ЭКОНОМИКА

Игорь ПРОКЛОВ


Игорь Проклов, научный сотрудник отдела Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения Российской академии наук (Москва, Российская Федерация)


Как и в предыдущие годы, в 2006-м руководство республики продолжило реализацию программы "Стратегия экономического, политического и культурного развития Туркменистана на период до 2020 года". Принятая в 2003 году, она предусматривает в первую очередь сохранение экономической независимости и безопасности страны за счет высоких темпов экономического роста, неуклонного повышения валового производства продукции в расчете на душу населения, высокой инвестиционной активности, увеличения строительства объектов производственного и социального назначения.

Однако конец года ознаменовался поворотным для страны событием — 21 декабря умер президент страны С. Ниязов, бессменно руководивший государством свыше 20 лет.

Сейчас рано говорить о том, насколько изменится вектор экономического развития Туркменистана после смерти Ниязова, но бесспорно, это событие станет одним из поворотных в новой истории страны и внесет изменения в геополитический расклад в регионе. Как и прогнозировали многие наблюдатели, в стране развернулась борьба за президентское кресло, однако быстрых перемен в экономической сфере ожидать не стоит. Более того, претенденты на этот пост постоянно подчеркивали неизменность экономического курса как в самой республике, так и в отношениях с зарубежными странами, в первую очередь в нефтегазовой сфере.

Говоря об макроэкономических показателях, следует отметить, что с середины года Туркменистан прекратил публиковать официальную статистику1. Международные финансовые организации неоднократно отмечали ее практически абсолютную непрозрачность, что крайне затрудняет независимые оценки соответствующих показателей. Поэтому все официальные данные следует рассматривать весьма осторожно.

Промышленность и нефтегазовый комплекс

Туркменистан — крупнейший в Центральной Азии экспортер газа, который поставляет его по трубам российской компании "Газпром" в основном в Украину и в незначительных объемах по собственной трубе перекачивает в Иран. По данным главы Центрального банка страны, озвученным на заседании правительства, в 2006 году добыча голубого топлива превысила 68 млрд куб. м (прогноз на 2007-й год составляет свыше 71 млрд куб. м), нефти — 10 млн т, из которой в республике переработано 7 млн т. По тем же данным, за год произведено13 млрд киловатт-часов электроэнергии.

Следует отметить, что нефтегазовый комплекс страны обеспечивает основную часть валютных поступлений в государственный бюджет, которая, по данным Министерства финансов и экономики, равна 82%.

Благодаря значительным запасам энергоресурсов Туркменистан (вместе с Россией) остается в регионе ключевым игроком на рынке энергоресурсов. На фоне стремительного роста мировых цен на углеводороды в 2006 году руководство страны пыталось выжать из сложившейся конъюнктуры все возможности, чтобы получить максимальные дивиденды, и с этим были вынуждены частично смириться основные контрагенты, в первую очередь Украина и Россия.

Как и предыдущий 2005 год, 2006-й отмечен резкими и постоянными обострениями отношений между Туркменистаном и основными потребителями его газа из-за цены на голубое топливо. В ходе состоявшегося в конце января визита в Москву С. Ниязов явно дал понять, что роль газового донора России и Украины, которая фактически была отведена Ашхабаду во время "газовой войны" между этими странами, его не устраивает. Скорее всего, не устраивала его и назначенная тогда цена на голубое топливо, экспортируемое в Россию и Украину. Напомним, в конце 2005 года "Газпром" договорился с Туркменистаном о закупке у него с начала 2006 года 15 млрд куб. м газа по 65 долл. за 1 000 куб. м (при 95 долл. на российско-украинской границе), однако статус этой договоренности неизвестен. При этом речь шла о том, чтобы до конца первого полугодия определить формулу цены газа, которая будет действовать с 2007-го по 2028 год. Но уже в ходе состоявшихся в июне 2006-го переговоров Москва и Ашхабад демонстративно отказались от достигнутых соглашений. В этой связи "Газпром" официально заявил: "Туркменская сторона предложила приобрести газ по 100 долл. за 1 000 куб. м. Стороны не достигли договоренностей, и переговоры по этому вопросу были прерваны". А в сообщении, распространенном МИД Туркменистана, уточнялось, что в ходе состоявшейся 29 июня встречи, которая продолжалась около трех часов, президент страны Сапармурат Ниязов и председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер обсудили условия поставок газа на второе полугодие текущего года в объеме 25 млрд куб. м и на 2007-й — 50 млрд куб. м. Договоренности достигнуто не было, в связи с чем переговоры были прерваны. Туркменистан выразил готовность до сентября выполнить ранее заключенный контракт в полном объеме. После этого поставки российской компании должны были прекратиться.

Жесткая позиция Ашхабада во многом инспирирована действиями самого "Газпрома". На протяжении шести месяцев руководство компании неоднократно заявляло о намерении увеличить закупки газа (по разным данным, о дополнительных 11—15 млрд куб. м). Однако приобретение в целом хотя бы 30 млрд куб. м шло вразрез с долгосрочным соглашением (от 2003 г.), согласно которому в 2006 году "Газпром" закупит только 10 млрд куб. м. Оставшиеся объемы по прямым контрактам должна была приобрести компания "Нефтегаз Украины". В конце 2005 года она даже законтрактовала 40 млрд куб. м (по 50 долл. за 1 000 куб. м в первом полугодии и по 60 долл. за 1 000 куб. м — во втором). Однако "Газпром" предложил на 450 млн долл. больше, что привело к общему росту стоимости центральноазиатского газа, и российская монополия, по сути, потеряла контроль над ситуацией в регионе. С начала 2006-го "Газпром" вынужден закупать газ по более высоким ценам не только у местных компаний, но и, например, у "ЛУКойла" — по 60—65 долл. за 1 000 куб. м (газ из Узбекистана и Казахстана). А газ, предназначенный для переработки на Оренбургском НПЗ (РФ), предполагается закупать в Казахстане по 140 долл. за 1 000 куб. м.

При этом в последнее время "Газпром" довольно жестко заявлял о повышении цен на газ для стран СНГ до среднеевропейского уровня, настаивая на сохранении для него закупочных цен в Туркменистане.

Открыто конфликтуя с "Газпромом", Ашхабад не очень рискует, так как остается еще один важный потребитель его голубого топлива — Украина. Однако на переговорах, состоявшихся в конце июня, делегация, возглавляемая министром топлива и энергетики Украины Иваном Плачковым, не смогла договориться о ценах на газ. В ходе переговоров Ашхабад заявил, что считает контракт на поставки по 60 долл. за 1 000 куб. м, подписанный Украиной и Туркменистаном в конце 2005 года, утратившим силу, и предложил заключить новый контракт на четвертый квартал 2006-го — по 100 долл. за 1 000 куб. м (на границе Туркменистана и Узбекистана). Кроме того, Украине было рекомендовано срочно получить лицензию на транзит через территорию России голубого топлива, которое будет предусмотрено этим контрактом.

Таким образом, с учетом транзитных расходов цена туркменского газа для Киева составит около 140 долл. за 1 000 куб. м. Минск — а его не устраивает цена на российский газ — также направил в Ашхабад группу экспертов "Белтрансгаза" для выяснения условий поставки. После перехода "Газпрома" на рыночные принципы ценообразования Туркменистан оказался последней надеждой для бедных стран, "цепляющихся" за дешевое голубое топливо.

В сентябре "Газпром" был вынужден уступить. Он договорился с Ашхабадом о новой цене на газ и об объемах его поставок на 2007—2009 годы: 50 млрд куб. м ежегодно по 100 долл. за 1 тыс. куб. м (а не по 65 долл., как ранее) — и обязался транспортировать его для компании "РосУкрэнерго", которая продает газ Украине. Кроме того, предусматривалось, что в IV квартале "Газпром" закупит 12 млрд куб. м голубого топлива (по 100 долл. за 1 000 куб. м) дополнительно к тем 30 млрд куб. м, которые уже были поставлены в этом году.

В ноябре 2005-го С. Ниязов заявил, что с 2006 года будет установлена единая цена (60 долл. за 1 000 куб. м) для всех покупателей туркменского природного газа. Это относилось и к Ирану, который платил за газ по 44 долл. за 1 000 куб. м (на границе Туркменистана). И с 1 февраля 2006 года Ашхабад повысил цены для Тегерана до 65 долл. за 1 000 куб. м. Согласно договоренности между президентами Туркменистана и Ирана Сапармуратом Ниязовым и Махмудом Ахмадинежадом, с 2007 года экспорт в ИРИ увеличится до 14 млрд куб. м в год (в два с лишним раза), а цена на газ будет пересматриваться каждые три года,

Наряду с активным взаимодействием по реализации голубого топлива потребителям России и Украины (по пока единственной ветке магистрального газопровода, идущей в северном направлении) Туркменистан весьма интенсивно продолжал поиск альтернативных путей экспорта газа.

Так, 3 апреля Сапармурат Ниязов и председатель КНР Ху Цзиньтао подписали в Пекине генеральное соглашение о строительстве газопровода Туркменистан — Китай, который должен войти в строй в 2009 году. Кроме того, этот документ предусматривает, что в течение 30 лет Туркменистан будет ежегодно экспортировать в КНР 30 млрд куб. м голубого топлива. Согласно проекту эта магистраль пройдет через Казахстан и Узбекистан, хотя европейские аналитики сомневались в реализации соглашения в запланированные сроки. Однако Пекин настроен решительно, и не исключено, что через несколько лет он подключится к спору за газовые богатства Ашхабада, так как потребности КНР в энергоносителях растут стремительными темпами, в связи с чем уже в сентябре Китай утвердил проект строительства газопровода. По этой трассе планируют доставлять газ из восточной части Туркменистана на тихоокеанское побережье Китая, в провинцию Гуандун. Пока точный маршрут газопровода не определен, возможно, он будет построен в обход Узбекистана через Казахстан. Но в любом случае его протяженность составит не менее 7 тыс. км, а приблизительная стоимость будет исчисляться десятками миллиардов долларов. Строительство газопровода позволит КНР диверсифицировать поставки энергоносителей, а Туркменистану — расширить рынки сбыта.

Стороны также договорились о совместной разведке и разработке на всех месторождениях и площадях правобережья Амударьи (на условиях соглашения о разделе продукции), а также запланировали провести переговоры с целью конкретизировать соглашения, в том числе об основных принципах строительства газопровода, о продаже и покупке газа (с разбивкой по годам) и т.д. Вместе с тем Ашхабад и Пекин заявили о готовности создать совместную рабочую группу для проведения технико-экономических исследований по совместному освоению месторождений и строительству газопровода, выработки его оптимального маршрута, а также для подготовки необходимых проектов межправительственных соглашений и договоров. Китай взял на себя обязательство провести консультации с правительствами транзитных стран, чтобы договориться с ними о взаимовыгодных условиях транзита туркменского газа через их территории.

В начале декабря С. Ниязов распорядился подписать с турецкой фирмой "Calyk Enerji Sanayi ve Ticaret A.S." контракт стоимостью 140 млн долл. на бурение нефтяных залежей на крупном газовом месторождении Южный Иолотань2. Как отмечалось в этом распоряжении, корпорации "Туркменнефть" разрешено заключить контракт сроком на три года на бурение 12 нефтяных скважин проектной глубиной 3 600 м на участке Гунорта Елотен и на других месторождениях (общая стоимость работ 140,4 млн долл.). А бурение газовых залежей месторождения поручено Китайской национальной нефтегазовой корпорации (КННК). В ноябре С. Ниязов оценил запасы Иолотаня в беспрецедентные 7 трлн куб. м газа, к чему эксперты относятся весьма скептически.

Следует упомянуть и о развитии энергетики. Согласно данным Государственной службы новостей (ТДХ), в 2006 году страна увеличила экспорт электроэнергии почти на 27%, поставив в Афганистан, Иран и Турцию 1,646 млрд киловатт-часов. Доход от ее экспорта приблизился к 41,6 млн долл., что более чем на 8 млн долл. превышает показатели 2005 года.

Крупнейшими покупателями туркменской электроэнергии являются Иран (свыше 55% поставок) и Турция. В северные провинции Афганистана ее направляют по льготной цене — 2 цента за киловатт-час. В соответствии с распоряжением С. Ниязова срок действия контрактов с Кабулом продлен до конца 2007 года. Минэнергопром планирует в 2007-м году увеличить экспорт почти на 100 млн киловатт-часов и довести валютные поступления до 47,4 млн долл. Следует отметить, что республика активно переоснащает свои электростанции газотурбинными генераторами компании "Дженерал электрик". Полным ходом идет строительство крупной газотурбинной электростанции в г. Дашогуз, а на одной из самых мощных в регионе Марыйской ГЭС в 2006 году завершена модернизация энергоблоков (с участием российского АО "Силовые машины"). Всего в Туркменистане действует восемь электростанций, общая мощность которых превышает 3,3 тыс. мегаватт.

Финансово-бюджетная сфера

Основные показатели, зафиксированные в госбюджете на 2006 год, были определены в соответствии с положениями упомянутой выше "Стратегии экономического, политического и культурного развития Туркменистана на период до 2020 года". В свете декларируемых задач предусматривались значительные инвестиции — около 7 млрд долл., из которых 5 млрд выделено на производственные объекты и почти 2 млрд долл. предназначено для социальной сферы.

Согласно принятому парламентом (меджлисом) в декабре 2005 года закону, доходы и расходы госбюджета страны на 2006 год утверждены в сумме 81 300,5 млрд манатов, в том числе по доходам и расходам бюджета первого уровня — 19 818,4 млрд манатов (по официальному курсу Центробанка — 15,63 млрд долл.), что на 20,1% выше уровня 2005-го. Таким образом, бюджет страны на 2006 год официально является бездефицитным.

По официальным же данным, доходы 2006 года значительно превышают аналогичные показатели предыдущих лет за счет более высоких темпов экономического роста, повышения цен на отдельные виды экспортной продукции, инвестиционной активности и снижения затрат товаропроизводителей. Если в 2005 году отмечался высокий уровень развития бюджета первого уровня (доходы от налогов и других перечисляемых в бюджет платежей), то в 2006-м бюджет опирался прежде всего на 23%-й рост его второго уровня — с учетом средств государственных фондов, доходов комплексов и отраслей от реализации продукции. (Их объем, по предварительным данным, составил 61,5 трлн манатов, а доля — 76%.)

Исходя из общей стратегии, наиболее значительные темпы развития достигнуты в базовых отраслях — в нефтегазовом и энергохимическом комплексах. Неплохие показатели отмечены в энергетике, агропромышленном комплексе, на транспорте, в сфере связи, в строительстве, текстильной и пищевой промышленности. В законе о бюджете также предусмотрено, что доходы будут расти в том числе за счет развития негосударственного сектора, получившего новый импульс в связи с принятым на XVI заседании Халк Маслахаты решением о снижении налоговой ставки до 2%. Эти меры призваны способствовать стимулированию деятельности предприятий негосударственной формы собственности, созданию благоприятных условий развития для отраслей социальной сферы.

Впервые в госбюджете предусмотрен резервный фонд (800 млрд манатов), который создан для выполнения решений президента и правительства страны. При этом в официальной прессе Ашхабад подчеркивает, что принятый бюджет основан на строгом расчете, подкреплен ресурсным потенциалом и служит интересам населения страны, улучшению социальных условий жизни народа, духовному возрождению нации.

Предусмотрены ассигнования (1 585,2 млрд манатов) на покрытие расходов по бесплатному обеспечению населения газом, водой, электроэнергией и солью, в том числе 1 333,4 млрд манатов — из средств соответствующих министерств и ведомств.

На 1 июля численность населения Туркменистана составила 6 836,5 тыс. человек, увеличившись по сравнению с аналогичным периодом 2005 года на 2,93%.

По данным Национального института государственной статистики и информации (Туркменмиллихасабат), темпы роста валового производства продукции за первое полугодие 2006 года составили 120,1% (по сравнению с соответствующим периодом 2005 г.), а общий объем валового производства продукции достиг 65,95 трлн манатов. В связи с этим необходимо отметить, что руководство республики уже несколько лет заявляет о темпах роста ВВП на уровне 20%. Аналогичные или сопоставимые показатели роста даются для всех отраслей экономики. Учитывая высокую инвестиционную активность — за счет внутренних резервов, иностранных инвестиций, а также не в последнюю очередь благодаря постоянному росту цены на экспортируемые страной энергоносители — можно предположить, что реальные темпы роста ВВП действительно высоки. Но вряд ли они достигают официально декларируемых 20—22%. По оценкам Азиатского банка развития, рост ВВП Туркменистана мог составить 5—7% (при повышении цены на экспортируемый газ в 2006 г.) и 1—3% (без повышения цены).

На конец июня внешнеторговый оборот увеличился на 5%, при этом его положительное сальдо превысило 1,124 млрд долл.

Статистические итоговые данные

В сфере валютного регулирования изменений не было. Свободная конвертация иностранной валюты по-прежнему была запрещена, и неизбежное следствие жесткого контроля над этой сферой — теневой оборот. Стоимость доллара на черном рынке в четыре раза превышала официальный курс (5 200 манатов за 1 долл.) и колебалась от 22 000 до 25 000 манатов. Но по официальному курсу можно было только продать валюту государству, а купить ее по той же стоимости невозможно. Большинство местных предпринимателей пользовалось услугами черного рынка. Лишь турецкие бизнесмены, благодаря благоприятствующему им Центробанку и предоставленному С. Ниязовым праву на официальную конвертацию, с выгодой для себя лоббировали многие проекты, направленные на продвижение своих товаров и услуг, что негативно сказывалось на развитии местного предпринимательства.

Сельское хозяйство

Согласно имеющимся за первое полугодие официальным статистическим данным, объемы валовой продукции сельского хозяйства также росли в среднем на 20%. При этом показатели в растениеводстве (по сравнению с аналогичным периодом 2005 г.) увеличились на 30%, в животноводстве — на 18%. Так, поголовье крупного рогатого скота составило 2 073,6 тыс., овец и коз — 19 954,4 тыс., птицы — 16 845,5 тыс., что соответственно превышает уровень аналогичного периода 2005 года на 3%, 18% и 6%.

За январь — июнь 2006 года производство основных видов животноводческой продукции составило: мяса (в живом весе) — 222,8 тыс. т, молока — 726,3 тыс. т, яиц — 369,8 млн штук; по сравнению с аналогичным периодом 2005 года эти показатели выросли соответственно на 5%, 8% и 6%.

Пятого июля президент страны поздравил земледельцев с успешным окончанием сбора пшеницы, отметив, что собран рекордный урожай — свыше 3 млн т. В своем выступлении он отметил, что эти результаты достигнуты не только за счет благоприятных для озимых погодных условий, но и благодаря значительно возросшему уровню материально-технического обеспечения отрасли. По данным Туркменмиллихасабат (Туркменстатпрогноз), по состоянию на 9 июля туркменские хлеборобы впервые выполнили план и заготовили 3,5 млн т пшеницы (в 2005-м — 3,1 млн т), а посевные площади увеличены до 910 000 га (с традиционных 850 000 га).

На совещании, посвященном итогам первого полугодия, С. Ниязов поставил задачу собрать в 2007 году 4 млн т зерна. Для этого он обещал закупить партию сельхозмашин, в том числе 220 пропашных тракторов марки "Кейс" и 100 хлопкоуборочных комбайнов. Однако в конце года появились многочисленные сообщения о перебоях в снабжении населения мукой и хлебом. По информации из местных источников, запасы зерна в хранилищах стали иссякать уже сразу же после завершения празднования 15-летия независимости, а 14 ноября сведения о том, что данные по сбору урожая зерна были существенно завышены и хранилища скоро опустеют, прозвучали на заседании кабинета министров. Президент уволил более 20 руководящих работников в министерствах, областях и районах и дал указание об их аресте. Все они, в частности хакимы Лебапского и Дашогузского велаятов, покорно признали свою вину. В свою очередь сами министерские чиновники считают, что руководители разных уровней вынуждены заниматься приписками, поскольку при их назначении президент требует от них выполнения невыполнимого плана, и они, боясь возразить ему, возлагают на себя ответственность за выполнение обязательств. (В случае отказа от должности и при невыполнении плана им грозит арест.) В связи с этим статистические отчеты о результатах страды — полный подлог, а к острым дефицитам зерна и хлеба населению не привыкать.

Что касается урожая хлопка, то, как и в предыдущий год, он был далек от намеченного рубежа в 2,2 млн т. Хлопкоробы страны смогли заготовить лишь около 850 тыс. т сырца (40% плана), что дало С. Ниязову повод провести очередную кадровую чистку среди руководителей текстильной отрасли и местных администраций, обвинив их в срыве хлопкоуборочной кампании. Впрочем, глава государства был вынужден признать, что условия для крестьян столь невыгодны, что они не хотят работать, и объявил, что государство повысит закупочные цены на собранный урожай, чтобы заинтересовать арендаторов земли. Это заявление широко распространили местные СМИ. Кроме того, Туркменбаши распорядился организовать уборку оставшегося на полях хлопка под контролем силовых органов, а по результатам в ноябре — декабре выплатить крестьянам задолженность по зарплате за 2005 год и деньги за этот сезон. Как считают специалисты, причины ежегодных провалов кроются прежде всего в системном кризисе управления отраслью. Завышенные планы по сбору урожая хлопка не подкрепляются соответствующими финансовыми и материальными ресурсами: не хватает техники, удобрений, слабо используются передовые аграрные технологии. Сданный в эксплуатацию Тедженский завод минеральных удобрений должен ежегодно выпускать около 350 тыс. т основной продукции, однако этот план не выполняется и на треть. Согласно официальной статистике, показатели работы Туркменабадского химического предприятия и производственного объединения "Марыазот" возрастают, однако на деле этого не происходит. Более того, арендаторы на местах, ранее покупавшие удобрения за "живые деньги" на соседних предприятиях в Мары, Дашогузе, Туркменабаде, осенью, то есть когда удобрения необходимы, вынуждены были отказаться от этого в связи с удержанием государством их зарплат за прошлогодний урожай.

Но основная причина — крестьяне не заинтересованы в результатах своего труда, за который они не могут получить достойную цену как на внутреннем, так и внешнем рынках.

Плачевная ситуация с урожаем основных культур сразу же сказалась на потребительском рынке, вызвав резкий рост цен на продовольственные товары первой необходимости. Наряду с дефицитом хлеба возникли проблемы в снабжении населения сахаром и мясом.

Еще сравнительно недавно килограмм сахарного песку можно было купить по 7—7,5 тыс. манатов, сегодня он стоит 20 тыс. манатов. По мнению местных экспертов, дефицит сахара и скачок цен на него обусловлены не столько сезоном консервирования фруктов, столько последствиями неправильной продовольственной политики правительства С. Ниязова. Сахар стал постепенно дорожать после того, как Украина и Россия по требованию Туркменистана начали платить за поставленный им природный газ в твердой валюте. Напомним, что раньше Ашхабад получал за голубое топливо 50% в валюте и 50% — товарами, в том числе сахаром. Сахаром же за газ, полученный еще в середине 1990-х годов, с Туркменистаном рассчитывалась и Грузия. Однако и эти поставки прекратились. Есть информация, что это произошло после того, как министр обороны Туркменистана обратился к С. Ниязову с предложением отремонтировать военную авиационную технику в Грузии за счет ее долга за газ. Эта инициатива была одобрена, и вместо сахара в республику стали поступать отремонтированные в Грузии военные самолеты и вертолеты. По мнению высокопоставленного чиновника Министерства торговли и потребкооперации Туркменистана, стране для полного удовлетворения потребностей населения и перерабатывающих предприятий агропромышленных объединений необходимо 105 тыс. т сахара в год, а мощности действующего в Мары сахарного завода едва достигает одной десятой части от этого количества. Лишившись поставок сахара по клирингу из Украины, России и Грузии, власти Туркменистана своевременно не позаботились о дополнительных закупках этого продукта для восполнения назревавшего его дефицита.

Заключение

Говоря о ситуации в других отраслях, сложившейся к концу года, многие наблюдатели и специалисты вынуждены, несмотря на оптимистические данные официальной статистики, констатировать серьезный структурный кризис в экономике страны. Построенная С. Ниязовым система управления во многом копирует не самые лучшие методы советской эпохи. Туркменистан, вне всякого сомнения, редкое исключение даже из политической практики постсоветских стран Центральной Азии. Вне личного контроля главы государства не остается ни одна сфера общественной, политической и экономической жизни. С первых дней независимости С. Ниязов взял в свои руки всю полноту власти в финансово-экономической системе, не учитывая принятый бюджет, по своему усмотрению выделял (или не выделял) деньги бюджетным органам. При этом в последние годы отмечалось резкое снижение ассигнований на социальные нужды.

Для достижения поставленных президентом страны порой фантастических показателей экономического развития, чиновники всех уровней, осознавая невозможность их выполнения, вынуждены были прибегать к массовым припискам и фальсификации результатов. А желание выдавать желаемое за действительное свело на нет позитивные начинания по реформированию советской экономики в стране.

В качестве одной из основных причин системного кризиса эксперты видят низкое качество управления, вызванное слишком частыми кадровыми изменениями.

Постоянные кадровые чистки за невыполнение плана как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, привели к тому, что за последние пять лет ни разу не удалось собрать намеченные урожаи хлопка и пшеницы. Ответственность при этом всегда возлагали на исполнителей, просидевших в кресле руководителя того или иного хозяйства от 3 до 6 месяцев. Естественно, за столь короткий период руководитель не успевает вникнуть в производственные тонкости. К тому же он знает, что через полгода его посадят в тюрьму, поэтому не может нормально работать.

Как отмечают эксперты, полицейские методы правящего режима, жестоко карающего чиновников за малейшие провинности, вызывают у многих нежелание занимать высокие посты, что привело к нехватке профессиональных специалистов во всех отраслях народного хозяйства.

Однако после кончины С. Ниязова возникла надежда, что новое руководство республики пойдет по пути нормализации ее экономической жизни, так как иного выхода просто не будет. При всем негативе, который достался стране в наследство от правления С. Ниязова, Туркменистан обладает всеми потенциальными условиями, для того чтобы стать стабильным государством.


1 Последние открытые опубликованные данные статистки приводятся только за первое полугодие 2006 (см.: [www.turkmenistan.gov.tm]). к тексту
2 Рейтер, 8 декабря 2006. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL