ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Теймураз БЕРИДЗЕ


Теймураз Беридзе, доктор экономических наук, профессор Международного университета Черного моря, советник генерального директора АО "Международный Банк Азербайджана — Грузия" (Тбилиси, Грузия)


Год для страны был довольно непростым и в какой-то мере знаковым: в январе состоялись внеочередные президентские выборы, в мае — парламентские, а в августе разразилась пятидневная война c Российской Федерацией.

Мы предваряем наше введение именно характеристикой политической составляющей прошедшего года. Именно политические события года во многом предопределили будущее развитие Грузии, а также существенным образом повлияли на соответствующие процессы в регионе и в мире в целом.

Прежде всего, на наш взгляд, необходимо попытаться дать ответ на два непростых вопроса: в чем заключаются причины развития этих двух, несомненно, взаимосвязанных событий и каковы их результаты?

В первом случае ответ напрашивается сам собой — главной причиной стали политический кризис в Грузии, вылившийся в 2007-м году в протестные акции, и разгон мирной демонстрации. Основные требования их участников были связаны с демократизацией республики. Но если взглянуть глубже, то к такому развитию событий объективно вели тенденции двух последних лет — недемократические формы правления на всех уровнях государственного управления (что справедливо отмечает автор статьи о политической жизни Грузии Г. Жоржолиани), с одной стороны, и сложное социально-экономическое положение населения — с другой.

Выборы показали, что в республике, к сожалению, еще не сформировалась культура многопартийности, не созданы механизмы участия граждан в управлении государством и выражения их интересов. Отсутствуют тенденции к укрупнению политических организаций. Временами партии и движения возникают непосредственно перед выборами и распадаются сразу же после них. Создается впечатление, что цель этих политических организаций — власть, а не ответственность за судьбы страны и народа.

Некоторые политические партии и движения высказывали сомнения в объективности результатов выборов, несмотря на их поддержку лидерами ведущих стран мира и международных наблюдателей.

Вторая причина — мягко говоря, неадекватная политика России по отношению к Грузии, прежде всего относительно ее сепаратистских регионов. Результат — российско-грузинский вооруженный конфликт.

Война вывела Москву на мировую арену в новом качестве, основанном на нескрываемом стремлении контролировать территории, представляющие для нее интерес, как минимум на постсоветском пространстве. Это был неадекватный ответ, точнее агрессия России не столько в отношении Грузии, сколько в первую очередь — Соединенных Штатов, ответ на сформировавшуюся политическую архитектору в Восточной Европе.

Итоги военного противостояния можно разделить на несколько групп.

Политические для Грузии юридически закрепленная (со стороны России) потеря исконно грузинских территорий, для России расширение сферы своего влияния.

Экономические — для Грузии торпедирование роста экономики, с одной стороны, и возможность получения иностранной помощи — с другой.

Социальные (гуманитарные) — невосполнимые людские потери с обеих сторон, увеличение количества беженцев (проблема 20 последних лет для Грузии).

Где выход? Нельзя не согласиться с автором статьи Г. Жоржолиани в том, что в целях дальнейшего развития грузинской государственности необходимо фундаментально реформировать сложившуюся систему власти, изменить идеологические подходы к формированию политики, усилив ее регионализацию. В этом контексте напрашивается вполне определенный вопрос: есть ли у правительства достаточный политический и экономический ресурс для решения такой задачи? Ведь не решив ее, власти рискуют потерять как минимум поддержку населения, избирателей. Ответ на этот вопрос дадут действия правительства в ближайшем будущем.

Что касается экономики страны, то надо ответить на вопрос: что обусловило положение, сложившееся в этой сфере, и как его исправить? Мы полностью разделяем мнение Н. Хадури о том, что причину нынешней ситуации в данной области прежде всего нужно искать в непоследовательности экономической политики государства.

Анализируемый период, впрочем, как и предыдущие годы, был особенным и в том, что правительство акцентировало внимание исключительно на привлечении внешних инвесторов в ущерб политике, ориентированной на рост внутренних капиталовложений и развитие отечественного производства, что является, на наш взгляд, серьезным просчетом в экономической политике государства. И как следствие — далеко неоптимальная структура ВВП и нелегкое социальное положение населения.

Особо следует остановиться на возможных отдаленных результатах влияния августовских событий на развитие экономики страны. Ведь любой военный конфликт чреват как положительными, так и отрицательными экономическими последствиями. Для стороны-победителя — это возможность за счет дополнительного вовлечения факторов производства в экономику (естественных, финансовых и людских ресурсов) резко повысить свою эффективность — положительный эффект. Отрицательный же эффект — перегрев экономики, неспособность адекватной аллокации (распределения) ресурсов и оптимизации соответствующей структуры в кратко- и среднесрочных периодах развития. Для побежденной стороны — это не столько возможность за счет заимствований в относительно короткое время встать на ноги, заложить базис для дальнейшего роста, сколько шанс перестроить экономику на качественно новой основе (так было в Германии и ряде других стран Западной Европы после Второй мировой войны), что можно рассматривать как положительный эффект. А отрицательные факторы — нарушение территориальной целостности, разрушенная инфраструктура, но самые важные — потери людских ресурсов (человеческий капитал), дезориентация обществ и т.д.

В большей или меньшей степени это относится к обеим сторонам августовского конфликта. Москва, признав де-юре Абхазию и Южную Осетию, сделала возможным включить их в зону своих экономических интересов, а также получить вполне определенные политические и экономические выгоды. Вместе с тем, разумеется, проблемы, стоящие перед Россией, одинаково будут распространяться и на ее сателлитов. Грузия же, понесшая территориальные и людские потери, может рассчитывать на получение вполне определенной экономической выгоды и помощи для строительства своих Вооруженных сил.

Но при этом следует учесть и фактор времени — скоротечность конфликта, что обусловило не очень сильный негативный эффект на экономику Грузии в целом. Правда, вполне объяснимые трудности возникли в банковской сфере (сразу же дали о себе знать действия депозитариев — со счетов в коммерческих банках было снято около 160 млн. долл.), которые опять-таки будут преодолены с иностранной помощью. Однако, если в краткосрочной перспективе война (в силу ее скоротечности) не оказала существенного негативного влияния на грузинскую экономику, то в долгосрочном плане с точки зрения снижения объема иностранных инвестиций этот эффект может привести к более ощутимым последствиям (снижение ВВП и занятости, финансовая неустойчивость и др.). К этому следует добавить и фактор мирового финансового кризиса, который уже оказывает соответствующее влияние на развитие экономики страны.

Проблемы в этой сфере в целом остались те же — это неэффективная структура экономики, двузначная инфляция, слабая защищенность прав собственника, дефицит платежного баланса, отрицательный торговый баланс, большой внешний долг, низкая занятость населения и др. Главный же вызов сегодня — социально-экономическое положение рядовых граждан (безработица, проблемы образования, медицины).

На наш взгляд, правительство должно акцентировать усилия на минимизации влияния кризисообразующих факторов в экономике (структурная и приватизационная политика, неадекватная внешнеэкономическая деятельность). Кроме того, необходимо менять само содержание экономической политики — ее главный вектор должен быть направлен на совершенствование структуры экономики, развитие импортозамещающего производства и обеспечение импортозамещающего роста.

Модель развития экономики Грузии не должна быть либеральной (или неолиберальной) в строгом смысле этого слова, а в первую очередь — отражать современные тенденции развития национальных экономических систем. Экономический рост следует обеспечивать на базе современных технологических укладов, а не на ирреальных финансовых потоках.

Духовный фактор всегда играл существенную роль в истории Грузии. Усиление роли церкви в социально-политической жизни страны в последнее время можно в определенной степени объяснить проблемами, возникшими как в силу действия официальных властей, так и результатами военного конфликта с Россией, что совершенно справедливо подчеркивает в своей статье З. Пиралишвили.

В этом плане следует особо отметить обращение Патриарха всея Грузии Илии II к руководству России не узаконивать постановление Госдумы РФ о признании независимости Абхазии и Южной Осетии, его встречу с президентом России, а также позицию Русской Православной Церкви о непринятии в свой состав "Сухумо-абхазской" и "Юго-осетинской" православных епархий.

В результате агрессивных действий Кремля для Грузии во весь рост встала проблема защиты национальных религиозных и культурных памятников на территориях, контролируемых сепаратистами. Это вопрос не только сегодняшнего дня, но и далекой перспективы, проблема формирования национального сознания будущих поколений.

Международной политике и международным отношениям посвящена статья Т. Гордадзе. Автор вполне естественно в первую очередь уделяет внимание конфликту между Тбилиси и Москвой, анализу действий Грузии по получению ПДЧ в НАТО, наконец, характеризует современное состояние отношений с ближайшими соседями: Турцией, Азербайджаном и Арменией.

По вопросу российско-грузинских отношений автор справедливо подчеркивает, что развитие событий объективно способствовало эскалации конфликта, а яблоком раздора в первую очередь были политика РФ в двух грузинских регионах и вполне объяснимое стремление Тбилиси в европейские и евро-атлантические структуры.

Главный вектор внешней политики Грузии был направлен на вступление в НАТО. Однако на пути к этому стояли и стоят проблемы внутреннего и внешнего порядка. Под внутренними проблемами мы подразумеваем уровень социально-экономического развития и вопрос о территориальной целостности страны; под внешними — попытки Москвы торпедировать интеграционные устремления Тбилиси в европейские и евро-атлантические структуры. Вся будущая внешняя политика Грузии должна быть направлена на ослабление влияния этого фактора.

Турецкий фактор всегда играл особую роль в истории Грузии. Что же касается 2008 года, то следует отметить определенный скепсис, высказанный президентом Турции по поводу возможностей США в одностороннем порядке взять под свой контроль развитие событий в ряде регионов мира, имея в виду августовские события в Грузии и напоминание о Карском договоре 1921 года.

На отношения Грузии с Азербайджаном и Арменией не могут не влиять до сих пор не решенный армяно-азербайджанский конфликт, с одной стороны, сбалансированная политика Азербайджана по отношению к Западу и России и однозначное тяготение Армении к России — с другой. Представляется, что Тбилиси необходимо учитывать эти факторы для выстраивания отношений как с Баку, так и с Ереваном.

Завершая общую характеристику развития страны в 2008 году, подчеркнем, что его главным итогом можно считать августовские события, поставившие государство перед объективной реальностью: РФ признала "независимость" исконных земель Грузии (де-факто они находились под российским протекторатом с начала 1990-х). Решение этой проблемы хотя бы в долгосрочной перспективе следует отнести к главным приоритетам Тбилиси.

Сегодня же, на наш взгляд, Грузии необходимо решать двуединую задачу: строительство истинно правового, демократического и гражданского общества, с одной стороны, и по-настоящему эффективной рыночной экономики — с другой. Решение этой задачи обусловит привлекательность страны и создаст основу для мирного разрешения проблемы ее территориальной целостности.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL