РЕЛИГИЯ

Абдунаби САТТОРЗОДА, Абдулвахид ШАМОЛОВ


Абдунаби Сатторзода, доктор филологических наук, профессор, начальник Управления внешней политики и внешнеэкономического развития Центра стратегических исследований при Президенте РТ (Душанбе, Таджикистан)

Абдулвахид Шамолов, доктор философских наук, профессор, начальник Управления по разработке национальных стратегий и социально-экономических программ Центра стратегических исследований при Президенте РТ (Душанбе, Таджикистан)


Введение

Согласно официальной статистике, ныне в РТ проживает 7,3 млн чел., из них около 97% относят себя к мусульманам, хотя степень соблюдения религиозных обрядов по стране значительно варьируется. Большая часть приверженцев мусульманства республики (примерно 96%) — последователи ханафитского мазхаба суннитской ветви ислама. Это таджики, узбеки, туркмены, белуджи, арабы, лакайцы, кунгураты и т.д. Около 1% мусульман — шииты, большинство которых относятся к исмаилитам и исноашаритам. Основная часть исмаилитов проживает в отдаленной восточной Горно-Бадахшанской автономной области республики, в некоторых районах Хатлонской области, а также в городах Душанбе, Худжанд, Чкаловск и др.

Действуют и суфийские ордена накшбандийя и кадирийя. Важное место в религиозной жизни страны занимает культ святых и святых мест. В РТ насчитывается около 2 тыс. гробниц (мазаров) и святых мест (зийаратгох). Наибольшей известностью пользуются мечеть Шейх Муслихиддин в Худжанде, Хазрати Амирджон — в Кулябе, Хазрати Мавлоно — в районе Рудаки, Ходжа Мухаммад Башоро — в Пенджикентском районе Сугдской области и т.д.

И хотя, как мы уже отмечали, ислам исповедуют 97% жителей страны, однако лишь малая их часть (точных сведений нет) выполняет обязательные предписания религии. Возврат к духовным ценностям сопровождается постепенным увеличением численности прихожан мечетей. Основную их часть составляют мусульмане с умеренными взглядами, для которых религия представляет собой личный выбор и способ духовного обогащения. Все больше представителей интеллигенции, научной и политической элиты отдают дань религиозным традициям. Как правило, эта группа верующих активно участвует в экономической и общественной жизни страны.

В РТ проживает и около 200 тыс. христиан, главным образом этнические русские. Одна из самых больших христианских групп верующих — последователи Русской Православной Церкви, живущие в Душанбе и других больших городах республики.

В 2007 году в Управлении по делам религии при Министерстве культуры РТ было зарегистрировано 85 немусульманских групп. Однако наряду с ними есть много и незарегистрированных религиозных структур и течений, деятельность которых в общем не запрещена. Все они представляют собой конфессиональные ответвления.

В республике зарегистрированы организации баптистов (пять), Римско-католической Церкви (две), адвентистов Седьмого дня (одна), "Свидетелей Иеговы" (одна), лютеран (нет данных) и Корейской протестантской церкви, включающей церковь СонМин Грейс (две). В прочие группы религиозных меньшинств входят бахаи (зарегистрированы четыре организации), зороастрийцы (нет данных), Харе Кришна (одна) и иудеи (одна община). Численность этих групп невелика и почти все их представители проживают в столице и в других крупных городах страны. Только в Душанбе зарегистрировано 36 неисламских религиозных организаций.

По некоторым оценкам, 0,01% населения составляют атеисты, не меняющие своих взглядов с периода советской власти, либо лица, не принадлежащие ни к одной из конфессий. Поэтому в последние годы в республике строили не только мечети и христианские церкви, но и синагоги и т.д. Несмотря на все сложности трансформации общества в процессе становления независимого демократического государства, в Таджикистане не было серьезных конфликтов на межнациональной и межконфессиональной почве, хотя отдельные проблемы регулярно возникали. Именно толерантность стала решающим фактором обеспечения мира, стабильности и прогресса в республике, сложившаяся в ней атмосфера веротерпимости позволяет религиозным институтам трансформироваться в духовных хранителей гражданских свобод и беспристрастных критиков общественно-политических перемен с точки зрения их соответствия морали и справедливости, понимаемых не только в религиозном, но и в демократическом контексте.

Самый крупный религиозный центр в РТ — Совет улемов. Согласно действующему законодательству, эта неправительственная структура объединяет общины мусульманской направленности, регулирует их деятельность, а также представляет к регистрации в Управление по делам религии Министерства культуры. Однако, к сожалению, Совет улемов слабо занимается просветительской работой, в основном ограничиваясь выступлениями духовенства на поминках и пятничных проповедях в мечетях. В целом главные обязанности духовенства страны сводятся к отправлению ритуальных обрядов, связанных с бракосочетанием и похоронами. Большинство духовенства лояльно действующей власти, не выступает за политические перемены, что объясняется желанием сохранить за собой источник материальных доходов. Для официального духовенства характерны консерватизм и традиционность. Основная часть его представителей не соответствует реалиям, типу и уровню религиозного мышления современного мусульманского общества. Но при этом она имеет влияние в обществе, так как сохраняет за собой основные его рычаги. С этим же связано недовольство официального духовенства распространением реформаторских и обновленческих взглядов в исламе.

Управление по делам религии и другие соответствующие органы активно наблюдают за религиозными организациями, с тем чтобы их деятельность не обрела террористический и экстремистский характер.

В 2007 году случаев отказа в регистрации религиозных групп Управлением по делам религии не отмечалось. Тем не менее данное управление отклонило несколько заявок по техническим причинам, что замедлило процесс регистрации некоторых организаций.

В стране зарегистрировано 2 842 мечети, в которых проводят ежедневные молитвы, что свидетельствует о сокращении их количества по сравнению с 2006 годом (2 885). Однако Управление утверждает, что за отчетный период мечети официально не закрывали. Кроме того, функционируют 19 медресе на базе колледжей и один Исламский университет. Частные религиозные школы разрешены при наличии официальной регистрации. Законодательство не запрещает родителям обучать своих детей религии на дому, однако в этом плане есть ограничения для группы детей вне семьи.

В соответствии с принятыми в 1999 году поправками в Конституцию РТ разрешена работа религиозных политических партий, однако остается в силе и закон, принятый в 1998 году, в котором указано, что партии не имеют права пользоваться поддержкой религиозных организаций. В настоящее время два представителя Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) — депутаты Маджлиси намояндагон (нижней палаты парламента страны), состоящего из 63 чел. Кроме того, в региональных маджлисах республики было представлено 13 депутатов от ПИВТ — единственной законной политической исламской партии в республиках Центральной Азии.

Согласно Конституции РТ государственной религии в стране не существует, однако официально в качестве государственных праздников признаются и два исламских — Иди Рамазон (Ид Аль-Фитр) и Иди Курбон (Ид Аль-Адха).

Правительство проявляет заботу о сохранении культовых архитектурных памятников, создавая условия для их использования в качестве храмов. В рамках государственной программы по социально-экономическому развитию регионов в ряде районов страны реставрируют мечети, в том числе в Хатлонской и Согдийской областях их восстанавливают и как архитектурные памятники.

Проекты закона о религии

Уже ряд лет внимание общественности РТ приковано к Проекту нового закона "О религии и религиозных организациях". Не стал исключением и 2007 год. Если первая его половина прошла в ожидании нового Проекта указанного закона, то вторая половина ознаменовалась его обсуждениями на разных уровнях.

Первое обсуждение, состоявшееся 17 августа, инициировали Общественный комитет по содействию демократическим процессам и Светско-исламский диалог в Таджикистане. В ходе обсуждения Проекта закона РТ "О свободе совести и религиозных организациях" выяснилось, что он анонимный. Однако большинство участников обсуждения были уверены, что его подготовили в бывшем Комитете по делам религии при Правительстве РТ (ныне Управление по делам религии при Министерстве культуры). Этот Проект весьма отличался от аналогичного документа 2006 года, который в свое время резко критиковали представители неисламских конфессий и миссионерские организации. В нем отмечалось явное стремление усилить контроль над деятельностью религиозных структур, а также ужесточить положения об их создании, порядке регистрации и функционировании.

Официальный Проект нового закона появился только в ноябре и сразу же стал предметом заинтересованных обсуждений. Первое из них состоялось в рамках Общественного совета РТ, организованного при содействии центра ОБСЕ в Душанбе на основе официального обращения правительства республики. По сообщению корреспондента газеты "Миллат" от 8 ноября, многие участники этого обсуждения говорили о неприемлемости большинства положений Проекта. Газета, в частности, процитировала слова председателя ПИВТ Мухиддина Кабири, отметившего, что "принятие данного Проекта подготовит почву для дестабилизации в стране и станет причиной разногласий в обществе". По его мнению, Проект ограничивает деятельность официальных религиозных организаций, даже делает ее невозможной, и только "расширяет поле деятельности религиозных экстремистских движений и течений". Кроме того, газета приводила точку зрения председателя Республиканского объединения церквей ЕХБ Таджикистана Игоря Самиева, который считает, что "представленный Проект игнорирует религиозные свободы граждан и особенно религиозных меньшинств".

А наиболее обстоятельное обсуждение состоялось 21 ноября с участием широкого круга представителей религиозных организацией, официальных структур правительства, центра ОБСЕ в Душанбе, отечественных и зарубежных экспертов.

К тому же Проект широко обсуждался и на страницах СМИ, в частности, его анализу были посвящены глубокие и обстоятельные статьи. А 28 июня представители 22 групп религиозных меньшинств, включая приверженцев бахаи, католиков, баптистов, адвентистов Седьмого дня, лютеран, пятидесятников и других протестантских групп обратились с открытым письмом к Президенту РТ Эмомали Рахмону и в Маджлиси намояндагон, в котором выражали беспокойство тем, что законопроект сделает их деятельность незаконной.

Однако окончательное решение принято не было. Остается надеяться, что авторы официального и альтернативного проектов вынесут их на рассмотрение Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли РТ и появится вариант, приемлемый для всех заинтересованных сторон.

Проблема хиджаба: религиозные и политические аспекты

Постепенно из бытовой житейской темы и вопроса в сфере культуры трансформировалась в острую политическую проблему оживленная дискуссия о женском головном платке хиджабе. Все начиналось в апреле, когда министр образования при посещении Таджикского государственного национального университета вступил в полемику со студенткой, которая носила хиджаб, и объявил о его запрете в вузах страны. После этого тема хиджаба не сходила со страниц многих СМИ страны, а также таких радиостанций, как "Озоди", Би-би-си и ряда других. Одно время чиновники Министерства образования пытались убедить общественность, что их ведомство никогда не вводило запретов на ношение хиджаба или иной одежды, характерной для верующих мусульман, в вузах страны1. Однако выяснилось, что в свое время приказом министра образования А. Рахмонова такое положение было утверждено.

Проблема хиджаба еще больше обострилась после того, как студентка третьего курса факультета английского и арабского языков Таджикского государственного института языков Давлатхонум Исмоилова подала в суд на руководство своего вуза. Ее поддержала ПИВТ. Так, выступая с докладом на заседании, посвященном 35-летию партии, ее председатель Мухиддин Кабири отметил: "Министр образования вышел за рамки своих обязанностей… Мы готовы к тому, чтобы посадили еще десятерых, готовы мужественно выдержать новые трудности, но, однако, не желаем того, чтобы достоинство одной нашей сестры (платок, национальное платье) было попрано кем-то"2. Не до конца обдуманный и некорректный шаг руководителей Министерства не только стал причиной массового обращения студентов за помощью к ПИВТ, но и вывел проблему хиджаба на международный уровень. Не случайно журналист известной телекомпании "Ал-Джазира" задал вопрос о запрете ношения хиджаба в учебных заведениях Таджикистана президенту РТ Эмомали Рахмону во время его официального визита в Кувейт.

Новая политика ПИВТ

В интервью корреспонденту газеты "Миллат" от 1 февраля председатель ПИВТ Мухиддин Кабири сообщил, что партия утверждает новую политическую линию. Судя по его словам, она предусматривает:

— омоложение партийных рядов;

— установление тесных контактов с интеллигенцией;

— наряду с рассмотрением традиционных для партии религиозных и культурных проблем большое внимание уделять экономическим, социальным и энергетическим вопросам;

— соблюдать принципы мирного сосуществования и честной конкуренции с официальными структурами и политическими силами страны3.

На Седьмом съезде ПИВТ, который состоялся 25 сентября, обсуждались и некоторые другие аспекты новой политики партии. В их числе:

  • 1.  активная позиция в оценке достижений и просчетов правительства, исходя из национальных интересов страны;
  • 2.  создание атмосферы доверия (эътимодсози) по четырем основным направлениям: внутрипартийное, с другими слоями республики, с международным сообществом, с политической элитой страны.
  • Внимательное изучение деятельности ПИВТ показывает, что партия начала целенаправленно реализовывать свою новую политику. Так, за последние годы партия заметно расширила свою социальную базу, о чем свидетельствует стремительный рост ее численности. Если в конце 2004 года в ней было зарегистрировано 19 191 чел., то в 2005-м — 23 429, в 2006-м — 24 266, до мая 2007 года — 25 221 чел.

    ПИВТ стала активнее участвовать почти во всех основных социально-политических мероприятиях страны. При содействии руководства партии в Центре "Диалог" ежемесячно проходят встречи по наиболее актуальным проблемам РТ, в которых принимают участие представители всех политических и общественных организаций, известные ученые, политики, эксперты и т.д. Были проведены такие мероприятия, как конференция "Вклад ПИВТ в установление мира и единства" — в честь 60-летия основателя и председателя партии С.А. Нури (10 марта); научно-практические семинары "Ислам как фактор стабильности страны" (март) и "Или модернизируем ислам, или исламизируем эпоху" (июнь); торжественное заседание, посвященное 35-летию ПИВТ (19 апреля). Состоялся первый конкурс молодых чтецов Корана, на котором призовые места заняли Ф. Ходжиев (район Исмоили Сомони, Душанбе), Б. Зарифи (район Рудаки) и Х. Шамсиддин (г. Курган-тюбе Хатлонской области). Самый молодой участник конкурса, получивший приз, — 7-летний Аюби Абдурахим (Аштский район Согдской области). Регулярно выходит печатный орган ПИВТ газета "Наджот".

    В начале февраля Исполнительный аппарат ПИВТ заявил, что три представителя партии — Саидибрахим Мухаммадназар, Абдукадир Хасанпур и Умарали Хусайнов будут участвовать в промежуточных выборах Маджлиси намояндагон РТ. Однако в связи с тем, что избирательные комиссии на местах не включали в состав участковых избирательных комиссий представителей этой партии, ее кандидаты в депутаты подали в суд на окружные избиркомы4. Председатель партии Мухиддин Кабири назвал выборы исключительно недемократичными. О серьезных нарушениях, допущенных в ходе выборов, М. Кабири вспомнил и на встречах с избирателями Рештского региона5. По его мнению, когда выборы проходят не прозрачно и не демократично, участие в них теряет смысл, поэтому ПИВТ решила не терять зря время, силы и средства. Председатель партии уверен, что официальные властные структуры опасаются прохождения в парламент страны относительно большого количество депутатов от ПИВТ (10—15 чел.) из-за того, что это якобы вызовет беспокойство некоторых соседних государств, хотя большинство этих опасений лишены оснований6.

    2007 год ознаменован также ростом международного авторитета ПИВТ. Ее лидеры стали чаще встречаться с представителями международных организаций (в том числе региональных), НПО, дипломатического корпуса. По приглашению Партии справедливости Индонезии в январе председатель ПИВТ М. Кабири посетил эту страну с рабочим визитом и принял участие в учредительном Международном форуме исламских парламентариев (IFIP), организованном по инициативе депутатов из Индонезии и ряда других стран. В работе форума участвовали свыше 200 депутатов из 21 страны и 53 политические парламентские партии. Основные вопросы, обсуждавшиеся на этой встрече, — ислам и демократия, диалог с Западом, преодоление религиозных конфликтов в мусульманской среде. М. Кабири избрали членом Исполнительного совета и двух комитетов этой организации, а в качестве члена ее Совещательного совета он посетил Иран.

    Неоднозначную реакцию вызвала ответная телеграмма премьер-министра Турции на имя председателя ПИВТ М. Кабири, опубликованная на первой полосе газеты "Наджот" 25 октября. К тому же до того, 11 октября, газета "Нигоҳ" поместила информацию некоего студента Абдуазима Абдуваххобова под интригующим названием "Гордость Кабири под турецким флагом" и ответ самого Кабири. Эти факты, а также многие высказывания руководителя партии, свидетельствуют, что правительство Эрдогана служит ПИВТ примером для подражания.

    Деятельности ПИВТ и его руководителей были посвящены аналитические статьи духовного лидера партии, депутата Маджлиси намояндагон М. Химматзоды "ПИВТ — умеренная партия"7, кандидата политических наук А. Рахнамо "Нури и Кабири, или О передаче власти в ПИВТ"8, "Религиозная партия и национальная безопасность"9, К. Бохтари "Личность и труды С.А. Нури"10 и т.д. Вышел из печати ряд книг: С.А. Нури "Тафсири сураи Ал-Муъмин" ("Комментарий к суре Аль-Муъмин"), М. Химматзоды "Таассуби мазхаби амали номакбул аст" ("Религиозный фанатизм — недостойное дело").

    Все сказанное выше о ПИВТ и ее новой политике свидетельствует, что программа реформы партии, в свое время разработанная ее тогдашним руководителем С.А. Нури, реализуется. В связи с этим эксперты предполагают, что дальнейшая эволюция ПИВТ как политической партии нового времени зависит не только от ее новых руководителей, но и от отношения официальной власти к этой партии. По их мнению, если правительство будет содействовать созданию соответствующей атмосферы для ее функционирования на политической арене, то позитивные изменения в ней продолжатся. Однако если правительство не обеспечит прозрачность и демократичность выборов, а также полноправного участия в них ПИВТ, то это станет причиной ее апатии, что подготовит почву для развития консервативных и экстремистских тенденций. "Правительство, — пишет политолог А. Рахнамо, — должно отнестись к ПИВТ с той точки зрения, что сегодня ее руководство располагает большим потенциалом политического ислама, который не везде имеет созидательный и нормальный характер. Партия действует в рамках закона в русле мирного и созидательного политического участия. И это является большой услугой правительству, которую, как показывает сегодняшний мировой опыт, ее никаким другим путем невозможно приобрести"11.

    Диалог светского и религиозного

    Государство, оставаясь верным конституционным нормам свободы совести и вероисповедания, а также достигнутым результатам светско-исламского диалога, основное внимание обращало на три направления:

    — упорядочение и конкретизация отношений с религиозными организациями;

    — активный контроль над соблюдением национальных законов представителями религиозных организаций и конфессий;

    — усиление борьбы с религиозными террористическими структурами.

    В 2007 году главными событиями религиозной жизни страны стали проходившая 8 июня встреча президента РТ Эмомали Рахмона с общественностью республики по поводу упорядочения традиций, торжеств и обрядов, а также подписание им в этот же день соответствующего закона. Таким образом, согласно закону "Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов в РТ", вводится жесткий лимит на число приглашаемых на свадьбы, похороны, другие национальные обряды и религиозные ритуалы. Например, количество гостей на свадьбе не должно превышать 300 чел., а на некоторые национальные и религиозные обряды типа "гахворабандон" и т.д. сбор гостей вообще запрещен. Необходимо отметить, что общественность страны в целом одобрительно восприняла этот закон, однако указала на необходимость уточнить ряд его положений, в том числе касающихся отмечания годовщины смерти (сари сол) и т.д.

    Духовный лидер ПИВТ М. Химматзода считает, что закон запрещает проводить ряд мероприятий, в том числе день рождения Пророка Мухаммада (Мавлуд), и свадьбы, на которых выступают духовные люди с проповедью (мавъиза) и дают религиозные наставления12.

    Значение встречи президента страны с общественностью, включая представителей религиозных организаций, не ограничивается объяснением основных положений упомянутого закона, так как на этой встрече было сделано несколько серьезных шагов, направленных на улучшение отношений государства и религии. Например, было принято решение о государственном финансировании Исламского университета и о создании института по изучению ислама. Кроме того, участники встречи подняли вопрос о религиозном образовании, на что положительно отреагировал президент.

    Цель изменений и дополнений, внесенных в Гражданский кодекс в декабре, — не допустить использования в священном исламе разными шарлатанами и недоучками амулетов, талисманов и фетишей.

    В результате государственных гарантий свободы вероисповедания в РТ и в целом толерантного общественного отношения к нетрадиционным религиям у граждан республики повысился интерес к различным верованиям, количество которых ныне достигло 85, большинство их действуют в рамках Конституции и других законов страны. Однако среди нетрадиционных религиозных организаций есть и немало таких, которые часто нарушают законы государства. В связи с этим в октябре судебные органы Таджикистана приняли решение о прекращении деятельности Свидетелей Иеговы. По словам заведующего отделом религиозной экспертизы Главного управления по делам религии Министерства культуры С. Мухаммадалиева, руководители и члены этой религиозной структуры неоднократно грубо нарушали закон "О религии и религиозных организациях". В частности, путем обмана и психического давления они вынуждали молодых людей отказываться от воинской службы, не уважать и не слушать своих родителей. Кроме того, без согласования с Министерством культуры они ввозили в республику религиозную литературу, пропагандирующую преимущество христианской религии над другими, что не только противоречит части 2 ст. 22 действующего закона, но и способствует разжиганию межконфессиональных конфликтов и ненависти. Создание Свидетелями Иеговы учебных курсов и кружков без разрешения соответствующих органов также противоречит ст. 6 закона "О религии и религиозных организациях".

    Кстати, за неоднократное и грубое нарушение закона еще 11 сентября 2002 года деятельность "Свидетелей Иеговы" была приостановлена на три месяца. Однако эта организация и в дальнейшем нарушала закон, что и стало причиной решения суда о прекращении ее функционирования на территории Таджикистана.

    Кроме того, за нарушение закона Генеральная прокуратура на три месяца приостановила деятельность христианского центра "Полноценная жизнь" и христианской церкви "Эхё" (Воскрешение).

    К сожалению, толерантной и демократичной религиозной политикой руководства РТ в последние годы злоупотребляют многие нетрадиционные религиозные структуры. По свидетельству гражданки республики Басгул Наджмиддиновой13, близко знакомой с деятельностью международной организации "Оперейшн мерси" (она раньше называлась "Агентство развития в Центральной Азии" (САDА) и была зарегистрирована как гуманитарная организация с целью пропаганды христианской религии и увеличения своих последователей из числа граждан Таджикистана), эта структура создала общество "Нур" (по улице Умари Хайяма, 72), где таджикам, ставшим ее последователями, ежемесячно выплачивают по 150 долл., а также направляют этих людей на различные зарубежные курсы.

    При содействии "Оперейшн мерси", рассказывает названная свидетельница, начали функционировать такие неправительственные религиозные организации, как "Глобал партнерс", "Конвой оф хоуп" и "Шелтер фо лайф", спонсируемые церквами зарубежных государств. К тому же эта так называемая "гуманитарная организация" открыла книжный магазин, где продают религиозную литературу, проповедующую протестантство. Руководитель отделения "Оперейшн мерси" в РТ некий г-н Пол Линге пытался оправдать деятельность своей организации тем, что она не занимается в республике пропагандой христианской религии, но ему это не удалось.

    Другая неправительственная организация "Миссия Альянс" под видом новогодних подарков отправила ученикам средней школы № 20 Хуросонского района Хатлонской области 114 книг о христианстве.

    Известный журналист и исследователь религиозных проблем рассказывает, как баптисты в г. Пенджикент Сугдской области привлекают в свои ряды граждан Таджикистана, используя их материальные трудности, в частности, каждому принявшему эту веру, ежемесячно выдают три мешка муки и 50 долл.14

    В декабре в Душанбе состоялся суд над христианским миссионерским центром "СонМин Грейс". Его обвинили в незаконном приобретении здания школы микрорайона Бофанда, так как, согласно законодательству РТ, такие объекты не подлежат продаже и приватизации. Истцом выступил Городской отдел народного образования.

    Серьезную тревогу также вызывают противоправные действия ряда нетрадиционных организаций исламского и христианского толка, например незарегистрированная секта "Салафия". Она заявила о своем существовании в 2006 году и начала проводить пятничные службы в мечетях Душанбе, Куляба, Худжанда, а также в других городах и районах Сугдской и Хатлонской областей, что постепенно превращается в фактор угрозы религиозному единству и национальной безопасности.

    Религиозное образование, получаемое таджикскими студентами за рубежом, чаще всего не улучшает, а осложняет религиозную ситуацию. Большинство теологов, в свое время обучавшихся в Иране, Саудовской Аравии, Пакистане, Ливии и других странах, выезжали туда не по линии Министерства образования. По возвращении на родину некоторые из них пропагандируют нетрадиционные взгляды. По неофициальным данным, ныне приблизительно 2 000 граждан республики получают религиозное образование в зарубежных учебных центрах. Сколько всего тео­логов в стране и кого из них можно допустить к преподаванию в средней школе, пока неясно.

    Большой резонанс вызвал снос незаконно построенных так называемых "общественных мест", которые использовали под мечети в столице республики. По этому поводу на страницах СМИ развернулась острая дискуссия, которую подхватили различные радиоголоса. В дискуссию были вовлечены известные религиозные и политические деятели страны. В итоге тема о сносе мечетей вышла на мировую арену. В дискуссии по поводу незаконности или законности действий властей Душанбе, которые дали добро на снос этих незаконно построенных общественных мест, вырисовывались две тенденции. Первую четко обосновал известный политик и религиозный деятель, депутат Маджлиси Милли Ходжи Акбар Тураджонзода в своей статье "Мечеть всегда остается мечетью", опубликованной в газетах "Миллат" (16 августа) и "Наджот" (24 сентября), а затем вышедшей в виде отдельной книги "Место мечети в исламе". Основная мысль автора заключается в том, что пятничная мечеть — мечеть не соборная, она не может быть юридическим лицом и иметь документ о своем создании. У нее нет штатных сотрудников и расчетного счета в банке. Пятничная мечеть — место, где мусульмане совершают намаз, поэтому она не может быть незаконной. Х.А. Тураджонзода предлагает властям столицы простить организаторов подобных общественных мест подобно тому, как вышел закон об амнистии собственности.

    Противоположной позиции придерживаются председатель Совета улемов шейх Амонулло Негматзода, заведующий отделом по делам религии при Хукумате Душанбе Ш. Нуриддинов, участники швейцарского проекта "Светско-исламский диалог" и др.

    Они исходят из того, что, во-первых, строительство общественных мест под мечети необходимо согласовывать с соответствующими городскими службами, в том числе ответственными за архитектуру, экологию, пожарную безопасность и т.д. Во-вторых, мечети должны приобрести сертификат на использование земли, что потребует их официальной регистрации. Это подтверждает опыт возведения мечетей в столицах других государств, например в Тегеране, Кабуле и т.д.

    Согласно информации Ш. Нуриддинова, руководство города создало специальную комиссию, которая приступила к проверке состояния мечетей. Как 22 марта сообщала газета "Нигоҳ", около 350 общественных мест для совершения религиозных молений (намаз) и отправления других мусульманских обрядов, превращенных в мечети, признаны действующими нелегально.

    После вынесения прокуратурой соответствующих предписаний 148 из них узаконили свою деятельность, 13 вообще не подлежали легализации. По результатам работы вышеназванной комиссии приостановлена деятельность 57 мечетей.

    Согласно неофициальным данным, всего в стране функционирует не менее 3 тыс. больших и малых мечетей, в том числе в Хатлонской области — 1 349 мечетей (и лишь 65 из них — легально)15.

    По письменному обращению имамхатиба Хатлонской области Эшони Саиджона и председателя исламского центра республики Шайха Амонулло Негматзоды участники "Светско-исламского диалога" начали содействовать регистрации и упорядочению мечетей районов Джами, Сарбанда, Хуросон и Колхозабад Хатлонской области, планируют провести цикл научно-практических семинаров "Официальная регистрация зданий мечетей".

    С темой мечети связаны также вопросы посещения женщинами и детьми этих религиозных храмов. В принципе в конфессиональной жизни страны эти вопросы не новы. Однако в 2007 году они несколько обострились, так как правоохранительные органы решили препятствовать молодежи и подросткам посещать мечети в районе И. Сомони Душанбе, в ряде районов Хатлонской области и т.д.

    Инцидент с общественными местами — мечетями в г. Душанбе, экзаменационная проверка имамхатибов мечетей республики, запрет на посещение молодежью, подростками и женщинами мечетей, принятие закона "Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов в РТ", внесение изменений и дополнений в Гражданский кодекс, а также ряд других инициатив руководства РТ — все это показывает, что государство еще не доверяет религиозным организациям и их представителям. Выступая в марте на встрече, посвященной 60-летию С.А. Нури, председатель ПИВТ М. Кабири отметил: "Существование таких проблем свидетельствует, что мы простили друг друга только на словах и на бумаге, а в сердцах пока сохраняем недоверие и обиду"16. А в ноябре Х.А. Тураджонзода, выступавший по поводу создания Объединения исламских центров Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана, подчеркнул, что руководители государств региона с подозрением и недоверием относятся даже к мечетям и считают их фактором угрозы17. В интервью корреспонденту радио "Озоди" (декабрь) М. Химматзода констатировал, что "не надо опасаться религии и религиозных деятелей, их надо использовать для развития общества".

    Одним из направлений работы государства по-прежнему оставалась борьба с религиозными террористическими организациями. По предложению Генеральной прокуратуры страны в начале года Верховный суд принял постановление о запрете деятельности 10 религиозных и политических организаций18, объявив их террористическими. В их числе: Исламское движение Узбекистана, Движение "Таблигот", Общество "Таблигот", Исламское движение Туркистана, "Аль-Каида", Партия свободного Таджикистана и т.д. До указанного постановления на территории республики была запрещена только деятельность религиозно-экстремистской партии "Хизб ут-Тахрир".

    В 2007 году в Худжанде, Исфаре, Матче, Душанбе и в районах республиканского подчинения были проведены многочисленные судебные процессы над членами "Хизб ут-Тахрир" и Исламского движения Узбекистана. Им предъявили обвинения в терроризме, в организации незаконных вооруженных формирований, публичных призывах к насильственному изменению конституционного строя РТ, убийстве и бандитизме. Установленные в ходе следствия факты показали, что "Хизб ут-Тахрир" и ИДУ стремятся сделать Таджикистан одним из своих опорных пунктов.

    По информации правоохранительных органов РТ, в Исфаринском районе Сугдской области был обнаружен подземный бункер, предназначавшийся для хранения оружия. Там были найдены одежда, продукты питания, кухонная утварь. Бункер принадлежал членам запрещенной экстремистской организации ИДУ. Вдоль всего помещения (площадью приблизительно в 30 кв. м) была проведена растяжка из гранат. Сотрудники правоохранительных органов нашли две ручные осколочные гранаты РГД-5 и Ф-1. В публикации от 29 января газета "Азия-Плюс" напомнила, что осенью 2006 года аналогичные бункеры были выявлены на территории Исфаринского района19.

    Уникальный опыт Таджикистана по светско-исламскому диалогу не перестает привлекать внимание исследователей. Так, по инициативе Женевского университета мира 2—7 марта в Душанбе проходил учебно-тренировочный семинар "Религиозная идентичность, ислам и миростроительство". 6 ноября в Центре стратегических исследований при Президенте РТ была проведена научная конференция "Республика Таджикистан и исламский мир". А 4 декабря Проект по контролю СПИДа в Центральной Азии организовал в Душанбе "круглый стол" под названием "Гуманизм ислама как средство против распространения эпидемии ВИЧ в странах ЦА и приоритеты международного сотрудничества", в котором участвовали религиозные деятели и представители государственных органов по делам религии Таджикистана, Казахстана и Кыргызстана.

    Как и в предыдущие годы, Управление по делам религии Министерства культуры РТ контролировало участие паломников страны в хадже. В 2007 году Таджикистану выделили квоту на 5 тыс. чел., однако желающих было в два раза больше, даже несмотря на то, что цена хаджа выросла на 200 долл. Газета "Фараж" опубликовала информацию, согласно которой 1,5 тыс. потенциальных паломников лишились хаджа20.

    Исламский фактор

    Одним из основных направлений внешней политики республики остаются ее отношения с исламский миром, в том числе с арабскими странами. В 2007 году состоялись официальные визиты президента РТ в Объединенные Арабские Эмираты, Катар, Саудовскую Аравию, Египет.

    Внешнеполитическая активность главы государства в исламском мире не только повысила международный имидж РТ, но и принесла ей ощутимые экономические выгоды. Кроме того, были открыты дипломатические миссии в Египте, Кувейте и Объединенных Арабских Эмиратах.


    1 См.: Мирзобекова Р. Хиджаб и джинсы в Таджикистане под запретом? // Азия-Плюс, 28 июня 2007. к тексту
    2 Наджот, 25 апреля 2007. к тексту
    3 См.: Миллат, 1 февраля 2007. к тексту
    4 См.: Азия-Плюс, 29 марта 2007. к тексту
    5 См.: Наджот, 6 июня 2007. к тексту
    6 См.: Миллат, 1 февраля 2007. к тексту
    7 Нигоҳ, 11 октября 2007. к тексту
    8 Миллат, 9 августа 2007. к тексту
    9 Миллат, 22 ноября 2007. к тексту
    10 Нигоҳ, 7 марта 2007. к тексту
    11 Рахнамо А. Нури и Кабири, или О передачи власти в ПИВТ // Миллат, 9 августа 2007. к тексту
    12 См.: Фараж, 13 декабря 2007. к тексту
    13 См.: Точикистон, 1 февраля 2007. к тексту
    14 См.: Нигоҳ, 22 февраля 2007. к тексту
    15 См.: В столице выявлено много нелегальных мечетей // Нигоҳ, 22 марта 2007. к тексту
    16 Азия-Плюс, 15 марта 2007. к тексту
    17 См.: Миллат, 2 ноября 2007. к тексту
    18 См.: Бурханов С. Кабири вступил на трапу войны с террором // Факты и комментарии, 28 января 2007. к тексту
    19 См.: Азия-Плюс, 29 января 2007. к тексту
    20 См.: Фараж, 7 ноября 2007. к тексту

    SCImago Journal & Country Rank
    Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL