РЕЛИГИЯ

Иерей Ваграм МЕЛИКЯН, Егине МКРТЧЯН


Иерей Ваграм Меликян, директор Информационного центра Первопрестольного Св. Эчмиадзина (Ереван, Армения)

Егине Мкртчян, директор Пресс-центра Первопрестольного Св. Эчмиадзина (Ереван, Армения)


В 2007 году продолжалось активное сотрудничество между властями республики и Армянской Апостольской Святой Церковью, характерное для постсоветского периода. В начале года Национальное собрание страны приняло закон "Об отношениях Республики Армения и Армянской Апостольской Святой Церкви". Закон был принят согласно положению Конституции РА и находился на рассмотрении в парламенте с 2006 года.

Значительным событием можно считать и выставку "Священная Армения", организованную в Лувре в рамках Года Армении во Франции. Выставка, на которой впервые были показаны хранящиеся в Первопрестольном Святом Эчмиадзине общехристианские священные ценности и реликвии, открыли в присутствии президентов двух стран, Верховного Патриарха и Католикоса всех армян. В армянских кругах вызвали интерес также Патриаршие визиты Католикоса всех армян в Индию (февраль), Восточную и Западную епархии Армянской Апостольской Церкви в США (сентябрь — ноябрь).

Однако общественно-политическая мысль страны была в большей мере направлена на парламентские и президентские выборы 2007 и 2008 годов, что имело некоторое воздействие и на религиозную жизнь. Международная ситуация, особенно ряд событий, произошедших в соседних государствах, также оставили свой отпечаток на религиозной жизни года.

Стабилизация религиозной сферы и религиозные организации

После провозглашения независимости Армении бурное развитие, начавшееся в религиозной жизни страны, вступило в новый этап. Резкий приток в республику (после объявления ею независимости) различных религиозных организаций уже сформировал религиозное поле с большим разнообразием. Наряду с Армянской Апостольской Церковью (ААЦ) и несколькими религиозными течениями, действовавшими до независимости страны, появилось много других организаций, осуществляющих свою активную миссионерскую деятельность и пытающихся посредством своих общин утвердить свое место на религиозном поле республики. Сегодня данный процесс отчасти приостановлен. Это можно объяснить тем, что число зарегистрированных государством религиозных структур остается в Армении почти неизменным — чуть больше 60, а новые представляют собой лишь различные общины уже действующих протестантских течений, в связи с чем и становится очевидной прозелитическая направленность в основном протестантских деноминаций, вызывающая большое возмущение у последователей ААЦ. Что касается статистики о последователях религиозных структур, то государственные органы, регулирующие данную сферу, дают лишь примерные оценки. Из-за отсутствия законодательных запретов, в республике также продолжает свободно функционировать множество незарегистрированных религиозных организаций, о чьих последователях нет точных данных.

Интересно восприятие обществом религиозного многообразия страны. С целью изучения общественного мнения Этнографический институт Национальной академии наук РА провел исследование, организовав опросы в среде последователей ААЦ и ряда других конфессий (протестантские течения, "Свидетели Иеговы", последователи церкви святых последних дней Иисуса Христа). Конечные результаты этих опросов еще не опубликованы, и лишь некоторые подробности были представлены отдельной статьей1.

Но прежде чем перейти к упомянутой статье, следует отметить, что в Армении по своим авторитету и роли в жизни народа первое место занимает Армянская Апостольская Церковь — единственный институт в армянской сфере, беспрерывно действующий уже свыше 1 700 лет. Основная часть населения — свыше 3 млн (около 90%) — считают себя последователями традиционной Церкви. Конечно, и в их числе немало также тех, которые связаны с церковью не столько своей религиозностью, сколько сложившимися на протяжении веков национально-религиозными традициями.

Среди действующих религиозных организаций значительную часть составляют религиозные течения протестантских деноминаций: евангелисты, пятидесятники, баптисты, адвентисты и методисты. Число их последователей, согласно предположению Управления по национальным меньшинствам и религиозным организациям при правительстве РА, составляет около 50 тыс. человек. К наиболее активным в своей миссионерской прозелитической деятельности (и тем самым вызывающим недовольство общества) относятся в основном протестанты: евангелисты и "Слово жизни", а также "Свидетели Иеговы" (около 10 тыс.) и мормоны. В отличие от этих деноминаций, распространенных почти по всей республике, резко поредела община бахаистов. В качестве религиозной организации зарегистрированы и армянские язычники, идеология которых в целом основывается на родословной нации. Согласно их данным, число язычников в стране составляет 3 000 человек, они имеют шесть жрецов и одного — верховного.

Кроме того, действует около 10 структур, осуществляющих издательскую и благотворительную деятельность. Например, Библейское общество Армении, которое издает религиозную литературу, возглавляет Совет, состоящий из представителей Армянской Апостольской, Армянской Католической и Армянской Евангелистской церквей.

Вернувшись к упомянутому выше исследованию, отметим, что на вопрос: "Какие религиозные течения вы знаете в Армении?" — большая часть респондентов в основном упомянула "Свидетелей Иеговы", евангелистов, пятидесятников, мормонов, церковь "Слово жизни", то есть отличающихся агрессивной "проповеднической и благотворительной" деятельностью.

Интересно, что опрашиваемые самостоятельно не упоминали проживающих в республике армян-католиков (их около 40 тыс.). Не были отмечены и общины национальных меньшинств (русские, езиды, ассирийцы и т.д.), ныне составляющие 4% населения страны, хотя они имеют довольно-таки древние корни и активные общины. Католики, проживающие в основном в северных районах, имеют многовековую историю. В 1990-х годах католическая община начала возрождаться. Сегодня в республике действуют три армянские католические организации, а с 1991 года находится резиденция предводителя армян-католиков Армении, Грузии и Восточной Европы.

Религиозная община Русской Православной Церкви объединяет четыре церкви в городах Ереван, Гюмри, Ванадзор и деревне Димитров. Число последователей этих общин составляет от 10 до 12 тыс. чел., однако они многонациональны — в связи с тем, что включают также православных греков и ассирийцев. Представители группы ассирийцев (500—600 чел.) — последователи организации "Ассирийский католикосат Востока святая апостольская церковь". В качестве религиозной структуры общественность страны не воспринимает молокан, которых, как последователей сектантской группы, еще в XIX веке выслали из России в Армению (молокане по этнической принадлежности — русские, живут в закрытых общинах, а для осуществления религиозных обрядов собираются на частных квартирах). Согласно переписи населения 2003 года, в стране проживает более 800 евреев, занимающихся довольно активной религиозной деятельностью. Синагогу посещают и армяне, имеющие родственные связи с евреями.

Действуют также религиозные общины езидов (40—41 тыс. чел.) и малочисленная община мусульман: курды, иранцы. Для последних в центре Еревана восстановлена Синяя мечеть.

Результаты опросов свидетельствуют, что наряду с религиозными общинами этнических меньшинств остальные функционирующие организации общественность воспринимает как структуры, внедренные "внешними силами" с целью разрушения национального единства. В подобных оценках в качестве доказательства респонденты приводят политические, социальные и культурные проблемы без каких-либо религиозных обоснований, хотя последователей этих новоявленных структур называют "верующими" или "сектантами".

Согласно тому же опросу, к религиозному разнообразию негативно относятся также и представители других конфессий, однако основанием тому служит их убежденность в истинности лишь собственной веры.

Исследование также показывает, что, несмотря на обеспокоенность религиозным разнообразием, в обществе в целом нет негативного отношения к "иноверцам". "Виновными" в существующих беспокойствах считают государство и Армянскую Апостольскую Церковь: государство — за вседозволенность, Церковь — за недостаточную проповедническую деятельность.

Подобные восприятия ставят ААЦ перед новыми проблемами. Это не случайно, ибо в течение веков ААЦ слилась воедино с идеей национальной идентичности. В этом плане закон "Об отношениях Республики Армения и Армянской Апостольской Святой Церкви" способствует не только религионизации страны, но и сохранению национальных ценностей и национальной самобытности.

Особые отношения между государством и Армянской Церковью

Как мы уже отмечали, в феврале Национальное собрание единогласно приняло закон "Об отношениях Республики Армения и Армянской Апостольской Святой Церкви". В законопроект, принятый в первом чтении в конце декабря 2006 года, существенных изменений внесено не было. Закон регулирует отношения РА и ААЦ, придавая Армянской Церкви особый статус, признавая ее иерархию во всем мире и Первопрестольный Святой Эчмиадзин — как центр ААЦ; "признает Армянскую Апостольскую Святую Церковь как национальную церковь с ее центром — Первопрестольным Святым Эчмиадзином, иерархическими престолами — Католикосатом Великого Дома Киликийского, Иерусалимским патриархатом и Константинопольским патриархатом; ее особенную миссию в духовной жизни армянского народа, в деле развития его национальной культуры и сохранения национальной идентичности" (статья 2).

С принятием закона ААЦ поднялась на более высокую ступень, в сравнении с другими религиозными организациями, получив также более широкий круг правомочий. Закон дал законодательную силу сотрудничеству церкви и государства, осуществляемому согласно принятым отдельным соглашениям с правительством РА, утвердив совсем новые положения.

Например, в рамках социальной деятельности ААЦ получила право иметь своих постоянных представителей в больницах, приютах, домах-интернатах, воинских частях, местах лишения свободы (статья 10). Однако, согласно подписанному в 2000 году соглашению, в Вооруженных силах страны уже действует духовное служение — институт капелланов, первый в своем роде на территории СНГ. В Армении давно осуществляются посещения священнослужителями мест заключения, где уже имеются отдельные часовни. При помощи Всеармянской организации по помощи заключенным в одной из тюрем сейчас возводят церковь (усилиями самих арестантов).

Закон подтвердил и еще более расширил роль церкви в сфере образования. В 4—10 классах общеобразовательных школ преподают "Историю Армянской Церкви". Статьей 8 церкви предоставлено право участвовать в разработке учебной программы и подготовке учебников по этому предмету для государственных учебных заведений, утверждать критерии подготовки преподавателей, а также представлять школам кандидатуры преподавателей.

Кроме того, в законе закреплены подобные положения, которые уже имелись в законе "О свободе совести и религиозных организациях", принятом в 1991 году. Государство признает тайну церковной исповеди, прибыли церкви (пожертвования, общественные сборы и т.п.) освобождаются от налогообложения.

В законе существует несколько новых статей, касающихся церковно-государственных отношений. Особо предусматривается финансовая поддержка за счет государственного бюджета для сохранения и обогащения принадлежащих церкви культурных ценностей (музеев, библиотек, архивов и т.п.), являющихся и важной составляющей национального культурного наследия.

Государство признает осуществленные Армянской Церковью венчания и разводы. Примерно 90% официально регистрирующих свой брак совершают и церковное таинство венчания — как неотъемлемую часть национальной культуры и традиций. Согласно закону, статья вступит в силу после принятия соответствующего соглашения между ААЦ и правительством. Над созданием соглашения будет работать смешанная комиссия.

Однако закон не включает в себя решения всех проблем, возникающих в отношениях церкви и государства. В связи с этим ААЦ ожидает решения и других вопросов, например, неуместное употребление в рекламе и разных мероприятиях церковных символов, названий церквей, святых ААЦ и т.д.

Парламент принял закон единогласно, однако против него выступило несколько структур по защите прав человека. Так, председатель Хельсинкского комитета Армении Аветик Ишханян и глава организации "Сотрудничество во имя демократии" Степан Даниелян выразили свое отрицательное отношение к закону, утверждая, что он "содержит дискриминацию" по отношению к другим структурам. Однако и они, в свою очередь, были подвергнуты критике.

В действительности, существуют ли в Армении религиозная толерантность и нетолерантность?

Религиозная толерантность

В смысле религиозной толерантности ситуация в основном оценивается как благоприятная. Как и в предыдущие годы, в 2007-м серьезных случаев религиозной нетерпимости не зафиксировано. Однако в докладе 2007 года международной организации "Международная амнистия"2 оценка, данная Армении, была довольно строгой: республика оказалась в ряду стран с религиозной дискриминацией. В связи с этим Управление по национальным меньшинствам и религиозным организациям при правительстве РА выразило в соответствующих международных инстанциях свое несогласие, отметив, что доклад односторонний, не соответствует действительности, изложен на основании фактов, представленных лишь одной стороной — "Свидетелями Иеговы", без обсуждений фактов с теми армянскими структурами, действия которых представлены как проявления дискриминации. Основная проблема состоит в вопросе воинской службы членов "Свидетелей Иеговы". Отметим, что принятый в 2004 году закон "Об альтернативной воинской службе" фактически не действует. Хотя с 2005 года лицам, избегающим воинской службы, закон предоставляет возможность нестроевого или гражданского ее несения. Однако приверженцы "Свидетелей Иеговы" отказываются и от этого варианта. Вначале они объясняли это тем, что якобы служба в госпиталях и домах престарелых ущемляет человеческое достоинство молодых людей. Ныне в качестве причины указывается то, что служба осуществляется под административным надзором военных. Согласно поправкам к закону, внесенным в 2006 году, избежание альтернативной службы оценивается как уголовно наказуемое деяние. По этой причине в конце 2007 года около 80 представителей "Свидетелей Иеговы" находились в местах заключения или ожидали суда. Следующее их недовольство вызвано тем, что в суде им выносили суровое наказание — 36 месяцев лишения свободы, что, однако, не выходит за рамки закона. Согласно комментарию3[iii] начальника Управления по национальным меньшинствам и религиозным организациям при правительстве РА Грануш Харатян, подобное отрицательное отношение "Свидетелей Иеговы" к альтернативной службе обусловлено лишь их желанием быть в центре внимания общества и международных организаций и поднять "свой общественный вес".

Утверждая, что в обществе царит толерантное отношение к иноверующим, ответственные за эту сферу также свидетельствуют об очевидном недоброжелательном отношении населения к некоторым организациям из-за методов их проповеднической практики. Часто можно заметить, как с целью проповедования "Свидетели Иеговы" останавливают на улицах прохожих, стучат в двери квартир, за что удостаиваются грубых ответов. А совершаемые на религиозной почве самоубийства и сведения о разводах лишь углубляют беспокойство в связи с новоявленными религиозными организациями. Например, в январе большое возмущение вызвал случай самоубийства восьмиклассницы в одной из северных деревень страны. Некоторые газеты утверждали, что причиной тому послужила секта, так как мать девочки является последователем пятидесятников. Однако так и не получен ответ на вопрос, было ли совершено самоубийство на религиозной почве, а утверждение директора школы о матери-сектантке не подтвердила действующая в деревне религиозная организация.

Беспокойство вызвала также информация о том, что в одной из школ Еревана распространяли сектантскую религиозную литературу, а "Историю Армянской Церкви" преподавала последовательница церкви "Слово жизни", не имевшая какой-либо подготовки для ведения занятий по основному предмету.

Обвинения со стороны международных организаций в религиозной нетолерантности частично относятся к армянской прессе. С октября 2006 года по май 2007-го центр "Сотрудничество во имя демократии" проводил мониторинг интернет-сайтов средств массовой информации для выявления случаев нетолерантности, вражды и дискриминации, а также тех СМИ, которые участвуют или помогают религиозным и нерелигиозным организациям в борьбе против сектантских движений. Согласно анализу центра4, несколько из девяти изученных СМИ были охарактеризованы именно как таковые. Осенью с целью предоставления возможности высказаться всем религиозным организациям было основано ежеквартальное периодическое издание "Религия и общество".

Таким образом, тема свободы религии стала одной из всегда обсуждаемых, отмечается любое проявление нетолерантности, даже на бытовом уровне. Вопрос о свободе религии в контексте политики, направленной на обеспечение защиты прав человека, стал также темой обсуждений между правительствами США и РА, так как реализация в Армении программы "Вызовы тысячелетия" зависит от исполнения взятых правительством республики обязательств, в число которых входит и свобода религии.

Религиозные организации и парламентские выборы 2007 года

Согласно Конституции РА, церковь отделена от государства. На религиозные институты не возлагаются какие-либо функции государственного управления. Однако церковь является также общественным институтом, и общегосударственные мероприятия, к каковым относятся парламентские и президентские выборы, духовную сферу не обходят стороной. В этом плане состоявшиеся 12 мая парламентские выборы зафиксировали несколько интересных случаев, которые можно рассматривать с двух точек зрения: отношение религиозных организаций к избирательным процессам; проявления по отношению к религиозности в избирательных процессах.

ААЦ и другие религиозные структуры во время избирательных процессов обычно сохраняют лояльность. Однако в ходе парламентских выборов-2007 несколько церквей протестантской деноминации предпочли иную позицию. Накануне выборов несколько евангелистских общин — Армянская Евангелистская, Ереванская Евангелистская, Христиане Евангельской веры Армении "Единство", союз церквей "Слово жизни", союз церквей Евангельской веры Армении — выступили с совместным заявлением, призывая сделать все возможное, чтобы выборы прошли в рамках закона, свободно и справедливо, в атмосфере толерантности, христианской нравственности и всенародной солидарности. С подобным заявлением выступила и церковь адвентистов Седьмого дня.

Следует отметить, что эта позиция религиозных организаций, будучи новшеством в общественно-политической жизни страны, не получила большой огласки и стала доступной, скорее всего, лишь последователям данных организаций. В предвыборном периоде широкая общественность более "восприимчиво" относилась к ААЦ. Было очевидным обострение религиозных чувств политических партий и деятелей. Строя собственный пиар на атрибутах благоверия, многие делали важной составляющей предвыборных кампаний демонстрацию своей связи с национальной Церковью. Представители различных партий усердно принимали участие в национально-церковных мероприятиях, организовывали паломничества к святыням ААЦ.

Однако подобные факты следует рассматривать как выражение оценки роли ААЦ в общественной жизни. Подтверждением тому можно считать, что в предвыборных программах более 20 политических партий изложены отдельные тезисы о религиозной жизни и, в особенности, об ААЦ. В программах всех прошедших в парламент пяти партий — Республиканской, "Процветающей Армении", Армянской революционной партии, партии "Страна законов" и партии "Наследие" — включена Армянская Церковь.

Так, Республиканская партия, получившая большинство в парламенте, считает в своих программных тезисах ААЦ "неотъемлемой частью армянской идентичности и национальным институтом по всему миру, который призван своей догматикой, иерархией служить Богу и Нации". Роль ААЦ в духовно-политической жизни армянского народа отмечают и другие партии, однако есть структуры, которые придают большое значение и другим армянским церквям, считающимся традиционными, даже языческому периоду жизни армянского народа.

Отводя ААЦ первое место и важную роль в жизни народа, партии также ставят определенные задачи перед церковью и государством. Например, партия "Дашнакцутюн" в контексте взаимоотношений между Арменией и диаспорой ставит перед государством вопрос о сотрудничестве между Католикосатом Всех армян и Католикосатом Великого Дома Киликийского. Однако здесь следует отметить, что разногласия, возникшие между двумя католикосатами в советское время, имели на то политические причины, в чем в свое время сыграли роль именно нынешние активисты этой партии.

Оппозиционная партия "Наследие" видит в деятельности ААЦ необходимость реформ, чтобы Церковь была более родной и непосредственной для общества и граждан.

Трудно сказать, как все эти тезисы и заявления воздействовали на избирателей, но, несколько забегая вперед, скажем, что подобные стремления проявились и перед президентскими выборами 2008 года. Обострение общественного внимания к Церкви в период политических процессов ставит ее перед определенными обязательствами. Например, выступление на съезде Республиканской партии Патриаршего викария, приглашенного благословить работу мероприятия, было воспринято неоднозначно. Пресса подвергла его критике ввиду того, что кандидат от указанной партии был основным претендентом на пост президента страны. В раскаленной предвыборной атмосфере обвинения в адрес архиепископа вскоре попытались перенести на всю Церковь.

Межцерковные и межрелигиозные отношения, отклики международной жизни

ААЦ, имея свои епархии и общины по всему миру, естественно, реагирует на международные события, непосредственно связанные с проблемами и жизнью общин ААЦ. В этом плане особо следует выделить открытие в Турции (озеро Ван, остров Ахтамар) армянской церкви Св. Креста, что дало повод для разнообразных комментариев. Армянская церковь, построенная в Х веке, ныне отреставрированная Министерством культуры и туризма Турции, была открыта как музей, без креста на куполе. Проблема вызвала тревогу у всех армян — как в самой Армении, так и в диаспоре.

Для участия в открытии церкви было направлено приглашение Католикосу всех армян Гарегину Второму, но Первопрестольный Святой Эчмиадзин отклонил его, так как восстановленная властями Турции церковь превращается в музей и не будет действовать в качестве церкви в духовной юрисдикции Константинопольского патриархата ААЦ. Кроме того, церемония открытия будет осуществляться по мирским канонам, а не по обряду ААЦ. "Это деяние властей Турции, направленное на ущемление христианских благоверных чувств армянского народа, не может расцениваться положительным шагом на пути сближения армянского и турецкого народов, тем более в контексте всеобщего стремления к сотрудничеству народов, диалогу религий и культур в нынешнем веке", — отмечено в заявлении Святого Эчмиадзина.

Впоследствии Министерство иностранных дел Турции отказало Константинопольскому патриарху ААЦ Архиепископу Месропу Мутафяну в просьбе, направленной премьер-министру и министру культуры страны, разрешить установить на куполе церкви крест и позволить раз в год, в один из великих праздников, совершать духовную службу.

На открытии церкви из ААЦ присутствовал лишь Архиепископ Месроп Мутафян. Однако участие Константинопольского патриарха, несмотря на различные комментарии, восприняли с пониманием, особенно имея в виду угрозы турецких националистов в адрес патриарха после убийства в начале года главного редактора выходящей в Турции армянской газеты "Акос". Армянская пресса с тем же пониманием комментирует различающиеся взгляды Святого Эчмиадзина и патриарха по вопросу признания геноцида армян — довольно чувствительной проблемы в армяно-турецких отношениях. В ходе Патриаршего визита Католикоса всех армян в США, когда Комиссия по внешним отношениям Палаты представителей Конгресса приняла резолюцию за № 106 по признанию геноцида армян (это произошло 10 октября), Католикос всех армян в Конгрессе вознес свою молитву и принес свое благословение участникам очередного собрания Палаты представителей Конгресса, затронув в своей молитве и тему геноцида. Однако в одной газете Архиепископ Месроп Мутафян выразил на сей счет мнение, что резолюция не принесет пользы ни одной из сторон, а наоборот, отрицательно отразится на еще не состоявшемся диалоге двух народов.

К продолжающемуся уже 20 лет нагорно-карабахскому противостоянию неравнодушно также духовенство, и не только ААЦ. В 2007 году в дебаты на эту тему была втянута еврейская община. В ответ на заявление Меира Брука — главного раввина еврейской общины Азербайджана — о том, что "Армения в экономическом и духовном смысле слаба, так как не умеет проявлять толерантность", выступила еврейская община Армении. Герш Майер Бурштейн, главный раввин республики, председатель еврейской общины Армении Римма Варжапетян и руководитель еврейского культурного центра "Менора" Вилли Вайнер в открытом письме осудили высказывание раввина Азербайджана. За мирное урегулирование нагорно-карабахской проблемы часто выступает Первопрестольный Святой Эчмиадзин. В 2007 году он вновь подтвердил свою позицию, заявив, что продолжит прикладывать усилия для мирного разрешения данного противостояния.

В религиозной сфере остались неразрешенными разногласия между Армянской и Грузинской церквями. Армянская Церковь, как и остальные религиозные меньшинства Грузии, ожидает решения вопроса о ее статусе в этой стране, считая неприемлемым предложение грузинской стороны о регистрации церкви в качестве организации с ограниченной ответственностью, так как церковь является субъектом публичного права. Неразрешенным остается и вопрос о возвращении шести церквей Армянской епархии в Грузии. А появившиеся в грузинских СМИ сообщения о намерении Армянской и Грузинской церквей обменять церкви во время визита Католикоса всех армян в Тбилиси оказались дезинформацией и были опровергнуты Святым Эчмиадзином. Да и визита как такового не было.

Однако, несмотря на эти проблемы, 2007 год можно считать годом межрелигиозных и экуменических отношений. Так, по приглашению Святого Эчмиадзина Армению посетил бывший Генеральный секретарь Всемирного Совета Церквей (ВСЦ) доктор Конрад Райзер.

8—10 июня Армянский межцерковный благотворительный Фонд "Круглый стол ВСЦ" организовал молодежную образовательную конференцию "Образование как условие развития". В ее работе участвовали около 80 человек: представители Национального собрания, Министерства образования и науки, епархиальных структур и организаций ААЦ, общественных организаций и других деноминаций, а также гости из Грузии, Беларуси и Украины.

Важной межцерковной встречей можно считать собрание комиссии "Церковь и общество" Конференции Церквей Европы в Святом Эчмиадзине при участии около 35 представителей христианских церквей Европы.

Экуменический год завершился двумя важными мероприятиями. В сентябре Первопрестольный Святой Эчмиадзин посетил с официальным визитом Архиепископ Кентерберийский доктор Роуан Вилиамс. Кроме того, в сентябре в Святом Эчмиадзине состоялось собрание Исполнительного комитета ВСЦ, в работе которого участвовал Генеральный секретарь Всемирного Совета Церквей доктор Самюэль Кобия.

Следует отметить, что, в отличие от иных деноминаций и религиозных организаций, в информационном плане наиболее открыта ААЦ, что можно объяснить объемом ее деятельности, влиянием на общество, а также отведенной ей важной ролью в жизни армянского народа. Остальные религиозные организации в той или иной мере более закрыты для широкой общественности.


1 См.: Харатян Г. Религиозные развития в начале XXI века и реалии Армении // Религия и общество, декабрь 2007. С. 85—89. к тексту
2 См.: [www.amnesty.org]. к тексту
3 См.: Харатян Г. Указ. соч. к тексту
4 См.: Доклад мониторинга СМИ в Интернете // Религия и общество, сентябрь 2007. С. 62—68. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL