ПОЛИТИКА

Николай БОРИСОВ


Николай Борисов, преподаватель кафедры общей политологии и специальных политических дисциплин факультета истории, политологии и права Российского государственного гуманитарного университета (Москва, Россия)


2006-й в Узбекистане должен был стать годом решения вопроса о механизмах передачи власти следующему президенту или нахождения формально-юридических способов продления пребывания у власти президента И. Каримова, поскольку срок его полномочий истекает в январе 2007 года — через семь лет после вступления в эту должность на второй срок в январе 2000-го. Однако чем меньше времени оставалось до конца 2006 года, тем яснее становилось, что в январе 2007-го выборов не будет. Дело в том, что налицо юридическая коллизия, возникшая после принятия в 2002 году конституционного закона "Об итогах референдума и основных принципах организации государственной власти", которую публично в стране не обсуждали. Данный закон предусматривал, что выборы президента Республики Узбекистан, выборы в Законодательную палату Олий Мажлиса Республики Узбекистан и Жокаргы Кенес Республики Каракалпакстан, а также в представительные органы государственной власти областей, районов, городов проводятся соответственно в год истечения конституционного срока их полномочий — в первое воскресенье третьей декады декабря. Иначе говоря, это положение переносило выборы президента с января 2007 года на 23 декабря 2007 года, продлевая тем самым полномочия президента почти на год. Это явно противоречит Конституции, устанавливающей семилетний срок полномочий президента, который истекает 22 января 2007 года, после чего пребывание И. Каримова на посту президента формально становится полулегальным. Понятно, что это не должно вызвать серьезной дестабилизации внутриполитической обстановки и непризнания И. Каримова в качестве президента за рубежом. Однако сам факт продления его полномочий на год (т.е. замена семилетнего срока восьмилетним) говорит о стремлении найти правовые механизмы для сохранения власти нынешним президентом. В то же время в 2007 году может быть реализован один из основных сценариев передачи власти. Первый — внести в Конституцию поправки, разрешающие И. Каримову баллотироваться на пост президента на третий срок, либо значительно изменить Конституцию (или принять новую) и утвердить новый отсчет сроков действующего президента по новой редакции Конституции. Второй вариант предполагает постепенную передачу власти преемнику, то есть премьер-министру, а затем избрание его на президентских выборах при условии обязательных социальных и политических гарантий уходящему президенту. Третий вариант может быть направлен на уход И. Каримова де-юре и сохранение его влияния де-факто, что дает ему возможность удержать всю полноту власти при формальном уважении Конституции и законов. Такой вариант предполагает поэтапное сокращение президентских полномочий и усиление функций парламента и премьер-министра, которым после ухода в отставку может стать И. Каримов. Не исключено и занятие им какого-либо формально незначительного поста с сохранением прежнего влияния (сенатора, руководителя некоего органа при президенте и пр.)1. На наш взгляд, наиболее вероятна реализация последнего сценария. Скорее всего, И. Каримов не может всецело доверять ни одному из потенциальных преемников, о чем свидетельствуют частые перестановки в правительстве и среди руководителей регионов. Продление же срока полномочий самого И. Каримова крайне нежелательно для Узбекистана, и так находящегося в изоляции со стороны ряда западных государств, тем более что есть правовые методы сохранения им полномочий.

Ряд законодательных инициатив президента, направленных на усиление роли партий и правительства, также говорят о потенциальной вероятности реализации третьего варианта передачи власти. В этой связи обращает на себя внимание недавний проект конституционного закона "Об усилении роли политических партий в обновлении и дальнейшей демократизации государственного управления и модернизации страны". Он предусматривает участие политических партий в формировании правительства страны. После выборов в парламент в Законодательной палате Олий Мажлиса должно быть создано парламентское большинство (одной или несколькими фракциями политических партий). Другие фракции получают официальный статус парламентской оппозиции, а также право вносить альтернативную редакцию проекта закона одновременно с докладом по соответствующему вопросу ответственного комитета Законодательной палаты; отмечать в протоколе пленарного заседания Законодательной палаты свое особое мнение по обсуждаемым вопросам. Кроме того, обеспечиваются гарантии участия их представителей в согласительной комиссии по отклоненному Сенатом Олий Мажлиса Республики Узбекистан закону.

Согласно законопроекту президент представляет кандидатуру премьер-министра после проведения консультаций с каждой из фракций политических партий, представленных в Законодательной палате Олий Мажлиса, и депутатами, избранными от инициативных групп электората. Вводится также положение, что в случае трехкратного отклонения Законодательной палатой или Сенатом Олий Мажлиса кандидатуры премьер-министра президент назначает исполняющего обязанности руководителя правительства и распускает Олий Мажлис или одну из его палат. Фракции политических партий также получают право инициировать освобождение премьер-министра от должности. При условии постановки такого вопроса президентом на голосование и одобрения его предложения двумя третями от общего числа членов Законодательной палаты и Сената премьер-министра также освобождают от должности, что влечет за собой отставку всего правительства. Аналогичный порядок вводится и для утверждения в должности хокима области и города Ташкента: президент предлагает их кандидатуры после консультаций с каждой из представленных в местных кенгашах партийных групп и распускает соответствующий кенгаш в случае трехкратного отклонения кандидатур хокима. Однако кенгаш не имеет права отправить хокима в отставку, а может лишь инициировать представление президенту обоснованных заключений о неудовлетворительной деятельности лиц, утвержденных на эту должность. Закон (в случае его принятия) предполагается ввести в действие с 1 января 2008 года2. Законопроект уже вынесен на всенародное обсуждение, однако палатами Олий Мажлиса пока не рассматривался.

В своем докладе на торжественном заседании, посвященном 14-летию Конституции Узбекистана (8 декабря), президент подчеркнул, что сама жизнь "требует создания законодательной базы, повышающей эффективность деятельности партий, превращения их в решающую силу преобразований в нашем обществе". Упомянутый законопроект, отмечал И. Каримов, "создает новые возможности для дальнейшего расширения прав и полномочий политических партий, усиления их влияния на деятельность законодательных органов и органов государственного управления, на внутреннюю и внешнюю политику нашей страны... С принятием закона на деле установится порядок отчетности должностных лиц в центре и на местах, а если надо — и органов власти перед широкой общественностью"3.

Таким образом, данный законопроект, с одной стороны, действительно расширяет права фракций политических партий, с другой — увеличивает полномочия президента, который получает право распускать не только Олий Мажлис, но и местные кенгаши, и сохраняет за собой право принимать решение о назначении и отставке премьер-министра. Среди целей его принятия, помимо обозначенных выше и связанных с возможной новой ролью И. Каримова после ухода с поста президента (как раз в январе 2008 г.), можно назвать и формальное закрепление статуса оппозиции за одной или несколькими партиями. После парламентских выборов 2005 года, на которых победила Либерально-демократическая партия Узбекистана, сложилась странная ситуация, при которой Народно-демократическая партия, лидировавшая на прошлых выборах, объявила о своем переходе в оппозицию, неизменно подчеркивая при этом одобрение президентского курса. Теперь "оппозиционность" официально будет означать оппозицию партии по отношению к правительству, глава которого предложен и (или) одобрен победившей партией (партиями). Тем самым правящая элита стремится легитимизировать оппозицию, созданную самой властью, разделив партии республики на "правящие" и "оппозиционные", поскольку в условиях, когда все пять зарегистрированных партий поддерживают президента и не ставят цели прихода к власти, такое разделение оказывалось проблематичным.

В конце 2005 — начале 2006 года прошел ряд отставок и назначений в кабинете министров, большинство которых были связаны с событиями в Андижане и с их следствием — изменившейся внешнеполитической ориентацией страны. С поста министра иностранных дел был смещен С. Сафаев, с поста министра обороны — К. Гулямов. Они — наиболее последовательные сторонники И. Каримова в его проамериканской ориентации 1990-х — начала 2000-х годов. "В связи с уходом на пенсию" освобожден от должности бессменный министр внутренних дел и один из самых приближенных к президенту высших чиновников З. Алматов. Указом президента С. Сафаев назначен членом Сената — верхней палаты Олий Мажлиса, а К. Гулямов — советником президента. Однако вскоре против последнего было возбуждено уголовное дело, поводом для которого послужило письмо министра обороны США Д. Рамсфельда, направленное им после вывода американской базы из Узбекистана и содержавшее благодарность министру обороны Узбекистана за сотрудничество в военно-технической сфере и высокую оценку личного вклада К. Гулямова в борьбу с терроризмом и укрепление отношений между Вашингтоном и Ташкентом. Но получил письмо уже новый министр, Р. Мирзаев, который и сообщил о нем президенту. Как отмечается, И. Каримов мог оценить это послание как свидетельство личных дружеских отношений К. Гулямова и Д. Рамсфельда, что, вероятно, и способствовало утрате президентом доверия к бывшему министру обороны4. В мае начался судебный процесс над К. Гулямовым, причем ему предъявили обвинения по восьми позициям, связанным как с американской военной базой, так и с уже рассмотренными в 2003—2005 годах делами некоторых бывших сотрудников министерства. Все это свидетельствует о стремлении И. Каримова устранить даже потенциальную опасность, исходящую от бывших министров, которые могли сохранить те или иные связи с американской администрацией. По другим источникам, дело К. Гулямова непосредственно связано с андижанскими событиями. По результатам расследования выяснилось, что именно армейские части открыли беспорядочную стрельбу по людям, а подразделения МВД действовали более четко и грамотно. С другой стороны, есть данные, что, напротив, недовольство И. Каримова вызвано невыполнением его указания относительно скорейшего подавления народных волнений и затягиванием начала штурма здания хокимията5. Именно этим, по всей видимости, и объясняются почти одновременные отставки К. Гулямова и З. Алматова. Тем не менее процесс по делу бывшего министра одновременно должен был показать бесперспективность политических деятелей, сохранивших даже слабые связи с западными правительствами. Сложность заключалась и в том, что К. Гулямов — сын великого узбекского поэта Гафура Гуляма, один из самых приближенных к президенту людей и верный его сторонник. В связи с этим к обвиняемому трудно было применить жесткую меру наказания, хотя, с другой стороны, осудить его было необходимо, так как его оправдание означало бы признание следственными органами своей ошибки. Председатель Военного суда Т. Мирзаев отказался принять обвинительный приговор по делу К. Гулямова из-за отсутствия состава преступления, за что и был уволен. В июле суд во главе с новым председателем признал К. Гулямова виновным по всем пунктам обвинения и приговорил его к пяти годам отбывания наказания условно.

Новым министром обороны стал секретарь Совета национальной безопасности, выходец из спецслужб республики Р. Мирзаев, что объективно будет способствовать повышению роли органов безопасности в руководстве страны.

Бывшего министра внутренних дел З. Алматова не судили, хотя и привлекали по делу К. Гулямова в качестве свидетеля. По некоторым данным, он тяжело болен, что и стало одной из причин его отставки. В декабре 2005 года Алматова наградили орденом "Буюк хизматлари учун" ("За выдающиеся заслуги"). В январе 2006-го его место занял Б. Матлюбов, возглавлявший до того Государственный таможенный комитет, хотя в свое время в органах МВД он прошел путь от инспектора уголовного розыска до первого заместителя министра. Примечательно, что Б. Матлюбов — земляк президента: родился в Самарканде, в 1990—1994 годах возглавлял Самаркандское УВД, а в 1994—1997 годах был начальником УВД Бухарской области6.

Незадолго до Б. Матлюбова в УВД Бухарской области на должности начальника Управления уголовного розыска служил В. Норов, сменивший С. Сафаева на посту министра иностранных дел. На него и была возложена непростая задача по реализации на практике изменений внешнеполитической ориентации Узбекистана.

Среди перестановок в финансово-экономическом блоке правительства следует отметить назначение Б. Ходжаева министром экономики, Э. Ганиева — министром внешнеэкономических связей, инвестиций и торговли, Э. Шаисматова — заместителем премьер-министра с возложением на него руководства отраслями машиностроения, черной и цветной металлургии, нефти и газа, геологии, электроэнергетики, производства химической продукции, стандартизации и метрологии, государственных и мобилизационных резервов. До него эту должность занимал У. Султанов, в прошлом много лет возглавлявший правительство Узбекистана. В апреле его назначили советником премьер-министра, в ноябре — генеральным директором Государственного акционерного общества "Ташкентское авиационное производственное объединение имени В. Чкалова", играющего одну из важнейших ролей в военно-техническом сотрудничестве Узбекистана с Россией.

На региональном уровне отмечены две важные отставки: хокимом Ферганской области вместо Ш. Нурматова назначен А. Абдуллаев, хокимом Андижанской области вместо С. Бегалиева — А. Усманов. Примечательно, что С. Бегалиев стал хокимом непосредственно после андижанских событий мая 2005 года, а новый хоким генерал-майор милиции А. Усманов до того был заместителем министра внутренних дел и начальником УВД Наманганской области, его назначение можно расценить как "укрепление руководства" сложным регионом кадровым сотрудником МВД.

Таким образом, важнейшие кадровые перестановки 2006 года обусловливались как сменой внешнеполитической ориентации республики, что выразилось в устранении прозападных министров, так и стремлением И. Каримова укрепить силовую составляющую в руководстве. Это видно из назначений на ключевые посты людей, обладающих максимальным личным доверием президента, то есть его земляков, к тому же имеющих опыт работы в органах государственной безопасности и внутренних дел. Многие из них попали в список невъездных в страны Европы, составленный в 2006 году в ЕС.

В мае в стране прошли выборы аксакалов (руководителей) в махаллинские комитеты. Несмотря на общее заключение прессы о широком участии населения в этих выборах, отдельные издания утверждали, что во многих махаллях даже не слышали о столь важном мероприятии в жизни общества, и подчеркивали в этой связи необходимость усилить агитационную работу.

В 2006 году парламент страны принял 27 законов (в 2005 г. — 19), большинство которых касалось ратификации и денонсации международных соглашений, внесения изменений и дополнений в прежние законы. Важнейшими стали законы "О средствах массовой информации" и "О ратификации Договора о союзнических отношениях между Республикой Узбекистан и Российской Федерацией". На V пленарном заседании Сената Олий Мажлиса выступил И. Каримов, наряду с выражением благодарности сенаторам за плодотворную работу отметивший и "серьезные недостатки и просчеты" в его деятельности. Среди таких недостатков президент назвал:

— отсутствие тесной связи и совместной работы членов Сената с депутатским корпусом местных кенгашей;

— поверхностное (без глубокого анализа и каких-либо принципиальных выводов) заслушивание отчетов председателя Государственного комитета по охране природы и председателя правления Центрального банка;

— отсутствие у Сената инициатив по рассмотрению вопросов повышения эффективности реформирования социально-экономической сферы;

— низкая практическая значимость проведенных Сенатом семинаров, конференций, "круглых столов";

— незначительная эффективность контрольной деятельности Сената;

— неэффективность существующего механизма взаимодействия палат Олий Мажлиса и взаимоотношений соответствующих комитетов и структур нижней и верхней палат в процессе рассмотрения и принятия законов7.

С одной стороны, все это свидетельствует о недостаточной результативности деятельности Сената как политического института, с другой — крайне ограниченные конституционные полномочия Сената и его работа на непостоянной основе (в год проводится четыре-пять заседаний) объективно не позволяют ему стать эффективным законодательным органом.

В деятельности зарегистрированных партий отмечались тенденции, возникшие в 2005 году в связи со стимулированием межпартийной конкуренции и стремлением более четко позиционировать каждую партию по отношению ко всем остальным, определить свой статус в качестве "партии власти" и "оппозиционной партии" (при этом, конечно, не идет речь об оппозиционности политическому курсу президента и правительства). Так, Народно-демократическая партия Узбекистана (НДПУ) занялась разработкой собственной идеологии "социальной демократии", определяя себя в качестве ведущей оппозиционной политической силы (оппозиционной прежде всего к Либерально-демократической партии) и объявляя своей целью "стать на следующих выборах партией власти".

Первого апреля прошел IV пленум Центрального совета Народно-демократической партии Узбекистана (НДПУ). С докладом "О приоритетных задачах развития идеологии НДПУ и повышения эффективности идеологической работы партийных организаций" выступил председатель ЦС Л. Гулямов. Он констатировал, что НДПУ окончательно превратилась "в электоральную партию парламентского типа". Пленум определил основные установки политической идеологии партии — принципы социальной справедливости, социальной солидарности и социальной демократии, отметив, что главное средство достижения лидерства в обществе партия видит в идеологическом соперничестве с политическими оппонентами. Пленум обратил внимание на необходимость идеологической работы депутатских групп партии в областных, районных и городских кенгашах, а также подчеркнул, что "своекорыстные геополитические интересы определенных западных сил прикрываются пышной риторикой о следовании "объективным тенденциям процессов глобализации" и "общечеловеческим демократическим ценностям", и выразил поддержку внешнеполитическому курсу руководства страны8.

На пленумах партий "Адолат" и Либерально-демократической партии Узбекистана (УзЛиДеП) обсуждались президентские инициативы об усилении роли партий в политической системе. 4 декабря состоялся VI пленум Политического совета Социал-демократической партии "Адолат". В программном докладе первого секретаря ее политсовета Д. Ташмухамедовой отмечалось: "Адолат" убеждена, что реализация законопроектов об усилении роли партий приведет к расширению возможностей для реализации ими своих программных целей и задач, расширения масштабов их участия в проводимых в стране преобразованиях, выполнения обязательств, данных ими избирателям в ходе предвыборной кампании. По итогам работы пленум, в частности, принял решение представить на рассмотрение следующего пленума "Концепцию усиления и обновления деятельности Социал-демократической партии Узбекистана "Адолат"9.

12 декабря прошел VII пленум УзЛиДеП, на котором также отмечалось, что законодательная инициатива главы государства, направленная на повышение статуса партий, является "действенным механизмом, мобилизующим к более продуктивной работе, формированию зрелой партийной системы", "новой вехой в развитии парламентской демократии, основанной на реальной системе многопартийности"10.

Традиционной стала практика заслушивания парламентом отчетов политических партий об источниках их финансирования. Так, 21—22 февраля на заседании Законодательной палаты Олий Мажлиса депутаты заслушали отчеты политических партий об источниках финансирования их деятельности в 2005 году. По этому вопросу выступили руководители партий: А. Турсунов ("Фидокорлар"), М. Тешабаев (УзЛиДеП), Д. Ташмухамедова ("Адолат"), Х. Досмухамедов ("Миллий тикланиш"), Л. Гулямов (НДПУ), после чего были приняты соответствующие постановления11.

В деятельности оппозиционных партий ("Эрк", "Бирлик", "Озод дехконлар партияси" — "Партия свободных земледельцев", коалиция "Серкуёш Узбекистоним" — "Солнечный Узбекистан") в 2006 году существенных изменений не отмечено. Не появилось и признаков того, что готовится их легализация, а их лидеры продолжали критиковать президента, теперь еще и за резкую смену внешнеполитического курса. Так, лидер партии "Эрк" М. Салих отметил: "Еще год назад Каримов был самым антироссийским лидером в Средней Азии. Он позволял себе издевательские высказывания о России... А теперь он вдруг стал самым близким другом России"12. М. Салих признает, что объединения демократических сил не произошло (по его словам, "ведется обсуждение возможности объединения и с "Бирлик", и с "Партией свободных земледельцев"), хотя он и считает возможным насильственную смену режима в случае надлежащего финансирования и в результате работы с силовыми структурами: "Когда мы будем знать, что силовые органы готовы перейти на сторону народа или хотя бы оставаться нейтральными, мы выйдем на улицы", — отметил М. Салих13. Очевидно, что для него это дело отдаленной перспективы, хотя и вполне реальное.

В мае были осуждены на семь лет лишения свободы условно с испытательным сроком в три года лидеры коалиции "Солнечный Узбекистан" С. Умаров и Н. Хидоятова (их арестовали в декабре 2005-го). Правда, первоначально прокурор требовал более сурового наказания — 10 лет тюремного заключения14. Подчеркнем, что судили их за "хищения государственной собственности", а не по политическим статьям. По отношению к Н. Хидоятовой применили процедуру "либерализации исполнения наказаний", действующую, когда подсудимые соглашаются возместить нанесенный государству материальный ущерб. Поскольку и С. Умаров и Н. Хидоятова действительно являлись крупными предпринимателями, напрашивалась версия, что в связи с возникшими к ним претензиями со стороны налоговых органов они решили объявить о создании политической оппозиции, чтобы представить возможные в дальнейшем гонения как преследования по политическим мотивам. Признавая всю привлекательность этой версии для правящей элиты, тем не менее отметим, что она имеет право на существование. По некоторым данным, Н. Хидоятовой покровительствовали министр внутренних дел З. Алматов и вице-премьер Р. Азимов, с чем также связывается отставка первого и понижение до министра второго.

Ясно, что объективно судебные преследования оппозиционных деятелей помогают создать им имидж "узников совести", даже если они таковыми не являются, и чрезвычайно усиливают негативную реакцию правозащитных организаций Запада на деятельность правительства Узбекистана. Видимо, осознавая это, власти и пошли на замену жестких приговоров условными сроками, демонстрируя общественности Запада заявленную президентом "либерализацию уголовного законодательства". Очевидно, что правящая элита предпочитает сделать из них экономических преступников, выпущенных на свободу, но обязавшихся возместить ущерб государству, а не политических заключенных, отбывающих длительные сроки лишения свободы и использующие свою причастность к оппозиции в качестве символов.

В 2006 году из страны продолжали вытеснять представительства зарубежных НПО. Ранее были закрыты представительства Института "Открытое общество" (Фонд Сороса) и "Интерньюс", корпункты Би-би-си, радио "Свобода", Института по освещению войны и мира (IWPR). В начале года решением суда Ташкента закрыли представительства известной правозащитной организации "Фридом хаус" и филиала фонда "Евразия". В марте Министерство иностранных дел Узбекистана направило в адрес аппарата Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Женеве письмо, предложив в течение месяца закрыть действующее в Ташкенте представительство этой организации, что мотивировалось разрешением проблемы с афганскими беженцами, из-за которой и было создано данное представительство. Однако истинной причиной недовольства руководства страны эксперты считают содействие представительства УВКБ в размещении на территории Кыргызстана узбекских беженцев, обвиняемых в нападении на правительственные войска во время андижанских событий, а затем в переправке их в третьи страны (в частности, в Румынию)15.

Таким образом, в Узбекистане практически не осталось ведущих зарубежных НПО. Ташкент пока не препятствует гуманитарным проектам, которые осуществляют в стране иностранные неправительственные организации, но и их будущее остается под большим вопросом. Причиной для закрытия НПО служит незаконное финансирование политических структур, в том числе оппозиционных, официально же декларируемым поводом — нарушение финансовой и юридической отчетности.

На состоявшемся в Институте по изучению гражданского общества "круглом столе" отмечалось, что ряд проблем существует и в деятельности местных легальных НПО, в том числе уменьшение количества этих организаций, пассивное участие в них молодежи, слабая материально-техническая база и недостаток помещений, незначительное взаимодействие с государственными структурами. Одним из способов решения поставленных задач собравшиеся руководители НПО Ташкента, депутаты Законодательной палаты Олий Мажлиса, активисты политических партий и органов самоуправления партий видят в создании специальной веб-страницы для мониторинга НПО, действующих в стране.

Важнейшим событием для прессы стало принятие Законодательной палатой и одобрение Сенатом в декабре новой редакции закона "О средствах массовой информации". На официальных сайтах его текст пока не опубликован, однако отмечается, что новая редакция направлена на дальнейшее совершенствование правового регулирования отношений, возникающих при создании и функционировании СМИ, а также более полное удовлетворение информационных потребностей населения республики в условиях демократизации и либерализации общественной жизни в стране. По сведениям газеты "Новый век", в предлагаемой редакции закона конкретизированы такие понятия, как "издатель", "распространитель СМИ", "главный редактор", "редакция", "телерадиопрограмма", заложены правовые нормы, совершенствующие процедуры учреждения, регистрации, распространения СМИ, а также обеспечивающие снижение влияния учредителей на редакции.

Пресса отмечает, что за последние годы престиж и тираж печатных СМИ резко упал. Среди причин указываются финансовые трудности при публикации газет, низкие зарплаты журналистов, их неудовлетворительный профессиональный уровень. По некоторым оценкам, положение со свободой прессы остается без существенных изменений к лучшему. В своем ежегодном докладе о свободе прессы в мире неправительственная организация "Фридом хаус" поставила Узбекистан по рейтингу свободы слова на 187-е место из 194.

Среди других важных событий можно отметить указ президента от 8 ноября о реорганизации Телерадиокомпании Узбекистана в Национальную телерадиокомпанию. При этом вместо отдельных теле- и радиоканалов создано четыре национальных телерадиоканала: "Узбекистан", "Ёшлар", "Спорт", "Ташкент" (телерадиоканал "Ёшлар" создан в форме закрытого акционерного общества, остальные три — как государственные унитарные предприятия).

В целом, что уже отмечалось, 2006-й политический год стал для Узбекистана годом продолжения основных тенденций, наметившихся в 2005-м. Большинство значимых политических событий так или иначе было связано с изменением внешнеполитической ориентации страны и (или) с андижанскими событиями. Важнейшим событием года следует признать инициирование президентом конституционной реформы и усиления роли политических партий, что можно расценить, во-первых, как институциональную подготовку И. Каримова к уходу с поста президента и возможное сохранение им политического влияния в новом статусе; во-вторых, как последовательную реализацию политики главы государства по разрыву кланово-земляческой идентификации элиты и замены ее партийно-политической, что в перспективе должно опять-таки привести к стабильности (в том числе внутриэлитной), особенно необходимой при передаче власти следующему президенту.

Изменение внешнеполитической ориентации страны способствовало, кроме прочего, ужесточению "идеологической работы", вытеснению большинства представительств ведущих зарубежных НПО, перестановкам в силовом блоке правительства и на региональном уровне, уголовным преследованиям лидеров "новой оппозиции". Есть все основания полагать, что в 2007 году указанные тенденции будут продолжаться, учитывая необходимость передачи президентской власти в декабре следующего года. Основные события 2006-го свидетельствуют, что элита пока не видит необходимости отказываться от всенародных президентских выборов, однако, по всей видимости, стремится сохранить доминирующее положение И. Каримова в политической системе республики, поскольку любой возможный "преемник", вероятно, не будет абсолютным гарантом безопасности ушедшего в отставку президента и не станет полностью легитимным в глазах представителей всех сегментов элиты. А это может повлечь за собой внутриэлитное противоборство, способное дестабилизировать политическую ситуацию. Именно поэтому сценарий передачи в 2007 году всей полноты власти в руки любого "преемника" представляется маловероятным.


1 [1] Подобная практика использовалась в Китае, когда Дэн Сяопин, а затем и Цзян Цзэминь, формально занимая пост председателя Центрального военного совета, фактически обладали полномочиями и влиянием, сопоставимыми с полномочиями глав партии и государства. к тексту
2 [2] См.: [http://www.press-service.uz/ru/gsection.scm?groupId=4392&contentId=25811], 20 декабря 2006. к тексту
3 [3] См.: [http://www.press-service.uz/ru/gsection.scm?groupId=4392&contentId=25811], 23 декабря 2006. к тексту
4 [4] См.: [www.analitika.org/article.php?story=20060525012238938&mode=print], 15 декабря 2006. к тексту
5 [5] См.: [http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1148439540], 30 декабря 2006. к тексту
6 [6] См.: [http://centrasia.ru/person2.php4?&st=1013880574], 27 декабря 2006. к тексту
7 [7] См.: [http://www.press-service.uz/ru/gsection.scm?groupId=4392&contentId=17632], 3 января 2007. к тексту
8 [8] См.: [http://www.xdp.uz/index_ru.htm], 30 декабря 2006. к тексту
9 [9] См.: [http://adolat.uz/rus/013_1.htm], 30 декабря 2006. к тексту
10 [10] См.: [http://www.press-uz.info/ru/content.scm?topicId=2803&contentId=33982], 2 января 2007. к тексту
11 [11] См.: [http://parliament.gov.uz/news/2006/r4_12302.html], 2 января 2007. к тексту
12 [12] См.: Коммерсант, 12 мая 2006. С. 5. к тексту
13 [13] Там же. к тексту
14 [14] См.: [http://www.regnum.ru/news/645731.html], 3 января 2007. к тексту
15 [15] См.: [http://www.uzland.info/2006/march/23/04.htm], 29 декабря 2006. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL