ПОЛИТИКА

Николай БОРИСОВ


Николай Борисов, кандидат политических наук, преподаватель Российского государственного гуманитарного университета (Москва, Россия)


Анализ итогов политического развития республики в 2007 году свидетельствует о сохранении основных политических тенденций предыдущего года. Правящая элита по-прежнему не видит необходимости отказываться от всенародных президентских выборов, однако стремится максимально ограничить политическое участие и вместе с тем сохранить доминирующее положение И. Каримова в политической системе страны, поскольку любой возможный преемник не будет абсолютным гарантом безопасности ушедшего в отставку президента.

Главным политическим событием года, безусловно, стали выборы президента Узбекистана, продлившие полномочия И. Каримова еще на семь лет. На наш взгляд, именно нерешенность вопроса о преемнике и связанные с ним значительные политические риски заставили И. Каримова вновь баллотироваться на президентский пост. Он был выдвинут кандидатом от партии большинства в Законодательной палате Олий Мажлиса (парламента) — Либерально-демократической партии Узбекистана (УзЛиДеП) и зарегистрирован Центральной избирательной комиссией. Самое примечательное в этом событии то, что официально юридических трактовок ему не давалось и правовых основ под него подведено не было (в отличие от предыдущих выборов и референдумов с целью продления власти И. Каримова). А объяснения, дававшиеся представителями УзЛиДеП, сводились к тому, что после внесения поправок в Конституцию И. Каримов осуществлял полномочия лишь один семилетний срок, потому может быть избран на второй. Тем не менее официальных разъяснений и комментариев ЦИК республики по этому вопросу не было.

Особенностью этих выборов стало то, что, во-первых, впервые было больше двух кандидатов; во-вторых, троих из четырех зарегистрированных выдвинули политические партии, что подтверждало декларации президента о необходимости усилить роль партий в политическом процессе. От Народно-демократической партии Узбекистана (НДПУ) был выдвинут лидер фракции НДПУ в Законодательной палате Аслиддин Рустамов (а не лидер партии Латиф Гулямов), от Социал-демократической партии "Адолат" — ее руководитель, заместитель председателя Законодательной палаты Дилором Ташмухамедова. Еще одним кандидатом стал Акмаль Саидов, директор Национального центра по правам человека (он был выдвинут инициативной группой избирателей), депутат Законодательной палаты, глава Комитета по демократическим институтам, негосударственным организациям и органам самоуправления граждан. Желание бороться за пост президента выражали и другие непартийные граждане: экономист Д. Шосалимов, специалист в пищевой отрасли А. Тожибой угли, эколог А. Шаймарданов, специалист в сфере энергоснабжения В. Галкин, ученый-гуманитарий А. Алиев и другие. Однако в силу особенностей избирательного законодательства Узбекистана семь независимых кандидатов не успели подать в ЦИК необходимые документы. Необычно высоким было и число необходимых для регистрации подписей — 5% от общего количества избирателей (около 800 тыс.). Это еще раз подтвердило, что кандидатам, выдвижение которых не санкционировано властями, вообще невозможно принять участие в выборах хотя бы из-за формальных ограничений. Более того, не смогли собрать необходимого количества подписей в свою поддержку даже кандидаты от двух зарегистрированных партий ("Миллий тикланиш" и "Фидокорлар").

Безусловно, альтернативных И. Каримову кандидатов нельзя назвать оппозиционными, поскольку все партии поддерживают президента. Интересно другое — среди кандидатов было два представителя самаркандского клана (сам И. Каримов и А. Рустамов) и два — ташкентского (Д. Ташмухамедова и А. Саидов), однако отсутствовали выходцы из третьего ведущего клана — ферганского, что можно рассматривать как недоверие президента тамошним элитам. Обращает на себя внимание и то, что на сей раз И. Каримова выдвинула не НДПУ, как прежде, а УзЛиДеП — новая "правящая" структура (если под таковой понимать "партию, получившую большинство мест в парламенте) и самая молодая партия страны. Это говорит о том, что к ней окончательно переходит теперь роль "главной" политической партии Узбекистана. Кроме того, внешне представительным казался и состав кандидатов — здесь и представители ведущих партий, и самовыдвиженец, и (впервые) женщина, и официальный правозащитник, то есть видимость альтернативности и репрезентативности была обеспечена намного лучше, чем на президентских выборах 2000 года.

На период избирательной кампании власти приняли чрезвычайные меры безопасности. За неделю до выборов Узбекистан закрыл границы с соседними странами, а в самой республике за сохранением общественного порядка во время голосования следила милиция. Кроме того, владельцам частных гостиниц рекомендовали не принимать гостей до января 2008 года1.

Итоги голосования были предсказуемы. По официальным данным ЦИК2, в выборах, состоявшихся 23 декабря, из 16 млн 297 тыс. 400 зарегистрированных избирателей приняли участие 14 млн 765 тыс. 444 чел. (90,6%). Из них за кандидатуру И. Каримова проголосовали 88,1%, А. Рустамова — 3,17%, Д. Ташмухамедовой — 2,94%, А. Саидова — 2,85%. По сравнению с аналогичными выборами (2000 г.) И. Каримов получил почти на 4% голосов меньше. Прочие же кандидаты получили меньшее количество голосов, чем подписей, собранных за них.

Предсказуемыми были и оценки итогов выборов. И. Каримов, в частности, отметил: "…проведение выборов президента Узбекистана на многопартийной и альтернативной основе с участием кандидата от инициативной группы избирателей свидетельствует о том, что в стране сформировалось правовое демократическое государство и избирательная система полностью соответствует международным нормам". Глава ЦИК подчеркнул: "…выборы прошли в полном соответствии с национальным избирательным законодательством, которое отвечает всем международным нормам и стандартам". Председатель Исполнительного комитета СНГ С. Лебедев заявил: " …миссия наблюдателей СНГ признает прошедшие президентские выборы свободными и транспарентными. В заявлении наблюдателей ОБСЕ отмечалось, что выборы "прошли в жестко контролируемой политической обстановке, не оставляя никакого пространства для подлинной оппозиции"3.

Таким образом, И. Каримов продлил свои полномочия до 2014 года. Тем не менее это не означает окончательного решения вопроса о преемнике, по-видимому, лишь на некоторое время откладывает его, ведь, как правильно заметил российский эксперт А. Малашенко, у любого правителя есть не только политические, но и биологические ограничители (учитывая, что И. Каримову в январе 2008 г. исполняется 70 лет)4. Проблема в том, что вопрос о передаче власти при авторитарных режимах всегда является самым проблемным: лидер не может оставить свой пост, поскольку не имеет гарантий безопасности после ухода с него. Особенно это опасно, когда власть нераздельно сочетается с собственностью — окружение главы государства, сконцентрировавшее в своих руках контроль над экономическими ресурсами, также стремится получить гарантии сохранения существующего положения; напротив, те, кто многое потерял, в случае ухода лидера надеются на реванш. В такой ситуации задачей правящей элиты становится поиск путей продления власти. Пока смена власти в государствах Центральной Азии проходила только по двум сценариям: насильственному (Кыргызстан) и путем естественной смерти лидера (Туркменистан). Предложит ли в этом отношении Узбекистан некий "третий путь" — пока неясно.

Среди других важнейших политических событий года — утверждение конституционного закона "Об усилении роли политических партий в обновлении и дальнейшей демократизации государственного управления и модернизации страны", вынесенного президентом на всенародное обсуждение еще в 2006 году. В апреле он был принят Законодательной палатой, одобрен Сенатом и подписан президентом (закон вступает в силу с 1 января 2008 г.). Отметим, что он внес лишь незначительные изменения в политическую систему страны. Право партий предлагать главе государства кандидата на должность премьер-министра и инициировать его отставку не создает для президента ограничений, поскольку он не обязан следовать этим предложениям. Напротив, он сохраняет право роспуска Олий Мажлиса либо одной из его палат, то есть очевидно, что принятый закон будет иметь исключительно демонстрационный эффект для подтверждения декларированного И. Каримовым курса "от сильного государства — к сильному гражданскому обществу". Вероятно, что правительство по-прежнему будет беспартийным.

Из важнейших решений правящей элиты, которое следует рассматривать со сходных позиций, отметим решение И. Каримова об отмене в Узбекистане смертной казни (указ, подписанный в 2005 г., вступает в силу 1 января 2008 г.). Парламент принял законы "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан в связи с отменой смертной казни" и "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан в связи с передачей судам права выдачи санкции на заключение под стражу". Высшая мера наказания заменяется пожизненным заключением, причем оно предусматривается только за два преступления: умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами и терроризм. Более того, даже пожизненное заключение не будет применяться в отношении женщин, мужчин старше 60 лет и несовершеннолетних. Наряду с этими поправками устанавливается, что право выдачи санкции на арест имеет только суд.

Еще одно получившее широкую известность решение президента — введение с 1 мая ограничения на продажу спиртного. Согласно указу И. Каримова, алкоголь следует продавать только в специализированных торговых точках. Эксперты полагают, что главная причина, подтолкнувшая президента И. Каримова к такому шагу, — продолжение политики ограничения излишних расходов населения. Поскольку государство не имеет возможности существенно увеличить количество рабочих мест и повысить доходы, то ограничивает "излишние расходы".

1 сентября Узбекистан отмечал День независимости. Речь президента по случаю праздника носила программный характер и подводила итоги 16-летнему развитию страны. Вероятно, это выступление И. Каримов рассматривал как начало своей предвыборной кампании, поскольку главный его тезис — подведение промежуточных итогов собственного правления. Так, развитие страны он разделил на два этапа: первый, с 1991-го по 2000 год, — "этап первоочередных реформ и преобразований переходного периода и формирования основ национальной государственности"; второй, с 2001-го по 2007 год, — "период активного демократического обновления и модернизации". Важнейшими достижениями в ходе первого этапа он назвал принятие Конституции, административную реформу, формирование системы судебной власти и создание национальной экономики, в ходе второго — демократизацию политической жизни, создание двухпалатного постоянно действующего парламента, усиление роли партий, сокращение полномочий президента за счет расширения полномочий сената и правительства, отмену смертной казни5.

Особо президент остановился на повышении уровня жизни населения, отметив, что к концу текущего года средняя заработная плата в республике должна возрасти до 200 долларов6. В своей речи президент неоднократно использовал слова "уникальный", "уникальное", подчеркивая беспрецедентность произошедших под его руководством преобразований, что и позволяет определить это его выступление как предвыборное, с четким акцентированием заслуг действующего лидера. Кстати, основные тезисы речи были воспроизведены в предвыборной программе И. Каримова7 и в его выступлении по случаю 15-летия принятия Конституции Узбекистана8.

Существенных перестановок в правящей элите в 2007 году не было. В правительстве отмечено лишь два изменения: в декабре Р. Азимова вновь назначили первым заместителем председателя Кабинета министров с сохранением должности министра финансов, а министром юстиции стал Р. Мухитдинов, занимавший до этого должность заместителя Генерального прокурора, а еще раньше — прокурора Джизакской области.

Парламент работал в прежнем режиме. За год Законодательная палата провела 28 заседаний (по 2—4 дня каждое), среди важнейших документов, принятых представительной ветвью власти, отметим, кроме уже упоминавшихся, закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности автовладельцев".

Деятельность политических партий республики не отличалась активностью. Судя по их Интернет-сайтам, успешной можно назвать лишь работу условно правящей УзЛиДеП по разным направлениям, включая женское, молодежное и правозащитное. Все пять партий страны провели съезды, на которых выдвинули кандидатов в президенты. На съездах отмечалось, что выборы президента республики будут иметь большое значение для дальнейшего углубления осуществляемых в Узбекистане демократических реформ.

На съезде Демократической партии "Миллий тикланиш" с программным докладом выступил ее председатель Х. Досмухамедов. Он констатировал, что численность партии достигла 72 тыс. чел. Съезд принял решение о выдвижении Х. Досмухамедова кандидатом на пост президента9.

На съезде Социал-демократической партии "Адолат" с отчетным докладом выступила первый секретарь Политсовета партии Д. Ташмухамедова, отметившая, что в деятельности партии происходят позитивные изменения, укрепляются ее ряды, объединяющие более 60 тыс. чел. Съезд выдвинул ее кандидатом на пост президента10.

Съезд Национально-демократической партии "Фидокорлар" (НДПФ) принял решение выдвинуть кандидатом на пост президента первого секретаря Центрального совета партии, руководителя ее фракции в Законодательной палате А. Турсунова.

На съезде НДПУ также отмечалось, что партия считает необходимым участвовать в избирательной кампании, что станет для нее серьезным политическим испытанием, проверкой общественно-политической зрелости активистов и первичных организаций партии. Констатировалась и ее численность — около 350 тыс. чел, а также было принято решение выдвинуть кандидатом на пост президента руководителя фракции партии в Законодательной палате А. Рустамова.

Центральным событием съезда УзЛиДеП (ее численность достигла 150 тыс. чел.) стал доклад кандидата от этой партии на пост президента И. Каримова, в котором он подробно остановился на проблемах конца 1980-х годов и напомнил о мерах, принятых тогда новым руководством республики (т.е. им) для выхода из кризиса. Свое решение баллотироваться в президенты от УзЛиДеП он обосновал тем, что именно для этой партии ключевое значение имеет вопрос о собственности и имущественных отношениях, а сама партия опирается на собственников: предпринимателей и бизнесменов, фермеров, представителей малого бизнеса и сферы услуг. Поскольку важнейшая задача государства — создание и поддержка "среднего класса", постольку именно УзЛиДеП является "важнейшей" партией — такова основная идея доклада Каримова. "Мы всегда должны помнить об этом, и повседневным приоритетом партии должно стать сохранение, укрепление и защита интересов этого союза собственников"11.

Кроме того, И. Каримов подробно остановился на том, в чем будет заключаться курс на дальнейшую демократизацию: "В этом направлении мы должны уделить особое внимание полному устранению вмешательства органов государственной власти в деятельность хозяйствующих субъектов, дальнейшему усилению процесса поэтапной передачи ряда их полномочий и функций местным органам власти, органам самоуправления граждан, махаллям". Сказано было и о необходимости "превращения на деле" средств массовой информации в "четвертую власть".

Таким образом, действия правящей элиты Узбекистана в 2007 году были направлены на закрепление основных тенденций политического процесса. С другой стороны, наметились отмеченные выше отдельные признаки некоторого ослабления авторитарного режима. Вместе с тем эти меры практически не способны повлиять на изменение его основ, что заставляет сделать вывод об исключительно демонстрационном характере режима. Не следует забывать, что большую часть года в отношении Узбекистана продолжали действовать санкции Европейского союза и США, которые в целом невыгодны обеим сторонам и не привели к демократизации режима. Именно поэтому меры по некоторой либерализации законодательства (в частности, уголовного) были вызваны необходимостью обратить на себя внимание западного мира. Повод для того был избран знаковый и беспроигрышный — отмена смертной казни, что относится к главным приоритетам ЕС и Совета Европы. Можно предположить, что такого повода к снятию санкций ждали и в Европе, где осознают бесперспективность конфронтации с Ташкентом. Кстати, 15 октября ЕС смягчил санкции в отношении Узбекистана. Сторонники их смягчения заявляли, что это позволит стимулировать диалог по правам человека.

Оппозиция Узбекистана продолжает действовать в основном за пределами страны, где и вырабатывает стратегию на перспективу. В январе в Швеции проходила конференция "Узбекистан: вчера, сегодня, завтра", собравшая членов объединенной оппозиции республики, включающей партии "Эрк", "Бирлик" и политические движения12. Участники конференции поставили перед собой две основные задачи: борьба несиловыми методами с режимом президента И. Каримова, создание стратегии и плана действий после падения его режима. Кроме того, участники конференции выступили за объединение всех сил оппозиции, выработали стратегию борьбы с режимом в Ташкенте и создали постоянную комиссию, которая будет следить за событиями в Узбекистане и направлять действия оппозиции. Спикером комиссии избран Х. Худойбердиев.

В конце января, когда полномочия И. Каримова фактически истекли, в Стокгольме "Эрк" и "Бирлик" установили палатку у здания МИД Швеции в знак протеста против узурпации президентом власти.

Заслуживает внимания обращение одного из лидеров партии "Бирлик" П. Ахунова ко всем сторонникам демократических сил с предложением новой тактики оппозиции. Он, в частности, отметил, что оппозиции следует окончательно оставить надежды на разрешение для них легальной деятельности и на ослабление авторитарного режима. По его мнению, надо признать, что у оппозиции нет единого авторитетного лидера, а многие руководители партий "ненавидят друг друга больше, чем президента Каримова". Исходя из этого, П. Ахунов предложил оппозиционерам отказаться от самой идеи борьбы за власть, заменив ее конструктивной критикой действующего правительства и постепенной легализацией с целью развития гражданского общества, а также преодоления в Узбекистане массовой нищеты. Нужно показать народу и властям, считает П. Ахунов, что мы "являемся нормальными людьми, а не заговорщиками, которые только и думают, как бы свергнуть и захватить власть".

Оценивать эти тезисы можно по-разному, рассматривая их либо как своеобразное "покаяние" с целью возвращения (в перспективе) в легальный политический процесс в обмен на полную лояльность власти, либо как признание полной несостоятельности оппозиции в ее нынешнем виде. Первый вариант, как представляется, может быть реализован. Вероятно, правящая элита всегда искала сторонников оппозиции, готовых сотрудничать с властью на условиях лояльности ей.

Одновременно со стартом предвыборной кампании было распространено заявление некоего "Экстренного комитета", который сообщал о самоликвидации оппозиционной партии "Эрк" на территории Узбекистана. В заявлении, подписанном представителями 10 регионов республики, говорится, что основатели этой партии решили ликвидировать ее с 17 ноября 2007 года без согласия находящегося за рубежом председателя М. Салиха и генерального секретаря А. Орифова. Среди причин роспуска указывались аргументы, сходные с тезисами П. Ахунова: партия превратилась в несколько враждебных друг другу группировок, не имеет официального статуса ни в какой стране, объявлена террористической организацией13. Это заявление, как и письмо П. Ахунова, можно рассматривать и как согласованное с властями мероприятие с условием включения его авторов в политическую жизнь республики, и как простую констатацию фактов о бесперспективности дальнейшего существования партии в Узбекистане. Кроме того, в феврале был вынесен приговор лидеру андижанского отделения партии "Эрк" И. Холдорову. Суд признал его виновным в причастности к андижанским событиям 2005 года, в антиконституционной деятельности, незаконном пересечении государственной границы, приговорив к шести годам лишения свободы, причем сам И. Холдоров признал свою вину только по последнему пункту обвинения14.

Что касается коалиции "Солнечный Узбекистан", громко заявившей о себе в 2005—2006 годах, то, судя по ее Интернет-сайту, она не проявляла активности, что вполне понятно при отсутствии ее лидера С. Умарова, находящегося в заключении.

Из важнейших событий, связанных с исламской частью оппозиции вне пределов страны, следует назвать уничтожение в Афганистане лидера Исламского движения Узбекистана (ИДУ) Т. Юлдашева и 15 его боевиков. Они были уничтожены в ходе ракетно-бомбового удара подразделений США. В 1990-х годах Т. Юлдашев был одним из самых опасных противников режима И. Каримова, возглавлял террористические исламистские группировки. Именно Т. Юлдашев, по официальной версии, входил в число главных организаторов попытки государственного переворота в Узбекистане в феврале 1999 года, а затем объявил джихад светским режимам стран региона, притесняющим "истинный" ислам.

Согласно данным Ташкентского института по изучению гражданского общества, в Узбекистане сегодня действует около 5 тыс. неправительственных некоммерческих организаций. Однако большинство из них, включая наиболее массовые (молодежное движение "Камолот", Комитет женщин, фонд поддержки органов самоуправления "Махалля"), финансирует государство.

В 2007 году вступил в силу закон "О гарантиях деятельности негосударственных некоммерческих организаций", впервые гарантирующий в Узбекистане защиту прав и законных интересов, доступ к информации, неприкосновенность собственности общественных организаций. Особо отмечается, что государство может оказывать поддержку деятельности негосударственных некоммерческих организаций в форме субсидий, грантов и социальных заказов15. На практике же неправительственные организации, неподконтрольные государству, по-прежнему сталкиваются со значительными трудностями.

Продолжают свою деятельность такие независимые структуры, как "Эзгулик", "Правозащитный альянс Узбекистана", "Комитет освобождения узников совести Узбекистана", занимающиеся правозащитной деятельностью, в частности мониторингом ситуации по нарушению прав заключенных. Продолжаются и преследования их активистов. Председатель правозащитного общества "Эзгулик" Василя Иноятова отметила, что самой "горячей" проблемой в сфере прав человека в Узбекистане остается преследование властями правозащитников и журналистов. Так, в феврале была сорвана пресс-конференция "Правозащитного альянса". В апреле правозащитницу Г. Тураеву, активно комментировавшую события 2005 года в Андижане, приговорили к шести годам заключения по обвинению в посягательстве на конституционный строй Узбекистана, в клевете и распространении материалов, содержащих угрозу общественному строю. Однако в июне она полностью признала свою вину, поблагодарила за своевременный арест, а затем ее освободили16. Кроме того, арестовали джизакских правозащитников М. Назарова, У. Каттабекова и шесть человек из "Эзгулика". Одного из них приговорили к пяти годам лишения свободы, остальных осудили условно.

Примечательно, что в ходе своей поездки по странам Центральной Азии Верховный комиссар ООН по правам человека Луиза Арбур не смогла посетить Узбекистан, хотя изначально он значился в плане ее турне17.

Таким образом, ситуация с независимыми НПО остается в Узбекистане крайне сложной и серьезных тенденций к ее улучшению не видно. Различные методы давления продолжают применяться и в отношении средств массовой информации.

Национальная особенность контроля над СМИ — принудительная подписка на государственные издания. Известны случаи, когда студентов обязывают подписываться на такие газеты, в противном случае их могут отчислить из вуза18. С одной стороны, такие меры способствуют идеологическому контролю над СМИ и гражданами, а с другой — позволяют покрыть за счет населения значительную часть расходов государства на содержание газет и журналов.

Громким событием 2007 года стало убийство в г. Ош (Кыргызстан) известного журналиста, редактора узбекоязычной газеты "Сиёсат" А. Саипова. Газета публиковала критические материалы о ситуации в Узбекистане, причем нелегально распространялась не только в кыргызской, но и в узбекской части Ферганской долины. Весной против А. Саипова была развернута информационная кампания в государственных СМИ Узбекистана. Они обвиняли его в подрыве государственного строя, разжигании межнациональной розни, причастности к изготовлению и распространению экстремистской литературы, тесных связях с лидерами ИДУ и "Хизб ут-Тахрир"19.

Итак, политическую ситуацию года в целом можно охарактеризовать как стабильную. Важнейшими событиями политической жизни республики стали выборы президента и сохранение власти нынешней правящей элитой во главе с И. Каримовым20, а также ряд акций по декларированной либерализации политического режима: принятие законов об усилении роли политических партий, отмена смертной казни, смягчение уголовного законодательства, рассчитанные прежде всего на демонстрационный эффект. Все эти меры не несут реальных изменений основ политической системы и политического режима, особенно в условиях антиконституционного продления власти И. Каримова. Разделение политических партий, подконтрольных правящей элите, на "правящие" и "оппозиционные" не приведет к формированию конкурентной партийной системы, хотя сама по себе партийная идентификация является, конечно, большим шагом вперед.

Очевидных угроз режиму также не просматривается ни изнутри, ни извне. Представители оппозиционных партий окончательно признали бесперспективность своей деятельности (в нынешнем ее виде) в Узбекистане, лидеры новой оппозиционной коалиции "Солнечный Узбекистан" находятся в заключении, некоторые руководители исламской оппозиции уничтожены, а против неподконтрольных СМИ, в том числе электронных, и НПО применяются жесткие меры воздействия. Западные же партнеры Узбекистана, понимая бесперспективность наложенных на страну санкций, готовы снять их в обмен на ряд демонстрационных мер Ташкента. Отсутствие официальных заявлений лидеров западных государств о нелегитимности избрания И. Каримова на новый срок — еще одно тому подтверждение. Вероятно, И. Каримова по-прежнему многие и в стране, и в мировой политике воспринимают как единственную силу, способную гарантировать стабильность в республике. Едва ли не единственная угроза стабильности режима в наступившем году и в обозримом будущем — социальное недовольство, вызванное, в частности, ростом цен на продукты питания и продовольственным кризисом. Однако и это недовольство может остаться на уровне локальных митингов и выступлений по типу андижанского, особенно в случае разрешения кризиса с помощью России, стратегического партнера Узбекистана.

Представляется, что важнейшей задачей И. Каримова на новом этапе станет решение вопроса о механизмах передачи власти в будущем, причем, как было отмечено выше, в этом плане Узбекистан может стать примером для других государств Центральной Азии, отличающимся от случаев Кыргызстана и Туркменистана.


1 См.: Независимая газета, 24 декабря 2007. к тексту
2 См.: [Uza.uz http://uza.uz/ru/politics/1785/], 30 декабря 2007. к тексту
3 Независимая газета, 25 декабря 2007. к тексту
4 См.: Независимая газета, 24 декабря 2007. к тексту
5 См.: [http://www.press-service.uz/ru/gsection.scm?groupId=4392&contentId=32401], 20 сентября 2007. к тексту
6 По мнению ряда наблюдателей, эта сумма, умноженная на количество занятых в экономике, намного превысит размер ВВП Узбекистана. к тексту
7 См.: [http://www.press-service.uz/ru/gsection.scm?groupId=4392&contentId=34492], 10 декабря 2007. к тексту
8 См.: [http://www.press-service.uz/ru/gsection.scm?groupId=4392&contentId=34951], 10 декабря 2007. к тексту
9 См.: Народное слово, 3 ноября 2007. к тексту
10 См.: Народное слово, 6 ноября 2007. к тексту
11 [http://www.uzlidep.uz/page/materials_manag/conventions/427], 20 декабря 2007. к тексту
12 См.: [http://www.ferghana.ru], 9 января 2007. к тексту
13 См.: Маркетинг и Консалтинг — зарубежье, 26 ноября 2007. к тексту
14 См.: Коммерсантъ, 21 февраля 2007. к тексту
15 См. [http://www.uzembassy.ru/pr81.htm], 20 декабря 2007. к тексту
16 См.: ИА Фергана [http://www.ferghana.ru], 24 апреля 2007. к тексту
17 См.: Независимая газета, 26 апреля 2007. к тексту
18 См.: Независимая газета, 2 апреля 2007. к тексту
19 См.: ИА Фергана [http://www.ferghana.ru], 24 октября 2007. к тексту
20 2007 год интересен также не только сохранением личной власти И. Каримова, но и фактическим отсутствием значимых перестановок в политической элите как на национальном, так и на региональном уровнях. Такое кадровое "затишье" является для Узбекистана большой редкостью. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL