ПОЛИТИКА

Виктор КОРГУН


Виктор Коргун, доктор исторических наук, заведующий сектором Афганистана Института востоковедения Российской академии наук (Москва, Российская Федерация)


В отличие от ряда предыдущих лет анализируемый год не был насыщен крупными и важными событиями, которые внесли бы перелом в нестабильную ситуацию в стране. Афганистан продолжал сталкиваться с многочисленными угрозами и вызовами, преследовавшими его в последние годы: террором, отсутствием безопасности, растущим наркотрафиком, тотальной коррупцией, политическим и бытовым бандитизмом, массовой безработицей, проблемой беженцев, голодом.

К тому же значительный ущерб народному хозяйству нанесла разразившаяся засуха. В результате бесплодными оказались многие сельскохозяйственные угодья, пострадал скот — и это произошло в преимущественно аграрной стране. По данным министерства сельского хозяйства и ирригации, из-за дефицита воды опустошены 80% обрабатываемых земель и нанесен серьезный ущерб 19 из 34 провинций Афганистана, лишь 12% территории которого относятся к обрабатываемым землям. При этом крестьяне и кочевники составляют 75% населения страны. Водные ресурсы (наземные источники) также оказались весьма истощены — их объем сократился на 70%. По предварительным данным, урожай зерновых, вероятно, будет вдвое меньше, чем в 2007 году, и составит 2,5 млн т. Из-за засухи и нескончаемой войны впали в нищету 53% сельских жителей1.

Согласно опубликованному в Кабуле докладу Афганской независимой комиссии по правам человека, в большинстве изолированных районов страны население лишено продовольствия и в условиях наступившей зимы там может произойти гуманитарная катастрофа. Более 37% населения Афганистана живет менее чем на 2 долл. в день, а более 40% — на 1 долл., отмечается в докладе2.

К концу года в срочной продовольственной помощи нуждались около 6 млн человек. В числе стран-доноров, согласившихся помочь продовольствием Афганистану, оказалась и Россия, к концу января 2009 года обязавшаяся поставить 17,8 тыс. т муки3.

Сложившаяся в стране тяжелая ситуация не благоприятствует намечающимся на август 2009 года президентским выборам. Уже с ноября 2008-го началась регистрация избирателей. На фоне всех неурядиц многие ставят под сомнение шансы выдвинувшего себя на высший пост в стране Хамида Карзая, хотя признают, что реальной альтернативы ему пока нет. Его пресс-секретарь Хамидзада заявил, что главным достижением президента является то, что он дал стране новый, демократический порядок в рамках самой прогрессивной Конституции в мусульманском мире4. У Х. Карзая есть успехи не только в политике, считает пресс-секретарь, он добился устойчивого экономического роста — с негативных показателей в 2001 году до самых высоких темпов экономического развития в Азии в 2007-м — 13%. Его заслуга и в том, что ныне более 85% населения имеют доступ к медобслуживанию, миллионы мальчиков и девочек учатся в школах, он стал глашатаем мира, развития, безопасности и реконструкции страны, ему верят народ и партнеры в мировом сообществе5.

Однако аналитики считают, что Х. Карзая ожидают серьезные проблемы. И хотя его популярность снижается, оппонентам также не удалось получить доверие народа. В стране по-прежнему отсутствует безопасность, растет нищета, закон существует лишь на бумаге, а процесс политического развития пока не породил новых лидеров, которых бы признал народ и был готов следовать за ними.

Тем временем число желающих получить пост президента страны быстро растет. При этом среди них наряду с самим Х. Карзаем немало участников президентской гонки 2004 года. К концу 2008 года средствами массовой информации были отмечены следующие кандидаты на этот пост: имеющие наиболее высокий рейтинг бывшие министры (финансов Ашраф Гани Ахмадзай и внутренних дел Али Ахмад Джалали), а также нынешний министр финансов Анвар уль-Хак Ахади. Все они представители небольшой, но влиятельной прослойки технократов, получивших образование на Западе и вернувшихся в страну из эмиграции. Еще один претендент — экс-глава МИДа д-р Абдулла — представляет политические круги, связанные с Северным альянсом. В этом же ряду стоит мощная и влиятельная личность из прошлого, хотя и с неоднозначной репутацией, губернатор восточной провинции Нангархар Гуль Ака Ширзaй. При разных режимах он оставался самой сильной фигурой в Кандагаре и даже в целом на юге страны, неоднократно занимая и теряя пост кандагарского губернатора. А в 2003—2005 годах он был министром урбанизации, до недавнего времени пользовался поддержкой США и Пакистана.

Несколько особняком стоит Рамазан Башардуст, бывший министр планирования, нынешний депутат парламента, жесткий критик правительства и самого президента. Из нового поколения молодых политиков свою кандидатуру выставил вернувшийся из Парижа после разгрома талибов лидер партии "Национальный конгресс Афганистана" Латиф Педрам, баллотировавшийся на пост президента в 2004 году. Есть еще несколько деятелей из прошлого, фавориты предыдущей президентской гонки: лидер хазарейцев Мухаммад Мохаккек и лидер узбеков Абдуррашид Дустом, а также два монархиста — Сайед Исхак Гилани и бывший вице-премьер страны Хедаят Амин Арсала.

Кроме того, есть и "серая лошадка" — недавно вернувшийся из 10-летней эмиграции в США Мутасим Биллах Мазхаби. Наконец, появилась информация, что в выборах будет участвовать американец афганского происхождения, бывший посол США в Кабуле, а в недавнем прошлом — постоянный представитель США в ООН Залмай Халильзад. Впрочем, он пока отрицает свое намерение баллотироваться. На кресло президента претендует и праправнук легендарного "железного эмира" Абдуррахмана, правившего страной в 1880—1901 годах.

Пока ни один из претендентов не выдвинул свою программу. В целом все они — политически пестрая публика, которую, за редким исключением (недавний друг Х. Карзая А. Ахади), объединяет определенная оппозиционность в отношении нынешней власти. Соответственно шансы столь разных претендентов неодинаковы. Наибольшие симпатии в политических кругах снискали бывшие министры Ашраф Гани Ахмадзай и Али Ахмад Джалали. Кстати, ни один из них к началу 2009 года не заявлял о намерении бороться за президентский пост. Первый известен своим пуштунским национализмом, второй показал себя жестким администратором. Причем А.Г. Ахмадзай получил поддержку 32 политических партий и 342 народных советов (шура). Неплохие возможности имеет и главный финансист страны Анвар уль-Хака Ахади, лидер Социал-демократической партии Афганистана, который в конце 2008 года подал в отставку в связи с намерением баллотироваться на пост президента.

Бывший глава МИДа д-р Абдулла больше популярен за пределами страны, нежели на родине. Он и сейчас остается публичным политиком. Однако связь с лидерами уже в известной мере "мифического" Северного альянса вряд ли прибавляет ему симпатий среди пуштунов. А бескомпромиссность Р. Башардуста в борьбе с коррупцией — недостаточно надежный трамплин для прохождения в президенты. Интеллектуал Л. Педрам популярен лишь на севере, к тому же сотрудничает с А. Дустомом (мягко говоря, противоречивой фигурой), который в последние годы скомпрометировал себя шумными противозаконными акциями, в результате чего 2 декабря 2008 года был вынужден с семьей отправиться в изгнание в Турцию, где и в прошлом неоднократно получал убежище. Один из лидеров шиитов-хазарейцев М. Мохаккек, выдвигающий свою кандидатуру, постоянно находится во втором ряду видных политиков и вряд ли может рассчитывать на поддержку за пределами ареала проживания хазарейцев. Мощные клановые связи и финансовые возможности губернатора Нангархара пуштуна Г.А. Ширзая также не гарантируют ему поддержку национальных меньшинств севера. С.И. Гилани не пользуется популярностью у влиятельной когорты новых технократов, которые составляют ядро нынешней политической элиты. М.А. Арсала, хотя и занимал видные посты в государственном аппарате, ничем особым не выделялся, и, вероятно, пик его политической карьеры остался в прошлом.

Наконец, бывшему послу США в Кабуле З. Халильзаде, безусловно, будет обеспечена мощная поддержка Вашингтона, хотя он работал в администрации Дж. Буша. Вопрос лишь в том, станет ли он баллотироваться на пост президента Афганистана.

Есть еще одна фигура с сомнительной репутацией, претендующая на высший пост в стране, — бывший Генеральный прокурор Абдул Джабар Сабет. Осенью 2008 года он заявил о своих претензиях на кресло главы государства. Х. Карзай был возмущен. Так, в заявлении его пресс-службы отмечалось, что политические амбиции Генпрокурора противоречат его должностным обязанностям. К тому же его обвинили в злоупотреблении властью. Сабет учился в США, долгое время жил в Канаде, в Афганистан вернулся в 2002 году. После назначения на должность Генерального прокурора объявил "джихад" коррупции. В июне 2007-го возбудил ряд уголовных дел в отношении некоторых лидеров Северного альянса. Однако так и не смог привлечь к ответственности бывших полевых командиров. Его увольнение с поста Генерального прокурора в июле 2008 года повлекло волну митингов в нескольких городах, участники которых обвиняли самого Сабета в коррупции и требовали его ареста. Он срочно покинул страну, хотя ему было предписано оставаться в Кабуле. Через некоторое время он появился в Соединенных Штатах, где получил покровительство как посольства Афганистана, так и чиновников Министерства юстиции США. Вскоре Сабет вернулся в Кабул и просил президента простить его, обещая не выдвигать свою кандидатуру на предстоящие выборы.

Впрочем, в условиях сегодняшнего Афганистана шансы кандидатов следует оценивать в первую очередь с точки зрения отношения к ним администрации США. По-прежнему поддерживая правительство Х. Карзая, Вашингтон присматривается еще к четырем вероятным претендентам: А.А. Джалали и А.Г. Ахмадзаю, а также к д-ру Абдулле и к Г.А. Ширзаю. Тем не менее в ходе состоявшегося в июле визита в Афганистан тогда еще кандидат в президенты США Барак Обама сначала встретился с Ширзаем, а уже затем с Х. Карзаем. Вашингтон интересуется и влиятельным главой МВД Ханифом Атмаром, быстро делающим карьеру.

Что же касается Х. Карзая, то в последнее время его репутация в политических кругах Соединенных Штатов несколько пошатнулась, так как он все более жестко критикует Вашингтон за действия авиации США, сопровождающиеся растущими жертвами среди мирного населения. К тому же он выразил готовность делиться властью с талибами, предложив им места в правительстве в случае прекращения вооруженной борьбы против нынешнего режима Кабула. Наконец, Х. Карзай не может справиться с растущей коррупцией, принимающей характер эпидемии. А коррупция в стране стала массовым явлением, поразившим все структуры государственного управления. По данным международной организации "Transparency International", в списке 180 стран исследовавшихся на предмет наличия коррупции, Афганистан занял 172 место.

"Афганистан — единственная страна в мире, где коррупция легализована" — утверждает депутат парламента Р. Башардуст. Коррупция толкает нищих, обездоленных, отчаявшихся людей, в первую очередь безработную молодежь, в лагерь исламских экстремистов, которые на фоне государственных чиновников выглядят честными людьми. Талибов помнят за их жесткие законы, но они применяли эти законы. Никто тогда не брал взяток. На большей части территории страны царил порядок. Теперь коррупция стала неотъемлемым компонентом функционирования всех звеньев госаппарата — от полицейского, получающего 100 долларов в месяц и берущего взятки, чтобы прокормить семью и уплатить за квартиру, до высших государственных служащих. В коррупции обвиняют даже министра обороны и бывшего Генерального прокурора.

Однако до сих пор ни один из крупных чиновников, уличенных в коррупции, не был привлечен к уголовной ответственности, а в июле 2008 года Бюро по борьбе с коррупцией было закрыто. Недавно созданная Комиссия по борьбе с коррупцией включает представителей нескольких силовых структур и, вероятно, обладает большими полномочиями. В ноябре администрация Х. Карзая заявила, что президент будет лично ежемесячно проводить заседания комиссии. Однако вряд ли это сможет изменить ситуацию. Взятка в Афганистане называется "ширини" (сладость), и большая часть контактов с администрацией требует "ширини". Так, чтобы ускорить получение водительского удостоверения, надо заплатить от 100 до 160 долл. Даже чтобы оплатить счет за воду или электричество, надо дать взятку6.

Исследование, проведенное организацией "Integrity Watch Afghanistan" в 2007 году, выявило, что каждая семья в год тратит на взятки около 100 долларов, хотя 70% семей живут в среднем на 1 доллар в день.

Растущие масштабы коррупции не могут не беспокоить Х. Карзая. В марте 2008 года один из наиболее влиятельных министров, соратник президента, Ханиф Атмар, объявил о готовности Афганистана при международной поддержке развернуть кампанию по осуждению (назвать по имени и выставить на позор) высокопоставленных деятелей, связанных с коррупцией и наркобизнесом. Президент Х. Карзай, подчеркнул чиновник, готов рассмотреть вопрос о наказаниях даже лиц из своего окружения, если ему представят доказательства их вины7.

Однако такого рода декларации — дело привычное для Афганистана. Многие власть имущие брались за искоренение коррупции, но желаемых результатов их усилия не принесли, поскольку она зарождается в высших эшелонах власти. Отсюда и абсолютная безнаказанность погрязших в ней. За последние годы ни один крупный коррупционер не понес серьезного наказания — такого рода люди лишь перемещаются из кресла в кресло. Так, уволенный по требованию командования воинским контингентом Канады в Афганистане губернатор Кандагара Асадулла Халед, обвиненный в коррупции и нарушении прав человека, был переведен на должность государственного министра по связи с парламентом. В начале декабря 2008 года по обвинению в коррупции арестовали министра транспорта Хамидулла Кадери, который требовал взятку в 250 долл. с каждого паломника, направлявшегося в Мекку для совершения хаджа.

По-прежнему неспокойной остается военно-политическая ситуация. В последние годы значительно активизировалось движение защитников "истинного ислама". По данным командования США, в 2008-м масштабы боевых действий на востоке страны выросли на 40% по сравнению с 2007 годом, что недавно подтвердил специальный представитель ООН в Афганистане Кай Ейде. Соответственно возросли потери воюющих здесь американцев — в июне они впервые превысили аналогичные показатели за тот же период в Ираке. Значительно расширилась зона влияния и контроля талибов: по данным крупного аналитического центра, Международного совета по безопасности и развитию, уже в 2007 году военное присутствие талибов отмечалось на 54% территории ИРА, а в 2008-м увеличилось до 72%8. За два последних года они захватывали и удерживали под своим контролем ряд уездных центров на юге Афганистана. В 2008-м экстремисты провели серию крупных диверсионных и террористических актов в Кабуле, в том числе покушение на президента Х. Карзая на военном параде 27 апреля и взрыв посольства Индии в июле. В результате усилиями напуганных властей и международных организаций центральная часть города ныне превратилась в сложный лабиринт различных защитных сооружений из бетонных блоков, ограждений с колючей проволокой и баррикад.

В последнее время отряды талибов активно действуют на подступах к столице и в соседних с ней провинциях Вардак и Логар, практически контролируют большую часть не столь отдаленной провинции Газни, а также три из четырех автотрасс в окрестностях Кабула, соединяющих его с другими провинциями и Пакистаном.

В ходе усиливающихся боевых действий растут потери с обеих сторон: в 2006 году их общее число приблизилось к 4 тыс. человек, в 2008-м достигло 6 340. С 2001 года войска международной коалиции потеряли убитыми более 1 тыс. человек. При этом арсенал средств борьбы талибов достаточно широк: нападения на посты правительственных войск и базы подразделений НАТО, засады, убийства, запугивание и похищение людей с целью выкупа, уничтожение школ, минирование дорог, акты индивидуального террора с использованием террористов-смертников.

Успехи талибов, в том числе военные, обусловлены рядом факторов, в первую очередь растущей поддержкой населения. И хотя большинство афганцев не хотят возвращения экстремистов к власти, многие, особенно в зоне боевых действий — на юге и юго-востоке страны, оказывают им всяческое содействие. В этих районах их поддерживает от 20% до 30% местных жителей. Гораздо меньше симпатизируют талибам на севере, в районах проживания национальных меньшинств, где нет боевых действий, а талибы присутствуют эпизодически. При этом важно то, что афганцы воспринимают их иначе, чем западные союзники Кабула. Да, рассуждают рядовые афганцы, талибы жестоки и консервативны, но воюют против неверных, ведут борьбу против произвола и коррупции. "Талибы — наши братья, часть нашего народа", — чуть ли не с гордостью декларирует председатель Комиссии по национальному примирению, спикер Сената С. Моджаддиди, в свое время воевавший против советских войск.

Тем временем борьба международной коалиции с талибами становится все менее эффективной. Как в Кабуле, так и в западных столицах, включая Вашингтон, все больше осознают, что ситуация в Афганистане становится тупиковой. На фоне растущих военных неудач США и их союзники постепенно теряют симпатии населения, что обусловлено (наряду с другими факторами) характером и результатами действий западных войск в стране. В частности, в ходе массированных бомбардировок населенных пунктов, где, по сведениям разведки, укрываются талибы, гибнут мирные жители, причем эти потери сопоставимы с жертвами военных действий талибов. Так, за восемь месяцев 2007 года в результате всех военных действий погибло 1 040 мирных жителей, за тот же период 2008-го — 1 445, из них 800 человек (55%) были убиты талибами и 645 (45%) погибло в результате бомбардировок авиации НАТО, только в августе погибло 330 мирных граждан9.

В свете неудач военной кампании Вашингтон намерен пересмотреть стратегию войны с террором. Еще в ходе борьбы на пост президента Б. Обама заявил, что Афганистан станет приоритетом внешней политики новой администрации Белого дома, а численность воинского контингента США в Афганистане вырастет на 30 тыс. чел. за счет выводимых из Ирака войск, увеличится и объем экономической помощи. В сентябре первые подразделения американских морских пехотинцев (2 500 чел.) прибыли в Афганистан и были дислоцированы в южной провинции Гильменд в помощь британскому контингенту.

Учитывая, что процесс талибанизации перешел государственные границы Афганистана, распространившись на территорию Пакистана, Соединенные Штаты давно и не без оснований утверждают, что Пакистан стал надежным убежищем для отрядов движения "Талибан", где находятся их штаб-квартира, мобилизационные базы, тренировочные лагеря, источники финансирования. Поэтому Вашингтон оказывает постоянный нажим на Исламабад, требуя закрыть эти базы и лагеря, а также выдворить руководство экстремистов из страны. Однако пакистанское руководство до последнего времени отрицало факт нахождения афганских экстремистов на территории страны и упрекало Кабул в неспособности контролировать ситуацию в ИРА. Исламабад ведет сложную игру на афганском поле. Являясь близким союзником Вашингтона в войне с террором, он не оставляет надежды на создание в Кабуле пропакистанского правительства. В этой игре талибы — важный инструмент давления на Кабул в руках Исламабада, который противится стремлению Белого дома наносить удары по базам талибов на пакистанской территории.

В этой связи значительный интерес вызвала инициатива министра обороны Афганистана генерала Абдуррахима Вардака. В сентябре он предложил создать совместную оперативно-тактическую афгано-пакистанскую группировку с участием подразделений НАТО, которая могла бы вести боевые действия по обе стороны границы. Незадолго до того он обсудил этот вопрос на заседании трехсторонней американо-афгано-пакистанской комиссии по борьбе с террором. Исламабад, вероятно, не желающий даже под таким "соусом" пустить американцев на свою территорию, обещал изучить это предложение.

Наконец, есть еще один путь достижения мира в Афганистане — переговоры с талибами. Надо сказать, что правительство Х. Карзая давно занимается этим вопросом, в частности, неоднократно объявляло амнистию мятежникам, готовым сложить оружие и включиться в мирный процесс. По неподтвержденным данным, за последние четыре года перешли на сторону правительства около 5 тыс. талибов. Некоторые из них заняли крупные административные посты. В 2006 году Х. Карзай даже предложил талибам участвовать в парламентских выборах. Тогда два талиба стали депутатами парламента. А недавно президент призвал талибов бороться за президентское кресло на выборах в августе 2009 года.

Все эти годы правительство стремилось наладить диалог с движением "Талибан", вернее, с его умеренной частью. В сентябре 2006-го президент открыто призвал талибов к переговорам, заявив, что готов встретиться с руководителями движения, даже с его лидером муллой Омаром, предлагая в случае их удачного исхода посты в правительстве. Талибы согласились. Однако переговоры не состоялись: каждая сторона выдвинула свои условия, неприемлемые для другой. Х. Карзай предложил талибам прекратить сопротивление, признать Конституцию 2004 года и нынешний режим. Талибы, в свою очередь, потребовали удалить иностранные войска из Афганистана, предложили свой Основной закон и отказались признать режим Х. Карзая. По некоторым данным, негласно контактировали с талибами и представители некоторых западных стран — участниц антитеррористической коалиции.

В сентябре 2008 года в английской газете "Observer" появились сообщения о переговорах между представителями правительства Афганистана и талибов. И хотя министр иностранных дел Р.Д. Спанта и талибы опровергли эту информацию, стало известно, что еще летом Х. Карзай обратился к лидерам талибов с предложением начать переговоры о мире и просил короля Саудовской Аравии выступить посредником. Сообщалось, что в сентябре высокопоставленный представитель Кабула (судя по всему, имелся в виду бывший министр иностранных дел в правительстве талибов В.А. Мутаваккиль) совершал челночные поездки в Пакистан, Саудовскую Аравию и западные столицы, зондируя возможности предстоящих переговоров.

В начале октября с информацией о переговорах выступил бывший посол талибов в Пакистане А.С. Заиф, отсидевший в заточении на американской базе Гуантанамо четыре года, а ныне сотрудничающий с правительством Х. Карзая. Он сообщил, что по приглашению короля Саудовской Аравии Абдаллы присутствовал на ужине в Мекке по случаю окончания Рамазана. Вместе с ним гостями короля были прежний Генеральный прокурор Афганистана, деятель проталибских взглядов Ф.А. Шинвари, начальник Генерального штаба армии Афганистана генерал Бисмилла-хан и депутат парламента Каюм Карзай, брат президента страны. На приеме также присутствовали представители талибов и их союзник, лидер Исламской партии Г. Хекматьяр. При этом А.С. Заиф опроверг слухи о состоявшихся переговорах. Таким образом, речь шла лишь о контактах между представителями двух сторон, зондировавших возможности диалога. Но уже 21 октября министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Сауд аль-Фейсал подтвердил факт состоявшихся переговоров в Мекке. Как стало известно, контакты представителей Кабула и талибов получили содействие Лондона и поддержку Вашингтона.

В настоящее время продолжаются усилия к поиску возможных вариантов переговоров. Важно, что обе стороны конфликта осознают необходимость искать приемлемый путь возвращения Афганистана к миру, и в этом они могут рассчитывать на поддержку международного сообщества.


1 См.: Palmer J. 7 Dry Years Add to Misery in Afghanistan // Chronicle Foreign Service, Friday, 12 December 2008. к тексту
2 См.: Большинство афганцев находятся в тяжелейшем положении. Каир, 26 декабря 2008 (Корр. ИТАР-ТАСС). к тексту
3 См.: Афганский МИД: Россия поставит Афганистану свыше 17 тысяч тонн муки [www.Afghanistan.ru], 29 декабря 2008. к тексту
4 См.: Siddique A. Dogged By Security Failings, Karzai Seeks Reelection // RFE/RL's Radio Free Afghanistan, 29 November 2008. к тексту
5 См.: Ibidem. к тексту
6 См.: Barker K. Pervasive Corruption Fuels Deep Anger in Afghanistan // Chicago Tribune, 25 November 2008. к тексту
7 См.: Taylor P. Afghan Urges "Name and Shame" War on Graft, Drugs // BRUSSELS (Reuters), 16 March 2008. к тексту
8 См.: Hemming J. Taliban in 72 Percent of Afghanistan, Think-Tank Says // KABUL (Reuters), 8 December 2008. к тексту
9 См.: Bergen P. A Man, A Plan, Afghanistan // The New Republic, 24 September 2008. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL