоявшиеся партии ощутили на себе ветер перемен.

Разговоры о том, что известный предприниматель Гагик Царукян планирует создать партию "Процветающая Армения", начались еще до конституционного референдума 27 ноября 2005 года. С учетом того, что Г. Царукян считается человеком, приближенным к президенту, вести о создании этой партии (в которой не было предусмотрено мест для бизнесменов и министров) вызвали интерес не только в лагере оппозиционных сил, но и среди партий коалиции. Поскольку в тот период еще один соратник Р. Кочаряна, руководитель его аппарата, Арташес Туманян также заявил о создании партии ("Новая страна"), да к тому же и начались разговоры о намерении генерального прокурора Агвана Овсепяна создать партию "Объединение во имя Армении", то не стала неожиданностью и ревность, проявляемая к новым политическим организациям со стороны традиционных "друзей" президента, в первую очередь Республиканской партии.

Правда, до референдума 2005 года было трудно однозначно оценить инициативу президента по партийному строительству. Идея формирования новых партий возникла до референдума. Тогда могло показаться, что Р. Кочарян встретит мощную волну протеста оппозиции, так как никто не предвидел ее банкротства. Но после референдума, когда политическое поле сохранилось за провластными силами, лоббирование президентом строительства новых партий неминуемо должно было быть воспринято как посягательство на позиции его бывшей опоры — союза республиканцев с министром обороны Сержем Саркисяном.

Ситуация, сложившаяся в марте, вынудила Р. Кочаряна отложить идею активного строительства новых партий. Фиаско на этом пути потерпел и руководитель аппарата президента А. Туманян, доселе интенсивно формировавший партию "Новая страна". Лишившись 24 февраля своей должности, 16 марта он утратил и право на продолжение своей инициативы.

Казалось, прочность властного лагеря была восстановлена. Возобладал настрой на сохранение политического статус-кво. Неприглядная судьба А. Туманяна окончательно сформировала "послушный" настрой во властном эшелоне. Поощрением такого единства стал акт подписания 27 марта в Вашингтоне соглашения между Арменией и корпорацией "Вызовы тысячелетия", предполагающего предоставление Армении в течение пяти лет свыше 235 млн долл.

Все политические силы страны убедились в том, что Соединенные Штаты финансово поддержали действующий в РА политический режим. К тому же восторг пропрезидентской коалиции вызвала высказанная госсекретарем США Кондолизой Райс фраза "избранные власти" по отношению к руководству Армении. И все же ситуация была крайне неопределенной, что временами проявлялось в неадекватных действиях отдельных фигур власти. Так, 27 марта, после совещания парламентской фракции "Жогпадгамавор" выяснилось, что два депутата этой фракции — Левон Хачатрян и Ваграм Багдасарян — намерены приступить к формированию партии "Объединение во имя Армении". В этом плане интересны и события, связанные с генеральным прокурором А. Овсепяном. Несмотря на то, что он неоднократно заявлял, что не желает заниматься политикой, общественность страны все больше сомневалась в его искренности.

Однако в тот период наибольший интерес вызвал спикер Национального собрания, председатель коалиционной партии "Оринац Еркир" Артур Багдасарян. 4 апреля он созвал пресс-конференцию, где, в частности, заявил, что задумывается о консолидации либеральных сил РА. Кроме того, он обратил серьезное внимание на проблему борьбы с коррупцией, сказав, что "время серых кардиналов в Армении прошло" (намек на министра обороны С. Саркисяна).

Его пресс-конференцию оценили как открытую заявку на собственную инициативу. События последующих месяцев показали, что именно инициативам А. Багдасаряна было суждено круто изменить характер политического развития в стране. Его активность в первую очередь стимулировала аналогичную деятельность дотоле молчавшего министра обороны С. Саркисяна (со всеми вытекающими отсюда последствиями).

В этом смысле рассматриваемый период (10—16 апреля) стал временем значительных политических прорывов для двух ключевых фигур власти: министра обороны С. Саркисяна и спикера Национального собрания А. Багдасаряна. Определилась и схема присутствия в Армении как США — с их финансовым фактором и выдвинутыми властям республики политическими условиями, так и России, оказавшей незаменимую поддержку руководству Армении, в частности С. Саркисяну.

Против инициативы США по финансовой поддержке властей РА взамен на обещания демократизировать страну и принять курс на диверсификацию энергоисточников, 6 апреля появилась инициатива России финансово поощрить власти Армении и монополизировать энергетику в руках РФ. Против 235 млн долл., обещанных Соединенными Штатами в результате соглашения 27 марта (программа "Вызовы тысячелетия"), РФ согласилась выплатить Армении 248 млн долл. за передачу ей пятого блока Разданской ТЭС.

Как видно, Р. Кочарян достаточно рационально оценил смысл "паса", который он получил от Вашингтона 27 марта для перехвата внутриполитической инициативы. Столь же хорошо осознал он и сложность своего положения в связи со взятыми на себя обязательствами перед США относительно демократизации и борьбы с коррупцией (вероятно, и по проблеме Карабаха). Отсюда и появление проблемы поиска дополнительных резервов для маневрирования. Этот клубок можно было распутать лишь путем решения важного для России вопроса: блокированием идеи Соединенных Штатов о диверсификации энергоносителей для Армении. Что и было сделано, а реальную выгоду получил министр обороны С. Саркисян.

Как и следовало ожидать, началась истерия по факту передачи пятого блока Разданской ТЭС российскому "Газпрому". Между тем на фоне восторженных оценок сделки по пятому блоку Разданской ТЭС министр обороны заявил 11 апреля, что политические процессы в стране идут нормально и соответствуют его планам. Он сказал, что для него неактуально создание предвыборного союза с какой-либо партией, о своих же намерениях баллотироваться на пост президента он сообщит после парламентских выборов 2007 года. Знаменательно было и его замечание, что антироссийские силы в Армении не имеют большого влияния.

Не случайно, что именно в эти дни республику посетила делегация конгрессменов США, в состав которой входил и директор корпорации "Вызовы тысячелетия". Можно было ожидать многозначительных заявлений членов делегации, что и произошло. На пресс-конференции, состоявшейся в Ереване 12 апреля, глава корпорации "Вызовы тысячелетия" Джон Данилович отметил, что выборы 2007—2008 годов способны стать причиной приостановки программы "Вызовы тысячелетия". Напомнил он и о коррупции. Все поняли, что США чем-то недовольны. Поняли и то, что вопрос о проблеме власти в Армении обостряется с двух сторон.

Тема сделки по пятому блоку Разданской ТЭС спровоцировала новую волну интереса к проблеме коррупции (на сей раз в сфере приватизации). Напряженность проявилась и в парламенте, чуть не создав внутривластный кризис. Даже активность С. Саркисяна отошла на второй план, открыв поле для политического "бенефиса" партии "Оринац Еркир" и ее лидера, спикера парламента Артура Багдасаряна.

Поскольку центральной ареной выяснения отношений стала очередная сессия Национального собрания, публичные дебаты на ней трансформировались в открытое противостояние как внутри властного лагеря, так и по линии правительство — оппозиция. Мишенью оказалась Республиканская партия. Почему-то именно в этот период премьер-министр Андраник Маргарян настаивал, чтобы парламент утвердил представленный правительством законопроект "Об утверждении отчета о выполнении программы приватизации госимущества за 2001—2003 годы".

На сессии возник конфликт между фракциями двух коалиционных партий — "Оринац Еркир" и Республиканской партии, в котором оппозиционные депутаты однозначно поддержали первую. Ее лидер, спикер Национального собрания А. Багдасарян, 12 апреля сообщил о серьезных нарушениях, допущенных в ходе приватизации, объявив, что факты, имеющиеся в распоряжении Контрольной палаты, он передаст в прокуратуру, добавив, что фракция будет голосовать против законопроекта. Явно обескураженные лидеры РПА заявили, что не хотят давать хода этим обвинениям, так как сами их оппоненты увидят, что все обвинения обрушатся на их же головы. Другими словами, эта тема оказалась не только делом чести, но угрозой для политического будущего Республиканской партии.

Как обычно и происходит в политической практике Армении, были приняты все меры, чтобы собрать необходимое количество голосов, не стесняясь в выборе средств давления на депутатов (13 апреля отчет правительства был принят 65 голосами). На следующий день газеты сообщили, что из 22 депутатов "Оринац Еркир" лишь 7 послушали своего лидера, а 1 даже проголосовал "за", и его (Артака Саркисяна) незамедлительно исключили из партии. Эти события стали началом неудач в "Оринац Еркир".

Ситуация, сложившаяся в парламенте 10—13 апреля, свидетельствовала о полном разладе во властной коалиции. Лидер фракции Объединенной трудовой партии Г. Арсенян (кстати, он также возражал против утверждения отчета правительства) заявил 14 апреля, что нынешнее состояние коалиции грозит деструкцией для страны, так как коалиция может распасться.

Вместе с тем 14 апреля Артур Багдасарян направил в Генеральную прокуратуру результаты расследования Контрольной палаты Национального собрания о фактах беззакония при приватизации госимущества в 2001—2003 годах. Как и следовало ожидать, Генпрокуратура, в очередной раз оказавшаяся в центре ответственности, отреагировала нервно (как и правительство). СМИ обрушились на Артура Багдасаряна с обвинениями в организации аферы.

Апофеозом же повышения напряженности на самом высоком уровне стало публичное противостояние президента и спикера парламента, поводом для которого послужило широко распространенное интервью А. Багдасаряна немецкой газете "Франкфуртер альгемайне цайтунг", где провластная пресса "обнаружила" заявления, не соответствующие официальному внешнеполитическому курсу Армении.

Пресс-служба президента передала недоумения Р. Кочаряна по этому поводу. Однако причина была, скорее всего, в том, что газета представила Артура Багдасаряна как наиболее вероятного "следующего президента Армении". Более того, в интервью даны оценки предыдущих выборов в стране как сфальсифицированных. Ясно, что чаша терпения Р. Кочаряна переполнилась. Как выразилась пресс-служба президента "имеет смысл дождаться его (Багдасаряна) объяснений на сей счет".

На заседании парламента, проходившем 2 мая, А. Багдасарян дал пояснения по поводу ажиотажа вокруг этого интервью. Уточнив свою позицию, он сказал, что не видит разногласий в своей позиции и позиции коалиции. Если же последняя с этим не соглашается, то его партия готова выйти из коалиции, "дабы не ставить своих коллег в неудобное положение".

Как показали следующие дни, настрой лидера "Оринац Еркир" был весьма серьезным. Можно было ожидать существенного противодействия властей. И контрмеры проявились в том,  что с 5 по 11 мая фракцию партии "Оринац Еркир" покинули девять депутатов-бизнесменов. Пресса сразу же оценила этот факт "бегства крыс" как результат того, что Роберт Кочарян решил наказать Артура Багдасаряна.

В итоге 12 мая А. Багдасарян созвал пресс-конференцию, на которой объявил о своем решении выйти из коалиции и подать в отставку с поста спикера Национального собрания, мотивировав его большими разногласиями с партиями коалиции и самим президентом страны. Более того, он заявил, что его партия уходит в оппозицию.

После пресс-конференции состоялась встреча партий коалиции с Р. Кочаряном, по результатам которой было заявлено о том, что произошел "цивильный развод". Кроме того, отмечалось, что Республиканская партия и "Дашнакцутюн" остаются верными Договору о коалиции. Пресс-служба президента распространила сообщение по факту отставки Артура Багдасаряна, в котором подчеркнула спокойствие главы государства по этому поводу и его уверенность в том, что "политического кризиса не будет".

А в партии "Оринац Еркир" ситуация вышла из-под контроля. Поскольку Артур Багдасарян заявил, что чиновники, состоящие в его партии, должны покинуть свои посты, можно было ожидать их недовольства. И действительно, ни одни из трех министров не пожелал оставить правительственное кресло. Даже министр образования и науки Серго Ерицян, не имевший шанса сохранить свой министерский портфель, покинул партийные ряды (со временем он стал советником президента).

В. Союз министра обороны с Республиканской партией и внутривластные противоречия

Несмотря на то что руководители государства пытались представить все происшедшее во властном лагере как обычный политический процесс, в стране были заложены основы необратимых трансформаций. Свидетельством тому стала чрезвычайная активность создаваемой пропрезидентской партии "Процветающая Армения", которая 14 апреля распространила свою программу (в виде вкладыша в оппозиционных газетах).

Было похоже, что эта партия изначально задумывалась как банальная "карманная оппозиция", однако после ухода "Оринац Еркир" в оппозицию, стало ясно, что она переметнется в лагерь власти, то есть в лице "Процветающей Армении", возглавляемой олигархом Гагиком Царукяном, появился еще один конкурент Республиканской партии.

Кстати, политические противники власти восприняли уход "Оринац Еркир" в оппозицию без особого воодушевления. Наметился даже конфликт между лидером партии "Национальное единение" Арташесом Гегамяном и бывшим спикером Артуром Багдасаряном. Ведь параметры политического поля страны радикально изменились, и всем партиям (как провластным, так и оппозиционным) предстояло найти новые ниши для своей деятельности.

К июлю у Республиканской партии возникла угроза новой волны "бегства крыс" в "Процветающую Армению", в связи с чем союз первой с С. Саркисяном стал ее единственным шансом. Однако вряд ли только такая ситуация могла оказаться решающей для окончательного выбора С. Саркисяна. Сигналом для его активности стало лишь неожиданное интервью министра иностранных дел Вардана Осканяна.

На специально созванной 14 июля пресс-конференции глава МИД страны выступил с заявлением, которое можно охарактеризовать как заявку президентского лагеря на собственное видение политического будущего РА. На столь высоком официальном уровне впервые сообщили, что в 2008 году Р. Кочарян не будет баллотироваться и стране предстоит голосовать за нового президента. В связи с этим В. Осканян отметил: "Нас должны вести не конкретные силы и личности, а сформулированные стратегические проблемы". Более того, он заявил, что решение этой задачи означает вступление во вторую стадию реформ, которые могут "ударить по экономическим и политическим интересам элиты". При этом было сказано, что в стране появились условия для проведения подобной реформы.

В конкретном контексте внутривластных трансформаций такие заявления означали, что у команды президента есть своя программа развития политической системы страны. Более того, многие оценили выступление В. Осканяна как его заявку на роль преемника президента. Времени для раздумий уже не оставалось, и все поняли, что в целях удержания своих позиций необходимо идти собственными путями. Министр обороны С. Саркисян сообщил 14 июля о своем вступлении в Республиканскую партию, что стало началом политической консолидации госчиновников и бизнесменов в рядах этой партии. Министр обороны многозначительно дал понять всей элите, что с ним согласны крупные представители бизнеса и влиятельные фигуры во власти. Незамедлительно началась подготовка к съезду Республиканской партии. Он состоялся 22 июля и ответил на ряд вопросов, уже несколько месяцев не дававших покоя политическим силам страны. В роли новоиспеченного председателя Совета РПА С. Саркисян сообщил, что она будет работать, невзирая на действия других партий. В его выступлении были и нотки вызова: он заявил, что именно РПА выведет страну на качественно новый уровень. Однако, несмотря на стремление республиканцев и примкнувшего к ним министра обороны представить собственную активность как "общенациональный праздник" и как качественное изменение политического климата в РА, реальность свидетельствовала о другом.

Председатель партии "Процветающая Армения" Г. Царукян не принял предложения РПА о сотрудничестве. Но не только это омрачило планы республиканцев. Появившееся сразу же требование политических сил о необходимости сместить С. Саркисяна с поста министра обороны стало ключевой проблемой ситуации. Но еще до того, 17 июля, аналогичное заявление сделал лидер оппозиционного Национально-демократического союза Вазген Манукян, а 19 июля — и лидер партии "Национальное возрождение" Альберт Базеян. Положение министра обороны стало серьезным. Что означала отставка С. Саркисяна с поста министра обороны для РПА особо говорить не стоит: партия изначально делала ставку на административный ресурс.

Нервозности добавили и оппозиционные СМИ, начавшие настоящий поход против консолидации чиновников и бизнесменов в рядах РПА. Пресса охарактеризовала этот процесс как "консолидацию криминала" с намерениями установить в стране однопартийную систему. И уж совсем не ко времени было выступление Асмик Навасардян (супруги основателя РПА Ашота Навасардяна), которая обвинила лидеров партии в привлечении в ее ряды "аполитичных элементов". Посему было ясно, что Республиканская партия не сможет повторить триумф 1997 года, когда эта незначительная партийная структура в союзе с тогдашним министром обороны (ныне покойным В. Саркисяном) за короткий срок превратилась в ведущую политическую силу, определившую перспективу политического развития Армении.

За несколько месяцев возникший в обществе и политической элите нигилизм в отношении Республиканской партии сформировал значительную волну консолидации оппозиции. Уже 24 июля достоянием общественности стала политическая акция руководителя партии "Процветающая Армения" Г. Царукяна, который провел собрание актива своей партии в обширном здании театра им. Сундукяна. Наряду с другими резкими заявлениями Царукян отметил, что "некоторые (намек на республиканцев. — М.С.) переходят границы. Пока мы терпим, но придет время, и мы ответим им по телевидению и в прессе". Кроме того, он сообщил, что его партия победит на предстоящих парламентских выборах и что уже сейчас в ее рядах насчитывается более 210 тыс. чел.

Г. Антикриминальное движение оппозиционных партий

Такого развития событий члены РПА, конечно, не ждали, особенно если учесть, что акция Г. Царукяна явно пришлась по вкусу оппозиционерам. Лидер "Оринац Еркир" А. Багдасарян заявил 12 августа, что в стране идет процесс объединения криминала, олигархии (денег, грубости, силы и лжи), сказав, что и честные люди должны объединяться. Кстати, этому выступлению Багдасаряна предшествовала его инициатива о формировании нового формата партий под лозунгом "Во имя законных выборов".

Синдром "перехвата лидерства" в оппозиционной среде сработал мгновенно. Намечающаяся консолидация под флагом идеи "Во имя законных выборов" (где обозначилось лидерство партии "Оринац Еркир") стимулировала желание начать процесс, названный "Антикриминальное движение". Лидер партии "Новые времена" Арам Карапетян тут же перешел от слов к делу, назначив на 11 сентября сбор партий в зале гостиницы "Мариотт". При этом он заявил, что приглашения высланы всем партиям, кроме Республиканской. Смыл его затеи был прозрачен: сделана заявка на формирование единого фронта оппозиционных и провластных партий.

Постановка оппозицией темы "криминала во власти" в центр публичной полемики застала Республиканскую партию врасплох. Вся ее политическая жизнь превратилась в сцену оправданий ключевых фигур власти. Республиканцы сконцентрировали свое внимание на обвинениях оппозиции. Начавшаяся 11 сентября очередная сессия Национального собрания стала ареной раскрутки идеи "криминала". РПА оказалась мишенью нападок оппозиционных депутатов. В ответ депутаты от этой партии пошли на поводу у событий и начали, оправдываясь, советовать искать криминал в других партиях.

Вместе с тем все чаще стали задавать вопрос: почему лидер партии "Процветающая Армения" Г. Царукян не присоединился к "Антикриминальному движению", хотя инициативу о его создании все больше приписывали Р. Кочаряну. Президенту даже пришлось выступить с резкой критикой этого движения, чтобы отвести от себя подобные обвинения.

И все же указанная волна целенаправленной маргинализации РПА сказалась на состоянии партии, в которой начались серьезные разногласия. Несомненно, они свидетельствовали о более общих внутривластных проблемах. Яркое подтверждение тому — привлечение к уголовной ответственности (13 октября) одного из новых членов Совета РПА, предпринимателя А. Акопяна, в связи с чем резко обострились отношения между членами руководства партии. Другим примером стало разногласие вокруг попытки выдвижения без санкции Совета партии члена Совета А. Саакяна на пост главы одной из общин Еревана.

Д. Проблема "прозападной" и "пророссийской" ориентации, трансформация оппозиционных форматов

Борьба с засильем РПА стимулировала действия оппозиции. Хотя "Антикриминальное движение" особо себя не проявило, эта инициатива послужила началом реанимации активности оппозиционных партий. Одно за другим формировались новые объединения, преимущественно либеральной направленности.

Так, 10 сентября было объявлено о создании общественно-политической инициативы "Альтернатива", в нее в основном вошла группа бывших членов партии "Армянское общенациональное движение". Это объединение провозгласило своим приоритетом скорейшую смену действующего в стране режима. Нынешнее же руководство указанной партии дистанцировалось от данного формата.

15 ноября член Совета организации "Боевое братство" А. Карапетян призвал народ к гражданскому неповиновению, а 17 ноября формальный лидер этой структуры А. Арзуманян дал пресс-конференцию, где сообщил о создании "Движения гражданского неповиновения". И уже 21 ноября оно организовало перед президентской резиденцией пикет с лозунгом: "Кочарян, уйди".

25 ноября состоялся Учредительный съезд "Гражданского движения", инициированный лидером Национально-демократической партии В. Манукяном и руководителем партии "Наследие" Р. Ованнисяном.

Появление новых форматов и различная направленность их критики (при противостоянии РПА и "Процветающей Армении") поощрили мнения о том, что политическое поле страны делится на сторонников Роберта Кочаряна и Сержа Саркисяна. Соответственно, появилась маркировка этих лагерей на "прозападные" и "пророссийские". На самом же деле, к концу года страна оказалась перед фактом полной перекройки традиционной картины политических взаимоотношений, что объясняется перспективой смены президента в 2008 году.

Жесткая конкуренция провластных сил, проходящая на фоне активизации оппозиции, привела к тому, что наиболее эффективным реальным ресурсом стал контроль над средствами массовой информации. К концу года большинство газет и телеканалы оказались в основном в руках министра обороны С. Саркисяна и лидера пропрезидентской партии "Процветающая Армения" Г. Царукяна. Оттесненная от телевидения оппозиция осталась в роли жалующихся.

Имеющаяся до сих пор приверженность этих политических субъектов к массовым благотворительным акциям уже не оценивалась как достаточная гарантия. По крайней мере, С. Саркисян и его соратники из РПА заметили, что на данном поле они не могут конкурировать с Г. Царукяном. Политические планы президента оставались тайной для всех. Центр тяжести переместился на публичную политику, предназначенную для формирования приемлемого для общества имиджа "де-факто нового лидера страны" — нового "прозападника".

Однако, как бы ни оценивались ресурсы политических субъектов, все ключевые игроки начали искать покровительства за рубежом; в частности, энергия С. Саркисяна оказалась направленной на поиск поддержки у США и России. В этом контексте реальную конкуренцию ему создавал лидер партии "Оринац Еркир" А. Багдасарян, визиты которого к внешним "инстанциям" не прекращались. В конце ноября он посетил Москву, Париж и Рим. На этом пути напрочь забывались имиджи прозападников и сторонников России.

Сложившаяся во властном лагере неопределенность привела к тому, что в конце года политические процессы в стране подошли к черте неуправляемости. Ощущая это, власти активизировали и ужесточили свои действия. В частности, 9 декабря срочно был созван VII съезд добровольческого союза "Еркрапа", с 1995 года традиционно являющегося одной из опор действующего режима Армении. Эта акция была не случайной, что показали последовавшие за ней 10 декабря массовые обыски и аресты участников состоявшегося до того, 4 декабря, Учредительного собрания новой радикальной оппозиционной структуры "Объединение армянских добровольцев" во главе с бывшим бойцом Жирайром Сефиляном.

Уже сама запущенная властями в информационный оборот идея о готовящемся свержении конституционного строя принесла неожиданный для них же результат — вызвала обеспокоенность руководства РА нарождающимся новым раскладом политических сил в стране. Возможность консолидации добровольцев под радикально оппозиционными лозунгами неминуемо привела бы к развалу союза "Еркрапа", и до консолидации многих партий вокруг такого ядра остался бы один шаг: вряд ли другие структуры устранились бы от такого формата.

Революционность как метод не допустить воспроизводства власти привлекла многие общественные слои. Хотя предприниматель Г. Царукян сумел консолидировать симпатии обездоленных слоев страны вокруг своего имени, сама угроза победы на выборах партии "Процветающая Армения" беспокоит очень многих. Именно они поддержали бы формат описываемого типа и на фоне радикальной оппозиции пересмотрели бы свое отношение к Царукяну. Глава государства не мог допустить развития событий по такому сценарию — здесь интересы всех провластных сил совпали.

В интервью ряду армянских телекомпаний (15 декабря) Р. Кочарян придал положительный смысл факту усиления влияния партии "Процветающая Армения", указав, что в Армении не может быть революции. Более того, президент огласил приемлемый для себя состав партий в будущем парламенте, отметив, что коалицию способны составить Республиканская партия, "Дашнакцутюн", "Процветающая Армения" и Объединенная трудовая партия. Другими словами, политическому полю продемонстрировали, что действующий президент не собирается уходить на пенсию.

Как бы в поддержку позиции Р. Кочаряна и в пику оппозиции 16 декабря Г. Царукян собрал актив своей партии "Процветающая Армения" и в помпезной обстановке подтвердил свои намерения стать лидирующей силой страны, то есть власти дали понять оппозиции, что не собираются ей уступать. Более того, проект "Процветающая Армения" спутал карты в политической игре, где провластные силы надеялись на традиционный механизм воспроизводства "единой командой".

Следовало ожидать резких движений властного лагеря, и они вполне отчетливо проявились. Символом всеобщего недовольства и решительного настроя стало убийство (20 декабря) Р. Мкртычяна — члена партии "Процветающая Армения", недавно избранного главой сельской общины "Налбандян". Это убийство поставило РПА в сложное положение. Средства массовой информации вновь заговорили о противостоянии двух провластных структур, бросив тень на Республиканскую партию. И хотя лидер партии "Процветающая Армения" Г. Царукян не отреагировал на это убийство и последовавшую за ним полемику, отстаивать честь РПА взялся сам ее председатель, премьер-министр А. Маргарян.

Но не только это убийство стало темой выступления руководителя правительства. На пресс-конференции А. Маргаряна, состоявшейся 22 декабря, проявилась обеспокоенность лидеров Республиканской партии фактором "Процветающей Армении", более того, — открытое недовольство вызвало выступление президента. А. Маргарян заявил, что Р. Кочарян выразил лишь свое желание, однако будущее покажет, каковым окажется реальное соотношение сил в законодательном органе нового созыва.

В пространном телеинтервью, организованном в конце декабря в форме полемики с Р. Кочаряном, председатель Совета РПА министр обороны С. Саркисян заявил, что конституция дает ему право баллотироваться на пост президента и он воспользуется этим правом после парламентских выборов.

Какие формы примет программа Р. Кочаряна в 2007 году, также неизвестно. Вызвавшая интригу его фраза о том, что он не собирается стать пенсионером, мало что говорит о конкретности его планов. Большая неопределенность сохраняется и относительно преемника президента. Министр иностранных дел В. Осканян заявил 19 декабря, что не собирается покидать политику. При этом он отметил, что еще не решил, в какую партию войдет. Очевидно, не ему решать столь важный вопрос, что еще раз подтверждает: в этом контексте глава государства Р. Кочарян ведет разноплановую работу.

Каким образом сложатся отношения главных политических сил и фигур, зависит от того, какое качество приобретет оппозиция накануне парламентских выборов 2007 года. Пока же в обиход постепенно вводится идея о необходимости бойкота выборов. Может ли эта идея стать фактором объединения, покажет время.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL