ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Ислам ПАЛВАНОВ


Ислам Палванов, независимый исследователь (Ашхабад, Туркменистан)


Туркменистан прежде редко оказывался в центре внимания мировых средств массовой информации, которые лишь изредка сообщали о жизни этой самоизолировавшейся страны. Они главным образом останавливались на двух сюжетах: на новых чудачествах бессменного президента Сапармурата Ниязова (запрет на ношение золотых зубов, переименование дней недели и месяцев) и на постоянных трениях о цене на поставляемое российскому концерну "Газпром" голубое топливо. Однако неожиданная кончина Туркменбаши вселила в сердца туркменистанцев, живущих как в стране, так и за ее пределами, определенные надежды на изменение ситуации. 2007 год стал годом, который республика впервые прожила без Великого Сердара Туркменбаши. А наследие он оставил впечатляющее: "заточенная" под него политическая система, где все решения принимал один человек, глубокий системный кризис экономики и социальной сферы, не приносящие дохода мраморные гостиницы и дворцы, простаивающие без сырья текстильные заводы, скудные урожаи хлопка и пшеницы, повальная безработица и наркомания среди молодежи, повсеместная "рухнамизация", а также напряженные отношения с ближайшими соседями — Узбекистаном и Азербайджаном. Все это наследство перешло в руки преемнику, бывшему вице-премьеру и министру здравоохранения Г. Бердымухаммедову. Смена власти произошла без кровопролития и массовых выступлений, но в обход Конституции и при активной поддержке "серого кардинала", шефа президентской охраны А. Реджепова.

Безусловно, первым важным событием года стали президентские выборы. В отличие от предыдущего, полностью безальтернативного голосования, на пост главы государства баллотировались шесть кандидатов, однако о каком- либо электоральном процессе говорить не приходится, так как никто не сомневался в победе "правильного" кандидата Гурбангулы Бердымухаммедова. Как и во время предыдущих президентских выборов, представителей оппозиции среди претендентов на высший пост не было, с ним соперничали лишь малоизвестные чиновники, не имеющие в стране политического веса. Краткая история нового Туркменистана свидетельствует, что для верховной власти выборы — отнюдь не механизм демократии, а декоративный атрибут системы правления одного человека.

Следующим важным событием года стало ХХ заседание Халк Маслахаты (Народного совета Туркменистана), которое началось 30 марта в г. Мары. Хотя основная цель этого мероприятия — легитимизация изменений в высшем руководстве страны, на нем были официально провозглашены определенные шаги в направлении некоторой открытости и либерализации режима. Президент пообещал ввести в обиход Интернет, реформировать систему образования, отменить ограничения на передвижение по стране, выплатить пенсии и пособия, наладить уборку урожая и выплат зарплат крестьянам, разобраться с проблемой политических заключенных и освободить незаконно осужденных, адаптировать законодательство к мировым стандартам, одолеть наркомафию, побороть коррупцию, развивать газовую промышленность и так далее. При этом Г. Бердымухаммедов вернул на службу ряд чиновников, уволенных С. Ниязовым в последние месяцы его правления, и, в свою очередь, отправил в тюрьму многих чиновников из ниязовского окружения, в том числе шефа президентской охраны А. Реджепова и его сына. Тем не менее к официальным заявлениям о "продолжении курса Туркменбаши" следует отнестись с особым вниманием. Многие наблюдатели предлагают рассматривать их не только как дань времени. В действительности они носят более глубокий смысл, заключающийся в том, что выстроенная С. Ниязовым политическая система, частичной модификацией которой занято нынешнее руководство, в основе своей будет сохранена и позволит контролировать общественно-политическую и экономическую ситуацию без применения насилия, а путем более цивилизованного дирижирования. При этом следует отметить, что ожидать какого-либо давления на власть со стороны гражданского общества и политической оппозиции не приходится по причине их отсутствия. Несмотря на свой символичный порядковый номер, ассоциирующийся с ХХ съездом КПСС, решения Халк Маслахаты не стали точкой отсчета радикальных перемен в туркменском обществе, а оказались лишь сменой старых декораций на более современные.

После заседания Халк Маслахаты Г. Бердымухаммедов упразднил Международный фонд Туркменбаши, созданный в 1993 году и являвшийся закрытой структурой, на заграничные счета которой поступали средства, полученные от продажи туркменского газа, а также пожертвования С. Ниязову от его богатых зарубежных друзей.

Следующим шагом стала кадровая чистка в армии и объявление о военной реформе. Сухопутные войска возглавил полковник Байрамгельды Акуммедов. Новые командиры были назначены также в трех мотострелковых частях и двух пограничных отрядах. Впрочем, чисткой в вооруженных силах реформа силовых структур не ограничилась. Г. Бердымухаммедов назвал важнейшей задачей "глубокие преобразования в вооруженных силах, включая все военные и правоохранительные структуры". Еще один символичный шаг Г. Бердымухаммедова — его призыв к правоохранительным органам объявить поход против наркомании (при С. Ниязове эту проблему, стоящую крайне остро, особенно в сельских районах страны, замалчивали).

Все это было воспринято как наступление "оттепели", за которой должно последовать развенчание культа личности Туркменбаши.

Под международным давлением и по сложившейся в ниязовские времена традиции Г. Бердымухаммедов амнистировал 11 человек, включая весьма известную в республике личность — бывшего верховного имама Насруллу ибн Ибадуллу, которого в свое время лишили свободы из-за несогласия с некоторыми действиями С. Ниязова, расходящимися с нормами ислама. Сразу после освобождения ему предложили должность в Совете по делам религии при администрации президента.

Затем были амнистированы несколько тысяч осужденных за уголовные преступления. Но явные политические противники режима, проходившие по делу о покушении на С. Ниязова в 2002 году, остались в заключении, об их судьбе ничего неизвестно, к ним не допускают родственников, адвокатов, международных наблюдателей. Тем самым новое руководство страны четко дает понять, что и впредь будет карать противников режима.

Но все же следует признать, что Туркменистан стал более открытым для внешних контактов. По сравнению со своим предшественником, редко покидавшим пределы Туркменистана, география поездок нового главы государства за 2007 год внушительна: Саудовская Аравия, Иран, США, Бельгия, Россия, Таджикистан, Казахстан. Да и в Ашхабад зачастили зарубежные делегации. При этом главной темой дипломатической активности республики по-прежнему остается газ, точнее — пути его вывода на мировые рынки.

Принципиальные договоренности о том, что для Туркменистана приоритетными останутся поставки голубого топлива в Россию, были достигнуты в ходе визита тогдашнего премьер-министра РФ Михаила Фрадкова, который прибыл в Ашхабад в феврале 2007 года на инаугурацию Г. Бердымухаммедова. Сегодня Россия не скрывает своей заинтересованности в разработке газовых активов Туркменистана, предлагая взамен помощь в социальных и экономических проектах. В свою очередь, Г. Бердымухаммедов обещал работать в русле прежних договоренностей с Россией. Напомним, что Москва и Ашхабад связаны соглашением о сотрудничестве в газовой сфере до 2028 года, которое первый президент Туркменистана С. Ниязов и президент России В. Путин подписали еще в апреле 2003 года.

В ходе визита М. Фрадкова стороны договорились возобновить работу Межправительственной российско-туркменской комиссии. Предполагается также открыть торговое представительство РФ в Ашхабаде.

В экономической сфере важным событием стала состоявшаяся в мае встреча президентов России, Казахстана и Туркменистана в г. Туркменбаши (в курортном районе Аваза). Лидеры трех стран договорились о строительстве Прикаспийского газопровода (соответствующее соглашение предполагалось подписать 1 сентября). Планируется, что прикаспийский газопровод пройдет вдоль побережья Каспия по территории Туркменистана, Казахстана и России.

Согласно достигнутым в ходе встречи договоренностям каждая страна-участница этого проекта прокладывает трубу, строит газокомпрессорные станции и иные объекты на свои деньги. Однако в туркменской казне средств на эти цели явно не хватает, так же как нет надежных инвесторов. В свою очередь, будучи в Ашхабаде, Н. Назарбаев обещал Г. Бердымухаммедову помочь с поиском инвесторов, которых у Казахстана вполне достаточно.

Как мы уже отмечали, соглашение планировали подписать 1 сентября, однако затем вмешались дополнительные обстоятельства и решение вопроса отложили более чем на три месяца. Речь идет, в первую очередь, о несогласованности цены на газ, поступающий уже по действующим трубопроводам. Всю осень шел интенсивный торг, в результате которого была определена цена на туркменский газ для России и других его потребителей — 130 долл. за 1 тыс. куб. м (прежде она составляла 100 долл.). Прибывшим в Ашхабад для обсуждения "в основном готового соглашения" о строительстве Прикаспийского газопровода премьер-министру России В. Зубкову и главе "Газпрома" А. Миллеру Г. Бердымухаммедов выставил ультиматум о повышении уже в 2008 году отпускных цен на закупаемый российскими структурами туркменский газ минимум на 30%. "Газпром" был вынужден уступить этому давлению, чем опосредованно заплатил за выгодный для Москвы Прикаспийский проект.

В конце года президент Туркменистана дал старт строительству на каспийском побережье курортного комплекса Аваза, ориентированного на приток иностранных туристов. Государственные СМИ рекламируют данный участок побережья как обладающий гигантским туристическим потенциалом.

Особым событием в экономической жизни республики стало начатое в конце года строительство 900-километровой железнодорожной ветки, которая свяжет Россию и Иран (через страны Центральной Азии — Казахстан и Туркменистан), обеспечив прикаспийским государствам кратчайший выход к Персидскому заливу.

Говоря об итогах года, многие наблюдатели и жители страны признают, что изменилась прежде всего атмосфера, исчезло гнетущее ощущение безысходности, граждане республики почувствовали небольшие изменения к лучшему, в первую очередь в образовании, здравоохранении, выплате пенсионных пособий, а также в свободе передвижения по стране и доступе к Интернету. Однако в сфере гражданских свобод наблюдается значительно меньший прогресс, поскольку почти нет изменений в структуре основных политических институтов управления государством. Это можно объяснить тем, что и Г. Бердымухаммедов — продукт политической системы, созданной его предшественником, и любая попытка реформирования и демократизации может привести к неминуемому ослаблению его позиций. У Г. Бердымухаммедова нет оснований менять политическое устройство. При этом примерно с середины года он, по мнению многих наблюдателей, стал явно отказываться от новаций в пользу консерватизма. В СМИ республики вернулось прославление безмерных талантов первого лица страны и его "многотрудной героической подвижнической деятельности". Стиль и методы работы Г. Бердымухаммедова имеют некоторое сходство (тревожное) со стилем С. Ниязова — решения на высшем уровне опять принимаются волей одного человека, без соответствующих проверок и расчетов, имеют место те же публичные наказания чиновников, а также слабые попытки заручиться поддержкой народа. Однако сравнение с недавним прошлым побуждает отдать должное новому руководству страны, проявляющему прагматизм и признающему необходимость реформ, некоторые из которых способны привести к положительным результатам для населения. И хотя неоднозначные сигналы дают основания как для оптимистических, так и для пессимистических рассуждений, год, прожитый Туркменистаном без С. Ниязова, далеко еще не достаточный срок для фундаментальных и окончательных выводов, но тенденции все же просматриваются.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL