МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ

Арчил ГЕГЕШИДЗЕ


Арчил Гегешидзе, кандидат географических наук, ведущий эксперт Грузинского фонда международных и стратегических исследований (Тбилиси, Грузия)


В 2006 году грузинская внешняя политика унаследовала от предыдущего года высокий динамизм и целенаправленность. Страна продолжала курс на сближение со структурами евро-атлантического сообщества, одновременно укрепляя политические и экономические связи с другими странами региона. При этом совокупность задач, которые решались в рамках данного процесса, в целом оставалась неизменной. Они сводились, в основном, к достижению двух главных целей: а) созданию соответствующего внешнеполитического фона, носящего направленный на получение реального результата характер и необходимого для придания динамизма "замороженным" процессам урегулирования конфликтов в Абхазии и Южной Осетии; б) повышению статуса сотрудничества с НАТО и ЕС. Кроме того, решались и другие задачи, в частности связанные с кризисом в отношениях с Россией, реализацией региональных энергетических и транспортных проектов, а также с повышением функциональности ГУАМ. Как всегда, особое внимание уделялось дальнейшему прогрессу двустороннего взаимодействия с непосредственными "соседями", Украиной, Казахстаном и другими государствами СНГ. Что же касается контактов с США, то они оставались стратегическими, во многом рутинными и основывались на хорошо отлаженном механизме консультаций и координированного принятия решений. Следует заметить, что, вследствие неизменности стратегического курса развития, задачи на год сохранили некоторую схожесть с таковыми 2005 года; вместе с тем новые обстоятельства, появившиеся в 2006-м, внесли определенные коррективы при расстановке акцентов в тактике их решения.

Конфликты в Абхазии и Южной Осетии

В контексте разрешения конфликтов в Абхазии и Южной Осетии основными целями правительства и его внешней политики являлись изменение сложившегося статус-кво и выведение процесса урегулирования из тупиковой ситуации.

Что касается конфликта в Южной Осетии, то, с одной стороны, продолжалось приложение усилий по реализации мирного плана его разрешения1. Для этого на дальнейшую мобилизацию международного сообщества (в основном западного) были направлены значительные дипломатические ресурсы, что имело целью преодолеть совместное сопротивление РФ и сепаратистов Южной Осетии осуществлению упомянутого плана, одобренного мировым сообществом, и в том числе самой же Россией. Во исполнение этого Грузия начала в одностороннем порядке предпринимать шаги по демилитаризации и укреплению безопасности в зоне противостояния. Параллельно шла дипломатическая работа с ОБСЕ и другими международными организациями, а также различными странами — с тем чтобы заручиться финансовой поддержкой мероприятий, предусмотренных мирным планом по восстановлению доверия между фигурантами конфликта. В частности, прорабатывался замысел о проведении специальной донорской конференции. С другой стороны, грузинское государство начало активно продвигать идею о необходимости внести изменения в формат Совместной контрольной комиссии (СКК) путем включения в ее состав ЕС и усиления роли ОБСЕ. Что же касается участников миротворческой операции в зоне противостояния, то их должны были бы заменить международной гражданской полицией2. Дополнительно Грузия добивалась решений Министериала ОБСЕ относительно увеличения общего числа наблюдателей от последней и осуществления международного контроля над Рокским тоннелем.

Эти усилия частично увенчались успехом. Международное сообщество, удостоверившись в правильности логики мирных инициатив Грузии, поддержало идею о донорской конференции, которая состоялась в Брюсселе 14—17 июня под эгидой ОБСЕ. В ходе мероприятия удалось собрать около 10 млн евро. Эти средства — при соответствующих условиях наличия воли участников конфликта и общей безопасности — могут серьезно содействовать возникновению потребности и навыков сотрудничества в зоне противостояния.

Вместе с тем непредвзятые наблюдатели затрудняются в оценке последствий так называемых "референдума" и "президентских выборов", прошедших в Южной Осетии 12 ноября, с точки зрения перспектив стабильности и безопасности в регионе. Дело в том, что параллельно с "официальными" выборами состоялось альтернативное избрание президента, в ходе которого победу одержал бывший премьер-министр южноосетинского правительства Димитрий Санакоев. Считается, что появлению альтернативного руководителя Южной Осетии во многом способствовали грузинские власти. Данный факт очень возмутил Россию и "официальное" правительство Южной Осетии, что привело к очередному застою в процессе урегулирования. Более того, в нарушение согласованных в рамках мирного плана действий по демилитаризации зоны конфликта РФ продолжила несанкционированные поставки тяжелого вооружения, закрывая глаза на растущую трансграничную организованную преступность в районе противостояния. Она с удвоенным энтузиазмом принялась за блокирование постановлений о внесении изменений в форматы СКК и миротворческой операции, а также решения относительно осуществления международного контроля над Рокским тоннелем.

Конфликт в Абхазии демонстрирует практически схожую картину. Грузия, добиваясь "размораживания" процесса урегулирования, сделала основные ставки (по известным причинам) на поддержку собственных инициатив западными странами и их представителями в международных организациях. Грузинская сторона изложила свои предложения в документе под названием "Дорожная карта для всеобъемлющего, мирного, политического урегулирования конфликта в Абхазии"3, в котором предпринята попытка обозначить контуры стратегии разрешения противостояния на основе нового видения. Не удивительно, что особое значение в данной стратегии (как и в случае конфликта в Южной Осетии) придается уменьшению роли России в процессе урегулирования. В частности, предлагается наделить Координационный совет функциями форума для прямых переговоров фигурантов противостояния "под патронажем ООН". При этом Группа друзей Генерального секретаря ООН по Грузии, а также ЕС и ОБСЕ должны выступить гарантами выполнения договоренностей, достигнутых в ходе переговоров. Одновременно грузинское государство продолжало добиваться решения о дальнейшей интернационализации миротворческого контингента СНГ или его полной замене международными полицейскими силами4.

Примечательно, что Европейский союз проявил определенный интерес к этим предложениям, хотя в краткосрочной перспективе и не намеревается предоставлять миротворцев или полицейские силы, а ООН отнеслась к инициативам Грузии более сдержанно, предпочтя — вместо внесения изменений в формат — сосредоточиться на восстановлении доверия и реализации уже достигнутых договоренностей. Помимо того, Организация Объединенных Наций высказывает сомнения по поводу целесообразности прекращения действующей миротворческой операции, ибо с этим прямо связана судьба Миссии ООН по наблюдению в Грузии (МООНГ)5.

Как и в случае с Южной Осетией, 2006 год не принес инициированных грузинским правительством формальных изменений в форме и содержании процесса урегулирования конфликта в Абхазии. Первопричиной явились, конечно же, обструкционистские позиции России и абхазских сепаратистов. В частности, российская настроенность отрицательным образом сказалась на мотивировках ЕС, ООН и других субъектов в рассмотрении предложений властей Грузии. Далее, попытки РФ увязать надвигающееся решение по статусу Косова с урегулированием противостояний на постсоветском пространстве вбили дополнительный клин в отношения между участниками конфликта, ослабляя тем самым мотивацию прямых переговоров. Наряду с этим отсутствие у грузинского руководства четкого понимания самого процесса диалога с абхазской стороной, а также отстранение от должности госминистра по урегулированию конфликтов Гиоргия Хаиндравы и перевод на другую работу Ираклия Аласания, пользующихся доверием Абхазии, вызвали у заинтересованных субъектов сомнения в способности Грузии эффективно вести переговоры и, как следствие, в целесообразности немедленной и безусловной поддержки грузинских инициатив. Необходимо отметить, что некоторый дефицит доверия к правительству Грузии был также обусловлен воинствующей (временами) риторикой, в первую очередь министра обороны И. Окруашвили.

Интеграция в европейские и евро-атлантические структуры

С 2006 годом связывались большие надежды относительно углубления интеграции в НАТО. В частности, с незаурядным оптимизмом ожидалось "приглашение" Грузии в План подготовки к членству (ППЧ). В начале года все силы были брошены на подготовку намеченного на март визита экспертов НАТО для оценки Плана действий индивидуального партнерства (ПДИП). На уровне рабочих групп были подготовлены материалы о результатах экономического развития, борьбы против коррупции, охраны границ, реформирования оборонной отрасли, мирного урегулирования конфликтов и т.д. Труд был вознагражден: миссия экспертов НАТО положительно оценила прогресс в рамках ПДИП, что впоследствии было подтверждено на специальном заседании Североатлантического совета (САС). Позднее, на сессии Межпарламентской ассамблеи НАТО, была принята декларация6, призывающая страны-члены Альянса в ближайшем будущем предоставить Грузии режим Интенсивного диалога (ИД) и оказать ей техническую помощь для ускорения интеграции в евро-атлантические институты. На неформальном заседании министров иностранных дел государств НАТО, состоявшемся 21 сентября, было принято решение о начале ИД с Грузией по вопросам членства в Альянсе. Это означало переход республики из формата партнерства в промежуточный формат кандидата в члены НАТО. Повышение статуса сотрудничества с Альянсом явилось одним из главных событий года. За ним последовало внесение в Сенат США законопроекта о предоставлении финансовой и технической помощи Грузии, Хорватии, Македонии и Албании для ускоренного вступления в Альянс. Законопроект примечателен тем, что Грузия ставится в ряд стран, уже осуществляющих ППЧ, и, что не менее интересно, из 19,8 млн долл., выделяемых для указанной цели, 10 млн предназначено для грузинского государства. Стало очевидным, что Соединенные Штаты открыто поддерживают вступление Грузии в НАТО, и все стали ждать решения саммита Альянса, назначенного на конец ноября. В частности, ожидалось (и это подпитывалось ободряющими заявлениями официальных лиц), что саммит НАТО пригласит Грузию к участию в ППЧ. Однако при этом стало известно, что группа европейских стран-членов Альянса не готова поддержать такое решение. И на самом деле — сенсации не произошло: не все верили в готовность Грузии к ППЧ и, что самое главное, политическая конъюнктура не благоприятствовала подобному решению. В качестве компенсации Грузии намекнули, что в случае выполнения всех обязательств по ПДИП НАТО медлить не будет. Год закончился первым раундом консультаций в рамках ИД, за которым должны последовать еще четыре, после чего перспективы получения ППЧ станут очевидными, но это уже из повестки дня 2007 года.

Отношения между Грузией и ЕС проходили под знаком подготовки и принятия Плана действий "Политики европейского соседства" (ПДПЕС). С грузинской стороны процесс разработки ПДПЕС осуществляла специальная комиссия под руководством премьер-министра. Внутреннюю координацию выполнял Аппарат госминистра по европейской и евро-атлантической интеграции. Были определены приоритеты Грузии для их последующего включения в ПДПЕС. На основе этих реалий было выработано единое видение стратегии диалогов с Еврокомиссией. В марте и мае состоялось два раунда переговоров7. После каждого из них проводились парламентские слушания. 13 сентября правительство одобрило проект ПДПЕС. 2—3 октября, во время визита в Грузию "тройки" ЕС, было заявлено о согласовании окончательного текста документа, а 14 ноября в Брюсселе Совет сотрудничества ЕС — Грузия официально принял ПДПЕС.

В этот план удалось внести практически все приоритетные для Грузии вопросы, в частности активное включение ЕС в процесс урегулирования конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, развитие торговых отношений с ЕС с учетом возможности их перевода на принципы свободной торговли, начало диалога по упрощению визового режима со стороны ЕС, признание европейских стремлений Грузии, признание сотрудничества в рамках Черноморского региона приоритетным. ПДПЕС является обновляющимся документом, который может быть пересмотрен по мере развития отношений между ЕС и Грузией, а также повышения качества и темпов проводимых республикой реформ. ПДПЕС определяет, что стороны должны осуществить предусмотренные в нем мероприятия в течение пяти лет, однако согласно постановлению правительства страны (№ 549 от 22 ноября) Грузии следует выполнить свою часть Плана за три года. В данное время властями разрабатывается План осуществления ПДПЕС, который должен быть представлен ЕС на согласование. С 2007 года на его основе начнется финансирование в рамках Инструмента европейского соседства и партнерства (ИЕСП), которое составит 120,4 млн евро в течение четырех лет.

Отношения с Россией

2006 год подверг российско-грузинские отношения беспрецедентному испытанию. Несовместимость "национальных проектов" двух стран8 предопределила неизбежность серьезной конфронтации, которой в немалой степени способствовали также формы и методы борьбы за отстаивание своих интересов. Грузия, воодушевленная в целом успешным курсом в отношении России в предыдущем году9, решила и дальше продолжать добиваться задуманного в агрессивной форме. Главные же цели, непосредственно касавшиеся РФ, заключались в изменении существующих форматов политического урегулирования конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, а также замещении миротворческих операций в зонах противостояний международными полицейскими силами. Параллельно, как отмечалось выше, Грузия продолжала курс на ускоренное сближение с ЕС, особенно с НАТО. Процесс интеграции с последней оказался исключительно успешным: республике повысили статус отношений с Альянсом, а в США — уже на законодательной основе — начали оказывать поддержку ее стремлению войти в состав НАТО.

Для России все это стало приобретать форму самого нежелательного геополитического сдвига в регионе. К тому же недружественная, подчас вызывающая риторика грузинских властей как бы подливала масло в огонь. Отдельные заявления самых высокопоставленных политиков воспринимали в РФ как оскорбительные. В свою очередь, Россия начала осуществлять ответные шаги. В частности, акцент был сделан на перехват инициативы, и вместо политики реагирования было решено перейти на проактивные меры, первоначально проявившиеся в запрете на ввоз в РФ грузинских вин и минеральных вод. Параллельно была предпринята попытка развернуть подрывную деятельность с целью смены режима М. Саакашвили. После ее провала стали разрабатываться альтернативные формы давления на правительство и общественное мнение. В частности, началось муссирование идеи о возможной универсализации модели определения статуса Косова и ее применении в других случаях, причем с откровенным намеком на противостояния в Грузии. Далее, в надежде втянуть республику во внутренний конфликт, был спровоцирован мятеж в Кодорском ущелье. Грузинские власти отреагировали проведением эффективной спецоперации, в результате которой в ущелье был восстановлен порядок и, что самое главное, принято решение о размещении там правительства Абхазии в изгнании.

Это явилось серьезным вызовом существующему статус-кво, с которым до сих пор не могут примириться ни Россия, ни, тем более, абхазская сторона. Кульминацию недовольства обусловили арест четверых российских военнослужащих за якобы шпионаж и их последующая передача специально прибывшему высокопоставленному официальному лицу ОБСЕ. Вся эта акции носила четкие черты пиар-кампании и воспринималась в РФ как исключительно агрессивный и унизительный акт. Случившееся тотчас же использовалось в качестве повода для введения жестких санкций против Грузии. В частности, были прерваны транспортные сообщения и почтовая связь, из России стали депортировать граждан Грузии (часто с явным нарушением прав человека), притеснять "грузинский бизнес", участились случаи убийств на национальной почве. Посол был отозван, посольство — эвакуировано, и, следовательно, была прекращена выдача виз гражданам Грузии. Очевидная неадекватность реакции России на "шпионский скандал" указывает, что за этими санкциями стояла иная мотивация — вызвать недовольство народа и, тем самым, мягко говоря, создать для режима проблемы, хотя в самой РФ придумывали в оправдание этих жестких мер массу причин, в том числе, что якобы цель санкций — предотвращение войны в конфликтных зонах10. Несмотря на неоднократные призывы международных организаций и отдельных стран снять санкции, Россия наращивала давление на Грузию путем "выбивания нужной резолюции Совета Безопасности ООН" и/или признания Думой легитимности референдума и президентских выборов, проведенных в ноябре в Южной Осетии.

Кульминацией стало повышение в конце года цены на поставляемый в Грузию природный газ со 110 до 235 долл. за 1 тыс. куб. м. Изначально ожидалось, что впредь Грузия будет удовлетворять свои потребности в голубом топливе за счет вновь освоенного месторождения Шах-Дениз. Однако по техническим причинам эти поставки задерживались, и пришлось пойти на закупку российского газа — в ограниченных объемах по "политической цене". Недостающую часть топлива согласился предоставлять Азербайджан по цене 120 долл. за 1 тыс. куб. м, тем самым проявив в критический момент дружелюбие и заботу, подкрепленные общими стратегическими целями11.

Подписание соглашения о выводе российских военных баз, состоявшееся 31 марта, оказалось чуть ли не единственным проявлением конструктивного сотрудничества между Грузией и Россией, но выглядит оно довольно тускло на фоне "потерь", понесенных сторонами в результате беспрецедентной конфронтации. Например, из-за упомянутых санкций пострадали рядовые граждане, в первую очередь те, кого грубыми методами депортировали и лишили средств к существованию. Пострадало виноделие, потерявшее бóльшую часть рынка и опосредованно поставившее под удар саму отрасль виноградарства12. Пострадали грузинские авиакомпании, понесшие миллионные убытки, ибо они ежегодно обслуживали 75 тыс. пассажиров и транспортировали сотни тонн грузов. Вместе с тем санкции, хоть и нанесшие определенный урон грузинской экономике, все же не возымели ожидавшегося макроэкономического эффекта. Миссия МВФ, специально прибывшая в Грузию для оценки экономического ущерба, заявила, что в результате санкций в 2007 году дефицит по текущим счетам увеличится на 250—300 млн долл. Иными словами, рост ВВП уменьшится с 8—9% до 6—7%, что все же неплохо13.

От российского эмбарго пострадало не только грузинское государство. Перекрытие наземных транспортных коммуникаций болезненно ударило по экономическим и гуманитарным интересам Армении, которая в силу известных причин зависит в своих отношениях с Россией от транзита через Грузию. Однако более интересно то, что и сама РФ, не получив ожидаемых результатов, пострадала (вернее, пострадала ее репутация). Санкции вызвали в республике обратный эффект — власть Саакашвили еще больше консолидировалась, а образ врага в лице России еще сильнее укрепился в сознании людей. "Российский пресс", несмотря на мощную информационную поддержку массмедиа, отрезвляюще воздействовал на многих членов СНГ: доверие к "большому брату" было существенно подорвано. Что же касается зарубежной арены, то буквально ни одно из международных формирований или государств, в том числе считающихся традиционно лояльными к РФ, не оправдали ее действий.

Кризис в российско-грузинских отношениях — в подтверждение русской пословицы "нет худа без добра" — имел для Грузии ряд положительных "побочных эффектов": во-первых, снизился уровень энергетической зависимости от России; во-вторых, повысилось качество экспортируемой продукции и диверсифицировались экспортные рынки; в-третьих, выявилась степень заботы и поддержки мирового сообщества, на которые страна может рассчитывать в критическое время. Кроме того, резко сократились российские прямые инвестиции: если в 2005 году они составили 38,7 млн долл., то в 2006-м — 9,8 млн14. Хотя данный факт трудно отнести к указанным "побочным эффектам", тем не менее многие из тех, кто опасается роста инвестиций РФ в стратегически важные отрасли Грузии, видимо, обрадуются этой тенденции15.

Региональные энергетические и транспортные проекты

Год был значителен и с точки зрения нарастания транзитного потенциала республики. 13 июля состоялся официальный ввод в эксплуатацию нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД), предусматривающего прокачку 1 млн баррелей каспийской нефти через грузинскую территорию в Турцию. После принятого в 1999 году решения о строительстве данной магистрали Грузия, Азербайджан и Турция смогли преодолеть известные трудности, связанные с РФ, и довести проект до его полной реализации. Нефтепроводом владеет международный консорциум, включающий 11 фирм, главные акционеры — "Бритиш петролеум" и Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики. Трубопровод БТД, являющийся одним из крупнейших в мире инженерных сооружений такого рода, призван внести серьезный вклад в обеспечение стабильности на международном рынке углеводородов, а Грузия, Азербайджан и Турция получат дополнительную экономическую и, что не менее важно, политическую выгоду.

Проект БТД сыграл решающую роль в принятии решения о прокладке газопровода от месторождения Шах-Дениз (вблизи Баку) через Грузию в турецкий город Эрзерум. Проект под названием "Южно-Кавказский газопровод" (ЮКГ) предусматривал строительство магистрали и сопутствующей инфраструктуры мощностью в 16 млрд куб. м в год. Работы начались в 2003 году, а уже в декабре 2006-го состоялись первые пробные поставки. Главными акционерами консорциума, владеющего ЮКГ, являются "Бритиш петролеум" и "Статойл". В будущем предусмотрена возможность транзита голубого топлива туркменистанских и казахстанских производителей с помощью планируемого транскаспийского трубопровода.

БТД и ЮКГ радикально меняют стратегические реалии на Кавказе. Энергетические сети Азербайджана, Грузии и Турции становятся все более интегрированными, тем самым повышая значение транспортного коридора Восток — Запад. Сегодня эти страны готовы взяться за другой, не менее амбициозный проект — строительство железной дороги, которая соединит турецкий город Карс с грузинским Ахалкалаки и позволит наладить беспрерывное железнодорожное сообщение между Европой и Азией. Все прикаспийские государства, а также Китай получат дополнительную транспортную связь с европейскими странами. Для Грузии новая железнодорожная ветка будет иметь двойное значение: во-первых, Джавахети (один из самых депрессивных районов республики) обретет новую функцию, возникнут условия для его экономического возрождения, что очень существенно с политической и социальной точек зрения на фоне вывода российской военной базы; во-вторых, еще больше повысится статус Грузии, как важного транзитного государства, с одновременным укреплением стратегических отношений, сложившихся с Азербайджаном и Турцией. Единственный "недостаток" проекта заключается в том, что он обостряет чувство изолированности у Армении, которая посредством эффективного лоббирования преуспела в убеждении Конгресса США не давать Эксимбанку санкции на предоставление финансовых средств для строительства железной дороги. В течение года между Грузией, Азербайджаном и Турцией шли переговоры об условиях субсидирования проекта. Было решено, что Турция профинансирует работы на своей территории, а Азербайджан предоставит Грузии льготный кредит в размере 200 млн долл. В целом проект обойдется инвесторам в 450 млн долл.

Международная активность

В 2006 году одним из приоритетных направлений грузинской дипломатии стало способствование укреплению региональных связей. В первую очередь следует отметить достигнутые результаты по активизации деятельности ГУАМ. Кроме самого факта превращения ГУАМ в региональную организацию16, не менее примечательны оживление сотрудничества и повышенная координация усилий его субъектов. В частности, с принятием протокола о происхождении товаров был сделан практический шаг в направлении задействования режима свободной торговли в рамках ГУАМ. Далее, согласованные действия внешнеполитических ведомств увенчались успехом, впервые в повестку дня Генеральной Ассамблеи ООН был включен вопрос "Затяжные конфликты на территории ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Республика Молдова) и их влияние на международный мир, безопасность и развитие"17.

Следует особо отметить расширение партнерства со странами Балтии и Скандинавии, а также Польшей. Начатое в 2005 году сотрудничество приобрело больший динамизм, и уже можно говорить о четко выраженном "северном измерении" в грузинской внешней политике18. Трудно переоценить морально-политическую поддержку, оказываемую государствами данного региона, и техническую помощь в выполнении обязательств в рамках интеграционных программ НАТО и ЕС.

Значительные дипломатические ресурсы были направлены на обеспечение соответствующей поддержки со стороны международных организаций при принятии решений по интересующим Грузию вопросам. Необходимо подчеркнуть, что в большинстве случаев поставленные цели были достигнуты. Так, в рамках Евросоюза была принята декларация, в которой конфликты в республике рассматриваются как территориальные, а не внутренние19. И вообще, тема противостояний в Грузии прочно закрепилась в повестке дня внутренних дискуссий ЕС. 26 октября Европарламент принял в отношении России беспрецедентную по категоричности резолюцию, осуждающую жесткий режим санкций, примененный против грузинского государства20. На Министериале ОБСЕ Российская Федерация оказалась в изоляции на фоне всеобщей поддержки Грузии, что было отражено в заключительных заявлениях председателя, представителей ЕС и национальных делегаций.

Систематическое обсуждение проблем Грузии в рамках трансатлантического диалога, а также со стороны ЕС, НАТО и США в ходе двусторонних консультаций с Россией имеет решающее значение. Следовательно, задача обеспечения включения грузинской проблематики в повестку дня указанных мероприятий явилась одной из приоритетных. Заметим, что в рамках диалога с Российской Федерацией, Соединенные Штаты и евро-атлантические структуры начали активно рассматривать связанные с Грузией вопросы после "революции роз". В 2006 году эти проблемы стали обсуждаться чаще, в том числе между США и ЕС21.

Двусторонние отношения с "соседями" по региону входили, как и всегда, в число приоритетных задач. Грузия продолжала развивать взаимовыгодное сотрудничество с Арменией, Азербайджаном и Турцией. Однако особо следует отметить возросший уровень партнерства с двумя последними странами, обусловленный договоренностями по вопросам энергетической безопасности и строительству железной дороги Карс — Ахалкалаки. Нельзя не указать на перспективы обоюдовыгодного сотрудничества с Казахстаном, явившимся в 2006 году самым крупным инвестором в грузинскую экономику22.

Укрепление положительного образа Грузии постоянно значилось в повестке дня внешнеполитического ведомства. Для этого использовались трибуны различных зарубежных структур, республика участвовала в международных форумах с целью пропаганды проводимых реформ. С другой стороны, на имидж республики позитивно повлияли годовые отчеты известных организаций, следящих за осуществляемыми в ней демократическими и экономическими преобразованиями. Например, Совет Европы рассматривает реформы как в целом обнадеживающие, хотя указывает на сохраняющиеся проблемы23; "Фридом хаус" в своем последнем отчете отмечает улучшение состояния по гражданским свободам, хотя статус государства ("частично свободное") не изменился24. Тем не менее Грузия сделала внушительный шаг вперед (в сравнении с 2005 г.) по индексу восприятия коррупции, высчитываемому "Транспэренси интернэшнл" — набрав 2,8 балла, она переместилась с 133-го места на 99-е25. Самого значимого прогресса республика достигла по темпам создания условий для развития бизнеса. Согласно результатам года, по этому показателю Грузия вышла на первое место в мире26. Известный индекс экономической свободы, рассчитываемый американским Фондом "Наследие", также указывает на общий успех грузинских экономических реформ. По сравнению с 2005 годом страна переместилась с 68-го места на 35-е27. В целом, как и в 2005 году, анализ вышеприведенной информации позволяет заключить, что международная репутация государства повышается.

Заключение

Основным результатом происшедших вокруг Грузии событий явилось начало формирования новой среды безопасности. Беспрецедентная политическая поддержка со стороны международных организаций, США и стран Запада, а также завершение трансрегиональных энергетических проектов значительно упрочили гарантии безопасности. В дальнейшем — по мере углубления интеграции в НАТО и укрепления стратегических уз сотрудничества в регионе — эти гарантии возрастут.

Упомянутая помощь мирового сообщества стала возможной и благодаря эффективной работе на международное общественное мнение, которая в качестве задачи в целом была успешно решена. При этом немаловажно, что взятый правительством курс находит поддержку внутри республики — со стороны подавляющего большинства населения и "политического спектра". Единственный внешнеполитический вопрос, по которому существует разногласие между властями и частью оппозиции, — целесообразность дальнейшего пребывания Грузии в составе СНГ.

Целеустремленность и настойчивость, принципиальность и стабильность, предсказуемость и надежность стали неотъемлемыми чертами грузинской внешней политики, что во многом определило ее общую эффективность. Вместе с тем, при всей неизбежности конфронтации с Россией, многие наблюдатели считают угрожающие масштабы и остроту кризиса в отношениях с ней самым значимым просчетом политики Грузии в 2006 году. В связи с этим нормализация отношений с РФ становится одной из главных задач грузинской дипломатии в 2007 году. Уверенность в ее решении — как и двух других не менее существенных проблем (сдвинуть с мертвой точки "размораживание" процесса урегулирования конфликтов и добиться приглашения в ППЧ) — придает наличие твердой политической воли и внедрение в последнее время стратегического мышления в планирование и проведение внешнеполитического курса28.


1 См.: Мирный план был выдвинут президентом Грузии М. Саакашвили 26 января 2005 года на Парламентской ассамблее Совета Европы [www.president.gov.ge/others/initru.htm]. к тексту
2 См.: Резолюция парламента Грузии от 18 июля 2006 года призывает правительство страны приступить к проведению соответствующих работ по обеспечению размещения международных полицейских сил в зонах конфликтов в Абхазии и Южной Осетии [http://www.parliament.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=98&info_id=13089]. к тексту
3 "Abkhazia: Ways Forward". Crisis Group Europe Report No. 179, 18 February 2007. P. 10. к тексту
4 См.: Резолюция парламента Грузии… к тексту
5 См.: "Abkhazia: Ways Forward". к тексту
6 См.: NATO Parliamentary Assembly, Declaration on Georgia’s Relationship with NATO, 30 May 2006 [www.nato-pa.int/Default.asp?SHORTCUT=949]. к тексту
7 Первый раунд переговоров состоялся в ноябре 2005 года. к тексту
8 Борьба двух национальных проектов. Интервью И. Менагаришвили грузинской газете "24 часа", 30 января 2006. к тексту
9 В 2005 году главным достижением в отношениях с Россией было соглашение о закрытии в 2008 году военных баз в Батуми и Ахалкалаки. к тексту
10 См.: Политолог: цель санкций России — остановить сползание Грузии к войне // РИА "Новости", 4 октября 2006. к тексту
11 Сам Азербайджан отказался от закупок у России газа по "политической цене" и перешел на использование более дорогого мазута. к тексту
12 До ввода санкций 80% изготовлявшегося в Грузии вина продавалось в России. По данным грузинских виноделов, объем производства вина снизился с уровня, достигавшего почти 50 млн бутылок в 2005 году, до 20 млн в 2006-м, а отрасль теряет рабочие места и инвестиции. к тексту
13 См.: IMF Mission Press Statement at the Conclusion of a Staff Visit to Georgia, 12 December 2006 [www.imf.ge/view2.php?lang=1&view=253]. к тексту
14 См.: Who Invests in Georgia? // The Messenger, 27 February 2007. к тексту
15 См.: Папава В., Старр Ф. Экономический империализм России // Project Syndicate, January 2006 [www.project-syndicate.org/commentary/papava1/Russian]. к тексту
16 23 мая на саммите ГУАМ, проведенном в Киеве, было объявлено о создании региональной структуры "Организации за демократию и экономическое развитие — ГУАМ". Саммит принял соответствующую декларацию [www.mfa.gov.ge/print.php?gg=1&sec_id=78&info_id=1427...]. к тексту
17 Текст соответствующей резолюции см. на веб-странице: [www.un.org/News/Press/docs/2006/ga10493.doc.htm]. к тексту
18 См.: Concluding Press Conference for 2006 of Minister of Foreign Affairs of Georgia Gela Bezhuashvili [www.mfa.gov.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=31&info_id=3130]. к тексту
19 См.: Declaration by the Presidency on behalf of the European Union on Recent Developments in Georgia — Abkhazia and South Ossetia [www.mfa.gov.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=78&info_id=1866]. к тексту
20 См.: European Parliament Resolution on the Situation in South Ossetia [www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-2006-0456+0+DOC+XML+V0//EN&language=EN]. к тексту
21 См.: U.S.-EU Summit Declaration: Promoting Peace, Human Rights and Democracy Worldwide [www.mfa.gov.ge/print.php?gg=1&sec_id=78&info_id=1632...]. к тексту
22 За первые три квартала года казахстанские инвесторы вложили в экономику Грузии 142,5 млн долл. В частности, были приобретены гостиница в центре Тбилиси, столичная газораспределительная компания и большая часть туристической инфраструктуры в Боржоми и Аджарии (см.: Who Invests in Georgia? // The Messenger, 27 February 2007). к тексту
23 См.: Council of Europe Resolution 1477 (2006) in Implementation of Resolution 1415 (2005) on Honoring of Obligations and Commitments by Georgia [http://assembly.coe.int/Mainf.asp?link=/Documents/AdoptedText/ta06/ERES1477.htm]. к тексту
24 См.: Freedom in the World — Georgia (2006) [www.freedomhouse.org/template.cfm?page=22&year=2006&country=6967]. к тексту
25 См.: Corruption Perceptions Index 2006, Transparency International [www.transparency.org/policy_research/surveys_indices/global/cpi]. к тексту
26 См.: Doing Business 2007: Business Becomes Easier Worldwide, World Bank & International Finance Corporation [www.mfa.gov.ge/print.php?gg=1&sec_id=78&info_id=2069...]. к тексту
27 См.: 2006 Economic Freedom Index [www.heritage.org/index]. к тексту
28 В 2006 году был впервые разработан концептуальный документ "Стратегия внешней политики на 2006—2009 гг." [www.mfa.gov.ge/?sec_id=115&lang_id=ENG]. Он содержит приоритеты и цели на среднесрочную перспективу, а также служит основой для ежегодных внешнеполитических директив. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL