РЕЛИГИЯ

Икбалжан МИРСАЙИТОВ


Икбалжан Мирсайитов, кандидат политических наук, независимый эксперт (Бишкек, Кыргызстан)


Введение

Для религиозной сферы страны год был характерен тем, что общественность бурно обсуждала весьма актуальный вопрос — новый проект закона "О свободе совести и религиозных организациях", инициированный депутатами Жогорку Кенеша республики. Лишь в конце декабря документ был одобрен парламентом и направлен на подпись президенту К. Бакиеву.

Заметно активизировалось и Духовное управление мусульман Кыргызстана (ДУМК), впервые организовавшее систематическое идеологическое противодействие экстремистским организациям.

Также впервые (1 октября) адепты запрещенной в стране партии "Хизб ут-Тахрир" вступили в прямое столкновение с официальной властью. На этом фоне деятельность правоохранительных органов стала еще жестче, вплоть до применения силы и оружия.

Еще одна особенность религиозной жизни — появление новых организаций и их активизация в политической сфере. Союз мусульман Кыргызстана во главе с экс-омбудсменом КР Т. Бакир улуу и Н. Мотуевым — еще одно подтверждение тому, что в стране складывается религиозная оппозиция с централизованным управлением.

К важным факторам относится и стремление официальных властей внедрить исламские принципы финансирования в экономику. Организация Исламская конференция всецело поддержала этот проект.

Статистические сведения

К 2008 году в КР было зарегистрировано 2 168 религиозных организаций, из них 1 791 — исламская.

ДУМК имеет 9 казыятов, 1 674 мечети, из которых 76,14% находятся на юге страны, 8 вузов, 46 медресе (было 50, но 4 закрыли в Ошской области в октябре), 49 фондов, центров и объединений Ислама, а также 3 зарубежные миссии.

На юге количество религиозных исламских учебных заведений составляет 56,14% по отношению к светским образовательным учреждениям. В северных регионах доля таковых меньше — 43,86%. Общее число их студентов достигает 2 866 чел. (на юге — 1 516, в северной части страны — 1 350 чел.).

Кроме того, действуют 362 христианских объекта, что составляет 16,69% от общего количества таких объектов в конфессиональной сфере, в том числе 45 храмов и приходов, женский монастырь Русской Православной Церкви, 2 старообрядческие церкви и 4 общины католиков. Функционируют и 311 протестантских объектов, из них 49 баптистских, 21 — лютеранский, 53 — пятидесятников, 31 — адвентистов Седьмого дня, 43 принадлежат харизматическим направлениям, 41 — Свидетелям Иеговы, 16 — неденоминированным религиозным организациям, 24 — зарубежным христианским конфессиям. Функционируют и 12 общин "Бахаи", 1 — иудейская и 1 — буддистская.

В основном христианские религиозные организации расположены в экономически развитых регионах страны. В анализируемом году насчитывалось 78 миссионеров, а всего с 1996-го их зарегистрировано 1 544. При этом 32 иностранных миссионера относятся к исламским течениям, остальные — к христианским. Всего же за последние 12 лет, согласно данным Государственного агентства по делам религий при правительстве КР, в стране работали 1 097 проповедников христианских течений.

Наряду с официально зарегистрированными религиозными организациями нелегально действуют учение "Фалунгунь", Церковь Сен Мен Муна, Школа менеджмента Махариши (трансцендентальная медицина), Международное общество сознания Кришны (вайшнавы), Церковь Иисуса Христа святых последних дней (мормоны), Белое братство, последователи сатанизма и "Долнара Ханон", запрещенные в ряде других стран.

Деятельность официальных религиозных лидеров

Год был переломным для ДУМК. Муфтият, как и все официальное духовенство, стало более активными. 28 мая в свет вышла фетва (постановление) ДУМК о начале организации хаджа для паломников из Кыргызстана. Руководство Управления смогло убедить власти в том, что только оно должно организовывать паломничество — Хадж. В результате в июне ДУМК подписало с Министерством по делам хаджа Саудовской Аравии договор, согласно которому квота для КР в предстоящем паломничестве составит 4 500 чел.

Для организации хаджа был создан Республиканский штаб и сформированы шесть областных штабов: в Ошской, Джалал-Абадской, Баткенской и Чуйской областях, а также в городе Ош. Талаская, Иссык-Кульская, Нарынская области и город Бишкек были объединены в один совместный штаб. Муфтият отменил тендер среди туристических фирм и единолично руководил процессом.

Если в прежние годы представители официального духовенства относились к деятельности экстремистских организаций с некоторым безразличием, то в 2008-м имамы-хатибы центральных мечетей южных областей Кыргызстана уже открыто критиковали партию "Хизб ут-Тахрир".

Так, имам пятничной мечети "Имам-Ата" Махмуджан-кори в своей проповеди отмечал: "Незнание основ веры и неправильное их толкование со стороны "Хизб ут-Тахрир" приводят к неадекватной реакции со стороны простых мусульман. Большинство мусульман просто в недоумении. Уже стало традицией, когда с приходом месяца Рамазан, начинается спор между официальным духовенством и неофициальными организациями по вопросу даты начала поста и дня празднования Рамазан Айита".

К тому же, по наблюдениям автора этих строк, началась полномасштабная акция официального духовенства мусульман по идеологическому противоборству экстремистским идеям.

Представители официального духовенства пытались принять участие и в политических событиях страны. Например, 5 октября прошли выборы в местные кенеши (советы). Имам-хатиб пятничной мечети им. "Имам-Сарахси" Рашод Камалов выдвинул свою кандидатуру в депутаты г. Кара-Суу. Однако после уговоров местных властей он взял самоотвод. С началом военной операции Израиля в секторе Газа в конце года руководитель Международного исламского центра сотрудничества Садыкжан-кори Камалов выступил по телевидению г. Ош с резкой критикой Тель-Авива.

А общественное объединение женщин "Мутакаллим" во главе с Фронтбек кызы Жамал направило обращение к президенту КР с просьбой посодействовать в разрешении ношения платков в вузах и школах. Поводом стало то, что члены этой организации часто подвергаются дискриминации со стороны преподавателей, которые унижают их, запрещая носить головной убор.

Руководство официального духовенства осудило проходившие 1 октября массовые беспорядки в г. Ноокат и возложило всю ответственность за них на партию "Хизб ут-Тахрир". После трагических событий в Ноокате ДУМК совместно с представителями местных властей и правоохранительных органов провели встречи с населением южных областей и вели с ними разъяснительную работу.

Если ДУМК и православная церковь были союзниками официальной власти в вопросах внутренней политики, в частности, относительно принятия закона "О свободе совести и религиозных организациях в Кыргызской Республике", то почти все протестантские организации: Евангелическо-лютеранской церкви, Союза церквей евангельских христиан-баптистов, Поместной церкви Иисуса Христа, Объединения "Кудай жамааты", Южной конференции церкви христиан-адвентистов Седьмого дня, Союза церквей христиан веры евангельской, Альянса кыргызских евангельских церквей и Союза евангельских церквей рекомендовали отправить закон на доработку. В открытом письме президенту, парламенту и правительству от 14 октября они предложили провести открытую дискуссию с правительством, депутатами, Государственным агентством по делам религий. Было также предложено привлечь к обсуждению проекта закона представителей всех конфессий, инициировать открытые парламентские слушания при рассмотрении законопроекта в Жогорку Кенеш, предусмотреть в нем реальные механизмы взаимодействия государства с религиозными организациями, а также согласовать проект со всеми международными пактами и договорами, ратифицированными КР.

Таким образом, год выдался довольно динамичным. С одной стороны, официальные религиозные организации выразили свою солидарность с государством в противодействии религиозному экстремизму и терроризму, с другой — изменился сам формат отношений между государством и религией. Официальная власть ужесточила свое отношение к религиозной сфере. Функции государства трансформировались из регулирующих в контролирующий карательный инструментарий. Остается лишь предположить, какой формат деятельности предпочтут в таких условиях религиозные структуры.

Деятельность неофициальных религиозных лидеров

Противостояние между руководством страны и религиозно-политическими организациями стало очевидным, так как последние временами конфликтуют не только со светской властью, но и с официальном духовенством.

Активность нелегальной религиозно-политической партии "Хизб ут-Тахрир" трансформировалась из идеологической пропаганды и культивирования своих идей среди населения в практические действия. Во-первых, ее полемика с властью переходит в плоскость настоятельного убеждения своих оппонентов. За год партия выпустила несколько аудио- и видеоматериалов, брошюр, книг, предназначенных для чиновников, а также государственных деятелей среднего и высшего звена. Необычные письма получили не только государственные деятели, но и депутаты парламента, дабы скомпрометировать наиболее популярных политиков и чиновников перед официальной властью. В результате чиновники, получившие такие письма и послания, вызывают подозрение и недоверие у правоохранительных органов.

Во-вторых, адепты "Хизб ут-Тахрир" усилили свою деятельность в столице и ее окрестностях. Как показывает мониторинг событий за год, самое большое количество активистов этой нелегальной организации заявило о себе именно в Бишкеке и его пригородах. Складывается впечатление, что "Хизб ут-Тахрир" направила свои основные усилия на овладение умами жителей столицы.

В-третьих, "Хизб ут-Тахрир" сосредотачивает свое внимание не только на проблемах республик Центральной Азии. В своих публикациях партия резко осуждает действия США, Израиля и ряда западных стран в Ираке и Афганистане. В опубликованном в мае докладе Государственного департамента США отмечается, что такие радикальные группы экстремистов, как "Хизб ут-Тахрир", разжигают антисемитизм, проповедуют антизападную идеологию, которая может косвенно обеспечить поддержку терроризму. Соединенные Штаты не располагают доказательствами, что экстремистское политическое движение "Хизб ут-Тахрир" совершает акты международного терроризма, но радикальная антиамериканская и антисемитская идеология этой группы подразумевает поддержку насилия против США и их союзников. Ее приверженцы открыто призывают мусульман ехать в Ирак и Афганистан на борьбу с коалиционными силами1.

В-четвертых, "Хизб ут-Тахрир" апробировала свои возможности мобилизации простых граждан в политических акциях. Как отмечалось ранее, активисты партии уже ряд лет превращают мусульманские праздники "Орозо Айит", "Курбан Айит" в такие акции. В этом плане основные ее цели — формирование альтернативного мнения у населения, подрыв имиджа официальной власти, создание негативного отношения мусульман страны не только к официальному духовенству, но и к государству в целом.

В середине сентября среди мусульман южных областей Кыргызстана были распространены пригласительные билеты, в которых отмечалось: "Начало и конец месяца не определяют ни муфтий, ни руководитель страны. Начало месяца определяется по природным данным. Если муфтий и руководитель страны не учитывают начало месяца и не подчиняются шариатским законам, им можно не верить и не подчиняться. В этом случае каждый мусульманин должен заставить муфтия и руководителя страны подчиняться шариатским канонам. Если они не подчиняются шариатским канонам их необходимо убрать и поставить других, соблюдающих все каноны шариата. А те мусульмане, которые считают, что каждый сам отвечает перед Всевышним за свои грехи, то они глубоко ошибаются. В данном случае все, кто соглашается с муфтием и руководителем страны, тоже грешны. Намаз во время Орозо Айит должны прочитать во главе народа руководство страны и муфтий. Если они не хотят совершать намаз, но это должны совершить другие"2.

Результатом такого рода "пригласительных" стали уже упомянутые выше октябрьские беспорядки в городе Ноокат Ошской области. Поводом для массовых выступлений населения был отказ районной администрации предоставить центральную площадь города для празднования Орозо Айита (администрация района предоставила для праздника городской стадион). Но активистов "Хизб ут-Тахрир" это не устраивало, и они умело использовали "синдром толпы". Обращаясь к религиозным чувствам людей и грамотно управляя их настроением, апологеты партии направили гнев людей против властей.

Массовые празднества, лотереи, раздачу бесплатного питания активисты "Хизб ут-Тахрир" намечали провести в городах Узген, Ош, Джалал-Абад, Карасу. Но превентивные меры официальных властей предотвратили возможный массовый пиар этой партии.

Ноокатские события показали, что умелое манипулирование религиозными чувствами способно мобилизовать массы мусульман. Официальные власти не готовы к диалогу и упреждению беспорядков на религиозной почве. Единственное, что предпринимала власть, — силовые методы, которые, однако, радикализуют не только религиозные группы, но и простых верующих. Чтобы впредь не допустить подобных прецедентов, правоохранительные органы инициировали показательный суд. Они привлекли к уголовной ответственности 32 чел., а наказание было весьма суровым — от 9 до 20 лет лишения свободы.

Следует отметить, что в январе правительство утвердило Межведомственный план по предупреждению и недопущению распространения религиозного экстремизма, фундаментализма, деятельности религиозно-экстремистской партии "Хизб ут-Тахрир" и конфликтов на религиозной почве до 2010 года.

Правоохранительные органы и спецслужбы разработали специальный план мероприятий по борьбе с экстремистскими организациями. Так, за год было изъято 196 экз. запрещенной литературы (в 2007 г. — 54 экз.), компакт-дисков — 152 (17), компьютеров — 3 (0) , 290 (0) листовок, 8 (24) аудио- и видеокассет, 26 книг, 8 журналов религиозно-экстремистского содержания. Всего на профилактический учет поставлено 662 чел., из них 18 женщин, причастных к деятельности партии "Хизб ут-Тахрир", ранее судимых по ст. 299 УК КР — 155 чел., в возрасте от 18 до 30 лет — 306, от 31 до 45 лет — 303, свыше 45 лет — 57 чел.

Кроме того, год был насыщен событиями, инициируемыми неофициальными религиозными организациями. Появился ряд таких новых структур, как Союз мусульман Кыргызстана во главе с двумя неординарными политиками Турсунбаем Бакир улуу и Нурланом Мотуевым. Однако думается, что их апелляция к мусульманским ценностям — лишь прикрытие для накопления утраченного политического капитала и доверия населения.

В число неофициальных религиозных организаций, развернувших свою деятельность в стране, входит и "Джамаати Таблиг", в 2008 году не только укрепившая свои позиции, но и расширившая свои возможности. Методология работы с простыми жителями стала более привлекательной для мусульман. Таблиговцы использовали своеобразную систему работы с населением.

Во-первых, распространение рассказов — "баян" о жизни пророка Мухаммада (С.А.С.)3 и его сподвижников — "сахаба". Эти рассказы сопровождаются восхвалениями жизни святых мусульман. Основная суть данной методики — сделать примером жизнь и силу веры в Аллаха прославленных мусульман в глазах людей. Возможно, у услышавших эти рассказы появится желание посвятить свою жизнь Аллаху.

Во-вторых, так называемый выход из дома и передвижение мобильных групп, сопровождаемые активным призывом — "даватом" к местному населению. Мобильные группы распространяются по всем регионам страны. Если в 2007 году у таблиговцев была возможность посетить такие зарубежные страны, как Индия, Пакистан, то в 2008-м такая возможность была ограничена. Причиной тому стала оценка деятельности кыргызских таблиговцев в регионах республики приехавшими летом представителями руководства данной организации из этих стран. Высокую зарубежную комиссию не удовлетворил уровень религиозного мировоззрения в КР, в связи с чем было принято решение усилить работу мобильных групп таблиговцев во всех регионах республики. В октябре провели рокировку мобильных групп. Южным группам предписывалось работать в северных районах, а северным — в южных. Определили и сроки их деятельности — от одного до четырех месяцев. Методология включает в себя подворовый обход и призыв к вере "ийман", намазу и посещению мечети. Как правило, мобильные группы располагаются в мечетях того региона, куда они прибыли.

В отличие от "Хизб ут-Тахрир" "Джамаати Таблиг" не преследует политических целей, не имеет политической программы и устава. У таблиговцев нет таких понятий, как высокопоставленный чиновник, богатый влиятельный бизнесмен, популярный политик. По их мнению, все они едины перед Всевышним, поэтому и методика "даавата" для всех одинакова.

В Кыргызстане "Джамаати Таблиг" начала свою деятельность в середине 1990-х годов, но до сих пор не проходила регистрацию в государственных органах по делам религий. Поэтому некоторые эксперты причисляют ее к экстремистским. Очевидно, экспертам и ученым-теологам страны необходимо тщательно исследовать этот феномен.

Таким образом, противостояние официальных и неофициальных религиозных организаций в борьбе за умы и сознание простых граждан остается самой актуальной проблемой для КР. Официальные религиозные организации имеют единую цель и задачи. Но методики неофициальных религиозных организаций по распространению своих идей среди населения отличаются друг от друга, да и цели у них разные.

Уровень обеспечения свободы вероисповедания

Как мы уже отмечали, почти весь год не утихала дискуссия по поводу принятия нового закона "О свободе совести и вероисповедания". Его проект состоит из 30 статей и предусматривает введение словаря терминов и ряда положений.

Согласно новому законопроекту, создание религиозной организации в КР возможно по инициативе не менее 200 ее граждан, постоянно проживающих на территории страны (по прежнему закону — не менее 10 чел.). Объединения верующих создают при наличии не менее 10 региональных отделений (в прежнем законе нет такого требования). Запрещено вовлечение детей в религиозные организации, а также прозелитизм. Определены порядок регистрации в государственном органе религиозных структур, миссий и миссионеров зарубежных организаций, религиозных учебных заведений, а также условия ликвидации религиозной организации и запрета на ее деятельность. Кроме того, запрещено распространение литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов религиозного характера в общественных местах (на улицах, бульварах), обход квартир, детских учреждений, школ и вузов.

Новую редакцию закона поддержали ведущие конфессии страны: ДУМК и Русская Православная Церковь. Сторонники традиционных конфессий отмечали, что недопустимо унижать религиозные чувства верующих, ссылаясь на демократические принципы. Более того, некоторые зарубежные церкви разрешают однополые браки, что недопустимо для традиционных вероисповеданий4.

Неоднозначную реакцию высказывали как отечественные, так и зарубежные эксперты. К. Маликов подчеркивает, что предлагаемый проект нуждается в дополнениях со стороны экспертов. Он полагает, что закон о свободе вероисповедания должен обязать государство выполнять функцию арбитра в сфере религии. При этом, по мнению эксперта, необходимо подчеркнуть особую историческую роль традиционных конфессий — ислама и православия, основанных на взаимоуважении и толерантности. Он предложил ввести в законодательство понятие духовной безопасности — безопасности от деструктивного идейного и религиозного воздействия на сложившуюся национальную специфику общества5. А профессор Л. Хоперская отметила, что законопроект предусматривает контроль над финансовыми потоками религиозных организаций, особенно тех, которые получают зарубежную помощь, ведут активную хозяйственную деятельность. "Сославшись на иностранные прецеденты господдержки отдельных религий, — пишет Л. Хоперская, — традиционалисты призвали использовать религиозный ресурс в решении духовно-нравственных проблем в обществе, в том числе для профилактики религиозного экстремизма и идеологической иммунизации населения через привитие правильного понимания ислама"6.

Этот документ одобрило и большинство государственных органов республики. За его принятие ратовали МВД, Комитет национальной безопасности, Государственное агентство по делам религий при правительстве КР. Основной площадкой бурных дебатов стал парламент. Одним из главных поводов для принятия нового закона был отчет ее Комиссии "О религиозной ситуации в КР", которую возглавлял депутат Р. Тагаев. В своем выступлении он сделал вывод: "Назрела необходимость совершенствования нормативно-правовой базы для защиты населения от религиозных группировок". По мнению Комиссии, в Кыргызстане отсутствует строгий порядок регистрации религиозных организаций, что приводит к их активной экспансии7.

Среди депутатов были как сторонники, так и противники некоторых положений нового законопроекта. По поводу регистрации религиозных организаций вице-спикер парламента Ч. Баекова отметила: "Когда мы в 1991 году вводили в данном пункте количество в 10 чел., то исходили из того, что это позволит выявить фактуру населения и то, какие религиозные течения предпочитают наши граждане. Если же мы обяжем их собрать не менее 200 своих сторонников, то многие организации просто уйдут в подполье. А цель реформы — заставить их вести деятельность в рамках законодательства"8.

Председатель Комитета по этике и регламенту А. Сабиров также критиковал отдельные положения законопроекта: "Всем, кто предлагает ужесточить наказание против распространителей идей религиозного экстремизма, хотел бы напомнить… Если мы посадим этих религиозных лидеров в тюрьмы, то через неделю в СИЗО все будут совершать намаз, а через месяц это распространится на все тюрьмы Кыргызстана. Тогда мы получим взрывоопасную смесь, срастив религиозный экстремизм с криминальным миром… Я согласен с теми депутатами, которые предлагают остановить экстремистские течения, но бороться против них надо, наверное, их же методами — идеологическим оружием"9. В итоге почти все парламентарии согласились с автором законопроекта З. Курмановым, который подчеркнул: "Прежний закон, принятый в 1991 году, выполнил свою миссию и позволил создать нормативно-правовую базу для создания религиозных организаций… Появились новые формирования, возникли новые взаимоотношения в религиозной сфере, которые теперь государство должно начать регулировать"10.

Таким образом, учитывая все высказывания, депутаты одобрили законопроект в первом и во втором чтении, а затем направили его президенту на подпись.

Гражданский сектор и такие неправительственные организации, как "Интербилим" и "За международную толерантность", жестко критиковали законопроект. Их поддержали представители посольства США и Евросоюза. "Запрещая деятельность незарегистрированных религиозных организаций, закон увеличит трения между государством и религиозными организациями", — заявил советник по политическим и экономическим вопросам посольства Соединенных Штатов в КР Дастин Бикел11.

Озабоченность относительно этого закона выражали и представители ЕС12. А ОБСЕ призывала президента КР отправить законопроект на доработку в парламент. "Закон в такой редакции испортит репутацию Кыргызстана в глазах Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, членами которой являются 56 стран, продвигающих права человека и безопасность в мире"13.

В дополнение к сказанному выше в адрес президента поступало значительное количество обращений от имени верующих с просьбами вернуть документ на доработку. Отдельные его положения, по их мнению, ущемляют их право на свободу вероисповедания. Авторами обращений были не только руководители малочисленных религиозных организаций, но и простые верующие христиане-кыргызы. В числе наиболее активных выступили руководители и другие представители Евангелистов, адвентистов Седьмого дня, Союза христианских церквей и т.д. Главным их аргументом было то, что в Кыргызстане лишь 5% религиозных организаций подходят под новый проект закона, в частности под его статью 9, где прописано, что для регистрации такой организации необходимо 200 чел., достигших совершеннолетия и постоянно проживающих на территории республики. Остальным не останется ничего другого, как действовать нелегально. Для служителей церкви, основная цель деятельности которых заключается в распространении веры, религия важнее. Это будет вынужденная мера, на которую толкают власти. Получается, что государство, которое путем нового закона пытается бороться с экстремизмом и религиозным фанатизмом, наоборот, ущемляет права законопослушных религиозных организаций. Ведь практика показывает, что экстремистские организации не нуждаются в государственной регистрации"14.

Учитывая обращения верующих и возможность уточнить спорные, по мнению обратившихся граждан, положения принятого закона, глава государства поручил правительству и другим компетентным органам страны создать комиссию с участием представителей разных конфессий. Она, как ожидается, рассмотрит поднимаемые вопросы и при необходимости будет решать их в установленном порядке15. Однако, как покажут дальнейшие события, этот законопроект президент КР подпишет уже в новом году без изменений.

Таким образом, новый законопроект о религии разделил общество на сторонников традиционных и либеральных взглядов. Первые поддержали законопроект. В их числе не только служители традиционных конфессий — ислама и православия, но и структуры всех ветвей власти. Либеральных взглядов придерживаются как представители гражданского сектора, международные организации, так и малочисленные религиозные группы. Следует отметить, что ни одна экстремистская группа не высказала свое мнение о новом законопроекте. "Хизб ут-Тахрир", скажем, не только не нуждается в государственной регистрации, но и вообще не приемлет светских законов, тем более закона о свободе совести.

Толерантность и межрелигиозный диалог

В 2008 году межрелигиозные отношения прошли через суровые испытания. Сторонники традиционных верований критиковали такие аспекты религиозной сферы как прозелитизм и сектантство. Вопрос прозелитизма касается тех, кто перешел из лона одной религии в другую, в основном это представители титульной нации.

Против новоявленных религиозных сект выступил Турсунбай Бакир улуу. Он назвал их псевдорелигиями и сказал, что именно они, а не политическая оппозиция или интриги во власти представляют угрозу для общества. Более того, он выступил с резкой критикой прозелитизма. По его мнению, "прозелитизм — самое опасное явление наших дней. Когда людей одной национальности, но разных вероисповеданий сталкивают друг с другом, это может привести не только к социальным конфликтам, но и к потере государственности"16.

Другим противником западных ценностей выступил глава общественного объединения "Акыл, эс, рух жана ыйман" Д. Абдылдаев. Он, в частности, отметил: "В последнее время в республике появилось множество зарубежных сект, которые активно привлекают верующих в свои ряды. Некоторые из них проповедуют атеизм, отрицая существование Бога, другие говорят, что человек произошел от обезьяны или создают себе идолов"17.

По данным эксперта О. Молдалиева, в КР появились агрессивные, паразитические организации, уводящие верующих в сторону от религии. Они меняют названия, маскируются под неправительственные организации18.

На фоне бурной дискуссии Государственное агентство по делам религий совместно с Бюро ОБСЕ 12 июня провело семинар-тренинг "Содействие развитию правовой компетенции и диалога по религиозным вопросам". Его участники рассмотрели вопросы международных норм в области свободы совести и вероисповедания, национального законодательства в сфере религий, получили практические знания по применению этого законодательства. Главными здесь стали аспекты практического разрешения конфликтов на религиозной почве: деятельность экстремистских организаций, проблема изменения веры, вопросы, связанные с ношением религиозной атрибутики в государственных учебных учреждениях и с миссионерской деятельностью.

Таким образом, констатировать межконфессиональный диалог и толерантность в рассматриваемом году не приходится. Однако, учитывая то, что в КР действуют и запрещенные во многих западных странах секты, думается, предстоящая регистрация религиозных организаций даст еще одну возможность ликвидировать псевдорелигиозные структуры.

Прозелитизм отнюдь не новое для Кыргызстана явление. В соседних странах (Таджикистан, Узбекистан) прозелитизм запрещен. Основным аргументом властей этих стран является то, что это — упреждение межконфессиональных конфликтов. Возможно, авторы нового законопроекта в КР исходили из таких же соображений.

Экономическая деятельность религиозных организаций

Мировой финансовый кризис не повлиял на хозяйственную деятельность религиозных организаций страны. Используемые ими экономические модели имеют локальную самостоятельную основу. В 2008 году бюджеты отдельных религиозных организаций, функционирующих в КР, превысили 1 млн долл., а 15 лет назад этот показатель был равен максимум 100 тыс. долл.19

Так как религия уделяет большое внимание социальной сфере, необходимо отметить, что каждая хозяйственная модель религиозных организаций предусматривает направление большей части их прибыли на социальные нужды населения. Религиозные организации в Кыргызстане имеют несколько видов хозяйствующих субъектов.

Самая распространенная хозяйственная модель — Торговая ассоциация. Активисты религиозных организаций создают торговые точки и передвижные пункты на рынках страны. Несомненно, каждая из них должна вносить определенную лепту в казну организации. Членом такой группы может стать только человек, разделяющий ее идеи, программу и правила.

Вторая хозяйственная модель — малые частные предприятия, в том числе столовые, кафе, гостиницы. Каждый сотрудник, от руководителя до рабочего, получает фиксированную заработную плату, а прибыль переводится в Фонд благотворительности и взаимопомощи. Средства этого фонда расходуют на членов религиозных организаций и на благотворительные акции среди населения. Необходимо отметить, что на эти средства содержат детские дома, приюты и интернаты.

Особо хочется выделить халал-индустрию мусульманских организаций. Продукты питания с маркой "халал" на рынках и в других торговых точках стали повседневностью, появились "Halal-Food". Спрос на эту продукцию начал превышать предложения. ДУМК создало специальную комиссию для проверки и выдачи специализированной лицензии на данные товары.

Сетевой маркетинг среди членов религиозных организаций. В отличие от других форм сетевого маркетинга в этом случае прибыли у членов организации нет. Они лишь должны найти новобранцев для пополнения казны организации. В основном этим видом деятельности занимаются неофициальные религиозные структуры.

Бизнес империи религиозных организаций. В такие корпорации объединяются в основном члены одной организации. Ассоциация изолирована. Она осуществляет свою деятельность в образовательных центрах, крупных бизнес-структурах, фирмах, корпорациях. В стране есть банки, крупные учебные заведения (в том числе университеты) и торговые дома, принадлежащие религиозным организациям.

Поэтому при обсуждении нового законопроекта о свободе совести некоторые депутаты особо отметили, что необходимо контролировать финансовую деятельность религиозных структур. Например, А. Арабаев предложил ввести контроль над их банковскими счетами20.

Таким образом, хозяйственная деятельность религиозных организаций, с одной стороны, способствует решению вопроса о занятости населения, созданию рабочих мест, разрешению социальных проблем, с другой — большинство хозяйствующих объектов находится в тени. Однако запрещение хозяйственной деятельности религиозных организаций чревато последствиями. Во-первых, их окончательная ликвидация невозможна, базовые основы останутся. Во-вторых, их лидеры найдут другие формы деятельности. В-третьих, агрессивная политика властей может вызвать радикальные протесты их членов.

Влияние зарубежных религиозных центров и иностранных государств

Одним из приоритетных направлений развития экономики страны в 2008 году стало дальнейшее внедрение исламских принципов финансирования. Как указывает в своем интервью президент К. Бакиев, "внедрение наряду с существующими исламских принципов финансирования приведет к эффективному использованию трудовых и финансовых ресурсов страны, повышению устойчивости и развитию финансового сектора, системному снижению уровня бедности населения"21.

Для содействия внедрению таких принципов финансирования в Кыргызстан прибыл эксперт Исламского банка развития Мустафа бин Хамат. В результате созданных благоприятных условий 24 июня Организация Исламская конференция возобновила действие прежней редакции резолюции об экономической помощи Кыргызстану. Документ призывает все мусульманские и исламские финансовые учреждения оказывать содействие республике.

Ноокатские события 1 октября побудили Государственное агентство при правительстве КР по делам религий возобновить специальные курсы для имамов мечетей. Их поддержала турецкая благотворительная организация "Дианет Вакфы" и утвердила план по обучению имамов мечетей южных регионов Кыргызстана совместно с теологическим факультетом Ошского государственного университета, а также согласилась полностью финансировать обучение в 2009 году.

Основные выводы и тенденции

В религиозной сфере год был весьма сложным. Либеральная нормативно-правовая база дала возможность развернуть деятельность разным конфессиям, даже запрещенным в большинстве стран. Принятие нового закона "О свободе совести и религиозных организациях" запоздало. Основная часть нетрадиционных и деструктивных конфессий, незнакомых в советский период, пустила глубокие корни в сознание и мировоззрение многих верующих. Апологеты нетрадиционных и деструктивных для Кыргызстана вероисповеданий создали свой круг прихожан, смогли воспитать молодое поколение последователей из титульной нации и создать необходимую материально-техническую базу. Очевидно, что принятие нового законопроекта поставит нетрадиционные и деструктивные структуры перед дилеммой: или закрыть свои приходы, уйти в подполье, или создать религиозную организацию, подходящую под новый закон. Фактически, данный законопроект породил еще одну волну недовольства среди верующих, а эта категория людей, как правило, и есть самая непримиримая оппозиция.

Закон, по словам его авторов, направлен на противодействие религиозно-экстремистским организациям, позволяет более эффективно работать правоохранительным органам. Его принятие — только первый этап. На наш взгляд, необходимо разработать второй этап комплексных мер по противодействию экстремизму, усилить идеологическую, образовательную и правовую борьбу. Думается, разработка и внедрение национальной концепции по противодействию экстремизму придаст дополнительный стимул в этой борьбе. Если оставить ситуацию такой, какая она есть, то в перспективе мы получим более радикальные события, нежели массовые беспорядки 1 октября в Ноокатском районе Ошской области.

Большинство религиозных организаций имеют самостоятельные хозяйствующие субъекты, призванные обеспечивать функционирование не только самих организаций, но давать дополнительные налоговые сборы в бюджет страны.

Правоохранительным органам предстоит самая трудная задача. Они должны научиться четко различать, кто является простым умеренным религиозным активистом, с которым можно вести диалог, а кто — радикальный непримиримый фанатик, страдающий "детской болезнью халифатизма".


1 См.: "Хизб ут-Тахрир", располагающая последователями в Кыргызстане, поддерживает акты насилия против Соединенных Штатов и их союзников [http://www.24.kg/politic/2008/05/07/83981.html]. к тексту
2 Перевод с узбекского языка автора. к тексту
3 См.: Шейх Мухаммад Юсуф Кандехлави. Избранные Хадисы. Казань: Центр инновационных технологий, 2003. к тексту
4 См.: Кожоналиев К. Внедрение западных стандартов в мусульманских странах и, в частности, в Кыргызстане, может привести к негативным последствиям [http://www.24.kg/community/2008/10/21/95803.html]. к тексту
5 См.: Маликов К. Проблема законопроекта "О свободе вероисповедания и религиозных организациях в КР" сталкивает понятия обеспечения безопасности страны и прав религиозных меньшинств [http://www.24.kg/community/2008/10/20/95715.html]. к тексту
6 Хоперская Л. Религиозная ситуация: угроза "духовной безопасности". В кн.: Опыт этнополитического мониторинга ситуации в Киргизстане (2006—2008 гг.). М.: Институт этнологии и антропологии Российской академии наук [http://www.24.kg/glance/2008/10/27/96345.html]. к тексту
7 Из выступления депутата парламента Кыргызстана Р. Тагаева о результатах работы Комиссии парламента, которая изучала религиозную ситуацию в КР, на заседании Комитета ЖК по конституционному законодательству, государственному устройству, законности и правам человека. к тексту
8 Баекова Ч. Введение нормы о том, что религиозная организация в Кыргызстане может быть зарегистрирована при наличии не менее 200 ее сторонников, загонит многие течения в подполье [http://www.24.kg/parliament/2008/10/08/94705.html]. к тексту
9 Сабиров А. Если в Кыргызстане начнут сажать всех "неправильных" имамов, то мы получим взрывоопасную смесь, срастив религиозный экстремизм с криминальным миром [http://www.24.kg/parliament/2008/10/08/94691.html]. к тексту
10 Курманов З. Цель новой редакции закона "О свободе вероисповедования и религиозных организациях" не ужесточение, а упорядочение религиозной сферы Кыргызстана [http://www.24.kg/parliament/2008/10/08/94677.html]. к тексту
11 См.: БикелД. Правительство США приветствует шаги в деле продвижения религиозной терпимости [hUp://bpc.kg/news/46l6-3l-lO-08 31/10/2008]. к тексту
12 См.: Евросоюз выражает обеспокоенность по поводу принятия в Кыргызстане закона "О свободе вероисповедания и религиозных организациях" и просит президента не подписывать его [http://www.24.kg/community/2008/12/01/99419.html]. к тексту
13 Угроза религии // The Washington Times, 9 января 2009. к тексту
14 Шумилин А. Принятие нового закона "О свободе совести и религиозных организациях в Кыргызстане" приведет к тому, что многие конфессии уйдут в подполье [http://www.24.kg/community/2008/10/16/95503.html]. к тексту
15 См.: Президент Кыргызстана подписал закон "О свободе вероисповедания и религиозных организациях" [http://www.24.kg/community/2009/01/12/102857.html]. к тексту
16 [http://www.24.kg/community/2008/12/24/101907.html]. к тексту
17 [http://www.24.kg/community/2008/10/21/95803.html]. к тексту
18 См.: [http://www.24.kg/community/2008/10/20/95723.html]. к тексту
19 См.: Хоперская Л. Указ. соч. к тексту
20 См.: Депутат парламента Кыргызстана Автандил Арабаев предлагает ввести контроль над банковскими счетами религиозных организаций [http://www.24.kg/parliament/2008/10/08/94709.html]. к тексту
21 Бакиев К. На финансовом рынке появится реальная конкуренция // Деловой Кыргызстан, 2008, № 3. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL