РЕЛИГИЯ

Кадыр МАЛИКОВ, Икбалжан МИРСАЙИТОВ


Кадыр Маликов, кандидат философских наук, эксперт Института стратегического анализа и прогноза при Кыргызско-Российском (Славянском) университете (Бишкек, Кыргызстан)

Икбалжан Мирсайитов, кандидат политических наук, главный эксперт Международного института стратегических исследований при Президенте Кыргызской Республики (Ош, Кыргызстан)


Основными особенностями религиозной жизни страны в 2006 году стали:

1. Рост числа и активизация нелегальных религиозных организаций, деятельность которых распространилась на все слои населения. Партия "Хизб ут-Тахрир" открыто вступила в противостояние с официальной властью.

2. Ужесточение отношения государства к религиозному экстремизму. Правоохранительные органы республики стали активно проводить спецоперации и рейды по выявлению и пресечению деятельности деструктивных сил.

3. Развитие диалога и взаимодействия между светской властью и духовенством. В то же время официальное духовенство продолжило дистанцироваться от политических процессов.

4. Усиление в среде мусульманских священнослужителей борьбы за власть (она перешла в стадию пикетов и демонстраций) между молодой духовной элитой, отстраненными ранее духовными лицами и официальным духовенством.

Статистические сведения

Характерная черта религиозных процессов в Кыргызстане — резкий рост религиозного сознания населения, что наглядно показали результаты социологического исследования, проведенного летом 2006 года Институтом стратегического анализа и прогноза при Кыргызско-Российском (Славянском) университете (КРСУ) в Ошской, Джалал-Абадской, Чуйской и Иссык-Кульской областях и в Бишкеке. Подавляющее большинство (90,7%) респондентов ответили, что верят в Аллаха (причем 87,9% из них имеют высшее образование). Значительная часть (35,85%) полностью следуют религиозным законам и постоянно исполняют мусульманские обряды; 69,7% заявили, что соблюдают религиозные обряды, хотя и не всегда; 88,65% — что имеют дома Коран.

По данным Агентства по делам религий при правительстве КР (далее Госагентство), в стране существует около 1 800 исламских организаций, 1 648 действующих мечетей, 10 исламских религиозных фондов, 46 мусульманских учебных заведений, из них 9 — высших, а также 9 христианских фондов и обществ, 5 христианских высших религиозных учебных заведений. Наряду с ними есть около 300 христианских организаций, иудейская и буддийская общины, действуют 46 православных и 30 христианских храмов, в том числе 15 протестантского направления. Секты и религиозные течения представляют сатанисты, "Белая Церковь", кришнаиты, церковь Муна, приверженцы Фалунгуня и др. Кроме того, подпольно действуют такие экстремистские организации, как "Хизб ут-Тахрир", "Акромийа" и движения террористического направления: Исламское движение Узбекистана (ИДУ), "Джамаат моджахедов Центральной Азии" и т.д.

Деятельность официальных исламских лидеров

Для официального духовенства характерны консерватизм и традиционность, так как оно было воспитано в исламских "худжрах" и в школах советского времени. Большинство его представителей не соответствует типу и уровню религиозного мышления, реалиям современного мусульманского общества. Но при этом оно имеет влияние в обществе, потому что сохраняет за собой основные рычаги в ДУМК (Духовное управление мусульман Кыргызстана) и казиятах.

С момента избрания верховным муфтием Азрети Муратали Жуманова ДУМК пытается кардинально изменить внутреннюю политику в мусульманском сообществе республики. Так, оно предпринимает усилия по консолидации исламской конфессии, стремится не допустить ее раскола и повысить авторитет духовенства. Для укрепления вертикальной и горизонтальной структуры ДУМК верховный муфтий максимально использует свои административные ресурсы.

За 2002—2006 годы принято более 50 фатв (постановлений) Совета улемов и Духовного управления мусульман КР. Многие вопросы традиционны: о мусульманских праздниках, о размере садака-фитир, о запрете на расточительство во время похорон и свадеб, о порядке выдачи разрешения на строительство медресе и мечетей, о порядке организации хаджа. Однако выделяются постановления, имеющие принципиальный характер: о едином подходе к исламскому образованию на основе "Ахли суннат вал жамаат", о создании комиссии по изданию мусульманской печатной продукции, об открытии южного отделения ДУМК, об осуждении политического ислама, в частности, деятельности партии "Хизб ут-Тахрир", о том, чтобы не допустить политизации ислама в КР, о даавате1. Например, 31 июля 2006 года верховный муфтий М. Жуманов обсуждал с религиозными деятелями южных областей ситуацию, связанную с увеличением числа "даватчы" (проповедников) на этих территориях.

Для ДУМК 2006 год характеризовался как один из трудных; в частности, пришлось дважды организовывать хадж. В этом плане первый сезон (конец 2005-го — начало 2006 г.) выдался неудачным, так как более 2 тыс. кыргызстанцев не смогли попасть в Мекку. При организации второго сезона паломничества ДУМК (совместно с Агентством по делам религий при правительстве КР) предприняло ряд мер по улучшению организации хаджа, в том числе подготовило и распространило фатву "О запрете транспортировки граждан Кыргызстана в хадж автобусами". А Госагентство, в свою очередь, организовало среди туристических фирм тендер по организации хаджа.

Кроме того, при анализе официальной духовной сферы выявляются и другие проблемы:

— слабый контроль над расходованием поступающих средств и пожертвований;

— дефицит профессионально подготовленных кадров;

— низкий уровень системы религиозного образования (недостаточный интеллектуальный уровень, невостребованность обществом, непризнание дипломов);

— слабая материальная база (постоянная нехватка средств, низкая зарплата преподавателей медресе и имамов мечетей);

— интриги в среде священнослужителей;

— конфликт поколений в духовной элите.

В связи с предстоящим переизбранием главы ДУМК вокруг выборов (в 2007 г.) складывается конфликтная ситуация, которая может привести к негативным последствиям, в том числе к политической активизации части молодых мусульман, принадлежащих к таким организациям, как "Хизб ут-Тахрир", "Дават", "Таблих Жамаати" и др.

Проблемы в ДУМК наталкивают на мысль о необходимости глубокого реформирования всей системы духовного управления, его устава и структуры, а не только смены руководства.

Деятельность неофициального духовенства и религиозных лидеров

2006 год ознаменовался выступлением ряда представителей неофициального духовенства и религиозных организаций. Так, в июне джамаат мусульман, угрожая организовать митинг и вывести на него 10 тыс. верующих, добился того, что мэрия Бишкека выделила участок под строительство просторной мечети и здания Исламского культурного центра.

За свои религиозные права впервые выступили религиозные женские организации. Ношение культовых одеяний в общественных местах стало предметом дискуссии и противостояния между религиозными и неправительственными организациями, с одной стороны, и представителями светской власти — с другой. Предметом противостояния стало женское одеяние "хиджаб". Второго октября Молодежная группа Фонда правового воспитания и образования (г. Джалал-Абад) обратилась к президенту К. Бакиеву, омбудсмену Т. Бакир уулу, верховному муфтию М. Жуманову с протестом по поводу запрета ношения в школе хиджаба. А женские религиозные НПО собрали 30 тыс. подписей за разрешение фотографироваться на паспорт в хиджабах.

Исследование, проведенное Религиозным общественным объединением женщин Кыргызстана "Хадисы", выявило, что за последние годы количество мечетей в КР увеличилось до 2 тыс. Мечети посещают в основном женщины и девушки из малоимущих семей: разведенные, вдовы, одинокие, многодетные матери, инвалиды, пенсионерки, сироты, студентки, школьницы. К тому же увеличивается число девушек, желающих обучаться канонам ислама в женских религиозных организациях. Такие организации могут вырасти как количественно, так и качественно, а в дальнейшем они сумеют стать политическим инструментом влияния в регионе.

В 2006 году активизировались критики, недовольные политикой ДУМК и Госагентства по делам религий. В число противников официального духовенства входят не только отдельные личности, но даже джамааты и организации. К последним относятся Общественное объединение "Конгресс мусульман Кыргызстана и Средней Азии", часть Совета улемов ДУМК, Инициативная группа по реформе религиозного управления. Так, 14 ноября мусульмане Баткенской, Джалал-Абадской и Ошской областей обратились к главе государства с требованием отправить в отставку верховного муфтия М. Жуманова из-за высокого уровня коррупции в высших эшелонах духовной власти. А ранее отстраненные от занимаемых должностей при ДУМК из-за провала подготовки хаджа первого сезона А. Жороев, А. Масалиев, Ж. Матиев и М. Досболов на состоявшейся 17 ноября пресс-конференции выступили за реформирование Духовного управления мусульман Кыргызстана.

Лидер Инициативной группы Л. Кочкаров и его сторонники обвинили руководство ДУМК в том, что оно непрозрачно распределяет благотворительные средства, неправильно организует хадж к мусульманским святыням, в результате чего унижает достоинство и честь мусульман республики. По их заявлению, требования по отставке главы ДУМК поддерживают прихожане не менее семи мечетей города Ош: Сражиддин, Манас-ата, имам-Муслим, имам-Бакы, имам-аль-Бухари, Маджирим-тал, Али-аль-Баит и Саламон-Фарси2. Кроме того, группа Л. Кочкарова обвинила руководителя Госагентства по делам религий Ж. Жоробекова в "монополизации и превращении паломничества в Мекку в бизнес", а неправительственная организация "Хадж-2006", объединяющая паломников северного Кыргызстана, — в неравном подходе в выдаче разрешений на хадж и потребовала отправить Ж. Жоробекова в отставку. В конце концов эта инициативная группа заявила, что начинает сбор подписей граждан под требованием отставки М. Жуманова и Ж. Жоробекова.

Однако, несмотря на громкие заявления и протесты, хадж-2006 завершен, а муфтий М. Жуманов и руководитель Госагентства по делам религий Ж. Жоробеков продолжают работать.

Деятельность нелегальных организаций

В течение года "Жамматы", "Хизб ут-Тахрир", "Акромийа", "Нурчилар", "Байят" и другие нелегальные религиозные организации продолжили конфронтацию с официальными властями. Только за шесть месяцев МВД республики выявило 73 факта (против 22 в 2005-м) проявления и распространения идей религиозного экстремизма, задержало 78 чел., по 20 фактам изъято незаконно хранившееся огнестрельное оружие, взрывчатые вещества и боеприпасы.

Наибольшую активность проявила партия "Хизб ут-Тахрир", использующая в своей деятельности разные методы — от защиты прав потребителей до полемики и открытого противоборства с официальными властями. В январе ячейки "Хизб ут-Тахрир" организовали в Джалал-Абаде массовые мероприятия, приуроченные к празднику Курбан-айт. В Ошской области подобные акции удалось предотвратить, но 16 января мусульмане Папанского айыл окмоту Кара-Сууйского района обратились к омбудсмену КР Т. Бакир уулу с жалобой на то, что 10 января власти не позволили им совершить праздничную молитву Айт-намаз и религиозный обряд на площади в городе Кара-Суу.

На праздновании Орозо-айт (24 октября) Джалал-Абадское отделение "Хизб ут-Тахрир" провело акцию среди преподавателей городской средней школы № 7.

"Хизб ут-Тахрир" пыталась вступить в общереспубликанскую дискуссию по новой редакции Конституции. В сентябре правительственные газеты "Слово Кыргызстана" и "Кыргыз Туусу" получили листовки партии и проект Конституции исламского государства, которая включает в себя следующие пункты: определение халифата, основы правления в исламе, структура власти в исламском государстве, виды собственности в халифате, международные отношения халифата, экономическая система халифата. Принципы построения мусульманского государства, предлагаемые этой партией, прямо противоречат идеям, которые были воплощены в реальность во времена Праведных Халифов. Такие принципы сегодня не воспринимают даже в самом исламском мире3.

На состоявшейся 21 апреля встрече руководителя Областного координационного совета по делам религий, заместителя губернатора Иссык-Кульской области К. Жумалиева с жителями с. Жаны-Арык Кара-Джальской сельской управы члены партии "Хизб ут-Тахрир" вступили в открытую полемику с властями. Активность этой нелегальной организации вызвала недовольство другой части верующих, и 1 ноября официальные представители мусульманского сообщества Джалал-Абадской области обратились к ее губернатору, в Областное управление СНБ и другие правоохранительные органы с жалобой на действия членов партии "Хизб ут-Тахрир".

Партия активно распространяет свои деструктивные идеи среди жителей северных территорий: в Чуйской, Иссык-Кульской, Нарынской областях и Бишкеке4. По информации информагентств КР, количество изъятых листовок, религиозной литературы, аудио- и видеоматериалов намного превысили показатели 2005 года.

Религиозная сфера и светская власть

Религиозная сфера не осталась без внимания светской власти. Руководитель Госагентства по делам религий Ж. Жоробеков выступил за более жесткий контроль государства над религиозной сферой. Премьер-министр Ф. Кулов подписал постановление правительства, утвердившее состав и положение о Межведомственном совете по делам религий. Решения совета, касающиеся осуществления государственной политики в сфере религии, обязательны к исполнению министерствами, государственными комитетами, административными ведомствами, местными администрациями и органами местного самоуправления. Однако эти решения носят рекомендательный характер и не закреплены на законодательном уровне.

При содействии Агентства США по международному развитию (ЮСАИД) в июле Агентство по делам религий провело в Бишкеке Национальную конференцию "Развитие религий, гражданские инициативы в совершенствовании реализации свободы вероисповедания, выражения убеждений и бесконфликтного сосуществования". В сентябре в Бишкеке прошла международная конференция "Мусульмане Центральной Азии и их вклад в развитие мировой цивилизации", в работе которой принимал участие госсекретарь КР А. Мадумаров. 24 ноября в администрации Джалал-Абадской области прошел "круглый стол" на тему: "Молодежь, религия и религиозные течения", где представители духовенства подняли самые злободневные вопросы: причины вовлечения молодежи в экстремистские организации, факторы популярности экстремистских организаций в регионе и т.д.

ДУМК и светская власть наладили более устойчивый диалог, нежели в предыдущие годы. Учитывая непростую религиозную ситуацию, сложившуюся в начале лета в южных регионах, и понимая важность гармонизации взаимоотношений, на встрече с правоохранительными органами, состоявшейся 4 августа, имамы 22 городских мечетей и руководство ДУМК обязались не создавать сотрудникам правоохранительных служб препон в проведении операций в мечетях Бишкека.

Вместе с тем неэффективное использование государством огромного религиозного потенциала в решении проблем нравственности общества и в повышении авторитета власти через официальное духовенство явно свидетельствует об отсутствии у руководства страны долгосрочной стратегии в отношении религии. Политическое "заигрывание" некоторых чиновников с религиозным "ресурсом", а также попытки создать чуждые духу народа "вегетарианские" идеологии на основе заповедей "Манаса" или тенгрианства, способны негативно повлиять на стабильность в Кыргызстане, на единство его народа.

Светская власть в борьбе с религиозным экстремизмом

В 2006 году руководство КР взяло курс на ужесточение борьбы с экстремистскими и террористическими организациями.

31 марта в ходе спецоперации сотрудники местных управлений Службы национальной безопасности (СНБ) и УВД задерживают шестерых жителей городов Ош и Узген, подозреваемых в причастности к радикальным религиозным организациям. А 12—13 мая на территории Баткенской области была уничтожена группа из шести боевиков-экстремистов. Через месяц спецподразделения СНБ уничтожили в Джалал-Абаде группу из пяти экстремистов.

Кроме того, в южных областях ужесточается паспортный режим, вводится усиленное патрулирование улиц, повышается контроль над въездом и выездом автомобилей, людей и грузов из республики. Все эти меры направлены на то, чтобы не допустить диверсионных вылазок и других противоправных действий со стороны организованных преступных групп, религиозно-экстремистских и террористических организаций.

17 июля президент КР К. Бакиев поручает СНБ во взаимодействии с силовыми структурами КР, а также с правоохранительными органами соседних стран продолжать активную борьбу против террористических и экстремистских организаций. 24 июля главы спецслужб Кыргызстана Б. Табалдиев и Узбекистана Р. Иноятов обсудили в Фергане (Узбекистан) общественно-политическую ситуацию в регионе и договорились о проведении совместных оперативных мероприятий и об обмене информацией по выявлению группировок религиозных экстремистов и террористов. Результатом этого договора становится совместная операция, проведенная в г. Ош 6 августа. В ее ходе были уничтожены два боевика ИДУ, а также имам соборной мечети "Аль-Сарахсий" г. Кара-Суу, авторитетный теолог М. Камалов. Гибель имама стала поводом для массовых акций протеста и аудиообращения лидера ИДУ Т. Юлдашева с угрозой в адрес президентов Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана.

В целях организации идеологического противодействия идеям религиозного экстремизма правительство КР инициировало закрытый просмотр снятой в Кыргызстане документальной киноленты "Ихлас" (Очищение), рассказывающей о партии "Хизб ут-Тахрир", ее идеях и задачах.

В конце года Жогорку Кенеш (парламент страны) принял законопроект "О борьбе с экстремизмом", и на базе СНБ создан Антитеррористический центр.

Толерантность и межрелигиозный диалог: между проповедью и вербовкой

За годы независимости некоторые граждане республики обрели новую веру и стали активными прихожанами протестантских организаций. Появилась новая проблема — межконфессиональные отношения среди титульной нации. Например, 28 июля 2006 года в г. Кара-Кульджа (Ошская область) в дом протестантского пастора, кыргыза по национальности, ворвались около 80 неизвестных, они провели обыск, выбросили на улицу и прилюдно сожгли книги религиозного содержания. В последние 5—7 лет постоянно возникают конфликты по поводу захоронения христиан-кыргызов на мусульманских кладбищах.

Общественность обеспокоена активной деятельностью миссионеров и реакционных сект. Прежде всего это связано с тем, что в данные процессы вовлекают молодежь, наиболее подверженную влиянию часть общества. При этом миссионеры протестантского толка ставят своей целью сплошную евангелизацию жителей республики.

Да и на проповедях миссионеров иных конфессий далеко не всем и не всегда удается быть предельно толерантными к другим религиозным традициям и организациям. Конкуренцию, которая лежит в основе существования светского общества, миссионеры склонны переносить в сферу вероисповедания, что превращает ее в еще один заурядный социальный институт, мало отличающийся от институтов политических. Налицо опасность возникновения "ливанского" фактора.

Некоторые специалисты-теологи полагают, что, во избежание межконфессиональных конфликтов от всех новоприбывших миссионеров западных церквей необходимо потребовать уважительного отношения к традициям и культуре народов Центральной Азии, к традиционным в регионе конфессиям: исламу и православию; то есть строго придерживаться неписаного "кодекса" поведения, который уже сотни лет соблюдают эти две мирно сосуществующие конфессии.

Влияние религиозных зарубежных центров и государств

Протестантские церкви — хорошо обеспеченные организации, чаще всего создавшие штаб-квартиры в США. Самые крупные из них: Свидетели Иеговы (более 20 общин), пятидесятники, Адвентисты седьмого дня, Церковь Иисуса Христа, общины евангельских христиан в духе апостолов, баптисты. Свидетели Иеговы — наиболее одиозная, ярко выраженная секта. Она воздействует на психику, часто зомбируя человека. Кстати, в России ее деятельность запретили несколько лет назад.

В долгосрочной перспективе кыргызы являются главной целью христианского присутствия в республике, так как основная их часть исповедует традиционный ислам, не обладая при этом глубокими теологическими познаниями. Таким образом, каждая кампания зарубежных миссионеров по обращению в свою веру приводит к росту числа общин, которые состоят исключительно из коренных жителей. Религиозные службы проводят на местных языках (кыргызском, узбекском, дунганском и т.д.), а среди новых священников, совершающих культовые богослужения, есть и представители коренных национальностей.

Активная работа миссионеров-протестантов направлена на национальную элиту, чтобы оказать влияние на внутреннюю политику страны путем "проталкивания" новообращенных во власть.

С 2005 года в сфере ислама в КР заметно активизировались США. Программа, осуществляемая Посольством Соединенных Штатов, предусматривает использование местных мусульманских лидеров для апробации методов создания благоприятного отношения к политике Вашингтона в регионе. Так, на базе ЮСАИД уже несколько лет действуют "курсы по толерантности" таких лидеров. Готовится проект по привлечению местных имамов и активистов НПО на курсы по предупреждению конфликтов. Через Американский университет Центральной Азии ЮСАИД предоставляет различные гранты для изучения ислама в Кыргызстане. В частности, Центр социальных исследований АУЦА готовит соответствующий проект с привлечением ученых и специалистов по Центральной Азии и Ближнему Востоку, в том числе из западных стран. Планируется, что в этом Центре будут организовывать специальные исламские исследования, проводить научные лекции и семинары регионального масштаба. Кроме того, политика США в отношении ислама в КР включает в себя активное использование ДУМК, Госагентства по делам религий, неофициальных лидеров НПО, имамов мечетей и т.д., заставляя тем самым религиозный ресурс "работать" согласно своей программе.

По последним данным, с 2007 года через ЮСАИД будет реализовываться программа "Исследование ислама и предупреждение конфликтов". В районах и областях (в основном на юге страны) планируется создать группы по системе "АЛЕРТ". Таким образом, внедрив сеть исследовательских "мобильных" центров по областям (в составе 3—5 местных жителей), США смогут оперативно получать информацию через мечети, то есть держать "руку на пульсе" всех событий, происходящих в Ферганской долине.

Уровень обеспечения свободы вероисповедания

До сих пор в КР нет четкой правовой и законодательной базы, которая стала бы инструментом идеологической защиты государства, общества от всевозможных сект и внешнего идеологического влияния на религиозную сферу.

Возможность лавирования и размытость законов позволяют сектам и радикальным религиозным организациям, например "Ахмадия" или Церковь Муна, функционирующим под другими названиями, находить пути для осуществления деструктивной деятельности на территории страны.

Некоторые специалисты утверждают, что закон "О свободе вероисповеданий" следует ужесточить, но в то же время он должен соответствовать нормам международного права и ни в коем случае не сводить на нет свободу совести. Однако лидеры двух самых крупных конфессий в Кыргызстане (ислама и православия) настаивают на том, что запрет на деятельность сект — не попрание прав и свобод человека, а защита граждан от произвола морально нечистоплотных личностей, возомнивших себя пророками Бога.

Эксперты-теологи и представители духовенства считают, что за последние 15 лет Кыргызстан превратился в рассадник запрещенных религиозных сект, а виной тому — слишком либеральное законодательство. Кроме того, в упомянутом выше законе не прописаны права священников. После того как человек, много лет служащий Богу верой и правдой, оставляет приход, он вынужден влачить почти нищенское существование, так как пенсия ему не положена.

Не продуман и вопрос о религиозном образовании. Конечно, в республике есть и медресе, и духовные семинарии, но они не готовят специалистов по религии. Чтобы восстановить позиции власти, руководству КР необходимо учитывать проблемы, являющиеся главным препятствием для эффективной работы государства в сфере религии. В первую очередь это отсутствие у государства четкой идеологической составляющей, которая определяет стратегию и направленность работы в данной сфере. И как результат, частое нарушение служебных полномочий, что вызывает недовольство представителей мусульманского духовенства и его негативное отношение к проводимой государством политике.

Основные выводы и тенденции

Сегодня в весьма деликатной религиозной сфере отмечены два процесса, которые лишь изредка пересекаются, когда вопрос касается материальных или иных интересов его участников. Первый процесс связан с религией вообще, распространением ислама, формированием состава ДУМК, назначением имамов мечетей, организацией хаджа и т.п.; второй — непосредственно касается деятельности государства, его соответствующих структур, уполномоченных заниматься конфессиональной проблематикой.

Однако государственные структуры так и не решили главную задачу по отношению к религии: до сих пор не сформулирована концепция, определяющая нормы для выстраивания отношений в формате "государство — религия". Согласно Конституции страны, формально религия отделена от государства, и на этом вся проблема взаимоотношений как бы исчерпывается.

Ныне в КР довольно много выпускников известных религиозных учебных заведений Саудовской Аравии, Иордании и Пакистана. Но ни ДУМК, ни Госагентство по делам религий не располагают точной информацией о количественном и качественном составе этой категории наших граждан, не говоря о наличии планов их использования на благо государства, для укрепления спокойствия в обществе.

Наряду с выпускниками зарубежных вузов есть большая категория выпускников местных религиозных учебных заведений, о которых также практически ничего не известно. Большую роль в "нейтрализации" грамотных специалистов, которые могли бы принести пользу стране, играют отдельные представители нынешнего состава ДУМК, который был сформирован, исходя из интересов конкретных лиц, а не государства.

В последнее время проявились тенденции, которые до того явно себя не обнаруживали. Например, среди практикующих мусульман увеличилась доля людей с высшим образованием, в том числе сотрудников милиции и военнослужащих. На пятничных намазах в мечетях Бишкека заметно увеличилось число подростков и молодежи. Именно эти количественные и качественные изменения в обществе позволили, например, Турсунбай Бакир уулу не только баллотироваться на пост президента КР, но и получить достаточно серьезную поддержку. В 2005 году впервые в истории нового Кыргызстана активисты партии "Хизб ут-Тахрир" вели агитацию (как правило, за пределами мечетей) за кандидата-мусульманина, читающего намаз.

Эти факты свидетельствуют о возрастании роли религии в государстве. В зависимости от того, насколько оперативно и прозорливо руководство страны сумеет выстроить свои отношения с религией и последовательно выдерживать этот формат отношений, настолько религия сможет оказаться для власти фактором, стабилизирующим и укрепляющим общественное спокойствие. В ином случае религию будут использовать как духовенство, так и политики в корыстных целях, то есть она станет одним из мощных дестабилизирующих факторов.

Примечательно и то, что сразу после объявления Соединенными Штатами бескомпромиссной борьбы с терроризмом выяснилось, что основная угроза исходит не от горсточки вооруженных боевиков, а от идеологов, обрабатывающих все новых и новых рекрутов для террористических организаций5.

Поэтому борьба против экстремизма и терроризма должна разворачиваться главным образом в самом мусульманском сообществе, на основе корректного толкования исламских духовных текстов. К сожалению, этого не видно. Наши исламские духовные деятели предпочитают повторять, что террористы не имеют ни национальности, ни религии, что истинный мусульманин не может быть террористом6.

Сегодня как никогда актуальны меры по идеологическому противодействию идеям экстремизма и терроризма. Мы предлагаем следующие меры7:

1. Совместно с Министерством образования, науки и молодежной политики, Агентством по делам религий при правительстве и ДУМК выработать единый учебный план по специализации всех исламских учебных заведений (медресе, мактабы, худжры, институты и университеты).

2. Улучшить качественный состав выпускников теологических факультетов в государственных вузах КР.

3. Учредить специализированный совет по защите диссертаций по теологии, что позволит на научном уровне противостоять идеям религиозного экстремизма.

4. Создать расширенную комиссию по экспертизе поступающей из-за рубежа религиозной литературы.

5. Способствовать искоренению разногласий и интриг внутри исламского духовенства.

Ошибкой многих аналитиков и политиков является мнение, что борьба с партией "Хизб ут-Тахрир" — прерогатива имамов мечетей. На самом деле мы не должны допускать их вступления в борьбу. Есть специальная фатва ДУМК о том, что нельзя допускать политизации имамов мечетей, их основная функция — намаз. Идеологическое противодействие идеям "Хизб ут-Тахрир" — задача авторитетных теологов. Мы должны воспитать свою духовную элиту, по качеству знаний не уступающую идеологам "Хизб ут-Тахрир".


1 См.: Текущее делопроизводство ДУМК за 2002—2006 годы. к тексту
2 См.: АКИpress, ИА "24.kg", Фергана Ру. к тексту
3 См.: Мирсайитов И. Субъекты политического ислама в Ферганской долине и меры идеологического противодействия им // Ориентир. Аналитический бюллетень (МИСИ при президенте КР. Бишкек), 2007, № 1 (14). С. 110—117. к тексту
4 См.: АКИpress, ИА "24.kg", Фергана Ру. к тексту
5 См.: Крымин А. Оранжевый джихад. "Хизб ут-Тахрир" и режимы Центральной Азии // [www.cainfo.ru], 17 мая 2006. к тексту
6 См.: Там же. к тексту
7 См.: Мирсайитов И. Указ. соч. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
  •  Диагностика автомобиля Селятино далее avtofeld.ru
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL