МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ

Виктор КОРГУН


Виктор Коргун, доктор исторических наук, заведующий сектором Афганистана Института востоковедения Российской академии наук (Москва, Российская Федерация)


В 2006 году внешняя политика Афганистана была направлена на международную поддержку программ развития страны и включала следующие задачи: добиться от мирового сообщества увеличения экономической помощи, в первую очередь финансовой, расширения масштабов содействия стране в решении наиболее актуальных проблем, таких как: борьба с исламскими экстремистами и террористами в лице талибов и их союзников; борьба с наркобизнесом; создание экономической инфрастуктуры; решение социальных проблем. При этом основная внешнеполитическая ориентация была направлена в основном на США — главного стратегического партнера Афганистана — и на дружественные соседние страны: Иран, Таджикистан и Индию. В отношениях с соседями превалировали вопросы координации усилий по противодействию общим угрозам стабильности и безопасности региона, а также экономическое сотрудничество. Особые отношения, обусловленные рядом противоречий, складывались с Пакистаном.

Решению поставленных задач, связанных с участием мирового сообщества, была посвящена международная Лондонская конференция по Афганистану, состоявшаяся 31 января — 1 февраля 2006 года и ставшая крупнейшим внешнеполитическим событием Афганистана. В ее работе участвовали 70 государств мира и ряд международных организаций. Проведение конференции было мотивировано растущей нестабильностью в Афганистане, неспособностью правительства Х. Карзая справиться с серьезными проблемами, в первую очередь с терроризмом, коррупцией и наркобизнесом, а также необходимостью увеличить помощь стране и более активно участвовать в ее восстановлении.

На рассмотрение участников конференции афганская делегация представила "Афганский пакет" — пятилетний план развития ИРА, в котором непосредственно обозначена необходимость реформы судопроизводства, сельской ирригации, жесткого усиления борьбы с наркобизнесом, создания боеспособной армии, Национальной и пограничной полиции, модернизации дорог, аэропортов, обеспечения доступа населения к чистой питьевой воде, электроэнергии, медицинскому обслуживанию.

Основные вопросы, обсуждавшиеся на форуме: совершенствование форм и методов обеспечения  безопасности, оздоровление системы управления, права человека, торжество закона, социально-экономическое развитие и борьба с наркобизнесом. Главные компоненты "Афганского пакета" — безопасность и развитие, а также международные обязательства по оказанию многосторонней помощи стране. В нем также анализировались достижения Афганистана, формулировался курс на его будущее развитие. Кроме того, предполагалось разработать рамки долгосрочного сотрудничества с мировым сообществом, рассматривался вопрос о большей самостоятельности Афганистана в сфере безопасности и развития: через бюджет страны проходит лишь 22% зарубежной помощи, 78% — через неправительственные организации.

"Афганский пакет" предусматривает и конкретные цели на следующую пятилетку. Вот некоторые из основных:

— довести численность армии до 70 тыс. чел. к началу 2007 года;

— разоружить все незаконные вооруженные формирования к концу 2007 года;

— сократить площадь заминированных территорий на 70% к 2010 году;

— обеспечить к 2010 году доступ 90% населения к медицинскому обслуживанию;

— подписать Конвенцию ООН о борьбе против коррупции к концу 2006 года и создать механизм ее реализации до конца 2008-го;

— провести перепись населения к 2008 году;

— создать в каждой провинции к концу 2010 года эффективно функционирующие институты судопроизводства, включая тюрьмы с раздельным содержанием женщин и подростков;

— модернизировать "кольцевую дорогу", которая сыграет главную роль в планах правительства превратить Афганистан в "мост", связывающий Центральную и Южную Азию;

— обеспечить электричеством 65% жилого фонда городов и 25% деревень к концу 2010 года;

— создать условия для приема в начальные школы 75% мальчиков и 60% девочек к 2010 году.

На конференции была также представлена временная Национальная стратегия развития страны, которая отражает приоритеты правительства в таких сферах, как экономическое развитие, безопасность, борьба с наркоторговлей, укрепление системы государственного управления.

На Лондонской конференции основные доноры Афганистана приняли новые финансовые обязательства. Так, они договорились выделить стране 10,5 млрд долл. на следующие пять лет. Причем 80% этой суммы — новые обязательства. "Такой уровень обязательств, — заявил один из руководителей внешнеполитического ведомства Великобритании Ким Хоуэлс, — свидетельствует, что Афганистан остается приоритетом для мирового сообщества". Самая крупная сумма предоставляется Всемирным банком — 1,2 млрд долл. Далее следуют США — 1,1 млрд, Азиатский банк развития — 1 млрд, Великобритания — 855 млн (на три года), Германия — 480 млн, Япония — 450 млн, ЕС — 268 млн, Испания — 182 млн, Индия — 181 млн, Голландия — 179 млн, Саудовская Аравия — 153 млн, Пакистан — 150 млн, Норвегия — 144 млн, Китай — 80 млн, Франция — 55 млн долл.

Подчеркивая политическое значение конференции, Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан заявил: "Оказание международной помощи стране, которая делает шаги на пути к миру, демократии и, прежде всего, к обеспечению безопасности, которая является необходимым условием к продвижению на остальных направлениях, служит интересам всего мирового сообщества". Он обозначил наиболее важные факторы угрожающего характера, не только влияющие на внутреннюю ситуацию в Афганистане, но и беспокоящие мировое сообщество: "Терроризм, безграничное насилие, незаконная наркоиндустрия и подпитываемая ею коррупция угрожают не только процессу создания нового государства, но и плодам Боннского (2001 г.) процесса". Кофи Аннан призвал афганских лидеров приложить максимум усилий для решения задач, намеченных на конференции, поскольку от этого зависит долговременная стабильность в стране и доверие к ее правительству.

Всеобщее внимание участников форума привлекло выступление президента Афганистана Х. Карзая. Он остановился на успехах, достигнутых страной после 11 сентября 2001 года. Среди наиболее крупных достижений он отметил утверждение Конституции, избрание президента и парламента страны. Более 6 млн детей, подчеркнул Х. Карзай, посещают школу в условиях, когда существовавшая система просвещения разрушена. Рост экономики за четыре года составил 85%. Однако Афганистан остается малограмотной страной, где существует громадный разрыв между вполне благополучной элитой и миллионами бедных. Процветающая нелегальная торговля наркотиками поставляет на мировой рынок 87%  всего производимого в мире объема героина. "Нам предстоит долгий путь", — признал Х. Карзай. "От имени афганского народа, — отметил он, —  я заявляю сегодня, что мы станем надежным активом в деле обеспечения безопасности региона и всего мира. Стабильный, мирный и процветающий Афганистан нужен не только афганцам, он нужен всем нам".

Доминирующей темой дискуссий на конференции стала проблема безопасности. "Терроризм угрожает не только безопасности и независимости Афганистана. Это угроза миру и всему человечеству, которая несет смерть невинным людям по всему миру", — убеждал делегатов президент ИРА. Несмотря на присутствие в стране более 30 тыс. иностранных военнослужащих во главе с США, террористы и исламские экстремисты усиливают вооруженную борьбу против международных сил и правительства Х. Карзая. В 2005 году жертвами террора стали 1 600 чел. Только Соединенные Штаты потеряли 90 солдат и офицеров — это самые крупные потери американцев со времени ликвидации режима талибов. А всего за четыре года они потеряли свыше 200 человек.

Оживленные дискуссии вызвал и вопрос о наркотиках. В "Афганском пакете" содержался призыв к усилению борьбы с ними и созданию экономической альтернативы для наркопроизводителей, которых часто привлекают намного большие доходы от производства наркосырья, нежели традиционных культур. В документе также отмечалось, что правительство "усилит акцент на том, что производство и продажа опиатов аморальны и противоречат законам ислама".

Активным участником конференции была и Россия. Ее обеспокоенность судьбой Афганистана охарактеризовал министр иностранных дел РФ С. Лавров: "Россия настроена использовать председательство в "большой восьмерке" для помощи афганскому руководству в продвижении к стабильности и экономическому процветанию, а также для мобилизации соответствующих усилий донорского сообщества". По его словам, "Москва вновь подтверждает последовательную линию на  содействие правительству Исламской Республики Афганистан во главе с президентом Хамидом Карзаем в деле выполнения стоящих перед страной задач". Кроме того, делегация РФ выступила с инициативой: Россия наряду с другими кредиторами Афганистана (США и ФРГ) намерена рассмотреть вопрос об аннулировании долга Кабула, задолженность которого российской стороне оценивается в 10,5 млрд долл.

Конференция получила международное признание и одобрение: 16 февраля Совет Безопасности ООН одобрил принятое в Лондоне Соглашение по Афганистану в качестве "основы для партнерских отношений между афганским правительством и международным сообществом" в целях комплексного развития этой страны на ближайшие пять лет. В единогласно принятой резолюции СБ призвал афганское правительство, все мировое сообщество, в том числе международные организации, в полной мере выполнять положения этого документа и приложения к нему.

В целом конференция предложила широкие возможности использования международных усилий, финансовых и иных материальных средств для ускорения реконструкции Афганистана. В рамках решения одной из задач, намеченных в Лондоне,  5 июля в Токио состоялась Международная конференция по укреплению мира в Афганистане, в которой принял участие президент ИРА Х. Карзай. После свержения режима талибов Япония взяла на себя ответственность за оказание содействия (в основном финансирование) Программы демобилизации, разоружения и реабилитации (DDR) незаконных вооруженных формирований в Афганистане.

Однако к июню 2005 года было разоружено лишь 63 тыс. бывших комбатантов, в стране оставалось до 1,5 тыс. вооруженных групп общей численностью до 150 тыс. человек. И тогда же началась новая фаза реализации общей программы разоружения — ликвидация незаконных вооруженных групп (DIAG). Однако невысокие темпы ее выполнения могли привести к срыву запланированных на Лондонской конференции сроков полного разоружения — конец 2007 года. Этим и была обусловлена необходимость созвать конференцию в Токио. "И хотя впереди много препятствий, — убежденно заявил Х. Карзай накануне поездки в Токио, — я абсолютно привержен обязательству завершить реализацию программы ликвидации незаконных вооруженных групп, заложенной в "Афганском пакете". Правительство страны не допустит срыва этой программы".

Кроме того, в Токио обсуждались проблемы безопасности, экономического развития и дальнейшей финансовой помощи разоренному войной Афганистану.

Япония является одним из ведущих спонсоров восстановления ИРА и уже вложила в ее реконструкцию 1 млрд долл., а на конференции в Лондоне обещала выделить еще 450 млн долл., в основном в сферу обеспечения безопасности. На конференции в Токио Япония объявила о том, что дополнительно предоставит 60 млн долл. на сельское развитие, поддержку национальной полиции и борьбу с наркобизнесом. Но еще перед началом конференции Япония откликнулась на предупреждение филиала Всемирной продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) в Кабуле о том, что миллионы обездоленных афганцев находятся на грани голода, и выделила 3 млн долл. на закупку 4 400 т продуктов питания для 44 тыс. нуждающихся в северо-восточной провинции Бадахшан. А в целом, по предварительным данным, в 2006 году ФАО оказала продовольственную помощь 3,5 млн афганцам.

Во время визита в Токио Х. Карзай встретился с императором Японии Акихито, премьер-министром Ю. Коидзуми и министром иностранных дел Т. Асо, заручившись их полной поддержкой в обеспечении дальнейшего восстановления Афганистана. Кроме того, Х. Карзай встречался с председателем палаты советников парламента Японии, с некоторыми его депутатскими группами, с руководством афгано-японской Лиги дружбы и Японского комитета по борьбе с международным терроризмом. Активизация интереса Японии к Афганистану отражает ее намерения играть ключевую роль в Центральной Азии, выступая в качестве серьезного соперника основных акторов на региональном поле: США, России и Китая. В июле Афганистан стал членом международной организации "Диалог "Центральная Азия — Япония", в которую входят Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан.

Задачам расширения масштабов содействия экономическому возрождению Афганистана была посвящена и II региональная конференция на высоком уровне, состоявшаяся в ноябре в Дели. На конференции планировалось собрать на единой платформе важных игроков в послевоенном восстановлении ИРА — членов "большой восьмерки", ООН, соседние страны и других серьезных доноров программ афганской реконструкции. Среди 20 делегаций, в том числе соседей Афганистана, включая Пакистан, в работе конференции участвовали представители Великобритании, Канады, России, США и других государств. Делегацию Афганистана возглавлял президент страны Х. Карзай. Главная задача встречи в Дели — выработать формулу эффективного регионального экономического сотрудничества, нацеленного на помощь в стабилизации политической обстановки в Афганистане. В частности, обсуждались пути привлечения инвестиций в Афганистан, включая проблему поставок стране энергоресурсов; рассматривались трудности, связанные с развитием торговли и электросети, к которой имеет доступ лишь 10% населения; был поднят вопрос и о развитии сельского хозяйства страны. Накануне конференции распространили доклад Совместной комиссии по координации и мониторингу ситуации в Афганистане, который констатировал "медленный прогресс или отсутствие такового" вследствие эскалации боевых действий и иных сложностей. Продолжающееся вооруженное противостояние, подчеркивалось в докладе, отвлекает ресурсы из сферы реконструкции и развития. "Ожидаемый рост экономики в этом году в 9%, — значилось в документе, — недостаточен для создания в сравнительно короткий срок новых рабочих мест, необходимых для того, чтобы серьезно сократить масштабы бедности или остановить растущее разочарование". В докладе выражалась надежда, что конференция в Дели "будет способствовать дальнейшей региональной экономической интеграции как средству уменьшения политической напряженности и обеспечения безопасности в регионе".

Среди проблем регионального экономического сотрудничества наибольшее внимание привлекли вопросы транзита товаров, в том числе проект строительства дороги, связывающей Афганистан, Таджикистан и Узбекистан с иранским портом Бендер-Аббас в Персидском заливе. Рассмотрена и проблема развития энергетического сектора, по поводу которого Иран, Казахстан, Пакистан и Таджикистан подписали соглашение о поставках электроэнергии в Афганистан.

Пребывание президента Х. Карзая в Индии, где он, кстати, в свое время получил образование, содействовало укреплению и расширению традиционных дружественных связей между двумя странами. Индия — один из главных доноров Афганистана, она выделила на различные проекты его реконструкции 652 млн долл.

Одной из основных внешнеполитических задач правительства Х. Карзая в 2006 году явилось укрепление связей с международными и региональными организациями, а также увеличение международной экономической помощи Афганистану.  Ее решению способствовала и поездка Х. Карзая в Баку (5 мая) для участия в саммите Организации экономического сотрудничества (ОЭС), куда входят 10 государств региона. Причем в столице Азербайджана накануне, 4 мая, состоялось заседание Совета министров иностранных дел ОЭС, где обсуждались вопросы, касающиеся перспектив развития организации. В частности, в ходе заседания был заслушан доклад Генерального секретаря организации, избран ее новый председатель, обсуждены проблемы сотрудничества в сфере транспорта и торговли, упрощения визового режима (в рамках этой региональной структуры).

А на саммите, представленном президентами и премьер-министрами стран-участниц ОЭС, был заслушан отчет о работе ее исполнительных органов  и намечен план мероприятий на 2006 год. Однако более плодотворными оказались встречи Х. Карзая с президентом Азербайджана И. Алиевым и президентом Ирана М. Ахмадинежадом. Последний, отдав дань уважения мужеству афганского народа, заверил Х. Карзая в стремлении Тегерана развивать и расширять многостороннюю помощь соседней стране. Иран в последние годы действительно стал одним из ключевых спонсоров Афганистана, выделив на его реконструкцию свыше 500 млн долл.; участвует в ряде важных экономических и социальных проектов на территории ИРА, в том числе в сфере транспорта, энергетики, ирригации, здравоохранения.

Однако остается ряд важных проблем, осложняющих отношения между двумя странами. Во-первых, проблема афганских беженцев: несмотря на то что из Ирана на родину вернулось более 1,5 млн чел., до сих пор на его территории остается еще около 800 тыс. афганцев. Тегеран неоднократно пытался форсировать их возвращение, что вызывает недовольство официального Кабула. Вторая проблема — афганские наркотики, большую часть которых контрабандным путем переправляют в соседние страны. По последним данным, в 2006 году поток этих наркотиков в Иран резко увеличился, составив около 60% всего объема наркотических веществ, незаконно вывозимых из Афганистана. Тегеран ведет поистине титаническую борьбу с этим злом и жалуется на дефицит поддержки со стороны Кабула. Угрозой для своей безопасности в ИРИ считают и пребывание войск США в Афганистане, хотя этот фактор прямо и не сказывается на ирано-афганских отношениях.

Важный шаг в укреплении позиций Афганистана на евразийском пространстве — участие президента Х. Карзая в работе юбилейной, 5-й сессии ШОС (15 июня, Шанхай). Хотя Афганистан еще не имеет даже статуса наблюдателя в этой организации, в структуре которой создана Контактная группа по Афганистану, он давно уже не новичок в  работе ШОС. В планах Кабула — получить в ней статус полноправного члена.

Как и на саммите ОЭС, в Шанхае для президента Афганистана более важным было не участие в рутинной работе заседания руководства ШОС, а встречи с лидерами стран-участниц. Китай — один из главных партнеров Афганистана:  помощь Пекина в период после 2001 года оценивается в 400—500 млн долл. Поэтому в ходе официального государственного визита, который начался по завершении саммита, для Х. Карзая особое значение приобрела его встреча с руководителем Китая Ху Дзиньтао. Учитывая, что Афганистан и Китай являются непосредственными соседями (общая граница — 70 км), оба лидера выразили стремление к углублению экономических и военных связей между двумя странами.

В рамках визита в Пекин (18—21 июня) были заключены китайско-афганский Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве, а также принято решение о создании совместного торгово-экономического комитета. На церемонии подписания оба лидера выступили с оценкой своих внешнеполитических позиций и отношений между двумя странами: они едины в том, чтобы совместно бороться  с "тремя злыми силами" — сепаратизмом, экстремизмом и терроризмом, а также с международной преступностью. "Китай уважает социальную систему и путь развития, которые избрал для себя афганский народ, — заявил в своем выступлении Ху Дзиньтао, — и окажет содействие усилиям афганского правительства, направленным на укрепление национальной независимости, суверенитета и территориальной целостности, поддержание социальной стабильности и экономическое развитие. Китай будет активно участвовать в процессе реконструкции (Афганистана)". Лидер КНР высоко оценил связи и координацию усилий Китая  с Афганистаном в международных и региональных делах, а также выразил желание сотрудничать с ним на многосторонней основе в рамках таких организаций, как ШОС и Ассоциация регионального сотрудничества Южной Азии (SAARC), членом которой Афганистан стал в 2005 году.

Кроме того, в ходе этого визита Х. Карзай подписал 11 торгово-экономических соглашений с Китаем, в том числе по сотрудничеству в развитии транспорта, телекоммуникаций, использованию водных ресурсов,  а также в области образования, культурного обмена, сельского хозяйства и в военной сфере. Президент Афганистана выступил перед китайскими бизнесменами, призывая их инвестировать средства в афганскую инфраструктуру: в телекоммуникации, транспорт, строительство.

Наряду с укреплением своих позиций в международных и региональных организациях Афганистан энергично развивал связи с другими государствами и на двусторонней основе. Приоритет был отдан отношениям с Соединенными Штатами, которые во многом определяют политическую ситуацию в стране, существенно влияя на внешнеполитический курс режима Х. Карзая. Что особенно важно, США играют ведущую роль как в борьбе с талибами, так и в социально-экономическом возрождении ИРА. К тому же в  мае 2005 года Х. Карзай подписал в Вашингтоне афгано-американское Соглашение о стратегическом партнерстве.

Сотрудничество с США в 2006 году в основном проходило в двух измерениях: официальные контакты руководителей обоих государств и сотрудничество в трехстороннем формате США — Афганистан — Пакистан (в рамках трехсторонней комиссии по борьбе с терроризмом). Кроме того, Кабул и Вашингтон активно развивают связи во многих сферах военной, социально-экономической и культурной жизни Афганистана: финансирование и подготовка его армии, взаимодействие войск армий США и Афганистана в военных операциях против талибов, строительство и восстановление экономических и социальных объектов, борьба с наркобизнесом, гуманитарная помощь, проблема беженцев и т.д.

Неожиданным для афганцев стал краткосрочный визит в Кабул 1 марта президента Дж. Буша. Это было его первое посещение афганской столицы. Визит проходил в ускоренном темпе: глава Белого дома находился в Афганистане всего четыре часа (по пути в Исламабад, а затем в Индию). Буш встретился со своим афганским коллегой и членами его кабинета. При этом заокеанский гость не удержался от характерной для  такого случая риторики: он пространно говорил об утверждении демократии в Афганистане и о том, что США не откажутся от своих обязательств перед страной.

Необычайно сложно развивались в 2006 году афгано-пакистанские отношения. Наряду с традиционными противоречиями между двумя странами наибольшее раздражение Кабула вызвало пребывание на территории Пакистана афганских талибов, получивших убежище в полосе "независимых пуштунских племен" Северо-Западной пограничной провинции. Официальные лица Кабула давно уже упрекали Исламабад в том, что он сквозь пальцы смотрит на террористическую деятельность афганских исламских экстремистов, закрепившихся на его территории. Более того, они получают негласную поддержку (а в ряде случаев и открытую) со стороны местных племен, религиозных радикальных партий и Межведомственной разведки Пакистана (ISI).

Эти вопросы были подняты во время февральского официального визита Х. Карзая в Исламабад — первого после его победы на президентских выборах в октябре 2004 года. На встрече главы двух государств аккуратно обошли вопрос об инфильтрации талибов через границу на афганскую территорию, хотя в целом и обсудили положение на пограничных территориях обеих стран. Основной упор они сделали на совместной борьбе с террористами. При этом Х. Карзай передал П. Мушаррафу список лиц, подозреваемых в причастности к террористической деятельности талибов, проживающих в Пакистане. Он отверг план Исламабада построить стену безопасности вдоль пакистано-афганской границы и заминировать ее, заявив, что граница должна не разделять, а сплачивать народы двух стран. 15 марта парламент ИРА также отклонил этот проект.

Исламабад — один из основных партнеров Вашингтона в войне с террором: еще в 2005 году в полосе племен, где получили убежище афганские талибы и боевики "Аль-Каиды", он разместил свои армейские части (80 тыс. чел.). Однако в столкновениях с религиозными экстремистами эти подразделения понесли существенные потери, деятельность талибов и их союзников с пакистанской территории не только не уменьшилась, но и продолжала нарастать. За последние два года террористы трижды покушались на П. Мушаррафа. Однако официальный Исламабад отрицает, что талибы обосновались на территории Пакистана. Факты свидетельствуют, что П. Мушарраф ведет вооруженную борьбу в основном против иностранных террористов — арабов, чеченцев, узбеков и других, которые составляют ядро "Аль-Каиды". При этом он сквозь пальцы смотрит на деятельность талибов. Многие эксперты полагают, что за этим стоит намерение Исламабада использовать движение "Талибан" как рычаг давления на Кабул.

Х. Карзай и другие официальные лица неоднократно заявляли о "вмешательстве соседнего государства" в дела Афганистана (не называя государство) и считали это причиной роста терроризма. Критика становилась все более жесткой и адресной по мере того, как талибы наращивали масштаб боевых действий в Афганистане. Летом коалиционные силы НАТО были вынуждены делать ставку на крупные военные операции против талибов, в ходе которых потери экстремистов исчислялись десятками, даже сотнями человек. Роль определенных кругов Пакистана в поддержке террористов становилась в Афганистане все более очевидной. Для многих уже перестало быть секретом то, что штаб-квартира талибов и их руководство обосновались в г. Кветта — административном центре пакистанской провинции Белуджистан. Там же находится основная мобилизационная база талибов: многочисленные медресе, учебные лагеря, рынок оружия.

Под нараставшим давлением, уже в том числе и с Запада, президент П. Мушарраф пошел на беспрецедентный шаг, подписав (5 сентября) соглашение с радикальными религиозными кругами пуштунских племен в округе Северный Вазиристан Северо-Западной пограничной провинции Пакистана о прекращении вооруженных столкновений между местными талибами и правительственными войсками. В ответ на обещание представителей радикалов прекратить поддержку экстремистов П. Мушарраф начал отводить войска с этой территории. 6 сентября он прибыл с официальным визитом в Кабул, где на встрече с Х. Карзаем назвал соглашение "символом обязательств по разгрому талибов". Однако и этот визит не сблизил позиции руководителей двух стран. Более того, заявление П. Мушаррафа, сделанное им 12 сентября в Брюсселе, о том, что талибы опаснее "Аль-Каиды", поскольку получают поддержку от афганцев, вызвало очередной всплеск напряженности между двумя странами. Министерство иностранных дел Афганистана жестко заявило, что талибы получают поддержку за пределами Афганистана. Отношения между Х. Карзаем и П. Мушаррафом приблизились к черте враждебности.

В этой ситуации Вашингтон поспешил принять меры к их примирению: в конце сентября оба лидера прибыли в США с официальным визитом. За несколько дней до того, 20 сентября, Х. Карзай выступил на 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, призвав мировое сообщество увеличить помощь Афганистану и заявив, что терроризм генерируется не в Афганистане, а за его пределами, в одном из соседних государств.

На встрече Х. Карзая и П. Мушаррафа с Дж. Бушем, состоявшейся в Вашингтоне 27 сентября, Х. Карзай занял выжидательную позицию, когда речь зашла о "мирном соглашении", подписанном недавно П. Мушаррафом с исламскими радикалами в Северном Вазиристане. Дж. Бушу удалось получить от Х. Карзая и П. Мушаррафа обязательства объединиться в войне с террором, хотя каждый из них в своих интервью не изменил позицию в отношении партнера, не выдвигая, однако, прямых обвинений. В итоге напряженность между двумя президентами не была снята.

Тем не менее значение визита Х. Карзая выходило далеко за рамки примирения с П. Мушаррафом. Президент Афганистана сумел довести до мирового сообщества свою позицию по ряду ключевых вопросов и убедить его активнее включиться в процесс возрождения ИРА. Победить терроризм, убедительно доказывал Х. Карзай, — значит ликвидировать его базы, источники финансирования и иной помощи. Весьма важно, что президент страны получил обещание дальнейшей поддержки со стороны своего самого близкого союзника — США.

Для 2006 года характерна и некоторая активизация российско-афганских связей. В конце июня Кабул посетила делегация РФ, в которую вошли представители администрации президента России, Совета безопасности и других ведомств. Они провели ряд полезных встреч на разных уровнях, зондируя возможности дальнейшего расширения отношений между двумя странами.

Осенью уже Москва принимала у себя афганских гостей. В начале октября в столицу РФ прибыли министр иностранных дел Афганистана Р.Д. Спанта и министр высшего образования  А. Дадфар. Руководители внешнеполитических ведомств двух стран обменялись мнениями по широкому кругу вопросов, подчеркнув важность отношений с Афганистаном для российской внешней политики. Было также отмечено растущее сотрудничество по техническому оснащению армии ИРА и других структур безопасности, по подготовке афганских наркополицейских. В ходе визита была достигнута договоренность об участии России в восстановлении высокогорного тоннеля Саланг, соединяющего Кабул с северными провинциями страны, построенного в свое время с помощью советских специалистов. А в ноябре Россию посетила делегация афганского парламента во главе со спикером нижней палаты Ю. Кануни. Депутаты встретились с председателем и членами Госдумы, договорились о налаживании постоянных контактов между легислатурами обеих стран и об обмене опытом.

Все эти контакты вряд ли можно считать прорывом в отношениях или началом их нового этапа. Скорее они подтверждают объективную необходимость расширения сотрудничества, осознание неадекватности нынешнего уровня двусторонних связей в быстро меняющихся условиях развития международных отношений в регионе и нарастания угроз национальным интересам обеих стран.

Итак, в 2006 году Афганистан оставался перекрестком взаимодействия и противодействия интересов многих стран мира. Ведущие государства, основные спонсоры и доноры программ возрождения Афганистана по-прежнему определяют курс его внешней и (во многом) внутренней политики. Однако правительство ИРА во главе с президентом Х. Карзаем постепенно наращивает усилия по скорейшему превращению страны в полноправный субъект международной политики, ведет поиск своих путей и форм решения внутренних и внешнеполитических проблем. Так или иначе ситуация в Афганистане и политика его руководства все заметнее оказывают влияние на региональные политические процессы и содействуют укреплению международного престижа страны.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL