ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Нур ОМАРОВ


Нур Омаров, доктор исторических наук, профессор Кыргызско-российского славянского университета (Бишкек, Кыргызстан)


Вряд ли станет большим откровением факт, что в 2008 году республика вступила в полосу затяжного экономического и социального кризиса, который ныне переживает большинство государств мира. На первый план вышли проблемы социально-экономического развития страны. Необходимость элементарного выживания для большей части населения существенно снизила его политическую активность, традиционно высокую для последних лет. Исходя из этого характеристику минувшего года предпочтительнее начать с оценки общего социально-экономического развития.

Начальная фаза мирового финансового кризиса практически не затронула экономику КР. На то был ряд объективных и субъективных причин. Главные из них — неразвитость банковской сферы и рынка ценных бумаг, что позволило некоторым официальным лицам заявить, что страна даже выиграет от негатива мирового кризиса. Однако это скорее роковое заблуждение, нежели достижимая реальность, так как Кыргызстан столкнулся с перманентными трудностями, возникшими в последние годы. Ведь масштабные переделы собственности и маловразумительная экономическая политика серии новых правительств не могли пройти бесследно. Они привели к тому, что вследствие экстенсивности развития, уже в 2007 году страна встала на грань гуманитарной катастрофы. Экономический рост в республике в последние годы достигался главным образом за счет трех-четырехкратного увеличения таможенных и налоговых сборов.

Таким образом, речь шла не о качественном укреплении отраслей экономики, а лишь о количественном наращивании фискальных сборов, за счет чего решались социальные проблемы. В 2008 году стало очевидным, что этот путь ведет в тупик. Однако правительство оказалось не способным решить эту проблему.

Население в полной мере испытало на себе последствия внутреннего энергетического кризиса, первопричиной которого была непрофессиональная работа Минпромэнерго республики. Практически весь год жители КР по 8—12 часов в сутки были лишены возможности пользоваться электроэнергией. Парадокс заключается в том, что Кыргызстан, обладающий значительными гидроэнергетическими ресурсами, является страной — производителем электроэнергии. Руководители отрасли придумали удобное для себя объяснение, свалив все на период маловодья и нерациональное использование населением производимой энергии.

Однако уже с середины 2007 года независимые эксперты предупреждали о неизбежности такой ситуации при сохранении безответственного отношения государства к данной проблеме. Достаточно одного примера. Если в 2005 году объем воды в Токтогульском водохранилище, питающем Токтогульскую ГЭС, которая на 60% обеспечивает республику электроэнергией, достигал 19 млрд куб. м, то к осени 2008-го он составил всего лишь 6,5 млрд куб. м. Критической точкой считается объем в 5,5 млрд кубометров, при котором турбины останавливаются. А к концу года объем накопленной воды составлял около 8,5 млрд куб. м, при том что на начало года он был равен примерно 11,5—12 млрд куб. м. Все это дало основание прежнему главе Минпромэнерго громко заявить, что уже в феврале 2009 года страна может вообще остаться без электричества.

В отличие от официальных лиц независимые эксперты называют более реальные причины происходящего: крайне неэффективное управление отраслью, высокий уровень коррупции и непрозрачности, контрабанда электроэнергии, даже воды в соседние страны в поливной период.

Несмотря на критику экспертов и массовое недовольство населения, новое руководство отрасли не стало искать оригинальных решений. В конце ноября, то есть в самом начале своей деятельности, новый министр предложил ввести 20-часовые отключения электричества.

Разумеется, все эти проблемы не могли не отразиться на притоке инвестиций в республику. Показатели, планировавшиеся в начале года, составили лишь около 65—70% от ожидаемого.

На фоне сложившегося бедственного положения определенный оптимизм внушили слова премьер-министра России В. Путина, сказанные им в декабре, о выделении 1,7 млрд долл. на продолжение строительства ГЭС "Камбара-Ата 1". Следует вспомнить, что впервые об этом речь шла еще в 2004 году. Позднее, в августе 2007-го, В. Путин заявил о готовности выделить на эти цели 2 млрд долл., но при условии максимальной прозрачности их использования. Однако ситуация в сфере противодействия коррупции не улучшилась, что вызывает сомнения в притоке серьезных российских инвестиций в страну. Не менее значима в этом плане и ухудшающаяся мировая конъюнктура, уже сегодня реально отражающаяся на экономике самой России.

На фоне всего этого правительство КР, следуя однажды избранной тактике отъема средств у населения, значительно повысило тарифы на электрическую и тепловую энергию. С 1 июня в два раза выросла оплата за проезд в общественном транспорте, с 1 июля на 13% увеличены тарифы на электроэнергию, повышена оплата за холодную воду и отопление.

Несмотря на все "титанические" усилия правительства, ему так и не удалось вывести страну на планировавшиеся рубежи роста ВВП (7,5—8%). Как отмечают иностранные эксперты, реально по итогам года он составил скорее всего около 5% с сохраняющимся уровнем инфляции 20%.

В связи с вышесказанным логично, что весь год проходил при доминировании роста социально-экономических проблем и недовольства жителей своим положением. Политика отступила на второй план, по крайней мере для большей части населения. Впрочем, и здесь не обошлось без "кыргызских" парадоксов. Один из них заключается в том, что, как выяснилось, республика вполне может обходиться без президента или же управляться им по телефону из Германии. Первый его выезд на лечение в эту страну в марте сопровождался массой разных спекуляций, вызванных слабой работой пресс-службы главы государства. Однако позднее, в конце октября — ноябре, страна вполне спокойно работала, безразлично воспринимая длительное отсутствие К. Бакиева.

Внутриполитическая жизнь в целом прошла под знаком параллельного развития власти и оппозиции. Последняя неоднократно предпринимала демарши в виде заседаний созданного в феврале Общественного парламента, двух народных курултаев, состоявшихся весной и осенью, а также акций протеста. Кроме того, оппозиция предпринимала неоднократные попытки объединиться, завершившиеся 24 декабря созданием нового оппозиционного блока. За это время стан президента успели покинуть некогда беззаветно преданные ему выходцы с юга У. Сыдыков, И. Исаков, М. Кайыпов.

Власть, которая большую часть года пыталась демонстративно не замечать действий оппозиции, парадоксальным образом оживилась к концу политического сезона. В декабре были возбуждены уголовные дела в отношении экс-главы МИДа, а ныне лидера движения "За справедливость" А. Джекшенкулова, экс-главы Министерства обороны И. Исакова. В обоих случаях по уже сложившейся традиции полностью отрицается политический мотив преследования и делается акцент на уголовном аспекте их деяний. Впрочем, широкая общественность, точнее, ее политически ангажированная часть, со скепсисом воспринимает подобного рода заявления и действия.

Можно лишь отметить, что такие меры власти ставят под сомнение ее авторитет у населения, подтверждая тенденцию превращения Кыргызстана в полицейское государство. Президент, уже не скрывая этого, делает ставку на силовые ведомства, что подтверждается назначением в 2008 году близких ему людей на должности министра обороны и службы государственной охраны (в последнем случае ее главой стал родной брат президента Ж. Бакиев).

Наиболее яркое внешнеполитическое событие года — "тройной" саммит (СНГ, ЕврАзЭС и государств Центральной Азии), состоявшийся 10 октября. Основанием для его проведения в Бишкеке стало председательство Кыргызстана в этой интеграционной структуре.

Саммиту СНГ предшествовал первый официальный визит президента России Д. Медведева в Бишкек. В его ходе главы государств обсудили актуальные вопросы двустороннего сотрудничества, сосредоточившись главным образом на экономике.

По итогам саммита в Бишкеке подписали около 20 соглашений. Центральной темой стало обсуждение Стратегии экономического развития Содружества Независимых Государств на период до 2020 года. Ожидалось, что этот документ подпишут уже в ходе саммита. Однако была достигнута договоренность о необходимости продолжить эту работу (данный документ приняли в ноябре в Кишиневе).

По сложившейся традиции после саммита СНГ прошло заседание глав государств ЕврАзЭС. Незапланированным мероприятием, состоявшимся в тот же день, стала встреча руководителей стран Центральной Азии. По ее результатам была достигнута договоренность о помощи в разрешении проблем гидроэнергетики, обеспечении топливными ресурсами, накоплении воды в Токтогульском и Нурекском водохранилищах. В условиях нарастающего энергетического кризиса это решение было весьма своевременным.

Подводя итоги саммита СНГ в Бишкеке, можно отметить, что он не стал прорывом в интеграционных процессах на постсоветском пространстве. Главный результат заключался в том, что была подтверждена заинтересованность в сохранении Содружества и росте его потенциала.

Оценивая внешнюю политику Кыргызстана в целом, можно сказать, что он не смог в полной мере использовать свое председательство в СНГ. Это показали отсутствие серьезных инициатив в рамках Содружества и "страусиная" реакция на конфликт в Южной Осетии. Именно так это восприняла широкая общественность страны. Исходя из этого минувшие 12 месяцев можно назвать годом упущенных возможностей для Кыргызстана.

Завершая оценку года, нельзя не упомянуть об утрате выдающихся деятелей культуры и науки Кыргызстана. Ушедшие из жизни Ч. Айтматов, Д. Садырбаев, академик Миррахимов составляли гордость нации, по ним нашу республику узнавали за рубежом.

К большому сожалению, все более закономерным и символичным становится то, что с каждым годом Кыргызстан больше теряет, нежели приобретает. В этом плане не стал исключением и минувший год.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL