РЕЛИГИЯ

Абдулвохид ШАМОЛОВ, Абдунаби САТТОРЗОДА


Абдулвохид Шамолов, доктор философских наук, профессор, заведующий отделом Центра стратегических исследований при Президенте РТ (Душанбе, Таджикистан)

Абдунаби Сатторзода, доктор филологических наук, профессор, заведующий отделом Центра стратегических исследований при Президенте РТ (Душанбе, Таджикистан)


Официальная статистика о доле жителей Республики Таджикистан, исповедующих различные религии, отсутствует. По данным экспертов, во время последней переписи населения вопрос о религиозной принадлежности не задавали. Однако, по некоторым оценкам, 97% населения — мусульмане1. Большинство из них — сунниты (ханафитская школа), но многочисленны и шииты (т.н. "двунадесятники", т.е. признающие духовными руководителями 12 имамов), исмаилиты-семеричники (шиитское направление, последователи которого признают только семь имамов) и последователи суфийского мистического ордена Накшбандия. Встречаются и исповедующие православие, католицизм, новоапостольство, лютеранство, а также Адвентисты седьмого дня, Свидетели Иеговы, приверженцы Корейской Христианской Церкви Сонмин (протестантизм), иудаизма, индуизма, Миссии Рама Кришны, религиозного течения "Общество сознания Кришны", баптизма и зардуштизма.

Как и в других странах мусульманского Востока, государство в Таджикистане не имеет в своей основе гражданского общества, то есть между официальными политическими и реальными общественными структурами существует разрыв.

Синтез традиционного и современного может в достаточной мере проявиться лишь при условии уже достигнутого уровня интеграции государства и общества или хотя бы симбиоза элементов гражданской и догражданских общностей. Такой симбиоз отчасти возник при советской власти и в РТ ныне развивается крайне неравномерно, носит преимущественно насильственный или внешний характер, затрагивая больше социально-политические образования и сферу потребления, нежели действительную структуру общества. Целые пласты общественных организаций, большие массы населения республики еще недостаточно включены в структуру гражданского общества или лишь начинают в нее вовлекаться.

Одно из наиболее важных проявлений растущего симбиоза современности и традиций в республике — укрепление социально-политических, идеологических и культурных позиций ислама. В спектре традиционных течений (противостоящих привнесенным извне отношениям, а также идеям коммунистического и либерального обществ) ислам — наиболее мощная, активная и расширяющая свое влияние политическая сила.

Ислам в Таджикистане имеет свою специфику, он (по сравнению с Казахстаном и Кыргызстаном), сравнительно глубоко внедряясь в социально-политическую структуру, культуру и быт таджиков, стал основной или важной частью этнического самосознания и этнической культуры этого народа.

В 2006 году активная религиозная жизнь Таджикистана началась с бурного и заинтересованного обсуждения проекта нового закона "О свободе совести и религиозных объединениях", который в марте подготовил Комитет по делам религии при правительстве Республики Таджикистан и направил в Совет министров. После того как этот документ был опубликован, он сразу же вызвал оживленную дискуссию в СМИ, в коридорах власти, а также в широких слоях населения. В частности, с его резкой критикой выступили представители ислама и действующие в стране миссионерские организации.

Исходя из поступивших многочисленных жалоб граждан и религиозных организаций, Центр ОБСЕ в Душанбе тщательно изучил этот проект и обратился в Консультативный совет ОБСЕ/БДИПЧ по свободе религии с просьбой проанализировать его. А Консультативный совет ОБСЕ/БДИПЧ, в который входят ученые различных областей знаний, в свою очередь, подготовил "Комментарии и рекомендации по анализу законопроекта Республики Таджикистан "О свободе совести и религиозных объединениях"2, где даны общий анализ и ряд предложений.

Основные замечания Консультативного совета приведены в 18 пунктах, где в том числе сказано, что разработанный проект "в определенных положениях противоречит главным международным обязательствам по правам человека, дискриминирует религиозные меньшинства, ограничивает религиозную деятельность лиц, не имеющих гражданства Республики Таджикистан, устанавливает государственный контроль над религиями и религиозной деятельностью, ограничивает участие религий в демократическом процессе"3 и т.д.

В связи с этими замечаниями большинство участников дискуссии считают, что подготовленный проект несовершенен, подлежит пересмотру и широкому обсуждению при непосредственном участии общественности и религиозных организаций страны4.

По словам председателя ныне упраздненного Комитета по делам религии при правительстве республики Муродулло Давлатова, действующий закон "О религии и религиозных организациях", принятый в 1994 году, "сегодня требует существенного концептуального переосмысления не только в плане содержания, но и в структуре законодательного регулирования"5. Хотя многие национальные эксперты считают, что дело отнюдь не в несовершенстве действующего закона, а скорее — в его практической реализации. Вместе с тем общественно-политическая ситуация, сложившаяся в стране в результате мирного процесса, благоприятствует практической реализации закона "О религии и религиозных организациях", однако его выполнение оставляет желать лучшего. И по вине не только соответствующих официальных структур, но и самих религиозных организаций, зачастую сознательно или по незнанию почти повсеместно нарушающих действующий закон. К примеру, по сообщению прокуратуры Хатлонской области, в Пянджском районе зарегистрировано 78 мечетей, 44 из них — не имеют сертификатов использования земли. 11 мечетей работают незаконно, так как не имеют документов на право религиозной деятельности. В этих же мечетях созданы незаконные курсы по религиозному обучению молодежи. В Муминабадском районе незаконно открыты филиалы ряда соборных мечетей: Ходжи Сафар, Лангар, Боггаи, Дехбаланд, Кулчашма, Геш6.

Как отмечено выше, основные возражения по этому проекту высказали представители религиозных меньшинств. Они обеспокоены тем, что если проект будет принят в представленном виде, то их права будут серьезно ущемлены. Их устраивает действующий закон, гарантирующий полноправное функционирование религиозных меньшинств.

Что же касается неоднократно поднимавшегося в течение года на различных уровнях вопроса о сносе синагоги в Душанбе, то еще два года тому назад в связи со строительством Дворца нации администрация Душанбе получила на это согласие еврейского сообщества. Кстати, об этом было сказано в заявлении Посольства Республики Таджикистан в США в марте 2006 года7.

По-прежнему, как и в предыдущие годы, в 2006-м к главным проблемам относилась борьба с религиозным экстремизмом, в том числе с такими религиозными экстремистскими и террористическими организациями, как "Хизб ут-Тахрир", Исламское движение Узбекистана (ИДУ) и т.д. В последние годы к ним прибавились религиозные группы "Байат" и "Салафия" (о последней в Душанбе оповестило Министерство внутренних дел республики)8.

Вместе с тем в 2006 году увеличилось количество женщин в рядах этих организаций. Согласно официальной информации, оглашенной бывшим министром МВД республики Х. Шарифовым на его встрече с активистками Душанбе, состоявшейся в июне, из 400 задержанных в стране за пять последних лет членов "Хизб ут-Тахрир" и 40 членов ИДУ 20% составляют женщины9.

Правоохранительные органы страны продолжают задерживать членов этих подпольных организаций. Так, в марте при обыске дома одного из жителей поселкового совета Кистакуза (в Бободжон Гафуровском районе Согдийской области) изъято 400 книг, 700 листовок и 300 заготовок для издания, принадлежащих "Хизб ут-Тахрир"10. В Исфаре обнаружен подземный бункер, предположительно, использовавшийся как для жилья, так и для пропаганды идей ИДУ на территории Согдийской области. Это помещение принадлежало главарю экстремистской группировки А. Каюмову. Следственные органы нашли 46 видеокассет и 58 DVD дисков с записями призывов к борьбе, инструкции по изготовлению взрывчатых веществ, тетрадь с записью тактико-технических данных автомата Калашникова, пистолета Макарова и гранату РГД-511. Убийство начальника изолятора временного содержания (ИВС) ОВД Кайраккума (Согдийская область) лейтенанта милиции Б. Гадойбоева и незаконное освобождение членами ИДУ жителя Исфары Ф. Рахимова, отбывавшего срок по обвинению в хранении огнестрельного оружия, свидетельствуют, что экстремистские и террористические религиозные группы, действующие на территории республики, не намерены отказываться от вооруженной борьбы. Об этом же говорит и то, что один из нападавших на ИВС ОВД Кайраккума впоследствие (12 мая) инициировал вооруженное нападение на погранзаставу "Лаккон" (Исфара)12.

Наряду с этим, в отличие от предыдущих лет, в борьбе с экстремистскими и террористическими религиозными организациями в 2006 году правоохранительные органы не делали упор лишь на карательные меры и силовые методы. Намного чаще они использовали информационно-разъяснительную работу, для чего привлекали общественность, экспертов, ученых, известных религиозных деятелей, богословов и т.д.

Все это, вне всякого сомнения, усиливает борьбу с религиозным экстремизмом. Однако, чтобы эта борьба была успешной, необходимо устранить факторы, которые служат основными источниками появления и распространения подобных нежелательных явлений. Наряду с решением таких острых социально-экономических проблем, как безработица, низкий уровень жизни, отсутствие рабочих мест, трудовая миграция, резкое расслоение общества на богатых и бедных, жизненное неустройство молодежи и т.д., руководству РТ необходимо разработать четкую религиозную политику. Ее отсутствие препятствует нормальному взаимоотношению государства с религией и религиозными организациями, часто становится основной причиной возникновения конфликтов в этой сфере.

Угрозу представляют не только действия экстремистских и террористических религиозных организаций, но и проникновение идей и взглядов, противоречащих традиционным для Таджикистана религиям и религиозным течениям: ханафитскому толку ислама и христианскому православию. Подобное, к сожалению, в последние годы стало проявляться чаще, становится дестабилизирующим фактором религиозной жизни страны. Известный таджикский богослов М. Химматзода указывает на изданные в РТ трактат "Истинное лицо Салафия" и книгу "Единение (тавассул) и помощь (истигоса) в исламе", в которых содержится пропаганда другого течения (мазхаба), что нарушает сложившееся в республике единство мусульманского сообщества13. В мае по инициативе ректората Исламского университета Таджикистана и Совета улемов республики изъяли из продажи книгу "Исламские учения для молодежи", так как она явно противоречит распространенному религиозному течению, то есть ханафитскому исламу.

Бурная реакция приверженцев ислама и мусульманских религиозных организаций РТ на появление карикатур на Пророка Мухаммада в СМИ ряда западных стран, а также оскорбительное высказывание в его адрес Папы Римского Бенедикта XVI, еще раз свидетельствует, что неприемлем любой экстремизм — восточный или западный, исламский или христианский. В заявлении Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) по этому поводу отмечалось, что подобные действия оскорбляют миллионы мусульман всего мира14. Более того, председатель Совета улемов республики Шайх Амонулло Нематзода назвал появление карикатур на Пророка ислама очередным шантажом с целью разжигания ненависти между мусульманами и христианами15.

Президентские выборы, состоявшиеся 6 ноября, во многом определили основные направления работы ПИВТ на весь год. Так, еще задолго до избирательной кампании представители партии при всяком удобном случае заявляли, что на президентские выборы пойдут со своей кандидатурой, под любым предлогом не принимали предложения ряда других политических структур — Социал-демократической, Демократической партии и Социалистической партии (крыло М. Нарзиева) — о создании предвыборного блока, предлагая этим и другим политическим организациям поддержать кандидатуру ПИВТ16. Впоследствии стало известно, что все это был лишь предвыборный тактический ход, чтобы выяснить реакцию Народно-демократической партии, которую возглавляет действующий президент страны и основной кандидат на пост главы государства. Не случайно, что тогдашний председатель ПИВТ, ныне покойный Саид Абдулло Нури еще в марте говорил о возможности создания коалиции только с правящей партией17. Однако, когда стало ясно, что этого не произойдет, ПИВТ созвала внеочередной съезд, где громогласно объявила, что на президентских выборах своего кандидата выставлять не будет. Представители партии, в том числе ее новый председатель М. Кабири, такой шаг объясняют тем, что для их участия в выборах не было необходимых условий, включая доверие между ПИВТ и другими участниками внутренних, региональных и международных политических процессов18. Однако после выборов отдельные члены партии отмечали, что такая тактика не оправдала надежды руководства ПИВТ19.

Тем не менее эта позиция партии вызвала особый интерес многих международных организаций и посольств зарубежных стран в Душанбе. Состоялась серия встреч председателя партии М. Кабири со спецпредставителем Генерального секретаря ООН в Таджикистане В. Сотировым, директором политического департамента МИД Германии М. Шифером, ответственным сотрудником МИД Германии по Кавказскому и Центрально-Азиатскому регионам Г.-Д. Лукасом и послом этой страны в РТ Р. Мюллером, а также с послами и представителями других государств Евросоюза, руководителем группы наблюдателей ОБСЕ на выборах президента Таджикистана О. Ван дер Вандом, с членом этой группы Я. Милчаковым и т.д.20 Итоги этих встреч и последние публикации свидетельствуют, что ПИВТ продолжит курс на создание атмосферы доверия (эътимодсози) с правительством республики, но при условии, что и курс партии найдет понимание со стороны официальной власти. В противном случае ПИВТ будет сохранять определенную дистанцию. Эту позицию впервые официально огласил новый председатель партии депутат парламента М. Кабири на совместном заседании Маджлиси милли и Маджлиси намояндагон21. Эту же позицию, правда в более откровенной форме, он изложил в годовом отчете на собрании своей партии в январе 2007 года.

9 августа после продолжительной тяжелой болезни на 59-м году жизни умер основатель и первый председатель ПИВТ, руководитель Объединенной таджикской оппозиции, сопредседатель Комиссии по национальному примирению, известный общественный и политический деятель Саид Абдулло Нури. Его смерть стала невосполнимой утратой не только для партии, но и для всего таджикского общества. В том, что в Таджикистане достигнуты мир и национальное согласие, есть и его заслуга.

Многие отечественные и зарубежные эксперты предполагали, что после смерти С.А. Нури в рядах ПИВТ произойдет раскол и начнется внутрипартийная борьба между отдельными группировками за пост руководителя партии, что приведет к еще большему ослаблению ее позиции в обществе. Однако, как показал VI съезд ПИВТ (2 сентября), на котором был избран новый председатель партии, этого не произошло. ПИВТ продемонстрировала свою сплоченность, жизнеспособность и целеустремленность22, верность курсу, который был определен ее основателем — С.А. Нури. Слова М. Кабири, сказанные им после избрания председателем ПИВТ: "Вы голосовали не за меня, а за Устода С.А. Нури23" — тому подтверждение. К тому же делегаты VI съезда ПИВТ приняли специальное "Обращение к руководству государства и правительства страны", в котором за большие заслуги С.А. Нури предложили присвоить ему звание Героя Таджикистана24.

Говоря об основных тенденциях и событиях межконфессональной жизни страны в 2006 году, следует отметить активизацию религиозных организаций, о чем свидетельствует, в частности, их широкое участие в научно-практических конференциях, семинарах, "круглых столах", посвященных проблемам национальной идеи, миротворчества в РТ, диалога цивилизаций, светско-исламского компромисса и т.д. и т.п. Кроме того, в большом количестве издавали произведения известных богословов прошлого и современности25. Пятилетие своей деятельности отметили научно-популярные журналы "Сафинаи умед" (орган ПИВТ) и "Найсон" (орган женщин ПИВТ)26.

Дискуссия по проблемам соотношения национального (точикият) и религиозного (исломият), разгоревшаяся еще в предыдущие годы, с новой силой и широтой продолжилась и в 2006 году. На сей раз она началась со статьи К. Саттори "Таджики прежде всего являются мусульманами или же арийцами?", опубликованной в газете "Миллат" 11 мая, и была продолжена статьями В. Зайниддинова "Мы прежде всего являемся арийцами", К. Саттори "Мы по расе являемся арийцами, но таджиками-мусульманами" ("Миллат", 10 августа), М. Махшулова "От Зардушта до Мухаммада и от Мухаммада до нас" ("Миллат", 24 августа), В. Зайниддинова "Был арийцем и являюсь им" ("Миллат", 31 августа), Х. Садриддинзоды "Кто такие арийцы и являемся ли мы арийцами?" ("Миллат", 6 сентября), А. Ахророва "Вначале нация, а потом религия" ("Точикистон", 29 ноября) и т.д. К сожалению, эта дискуссия, как и большинство аналогичных полемик, оказалась неконструктивна, стороны вели ее по черно-белому принципу, то есть одни утверждали, а другие отрицали.

Дискуссия о соотношении национального и религиозного вновь набрала обороты в связи с появлением тенденциозной рецензии М. Давлатова "Чистый ислам" на книгу известного государственного деятеля и богослова, депутата Маджлиси милли Республики Таджикистан Х.А. Тураджонзода "Шариат и общества" (2006 г.), опубликованной в газете "Точикистон" 28 сентября27.

Проблемы современной религиозной жизни РТ обсуждали не только в республике, но и за ее пределами. Так, по инициативе Дипломатической академии, МИД и Института востоковедения Австрии 16 августа в Вене был проведен симпозиум "Таджикистан", в работе которого участвовал председатель ПИВТ М. Кабири. А 2—3 мая 2006 года в Алматы прошла Международная конференция "Суфизм в Иране и Центральной Азии", где, в частности, был заслушан доклад профессора А. Сатторзода "Суфийский орден Кадирия в Таджикистане".

Заметным событием в религиозной жизни страны стала Региональная конференция "Роль религии в укрепление мира и социального партнерства", проходившая 8—9 июня в Душанбе по инициативе Центра стратегических исследований при Президенте Республики Таджикистан и при поддержке Агентства США по международному развитию (ЮСАИД). В ее работе участвовали делегации Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана, сотрудники посольств и представительств ряда зарубежных стран, международные и религиозные организации, аккредитованные в Душанбе, исламоведы и представители официальных органов РТ.

Участники конференции единодушно отметили, что впервые за 15 лет независимого развития государств Центральной Азии исламские улемы, известные религиозные деятели и ответственные представители религиозных организаций региона рассмотрели важные вопросы жизни мусульманского общества. Они также отметили, что есть множество проблем, требующих своего разрешения на подобных встречах. Представитель Узбекистана, бывший муфтий Средней Азии и Казахстана Шейх Мухаммад Садик Мухаммад Юсуф назвал эту конференцию "великим достижением и мостом для взаимопонимания". Представитель Кыргызстана Садыкжан Кори Камолов, бывший муфтий, председатель Международного центра исламского сотрудничества (г. Ош) подчеркнул, что опыт Таджикистана известен не только в регионе, но и за его пределами.

Положительным моментом религиозной жизни Таджикистана было также решение Министерства образования республики о преподавании предмета "История ислама" ученикам седьмых и восьмых классов средних школ страны. Как разъяснил министр образования А. Рахмонов, цель этого решения заключается в обучении молодого поколения страны истории религии, особенно ислама. Программу данного учебного курса в течение месяца всесторонне обсуждали с участием представителей Комитета по делам религии, Исламского республиканского центра, политических партий, специалистов по религии и сотрудников сферы образования. Ссылаясь на источник в Министерстве образования, газета "Точикистон" писала, что в дальнейшем на философских и исторических факультетах вузов страны откроют специальные отделения, где будут готовить специалистов по истории ислама28.

Состоялись взаимные поездки представителей религиозных организаций республики и зарубежных стран с целью обмена опытом. В начале апреля Душанбе посетил руководитель одной из исламских организацией США, член Интернационального комитета "США и исламский мир", доктор юридических наук А. Юнис. Он прочел лекцию в Центре стратегических исследований при Президенте Республики Таджикистан, встречался с сотрудниками редакции газеты "Начот" (орган ПИВТ) и т.д. А в октябре по программе "Связи религии и общества", инициированной ЮСАИД, 10 представителей Таджикистана прибыли в Соединенные Штаты, где в течение 20 дней посетили ряд городов и встретились с религиозными и светскими группами страны.

О расширении международных связей религиозных организаций РТ также свидетельствует Республиканский конкурс чтецов Корана, проведенный в Душанбе 21—23 мая. Его организовали Комитет мусульман Азии, государство Кувейт, Международная организация исламской благотворительности, Международная организация по обучению чтецов Корана и Всемирная исламская лига. В конкурсе участвовали более 70 чтецов из районов и городов республики в возрасте от 5 до 25 лет, а победители будут участвовать в ежегодном международном конкурсе чтецов Корана.

Картина религиозной жизни Таджикистана за год будет неполной, если не упомянуть о ряде событий, к сожалению имевших место. Продолжается нелегальная практика давления на религиозные организации страны, о чем говорил председатель ПИВТ С.А. Нури во время его встречи с заместителем Генерального секретаря ООН И. Гамбари в июне29. Резкую негативную реакцию в обществе вызвала неожиданная смерть члена ПИВТ Садулло Маруфова в Исфаре 3 мая. Накануне его задержали сотрудники правоохранительных органов, а на следующий день он якобы выбросился с третьего этажа городского отдела милиции. Такую же реакцию вызвало убийство известного религиозного деятеля Эшони Саид Ходи в Бохтарском районе Хатлонской области в ночь с 10 на 11 сентября (виновные в его смерти не найдены). По мнению представителей общественности, к таким фактам причастны экстремистские структуры, в том числе "Хизб ут-Тахрир".

Немало критики было и в адрес руководителей тогдашнего Комитета по делам религии при правительстве РТ. Особое недоумение вызвала проведенная ими аттестация, которую не прошли такие известные религиозные личности, как Махсуми Исмоил Пирмухаммадзода и др.30

Вместе с тем необходимо отметить, что хадж в 2006 году прошел нормально, его совершили около 4,5 тыс. чел. Один из них, 58-летний А. Раджабов, учитель физкультуры, отправился в хадж пешком из Москвы, где зарабатывал деньги на дорогу. Расстояние от столицы РФ до Саудовской Аравии он преодолел за девять месяцев, за что удостоился аудиенции короля этой страны Абдуллы бин Ал-Азиза Ас-Сауда31.


1 См.: Построение доверия между исламистами и секуляристами — таджикский эксперимент. Душанбе: Деваштич, 2004. С. 90. к тексту
2 Комментарии и рекомендации по анализу законопроекта Республики Таджикистан "О свободе совести и религиозных объединениях". Душанбе, 2006. к тексту
3 Там же. С. 16—17. к тексту
4 См.: Религиозные страсти // Asia-Plus, 11 мая 2006. к тексту
5 Там же. к тексту
6 См.: Назриев С. Мечетей много? // Asia-Plus, 26 июня 2006. к тексту
7 См.: Начот, 9 марта 2006. к тексту
8 См.: Миллат, 9 марта 2006. к тексту
9 Там же. к тексту
10 См.: Точикистон, 16 марта 2006. к тексту
11 См.: Asia-Plus, 2 ноября 2006. к тексту
12 См.: Asia-Plus, 15 июня 2006. к тексту
13 См.: Химматзода М. Таассуби мазхаби-амали номакбул // Начот, 11 января 2007. к тексту
14 См.: Начот, 9 февраля 2006. к тексту
15 См.: Зиндаги, 9 февраля 2006. к тексту
16 См.: Миллат, 1 июня 2006. к тексту
17 См.: Миллат, 2 марта 2006. к тексту
18 См.: Начот, 19 октября 2006. к тексту
19 См.: Гафорзода Х. Пришло время для Национальной коалиции // Факты и комментарии, 9 ноября 2006. к тексту
20 См.: Начот, 12 октября и 2 ноября 2006. к тексту
21 См.: Начот, 21 декабря 2006. к тексту
22 См.: ХНИТ дудаста нашуд, вале сохиби ду рохбар шуд // Миллат, 6 сентября 2006. к тексту
23 Там же. к тексту
24 Там же. к тексту
25 Турачонзода Х.А. Шариат ва чомеа. Душанбе, 2006; Химматзода М. Дидгох ва масоил. Душанбе, 2006 и др. к тексту
26 См.: Начот, 4 мая 2006. к тексту
27 См.: Химматзода М. Тахрифкори гунох аст // Точикистон, 12 октября 2006; Дуст Д. Атеизими ноб // Зиндаги, 19 октября 2006; Аслонов И., Мухторов Ф., Сиддиков Н. Турачонзода нобгарои мекунад // Точикистон, 23 октября 2006; Дуст Д. Давлатов тарафдори хурофоти асту // Точикистон, 23 ноября 2006; Шакури М., Сатторзода А., Имомов А. Пайванди дину хирад // Точикистон, 29 ноября 2006. к тексту
28 См.: Точикистон, 16 февраля 2006. к тексту
29 См.: Миллат, 22 июня 2006. к тексту
30 См.: Дуст Д. Кумитаи дин е тафтиши акида? // Миллат, 16 ноября 2006. к тексту
31 См.: Зиндаги, 31 августа 2006. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
  •  Заказать сайт  Возможность выбрать расцветку и заказать изделие. Театральный сайт r13.su
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL