РЕЛИГИЯ

Грануш ХАРАТЯН


Грануш Харатян, кандидат исторических наук, председатель Армянского центра этнологических исследований (Ереван, Армения)


Статистические данные
(количественное соотношение конфессий, религиозные общины, места поклонения, религиозные учебные заведения и пр.)

Согласно официальной переписи население 1991 года, в республике проживают 3,2 млн чел., из которых 2,2% — национальные меньшинства. Перепись не включает вопроса о религиозной принадлежности или религиозном выборе человека, и по ее данным нельзя выявить религиозную картину населения страны. Так как граждане республики в основном являются приверженцами Армянской Апостольской Церкви, которая "национализировалась" практически с VII века, то в общественном сознании армян религия почти полностью идентифицируется с национальностью. В результате количественные показатели национальной группы обычно воспринимаются как показатели численности последователей данного религиозного направления. По экспертным оценкам, основные национальные меньшинства также номинально являются последователями этнических религиозных учений. Исходя из такого отправного положения можно сказать, что по крайней мере количество последователей "этнических религий" соответствует числу людей с соответствующим этническим самосознанием (в табл. 1 представлен этнический состав населения страны).

Таблица 1

Этнический состав населения Республики Армения (согласно переписи 2001 г.)

Однако численность национальных групп не всегда соответствует количеству приверженцев "этнических" религий. Скорее число последователей религиозного направления и религиозная картина по национальным меньшинствам несколько разнятся. Самый яркий пример — этнические русские: среди них наряду с православными есть старообрядцы, так называемые молокане, которых в русской среде характеризуют как сектантов. Однако в Армении среди молокан есть, кроме русских, и определенное количество мордвинов, которых в общественном сознании воспринимают как этнических русских, поскольку само понятие "молоканство" воспринимается как русское явление. По материалам одного из исследований, более 80% респондентов из числа молокан свою национальность обозначили этнонимом "русский", а себя (в плане религиозной принадлежности) обозначили как христианин, молоканин, прыгун, постоянный, максимист. 31% старообрядцев свою религиозную принадлежность определили как христианство1.

Что касается последователей православия, то, кроме русских, в их числе есть и представители других этнических групп, например, ассирийцы, армяне, украинцы, белорусы. Одна из действующих Русских Православных церквей Армении находится в считающейся ассирийской деревне Дмитрово Араратского марза (в селе проживают ассирийцы и армяне). Очевидно, что численность этнических русских не может соответствовать количеству последователей русского православия. Следует добавить, что Русская Православная Церковь в РА зарегистрирована четырьмя религиозными организациями, а старообрядцы по причине своих особых религиозных традиций не зарегистрированы. Однако это не мешает их религиозной практике.

Несовпадение этнической и религиозной принадлежности другого национального меньшинства выявляет схожую картину. Основная часть говорящих на одном из иранских языков, курманджи, в Армении считает и называет себя езидами, другая небольшая часть — курдами. Обе группы являются последователями езидизма2. В группе с курдским этническим самосознанием есть и незначительное количество мусульман. 40 620 езидов и 1 519 курдов можно было бы причислить к религиозному направлению "езидизма", если бы за последние 20 лет в этой группы не появились последователи нетрадиционных религиозных течений. Действительно, несмотря на то что езидизм весьма этнизированная религия и внутри группы действуют сильные этнозащитные религиозные правила (скорее религиозащитные культурные традиции), за последние 10 лет в обеих группах наблюдается изменение религиозной принадлежности. Правда, новые верующие, как обычно их называют в Армении, не всегда правильно называют или точно знают свою религиозную принадлежность (иногда говорят почитаем Бога, почитаем крест, христианин, иисусовец). Однако под этими названиями обычно подразумеваются пятидесятники, иногда — Свидетели Иеговы. Примечательно, что ни среди езидов, ни среди курдов не встречаются последователи Армянской Апостольской Церкви (далее ААЦ). Дело в том, что ААЦ не ведет миссионерской деятельности среди иноэтнических групп, ограничивая свою религиозную практику исключительно армянской средой.

Мозаика религиозного выбора опрошенных езидов и курдов выявляет следующую картину: из 302 респондентов только 221 выбрали названия традиционной для езидов религии (солнцепоклонник, шамс, езид), 61 — новые, нетрадиционные направления, в частности: 22 — пятидесятники, 9 — христиане, 7 — иисусовцы, 23 — разные названия, а 22 — не определились. Это означает, что по крайней мере 20% опрошенных — последователи нетрадиционных в езидско-курдской среде религиозных учений, что нередко вызывает напряжение в семьях. Дело в том, что последователями новых религиозных течений чаще всего становятся женщины. Соответственно когда женщина, исходя из своих новых религиозных взглядов, пытается помешать отправлению в семье традиционной обрядности, полностью пропитанной езидской религиозностью, то встречает сильное сопротивление мужа3. Так как религия среди езидов — существенный компонент этнической идентичности, даже претендует на первенство в шкале этноиндикаторов, то просачивание нетрадиционных религиозных направлений в езидскую среду вызывает сильную тревогу среди езидской элиты — шейхов и пиров, являющихся духовными лицами, а также среди интеллектуалов и общественных деятелей.

Таким образом, в случае езидов-курдов этнические количественные показатели также нельзя соотнести с религиозными. "Езидизм" представлен в Армении двумя зарегистрированными религиозными организациями.

Религиозный выбор неоднозначен и среди представителей ассирийской этнической общины. В четырех деревнях, где ассирийцы живут компактно, практически нет единого представления о религиозной общности. В селе Дмитрово еще с советских времен действует Русская Православная Церковь, куда ходят верующие ассирийцы. Традиция эта сложилась с тех пор, когда из-за неимения ассирийского священника для русскоговорящих ассирийцев был назначен священник русской православной церкви, что положило начало плавному переходу ассирийцев в русское православие. Сами прихожане-ассирийцы не очень осознают специфику этого вероучения, себя считают и называют просто "христиане". Во дворе данной церкви проходят национальные праздники ассирийцев (светские и религиозные), не имеющие ничего общего с русским православием. Многие дмитровские ассирийцы считают, что приемлемо любое христианское направление, и свою религиозную практику могут осуществить как посредством Русской Православной Церкви, так и ААЦ, протестантской, католической церквей и т.д.

Последние 10 лет в селе Двин действует Святая Апостольская церковь Восточного ассирийского католикосата, взявшая на себя миссию этнизировать религию ассирийцев Армении. Ассирийцы сел Арзни и Нор Артагерс далеки как от православия, так и несторианства, называют себя просто христианами и готовы выразить эту религиозность через любое христианское направление (при условии сохранения некоторых культурных этнических традиций). Во все четыре села проникли нетрадиционные религиозные организации, в частности адвентисты Седьмого дня, пятидесятники и Свидетели Иеговы, к которым христиане относятся с недоверием, но лояльно, называя их верующими, не видят опасности для своей этничности, но несколько недоумевают по поводу нетрадиционности их религиозного поведения, в том числе активности и формы их религиозных практик. По результатам небольшого исследования, 78% опрошенных ассирийцев назвали себя просто христианами и только 5% — православными4. После открытия в селе Двин церкви Восточного ассирийского католикосата некоторые его ассирийцы свою религию стали называть ассирийско-христианской. От ассирийской общины зарегистрирована одна религиозная структура — Ассирийская религиозная организация Армении Святая Апостольская церковь Восточного ассирийского католикосата.

Другие национальные меньшинства Армении считаются последователями своих этнических религий (украинцы и белорусы — православия, греки — греческого православия, грузины — грузинского православия, поляки — католичества, немцы — лютеранства, евреи — иудаизма), однако зарегистрирована только иудейская религиозная структура — Религиозная община евреев Армении, а религиозные нужды поляков-католиков обслуживает представитель католической религиозной организации. Католики в Армении представлены тремя зарегистрированными религиозными организациями, в которые в основном входят этнические армяне.

Армянская Апостольская Церковь как практикующее религиозное направление представлена одной зарегистрированной организацией. Последователями ААЦ считают себя почти все этнические армяне.

Среди зарегистрированных религиозных организаций многообразием отличаются протестанты (евангелических организаций — 13, пятидесятников — 21, адвентистов Седьмого дня — 1, "Слово жизни", или "Харизматы", и близкие к нему "Божья церковь", "Божьи помазанники", а также "Армянская община Новоапостольской церкви"). По одной зарегистрированной организацией представлены "Церковь последних дней Иисуса Христа", "Община последователей вероучения Бахаи", "Христианская религиозная организация Свидетелей Иеговы", армянские язычники — "Арординери ухт". Зарегистрированы как религиозные, но занимаются в основном благотворительностью семь организаций, в основном также протестантских.

Количественные показатели членов религиозных организаций в 2008 году существенно не изменились. Абсолютное большинство армян республики (наверное, свыше 80%) — убежденные последователи ААЦ, с разноуровневой религиозной активностью. Возможно, для большинства из них характерна первичность отождествления принадлежности ААЦ с этничностью, без знания религиозной специфики учения. Даже убежденные атеисты считают себя последователями ААЦ. Правда, благодаря ее усилиям наблюдается некоторый рост осознанного религиозного поведения среди молодежи.

Более подвижны количественные показатели последователей харизматов и Свидетелей Иеговы, которые используют активные методы и формы привлечения новых последователей.

Наряду с зарегистрированными в республике действуют религиозные группы без регистрации. Вообще статусы общин, имеющих религиозную практику в стране, можно свести к трем формам.

  • 1.  Единицы, зарегистрированные как религиозные организации.
  • 2.  Единицы, зарегистрированные в качестве общественной организации, но имеющие религиозную практику, например, "Трансцендентальная медитация" (или образовательный фонд "Ведический центр Махариши"), "Рериховское армянское общество", возможно, последователи учения Муна и др. Степень и формы религиозной практики, количество последователей и сочувствующих данным группам и пр. остается сферой желаемого исследования.
  • 3.  Незарегистрированные группы, занимающиеся религиозной деятельностью (например, русские старообрядцы, возможно, кришнаиты, различные медитирующие группы, сайентологи и пр.). Количество их последователей, кроме молокан, неизвестно, но, по экспертным оценкам, должно быть невелико.
  • Вопрос о том, почему некоторые группы предпочитают не регистрироваться, остается открытым. В республике действует крайне упрощенный порядок регистрации религиозных организаций. Этот процесс длится не более месяца и обычно проходит без особых проблем. Регистрация ничего не меняет в жизни общины, кроме юридического статуса, позволяющего организациям осуществлять юридические операции. Как уже упоминалось, русские старообрядцы не регистрируются в силу принципов своей общинной жизни, согласно которым общение с административными структурами сводится до возможного минимума. Что касается других религиозных общин или практик, то можно предположить, что их количество не достигает 200 чел., что, по закону РА, составляет необходимый минимум для регистрации религиозной организации.

    Более важным представляется вопрос о том, почему некоторые группы, практикующие ту или иную религию, зарегистрированы как общественные структуры, тем более что по законам Армении, религиозной практикой разрешается заниматься лишь религиозным организациям. Не исключено, что в данном случае опять играет роль "недобор" минимального количества последователей (200 чел.), а для регистрации общественной организации количество членов не имеет значения. Наконец, вне юридического внимания остается индивидуальная деятельность людей в сфере разных религиозных практик: магов, колдунов и пр. Эти люди, занимающиеся религиозным воздействием на желающих, остаются за рамками административного и общественного интереса.

    Несколько пунктов статьи 7-й закона "О свободе совести и религиозных организациях" закрепляют право и возможности этих структур на распространение религиозного образования. Эти права религиозные организации реализуют по своему усмотрению и в разной форме. Некоторые из них имеют разного рода и уровня образовательные проекты: школы, воскресные школы, семинарии, университеты, образовательные группы из числа молодежи и детей, летние лагеря с образовательными программами и т.д. Есть и группы без образовательных проектов.

    Деятельность официальных религиозных лидеров

    Деятельность официальных религиозных лидеров направлена на налаживание контактов и диалога друг с другом, чаще всего с ААЦ. Евангелические направления протестантов создают ассоциации. В 2008 году ряд лидеров протестантских направлений совместно представил проект об изменении закона "О свободе совести и религиозных организациях". Некоторые евангелические организации совместно со школами проводят уроки христианской и общественной нравственности, обучают английскому языку, компьютерным навыкам. Ассирийские и езидские лидеры стараются привлечь внимание властей к активности миссионеров нетрадиционных религиозных направлений в их этнической среде и призывают принять соответствующие меры. Благотворительный фонд "Церкви святых последних дней Иисуса Христа", католический "Каритас" реализуют большие социальные проекты. Однако религиозные организации достаточно обособлены и, если не считать благотворительных проектов, в общественной жизни страны особой активностью не отличаются. В этом плане более активна ААЦ, осуществляющая обширную деятельность в социальных и экологических сферах (борьба со СПИДом, трафикингом, попытки урегулирования конфликтов, обсуждения вопросов, связанных с изменением климата, охраны природы, народонаселения, развития и пр.). ААЦ активно участвует в работе Конференции европейских церквей, членом которой является с 1977 года, имеет своего представителя в ее Центральном комитете и трех постоянных представителей в комиссиях. Несмотря на активную включенность ААЦ в экуменическое движение и дружественный диалог с традиционными религиями, в самой Армении с другими религиозными организациями страны ААЦ особо не сотрудничает.

    Деятельность неофициальных религиозных лидеров

    К неофициальным религиозным лидерам Армении можно причислить некоторых представителей общественных организаций национальных меньшинств, которые порой активно вмешиваются и в жизнь религиозной общины. Например, лидер одной ассирийской общественной организации, будучи сторонником Православной Церкви, старается сузить деятельность священника Ассирийской религиозной организации Армении Святой Апостольской церкви Восточного ассирийского католикосата. В религиозную жизнь езидской общины начали вмешиваться миряне5. Усилиями одного из них езидам предоставлен участок земли для строительства святилища. Этот факт сама религиозная группа езидов воспринимает неоднозначно. Дело в том, что по существующему представлению езидов Бог поселился в Лалеше, на севере Ирака, в районе Синджара, где построено главное святилище езидизма, там также находится резиденция его главного духовного лидера. В традиционной езидской религиозной жизни другого святилища нет. Чтобы не разрушить существующий порядок отношений езидского духовенства (пиров и шейхов) с мирянами (мридами), многие езидские духовные лица Армении не одобряют вмешательства в религиозную жизнь общественного деятеля мрида.

    Уровень обеспечения свободы вероисповедания

    Республика присоединилась ко всем основным международным конвенциям, защищающим и обеспечивающим свободу вероисповедания. Так, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, в том числе статья 18, Замечания общего порядка № 22, Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений, Европейская конвенция по правам человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств и другие документы, имеющие отношение к этой сфере, — важные части законодательства страны.

    В Армении созданы все правовые нормы, поддерживающие свободу вероисповедания и исключающие религиозную дискриминацию, исходя из принципов "Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений", в соответствии в частности со статьей 1 и 2. п. 2. С 1991 года свобода вероисповедания закреплена законом "О свободе совести и религиозных организациях". Законом закреплены права общин на отправление религиозных культов, на религиозное образование, на благотворительность, на приобретение необходимых религиозных предметов, литературы, на установление и поддержание связей с лицами и общинами в сфере религии и убеждений на национальном и международном уровнях, на обращение за финансовой помощью, на сбор пожертвований и пр., а также закреплен принцип невмешательства властей во внутреннюю жизнь религиозных организаций. На основании статьи 17 закона "О свободе совести и религиозных организациях" государство не имеет права принуждать граждан исповедовать ту или иную религию, не вмешивается во внутреннюю жизнь и в соответствующую закону деятельность церкви и религиозных организаций, запрещает деятельность государственных структур или их представителя в структурах религиозной организации, запрещает участие церкви в управлении государством, никакие государственные функции не передает церкви и религиозным организациям.

    В национальное законодательство внедрены многие международные стандарты. По части защиты свободы вероисповедания и недискриминации только в Уголовном кодексе религиозная тема отражена по крайней мере в 12 статьях: 112, 113, 119, 143, 160, 162, 185, 226, 165, 392, 393, 397. Законодательные нормы, обеспечивающие свободу вероисповедания, отражены во многих документах, в том числе в следующих законах: "О гражданстве", "О правах ребенка", "Об охране и использовании недвижимых памятников истории и культуры и исторической среды", "Об основах культурного законодательства", "Об альтернативной службе", "Об общественных организациях", "О рекламе", "О партиях", "Об адвокатуре", "О занятости", "Семейное законодательство" и пр.

    Как международное право, так и национальное законодательство в части религиозных свобод и недискриминации продолжают развиваться, особенно в поисках лучшего определения индивидуальных и коллективных прав, разрешения несоответствий некоторых форм защиты индивидов и пр. Например, международное право настаивает на праве родителей (или законного опекуна) в выборе религиозного воспитания для своих детей (родители или законные опекуны ребенка имеют право определять образ жизни в рамках семьи в соответствии со своей религией или убеждениями, а также исходя из нравственного воспитания, которое, по их мнению, должен получить ребенок)6. В национальном законодательстве это право родителей закреплено в законе "О правах ребенка", где запрещается участие детей до 16 лет в религиозных организациях без согласия родителей. Однако после активизации нетрадиционных для Армении новых религиозных течений родители нередко оказываются в разных религиозных группах, что часто вызывает конфликт между ними по поводу выбора религиозного воспитания своих детей: каждая из сторон настаивает на своей группе или учении, или один из родителей вообще возражает против религиозного воспитания. Закон в таких случаях не предполагает прямого ответа на вопрос, как разрешить эту сложную ситуацию. Нередко из-за расхождений религиозных взглядов супруги расходятся, а закон не определяет, как может реализовать свое право на религиозное воспитание ребенка родитель, который с ребенком не живет.

    Достаточно остро стоит и вопрос о конфликте между правами на религиозный выбор и этническую самобытность. Например, статья 8 закона "Об основах культурного законодательства" гласит, что Республика Армения содействует сохранению и развитию культурной самобытности национальных меньшинств, проживающих на ее территории, способствует созданию условий для сохранения, распространения и развития их религии, традиций, языка, культурного наследия, культуры путем реализации государственных программ. Однако право человека на выбор религии нередко достаточно сильно влияет на возможность преемственности культурных традиций, особенно у малых групп. Например, езиды — одно из уникальных национальных меньшинств республики — требуют вмешательства государственных структур, так как выступают против распространения нетрадиционных для езидской культуры религиозных течений в их среде. Это обусловлено тем, что любое религиозное вмешательство разрушает построенные на религии общественные отношения езидов, составляющие основную этническую характеристику этой малочисленной этнической общины.

    Проблема, конечно, не новая и проявляется не только в Армении. Она настолько очевидна, что даже эксперты Совета Европы вынуждены на нее отреагировать. В частности, в резолюции № 1556 2002 года ПАСЕ, названной "Религия и изменения в Центральной и Восточной Европе", подтверждается, что до сих пор не найдено решения относительно того, как создать равновесие в соблюдении демократических принципов и прав человека в сфере свободы совести и вероисповедания, с одной стороны, и сохранить национальную, культурную, этническую и религиозную идентичность — с другой. Данная проблема, выявленная в Западной Европе вследствие современных миграционных процессов и новых вызовов в вопросах идентичности несколько расшатала устоявшиеся нормы общественных ценностей и вынудила Совет Европы найти осторожные подходы для защиты европейской культуры. В упомянутой резолюции, в частности, рекомендуется внести в школьные программы информацию об основных европейских религиозных культурах и традициях; содействовать проектам, цель которых — обеспечение среди студентов, ученых и деятелей культуры многогранных представлений о нравственных, культурных, моральных ценностях европейских религий; содействовать научным изысканиям, направленным на выявление общих корней европейских культур и поиск путей к их взаимоотношениям, взаимопониманию и взаимодополнениям.

    В странах бывшего социалистического лагеря, тем более на постсоветском пространстве, эта проблема имеет свою специфику, не отраженную в резолюции (и вообще не обсужденную в ПАСЕ). В СССР политика создания общей социополитической и культурной идентичности в свое время поставила национальные единицы перед необходимостью поиска новых форм своих локальных этнокультурных идентичностей. Распад СССР, как известно, был обусловлен и кризисом упомянутой политики. Советская социокультурная идентичность (помимо прочего) основывалась на безрелигиозной и/или осознанной атеистической культуре, а граждане, в общем, достаточно отдаляясь от религии, тем не менее сохранили восприятие своей принадлежности к историческим религиозным учениям как к одному из проявлений локальной этнокультурной идентичности.

    Это был даже некий политический протест, некая форма диссидентства. Сегодня на постсоветском пространстве новое религиозное многообразие формируется не за счет мигрантов, то есть носителей религии, а в основном за счет миссионерства пришлых лидеров иных (неместных) религий и местных миссионеров новых толков. Сегодняшнее религиозное многообразие, заменившее вчерашнюю открытую и/или внешнюю безрелигиозность, протекает (с точки зрения бывших латентных носителей своих этнических религий) как несправедливая конкуренция между активными и энергичными религиями с хорошей практикой и их бывшими полулегальными историческими религиями — претендентами на этноиндикатор, которые в силу давления бывшего политического режима утратили навыки религиозной практики. Общественное сознание, по крайней мере в Армении, усматривает в этой конкуренции не свободу индивида на религиозное вероисповедание, а возможность потерять один из важных компонентов культуры локальной этнической идентичности. Восприятие религии как этнокультурного элемента, а не как веры, учения, переносит дискурс с плоскости прав человека на свободу вероисповедания на плоскость прав группы на сохранение специфики этнической культуры. Статья 5 Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств элементами самобытности этнических единиц считает религию, язык, традиции и культурное наследие. Данной статьей Конвенция обязует содействовать созданию условий для сохранения именно основных элементов самобытности. Очевидно, что конкуренция между новыми (или нетрадиционными) религиями во многом может повлиять на самобытность этнических единиц, по крайней мере в части религии, а так как некоторые религии обусловливают даже пласты традиций и культурного наследия, то это относится и к основным элементам культур этнических единиц. Это можно наглядно проиллюстрировать на примере езидов и ассирийцев Армении. Та же Рамочная конвенция предупреждает: "Создание обстановки терпимости и диалога необходимо, чтобы культурное разнообразие было источником и фактором обогащения, а не раскола каждого общества". Исходя из вышеизложенного, кажется, следует искать новые формы обеспечения свободы человека в распространении своих религиозных убеждений, чтобы не навредить также желанию и правам группы на наследие своей этнической культуры.

    Таким образом, в правовой плоскости уровень обеспечения свободы вероисповедания в Армении соответствует международным стандартам. В общем, этот уровень полностью обеспечен законами в соответствии с принципами Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений, на практике он осуществляется по мере возможностей отдельных групп и лиц, на общественном уровне можно указывать на наличие дискуссионного конфликта.

    Толерантность и межрелигиозный диалог

    Общественное отношение к религиозной деятельности разных групп можно оценить как сдержанно толерантное с поиском дополнительных этнозащитных механизмов. Примечательно абсолютное понимание этнических религий, даже одобрение их развития, вследствие чего религиозные организации национальных меньшинств пользуются уважением в обществе. Однако любое активное миссионерство тревожит все национальности, в том числе армян, а применяемые активные методы миссионерства религиозных организаций вызывают несколько негативную реакцию. В этом плане продолжается активное обсуждение поведения, в частности Свидетелей Иеговы. Особое негодование вызывают случаи обнаружения их последователей среди школьных учителей. Родителей тревожит возможность бесконтрольного религиозного воспитания детей, и они отказываются от учителей с другими, нежели у них, религиозными взглядами. В 2008 году было несколько случаев обращения последователей Свидетелей Иеговы в правоохранительные органы с жалобой относительно нападения на них прохожих при распространении религиозной литературы и/или в ходе агитационных бесед.

    Религиозная тема остается актуальной в СМИ. В некоторых газетах нетрадиционные направления продолжают именовать сектантскими, а сектантов представляют как отходников от главных национальных ценностей. Разные телевизионные каналы устраивали обсуждения религиозной ситуации в стране, в которых явно прослеживалась тревога по поводу религиозного многообразия в армянской этнической среде. В феврале, во время противостояния оппозиции и власти, вызванного выборами президента страны, один из этих каналов несколько дней подряд муссировал "еврейскую тему", бросая тень на традиционно дружеские отношения армян с евреями.

    За прошедший год власти не вводили ограничений на осуществление религиозных практик. С целью сближения и установления диалога между лидерами религиозных организаций 30 ноября 2007 года Управление по делам национальных меньшинств и религии провело "круглый стол" "Деятельность религиозных организаций в РА, юридические и практические проблемы, общественные настроения". В его работе участвовали почти все лидеры зарегистрированных религиозных организаций (за исключением Свидетелей Иеговы, которые обычно уклоняются от общих дискуссий и обсуждений), представители правозащитных общественных организаций, президента и омбудсмена. Каждый участник встречи получил пакет правовых международных и национальных норм в сфере религии. Весь 2008 год с желающими лидерами религиозных организаций Управление в частном порядке обсуждало вопросы, поднятые на "круглом столе".

    А 31 октября по инициативе общественной организации "Сотрудничество во имя демократии" вместе с Ереванским офисом ОБСЕ состоялся семинар "Роль религии в современном правовом обществе: свобода совести и религии в Армении". Обсуждение оказалось довольно оживленным. По инициативе этой же организации продолжается выпуск периодического издания "Религия и общество", на страницах которого высказываются представители разных религиозных направлений (ААЦ, евангелисты, адвентисты Седьмого дня и т.д.), а также аналитики и эксперты. В частности, в одном из последних номеров опубликована статья с анализом национального законодательства по вопросам совести и вероисповедания7.

    Многих религиозных лидеров страны порадовало выступление президента республики на состоявшейся 24 сентября встрече с армянской общиной Нью-Йорка, где он, в частности, отметил, что, по его мнению, мы не должны бояться нашего армянского разнообразия, наоборот, наша сила в этом разнообразии, и в том, что оно зиждется на толерантности. "Культурное, языковое, религиозное многообразие армян вовсе не порок, против которого надо бороться, а преимущество, предоставляющее специфические возможности".

    Власти продолжают оказывать помощь нуждающимся в ней религиозным и этническим общинам. Гранты за счет бюджета республики, ежегодно предоставляемые этническим общинам, некоторые группы тратят на религиозные нужды (евреи, езиды, поляки), в частности, проводят религиозные праздники или приобретают предметы для религиозных практик. После установления в центре Еревана памятника, посвященного холокосту, в 2008 году за счет бюджета страны в Вайкском регионе, на берегу реки Ехегис, благоустроено еврейское кладбище XIV—XVII веков, а езидское общество получило участок земли для постройки святилища. Продолжается возврат религиозных памятников, в частности церквей, национализированных в годы СССР. Последнее из таких решений правительства — возвращение ассирийской общине ее церкви.

    Влияние зарубежных религиозных центров и иностранных государств

    В общественном сознании продолжает преобладать мнение, что нетрадиционные религиозные организации возглавляются из зарубежных центров, в частности из США. Это мнение подкрепляется строительством или приобретением некоторыми протестантскими организациями и "Церковью святых последних дней Иисуса Христа" дорогих по масштабам Армении религиозных и административных зданий. Однако за прошедший год трудно было проследить какой-либо дискурс влияния зарубежных религиозных центров и иностранных государств на религиозную жизнь страны. ААЦ продолжала диалог с центрами традиционных религий, участвовала в работе Конференции европейских церквей, принимала иностранных послов, руководителей и других представителей разных религиозных направлений и светских лидеров стран, посетивших Армению.

    Основные выводы и тенденции

    Правовая плоскость уровня обеспечения свободы вероисповедания в республике соответствует международным правовым стандартам, однако идет поиск улучшения законодательства с целью достижения равновесия между правом на вероисповедание и правами группы на сохранение специфики этнической культуры. Уровень свободы вероисповедания осуществляется по мере возможностей отдельных групп и лиц, а на общественном уровне отмечается умеренный дискуссионный конфликт. Однако с точки зрения религиозных событий бурным политическим противостоянием 2008 год особо не отличился.

    Абсолютное понимание, даже одобрение развития этнических вероисповеданий, вследствие чего религиозные организации национальных меньшинств пользуются уважением в обществе, сближает многих представителей традиционных конфессий и обусловливает среднее общественное отношение к религиозной деятельности разных групп, которое можно оценить как сдержанно толерантное с поиском дополнительных этнозащитных механизмов. В целом в обществе повышается интерес к христианским ценностям и стремление познать учения собственной религии.


    1 См.: Ситуация школьного образования среди национальных меньшинств Армении — езиды, курды, русские (молокане), ассирийцы. Исследование проводила общественная организация "Армянский центр этнологических исследований" в 2004 году, материалы анализировали Лусине Харатян, Шушан Саратикян. к тексту
    2 Сами езиды свою религию охотнее называют "солнцепоклонство", но также "езидизм", "шарфадин", "шамс" (дословно — солнце). Езиды верят в единого Бога, которого называют Хуаде. Однако он выступает в трех ипостасях: Малаке Таус, Шейх Ади и Султан Езид. Во многих мифах и преданиях Бог называется Малаке Таус, хотя последний иногда фигурирует как помощник Бога (см.: Далалян Т. Проявления идентичности курдов и езидов среди курманджиязычного населения РА. Заявка на участие в стипендиатской программе Кавказского бюро Немецкого фонда им. Г. Бёлля в 2007 г.). к тексту
    3 Религиозная практика езидизма довольно активная и, можно сказать, бытовая. Ни одно событие не проходит без жертвоприношения, и ни одно значимое событие в жизни езида не проходит без участия духовного наставника, тем более такие важные события, как брак и смерть. Однако именно различия в представлениях о смерти и загробной жизни, а также практика жертвоприношения чаще всего вынуждают новых христианок-езидок, обычно покорных жен, идти против воли мужа, что неприемлемо для абсолютно патриархального общества езидов. к тексту
    4 См.: Ситуация школьного образования среди национальных меньшинств Армении — езиды, курды, русские (молокане), ассирийцы. к тексту
    5 Езидское общество кастовое и включает три основные касты: шейхи, пиры (духовенство) и мриды (миряне). к тексту
    6 См.: Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений, статья 6, п. 1. к тексту
    7 См.: Харатян Г. Законодательство РА, регулирующее свободу религии и религиозную деятельность // Религия и общество, 2008, № 5. к тексту

    SCImago Journal & Country Rank
    Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL