ПОЛИТИКА

Кенан АЛЛАХВЕРДИЕВ


Кенан Аллахвердиев, кандидат философских наук, доцент кафедры политологии и политического управления Академии государственного управления  при Президенте Азербайджанской Республики


Введение

По сравнению с 2007 годом политическая повестка Азербайджана не претерпела существенных изменений: власть, проблемы социума, средств массовой информации и урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Сколько-нибудь заметные политические трансформации происходили уже внутри указанной  рубрикации, к главным из которых относятся президентские выборы, усиление этатистских тенденций, подвижки в решении "замороженного" нагорно-карабахского конфликта.

Власть

Год начался составлением западными и отечественными аналитиками прогнозов относительно ключевого события  года — выборов президента. Однако ситуация оказалась максимально предсказуемой, что позволило авторитетной британской  газете "Файнаншел таймс" сделать однозначный вывод: "Мало, кто сомневается в том, что президент Азербайджана Ильхам Алиев, получивший образование в Москве, свободно владеющий английским языком, приверженный реформам западной направленности, одержит победу на предстоящих президентских выборах. Что касается слабой оппозиции, то не ожидается, что она создаст какие-либо проблемы на пути его избрания президентом. Оппозиция, не пользующаяся поддержкой в азербайджанском обществе, оказалась в изолированном положении"1.

Ожидаемые результаты главного события страны обусловили и  прохождение первой половины года без особых политических коллизий. Более того, ее можно считать успешной для власти в плане получения внутренних пропагандистских дивидендов от успехов азербайджанской дипломатии в результате принятия Генеральной Ассамблеей ООН резолюции "Положение на оккупированных территориях Азербайджана".  

Политико-пропагандистский эффект от наложения внутренней и внешней политики был продолжен летом: 26 июня, впервые после 1992 года, в Баку состоялся масштабный военный парад, посвященный 90-летию Вооруженных сил Азербайджана. Этот парад стал открытой демонстрацией Армении и мировому сообществу возросшей военной мощи страны, ее способности собственными силами освободить оккупированные территории.

Впрочем, увеличившийся политический вес армии проявился и в явно "самотворческом" заявлении  министра обороны Сафара Абиева, в котором провозглашалась поддержка Вооруженными силами на выборах президента Ильхама Алиева. Поскольку в Конституции Азербайджана четко прописано, что армия не может вмешиваться в политические процессы, то руководителю президентской администрации Рамизу Мехтиеву пришлось выступить со специальным заявлением, что вмешательство армии в предвыборный процесс неправильно2.

17 августа произошел террористический акт в бакинской мечети "Джума ("Абу Бакр"). В результате брошенной в ее здание гранаты два человека погибли и 18 получили ранения. По итогам проведенных оперативно-разыскных мероприятий было выявлено, что теракт совершила группа "Лесные братья", возглавляемая террористом Ильгаром Моллачиевым. Членов группы задержали сотрудники Министерства национальной безопасности Азербайджана, а сам ее руководитель был ликвидирован на территории России сотрудниками правоохранительных органов РФ.

В этих событиях, охарактеризованных как проявление религиозного экстремизма и фанатизма, самым тревожным для власти и экспертов стал сам факт того, что оппозиция правящей власти может:

а) принять  радикальные, нелегитимные политически вооруженные формы;

б) переместиться в религиозно-политическую  сферу.

Последнее особенно опасно для такой мусульманской страны, как Азербайджан, поскольку заметное распространение здесь ваххабизма (особенно в северных районах страны) чревато сменой нынешней политической оппозиции (в целом лояльной государственной власти)  радикально-религиозной, что представляет уже серьезную угрозу социально-политической стабильности государства и его светскому характеру.

Несомненно,  самым значимым политическим событием года стали выборы президента страны, состоявшиеся 15 октября, по итогам которых действующий глава государства Ильхам Алиев одержал уверенную победу, получив более 88% голосов избирателей.  На этот пост претендовали шесть кандидатов: председатель партии "Умид" Игбал Агазаде, председатель партии "Единый народный фронт" Гудрат Гасангулиев, председатель партии "Великое созидание" Фазиль Газанфароглу, независимый кандидат Гуламгусейн Алибейли, председатель Либерально-демократической партии Фуад Алиев, председатель партии "Муасир Мусават" Хафиз Гаджиев.

По мнению многих экспертов и зарубежных наблюдателей, прошедшие президентские выборы можно охарактеризовать как успешные по двум критериям.

Во-первых, выборы в целом получили положительную оценку международных организаций, прежде всего трех "оплотов" современной демократии: ПАСЕ, Евросоюза и США.  Так, на заседании Мониторингового комитета Парламентской ассамблеи Совета Европы от 19 ноября были рассмотрены ситуация в Азербайджане и результаты состоявшихся 15 октября президентских выборов. Докладчики по Азербайджану Андрес Херкель и Евгения Живкова представили отчет об этих выборах, отметив, что они отвечали международным стандартам и требованиям Совета Европы, и назвали их значительным продвижением вперед3. Единодушие со своими коллегами из ПАСЕ проявила и делегация наблюдателей Европарламента. "В ходе голосования делегация наблюдала значительный прогресс Азербайджана в плане приближения к международным стандартам и избирательным обязательствам этой страны, несмотря на многие остающиеся недостатки, относящиеся к контролю над СМИ и процессу подсчета голосов", — подчеркивается в заявлении делегации4. Госдепартамент США, отличающийся, как правило, резкостью суждений и оценок, на этот раз ограничился общими по содержанию и нейтрально-позитивными по духу заявлениями.

Во-вторых, отмечена значительная консолидация общества после выборов, так как впервые за многие годы их легитимность в глазах населения и мирового сообщества не вызывала серьезных сомнений. Это проявилось как в предвыборный (громко анонсированный политической оппозицией бойкот не имел практического значения), так и в поствыборный период, когда оппозиционные политические силы страны не стали, как это было традиционно ранее, оспаривать итоги голосования в судебных инстанциях или в демонстрациях на улицах.

31 октября президент Ильхам Алиев утвердил состав нового правительства Азербайджанской Республики, в котором  ротация коснулась лишь министра экономического развития Гейдара Бабаева. При этом был несколько повышен статус ряда государственных комитетов и агентств.

В ноябре началось активное продвижение правящей партией "Ени Азербайджан"  инициативы о проведении референдума по внесению изменений и дополнений в Конституцию. Главным среди предлагаемых изменений стал вопрос о снятии ограничений по количеству сроков, на которые гражданин Азербайджана может избираться президентом страны. Эта инициатива вызвала неоднозначные дискуссии в СМИ и в политически активном электорате.

Аргументы сторонников ликвидации этого положения сводятся к трем доводам:

  • снятие данного запрета придаст еще один стимул развитию демократии, так как население сможет на законном основании без ограничений избирать на пост президента политического деятеля, которому оно доверяет;
  • правящим элитам не надо будет прибегать к политическим комбинациям, чтобы обеспечить несменяемость власти (как это происходит сплошь и рядом в других постсоветских государствах), что  будет, в свою очередь, способствовать обеспечению стабильности в обществе; 
  • двух президентских сроков недостаточно, чтобы продолжить успешную внешнюю и внутреннюю политику государства, особенно в условиях нерешенного этнополитического конфликта и разразившегося мирового финансового кризиса.
  • Аргументы сторонников действующей конституционной нормы свелись к набору классических положений либеральной демократии:  "правление законов, а не отдельных лиц", "постоянное обновление власти необходимо для ответа на вызовы обновляющегося общества" и т.д.

    После положительного решения Конституционного суда Азербайджанской Республики по вопросу о законности проекта Акта о референдуме относительно внесения поправок и изменений в Основной закон страны,  26 декабря парламент 100 голосами "за", 7 "против", при одном воздержавшемся и двумя неголосовавшими принял решение провести 18 марта 2009 года референдум по внесению изменений в Конституцию.

    Согласно проекту, предусматривается снять ограничение на количество возможных избраний на пост президента; выборы президента и парламента в случае проведения военных действий будут отложены; будет введено право законодательной инициативы 40 тыс. избирателям; запрещены ведение скрытых фотосъемок, видео- и аудиозаписей и др. против воли лица. Кроме того, предлагается переименовать исполнительный аппарат президента в администрацию президента, а Национальный банк — в Центробанк; ввести отчетность муниципалитетов перед парламентом; обеспечить материальное положение экс-президентов и т.д. В целом проект Акта референдума "О внесении изменений и дополнений в Конституцию" предполагает 41 поправку в 29 статей. 

    Несмотря на многочисленность поправок в предлагаемом пакете изменений в Основной закон, пожалуй, наибольший интерес населения и международных организаций вызвали две из них: снятие ограничений на количество возможных избраний на пост президента и введение ограничений в СМИ по способам получения информации.  Вопрос о том, какие из этих поправок станут приоритетными для страны, также вызвал  разногласия в экспертной среде. 

    Так, по мнению спецпредставителя ОБСЕ по вопросам свободы массмедиа Миклоша Харашти, самым важным из этих изменений является запрет на проведение фотосъемок, видео- и аудиозаписей против воли самого человека5.  Для его коллеги, докладчика по Азербайджану Мониторингового комитета ПАСЕ, Андреса Херкеля ключевым является уже другой вопрос: "В общем, принято ограничиваться двумя президентскими сроками. Это делается для того, чтобы власть не оставалась долгое время в одних руках. Так принято везде. Изменить этот пункт посредством референдума, с учетом предыдущего избирательного опыта Азербайджана, конечно же, можно. Люди, которые не слишком хорошо понимают, каким образом приняты демократические конструкции в западных странах, не слишком хорошо поймут суть подобной манипуляции. Так что это все же искусственный метод продления демократических институтов"6. Нейтральную позицию занял спецпредставитель Евросоюза по Южному Кавказу Питер Семнеби, заявивший, что решение менять или не менять Конституцию должно принять само азербайджанское общество. Отметив, что у ЕС нет специальных рекомендаций или особого мнения по этому поводу, он подчеркнул необходимость того, что дебаты по данной теме должны быть максимально глубокими и всесторонними7.

    Социум

    Серьезным испытанием для социальной стабильности в стране стала нараставшая в течение года финансово-экономическая напряженность, постепенно охватывавшая весь мир. Это оказалось серьезным ограничителем для амбициозных социальных программ,  с которыми выступал в предвыборный период президент И. Алиев.  Хотя официальные лица неоднократно заявляли, что население не почувствует на себе мировой финансовый кризис, ясно, что только при весьма благоприятном стечении внешних и внутренних факторов их реализация не будет отложена.

    Согласно социологическому опросу, проведенному в мае службой "Gallup", в Азербайджане периодически неспособны прокормить свои семьи 37% населения8.  Правда, в отчете  Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO) "Состояние продовольственной необеспеченности в мире-2008" с учетом принятых ООН новых минимальных энергетических потребностей человека, обновленных в 2006 году, и на основании изучения данных за 1990—2005 годы отмечена и четко выраженная  позитивная динамика уменьшения количества недоедающих в стране более чем в два раза —  с 27% в 1990—1992 годах  до 12% в 2003—2005 годах. Для сравнения укажем, что доля недоедающих людей в общей численности населения составила соответственно:  в Армении в 1990—1992 годах — 46%, в 2003—2005 годах — 21%.; в Грузии в 1990—1992 годах — 47%, в 2003—2005 годах — 13%9.  Тем не менее даже в условиях мирового кризиса власть проявляет оптимизм в борьбе с бедностью: "Несмотря на то что за последние пять лет в Азербайджане число тех, кто живет в условиях бедности, сократилось с 49% до 16%, убежден, что по итогам 2008 года этот показатель будет еще ниже. У нас пока есть граждане, живущие в условиях бедности, и государство должно делать все возможное, чтобы помочь им. Поэтому программа адресной социальной помощи будет продолжена. Уверен, что такое общественное зло, как бедность, в Азербайджане будет устранено", — заявил президент страны в новогоднем обращении к народу10.

    Другой бич общества — коррупция — отражен в ежегодном докладе "Индекс восприятия коррупции" международной организации "Транспэренси интернэшнл", в котором Азербайджан попал в список стран, испытывающих большие проблемы с коррупцией. Составители данного  индекса поставили Азербайджан на 158 место11. Конечно, правительство ведет борьбу с ней, но, судя по социальным ожиданиям, эти усилия пока недостаточны и необходимы системные решения.

    Среди заметных событий политико-культурной жизни республики следует упомянуть проведение в Азербайджане нескольких крупных международных саммитов в гуманитарной сфере.  Так, по инициативе первой леди страны Мехрибан Алиевой 10—11 июня в Баку состоялся форум "Расширение роли женщин в межкультурном диалоге", для участия в котором прибыли около 400 женщин из 60 стран, в том числе первые леди многих государств мира.  Форум был проведен при поддержке таких международных организаций, как ЮНЕСКО и ИСЕСКО (Исламская организация по вопросам образования, науки и культуры). Конференция вызвала широкий резонанс в стране и за рубежом, и было принято решение сделать ее традиционной и проводить в Баку раз в два года.

    Состоявшаяся 6 — 8 октября в Баку Четвертая конференция министров образования и науки исламских стран "Достижение перемен в науке силами молодых ученых" также стала  ярким показателем успешного сотрудничества Азербайджана не только с ИСЕСКО, но и ОИК (Организацией Исламская конференция). С учетом того, что в Баку уже проходили заседания министров иностранных дел, туризма стран — участниц этой структуры, конференция внесла свой вклад в развитие связей исламских стран, в частности, город Баку объявлен столицей исламской культуры 2009 года.

    В продолжение темы образования отметим, что крайне важным по своему социальному значению оказался и принятый парламентом в декабре во втором чтении закон "Об образовании". В общей сложности для его подготовки и согласования интересов разных ведомств и "групп давления" понадобились почти 16 лет и смена трех составов Милли Меджлиса, но теперь появилась надежда, что уже в следующем году закон все же вступит в силу. Его проектом предусматривается, что среднее образование будет состоять из трех ступеней: с трех до пяти лет  — дошкольное образование, с пяти лет по 9 класс  — обязательное среднее, полное среднее образование можно будет получить в 10—11 классах  специализированно или в профтехучреждениях.  Закон позволит победителям олимпиад поступать в вузы без вступительных экзаменов. Высшее образование предусматривает три цикла: бакалавриат, означающий получение высшего образования, магистратура и докторантура. Докторантура, в свою очередь, будет разделена на две ступени: доктор наук и профессор.

    Конец года ознаменовался проведением  в Баку 2 декабря международной конференции министров культуры "Межкультурный диалог —  основа мира и устойчивого развития Европы и соседних регионов", организованной при содействии Совета Европы и правительства Азербайджана. В ее работе участвовали представители 10 международных организаций и 16 государств. В отличие от предыдущих международных гуманитарных мероприятий года эта конференция охватывала страны Запада и Востока, а также представителей ведущих конфессий мира.

    СМИ

    В этой сфере год начался с того, что с 1 января в Азербайджане был введен запрет на использование отечественными телеканалами иностранных языков. Не вызывающее в принципе серьезных возражений решение Национального совета по телевидению и радиовещанию по приведению телепространства страны в соответствие с ее национально-государственными интересами сразу же столкнулось с двумя проблемами. 

    Во-первых, серьезным организационно-технологическим вопросом оказались гигантские масштабы дублирования огромного массива мировой кинопродукции на азербайджанский язык, что привело к их фактическому исчезновению из телеэфира. Во-вторых, при реальном ограничении показа художественных кинофильмов и других передач на русском языке без их дубляжа на азербайджанский язык у рядового телезрителя вызывало недоумение то, что на отечественных телеэкранах внезапно открывшийся "вакуум" заполнила кино- и телепродукция на турецком языке (уже без дубляжа). У общественности стало складываться впечатление о политической ангажированности принятого решения. И лишь к концу осени этот своего рода "перегиб" был исправлен —  теперь уже все кинофильмы и передачи дублировали без исключения (включая технически более простой способ применения субтитров). Можно сказать, что к концу года фактически прекратились и нападки на использование русского языка, правда, после  открытого вмешательства главы государства: "Сегодня многонациональное азербайджанское общество невозможно представить без русских. Тысячи русских связали свою судьбу с Азербайджаном, считают его своей родиной. На протяжении прошедших десятилетий русские в Азербайджане жили и живут в атмосфере дружбы, братства и спокойствия, сохранив национально-религиозные обычаи и традиции, этническое своеобразие, язык, который не притесняют, и культуру"12.

    Из проводимой Национальным советом политики по "национализации" отечественного медиапространства логически вытекает и начатая осенью кампания по ограничению иностранного (в данном случае западного) радиовещания. Следует отметить, что этот шаг вызвал больше недовольства у ряда зарубежных государств и международных организаций, чем у внутренней аудитории. Однако выраженные этими акторами официальные и неофициальные "сожаления" не возымели желаемого эффекта, так как 30 декабря Национальный совет по телевидению и радиовещанию принял решение прекратить с 1 января 2009 года вещание радиостанций Би-би-си, "Свобода", "Голос Америки", "Европа+" на отечественных частотах.

    Неоднозначные процессы протекали и в сфере печатных периодических изданий.  По данным Совета по прессе, у подавляющего большинства действующих в стране средств массовой информации ощущается дефицит финансирования, что на практике делает независимость "четвертой власти" весьма призрачной.  Для устранения экономических проблем Совет по прессе еще в 2007 году  выступил с предложением создать Фонд поддержки СМИ.  31 июля 2008 года президент Азербайджана подписал распоряжение об утверждении Концепции государственной поддержки развитию массмедиа.

    В связи с этим заведующий отделом президентского аппарата А. Гасанов отметил: "Концепция не будет касаться тех изданий, которые под видом органов прессы занимаются разного рода незаконной деятельностью. Поддержка предусмотрена тем органам прессы, которые осуществляют информационное обеспечение граждан, обеспечивают политический плюрализм и представляют множество различных мнений. Здесь речь не идет о раздаче денег кому-то конкретно. Помощь развитию прессы будет осуществляться концептуально. Будут поддерживаться органы, которые способствуют развитию прессы"13.

    По мнению А. Амашева, председателя Совета по прессе, ситуация сложилась весьма тяжелая. По-настоящему независимых изданий в Азербайджане крайне мало. Многие, причисляющие себя к таковым, либо политически детерминированы, либо занимают проправительственную или противоположную позицию. Именно поэтому основная цель создаваемого Фонда прессы заключается в том, чтобы создать в  стране такую систему экономического существования СМИ, при которой они могли бы стать вполне самоокупаемыми, обеспеченными, следовательно, более независимыми14.

    К концу года зримым воплощением взятого Советом по прессе курса на "санацию" средств массовой информации стало принятое им решение назвать 36 газет, занимающихся рэкетом. "В принятии подобного решения за основу бралось игнорирование этими СМИ правил профессионального обращения журналистов, допущение действий, противоречащих принципам профессиональной этики"15.

    Результатом всех этих достаточно противоречивых процессов стало то, что по итогам года международная правозащитная организация "Фридом хаус" внесла Азербайджан в число стран, где нет свободы СМИ.  По версии авторов отчета, Азербайджан по свободе СМИ занимает 168 место в мире, и в этой сфере  за истекший год никаких продвижений не было16.

    Нагорно-карабахский конфликт

    Уже первые месяцы опровергли прогнозы отечественных и зарубежных экспертов о том, что в год президентских выборов не следует ожидать серьезных прорывов в урегулировании многолетнего конфликта. Наоборот, дипломатическое ведомство, ВПК и Вооруженные силы, лоббистские группы за рубежом, формальные и неформальные контакты высокопоставленных чиновников, то есть "вся президентская рать" была нацелена на достижение ощутимых результатов именно в год выборов главы государства. Плоды такой политико-дипломатической активности не заставили себя долго ждать. Так, 14 марта Генеральная Ассамблея ООН приняла предложенную АР резолюцию "Положение на оккупированных территориях Азербайджана". Документ был принят 39 голосами "за" при 7 "против" (США, Россия, Франция, Армения, Индия, Ангола, Вануату) и 100 "воздержавшихся". Парадоксально, что против резолюции, в которой среди прочего заявлено о поддержке международных посреднических усилий, в частности сопредседателей Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, голосовали сами страны — сопредседатели этой группы (США, Россия и Франция). Принятие Генеральной Ассамблеей ООН вопреки активному противодействию сопредседателей Минской группы ОБСЕ проекта резолюции по поводу оккупированных территорий, с одной стороны, — безусловный успех Азербайджана, однако с другой — резко обнажило проблему его реальной, а не декларативной международной поддержки. В СМИ и среди обывателей стал активно обсуждаться вопрос о целесообразности сложившегося многостороннего формата переговорного процесса. 

    Своего рода логическое продолжение этих дискуссий — подписание 2 ноября президентами России Дмитрием Медведевым, Азербайджана Ильхамом Алиевым и Армении Сержем Саргсяном Московской декларации. Она стала первым после 1994 года документом о политическом урегулировании карабахского конфликта, который подписали лидеры обеих конфликтующих сторон — и Азербайджана, и Армении. Однако в обществе, причем как в элитных группах, так и среди рядовых граждан, ожидания, связанные с этой декларацией, оказались сильно завышенными.

    Во-первых, в условиях явной утраты в последующие два месяца динамики переговорного процесса вакуум в обществе заполнили бесчисленные трактовки Декларации. Ссылку на принципы и нормы международного права, заложенную в этом документе, официальные лица, эксперты, общественность обеих  сторон стали интерпретировать в соответствии со своими практически диаметрально противоположными подходами (например, разъяснения азербайджанскими и армянскими политологами друг другу сути международного права, т.н. мадридских принципов и т.д.).

    Во-вторых, права оказалась та часть населения, которая, не обладая научно-теоретическими знаниями, на обыденном, интуитивном уровне полагала, что Запад не останется сторонним наблюдателем продуктивного российского посредничества в нагорно-карабахском урегулировании. И действительно ответный ход Запада не заставил себя долго ждать.

     Разразившийся в конце декабря так называемый оружейный скандал, связанный с официально не подтвержденным фактом безвозмездной передачи российского оружия Армении на сумму в 800 млн долл., вызвал серьезные осложнения в российско-азербайджанских отношениях.  Вскоре проявился и "след" утечки этой информации — задолго до публикаций в грузинской печати о бесплатных поставках Еревану в 2008 году российского вооружения, о них уже было известно в НАТО17. И хотя, по мнению некоторых местных политологов, эта "оружейная сделка" по ряду причин выглядит довольно темной историей, блефом или ловко подкинутой со стороны информацией (Вафа Гулузаде)18, у населения она породила понимание несостоятельности надежд на посредничество России.

    Так что к концу года, можно сказать, наступило время трезвой оценки, и от большого оптимизма по поводу тех или иных соглашений осталось мало. Интересы крупных государств в регионе, их столкновение, как показали события года, не только не способствовали разрешению конфликта, но и значительно усилили скепсис в пользу тезиса, заявленного российским политологом С. Марковым: "Окончательного разрешения нагорно-карабахского конфликта не будет никогда. Все формы разрешения будут временными"19.

    Заключение

    По сравнению с 2007 годом  оценки политического пространства Азербайджана мало изменились20. Его однополярность еще более возросла, вертикаль власти еще активнее структурировалась. В условиях охватившего весь мир финансового кризиса в стране отмечались  признаки  политической и социально-экономической стабильности. Вызвавшие наибольшее беспокойство населения проблемы: бедность, безработица, коррупция и нагорно-карабахский конфликт — сохранят свою актуальность в политической повестке. Причем значительная часть населения (а значит, и электората) возможности их решения связывает не с чудодейственными рецептами мировых экономических центров или механизмами саморегуляции рыночной экономики, а именно с укреплением государственных институтов.

     В этом контексте победа правящей элиты на президентских  выборах 2008 года, по сути, открыла "зеленый свет" изменениям в политической системе страны.  По мнению местных политологов, в этих условиях у критиков взятого властью курса на создание новой конституционной архитектуры в стране остается слабая надежда на то, что в этом вопросе их поддержит Запада.  Но так ли это, покажет время. 


    1 [www.day.az/news/politics/105547.html],  26 января 2008. к тексту
    2 См.: Рамиз Мехтиев: "Армия должна быть вне политики" [http://www.day.az/news/politics/117212.html],  7 мая 2008. к тексту
    3 См.: [www.regnum.ru/news/1086718.html],  20 ноября 2008. к тексту
    4 См.: [www.regnum.ru/news/1071290.html], 17 октября 2008. к тексту
    5 См.: Миклош Харашти об изменениях и дополнениях в Конституцию Азербайджана [http://www.contact.com.az/preview.php?type=news&lang=ru&news_id=9178], 29 декабря 2008. к тексту
    6 Андрес Херкель: Люди не поймут эти манипуляции с конституционным референдумом [http://contact.com.az/index.php?type=news&lang=ru&news_id=9123], 24 декабря 2008. к тексту
    7 См.: У Питера Семнеби нет слов по поводу изменений в Конституции [http://www.contact.com.az/preview.php?type=news&lang=ru&news_id=9138]. к тексту
    8 См.: [http://www.day.az/news/economy/140061.html]. к тексту
    9 См.: [http://www.fao.org/docrep/011/i0291e/i0291e00.htm]. к тексту
    10 [www.rbc.ru/rbcfreenews/20090101073342.shtml]. к тексту
    11 См.: [http://www.transparency.org/news_room/in_focus/2008/cpi2008#translations]. к тексту
    12 [http://www.rusinaze.ucoz.ru/],  21 ноября 2008. к тексту
    13 [http://www.echo-az.com/obshestvo11.shtml], 17 января 2009. к тексту
    14 См.: Там же. к тексту
    15 [http://www.day.az/news/society/143850.html]. к тексту
    16 См.: [http://www.freedomhouse.org/uploads/fop08/MOPFfinal.pdf]. к тексту
    17 См.: Сотрудник НАТО: "В Азербайджане действительно уже создана армия, которая способна вести боевые действия наступательного характера" [http://www.day.az/news/politics/146284.html]. к тексту
    18 См.: [http://www.1news.az/interview/20090203120715902.html]. к тексту
    19 Сергей Марков: "Поставки оружия Армении создают баланс" [http://www.echo-az.com/politica01.shtml]. к тексту
    20 См.: Центральная Евразия 2007. Аналитический ежегодник. Швеция: CA&CC Press, 2008. С. 23.   к тексту

    SCImago Journal & Country Rank
    Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL