ПОЛИТИКА

Игорь ПРОКЛОВ


Игорь Проклов, научный сотрудник отдела СНГ Института востоковедения Российской академии наук (Москва, Российская Федерация)


Хотя год прошел под знаком активной внешнеполитической деятельности руководства страны, в ее внутренней жизни также отмечены события, заметно изменившие облик государства. Вместе с тем следует отметить, что в оценке событий, произошедших в республике, мнения экспертов весьма расходятся, в первую очередь о темпах и характере преобразований. Многие наблюдатели говорят о медленной и непоследовательной либерализации режима. Вопреки ожиданиям многих туркменистанцев, живущих как в стране, так и за ее пределами, новый президент Г. Бердымухаммедов не стал сторонником и проводником революционных реформ. Ряд наблюдателей усматривает в действиях нового главы государства определенную логику. Так, если сразу после избрания на пост президента Г. Бердымухаммедов направил все усилия на упрочение своих позиций и на устранение наиболее опасных конкурентов, то в 2008 году его внутриполитическая деятельность была нацелена на то, чтобы адаптировать доставшуюся ему в наследство систему государственной власти к новым реалиям, одновременно избавляясь от атрибутов эпохи С. Ниязова и придавая облику нынешней власти цивилизованный вид. Вполне обоснованным и взвешенным представляется мнение некоторых экспертов, что реальность заставляет Г. Бердымухаммедова действовать крайне осторожно и расчетливо. Вместо революционного реформаторского курса он предпочитает выступать больше в роли преемника политики С. Ниязова в части сохранения стабильности несущих конструкций сложившегося политического режима. Даже внесенные в анализируемом году изменения в Конституцию, упразднение Халк Маслахаты, создание вполне цивилизованного парламента — не радикальные перемены, а скорее модернизация строя. Все нововведения года укладываются в стандарты правовых норм, уже апробированных на постсоветском пространстве, и вместе с тем не нарушают установившийся порядок единоличной власти.

Не следует забывать, что стабильность и прочность прежней и нынешней власти основываются главным образом на получении и присвоении значительной ренты от продажи энергоносителей и других природных богатств страны. Не в последнюю очередь заинтересованность в привлечении государств Западной Европы и США в разработку, транспортировку и продажу газовых и нефтяных ресурсов республики, что создает противовес в отношениях с Россией, а после начала поставок газа в Китай — и с ним, в определенной степени вынуждает туркменское руководство демонстрировать реформаторские инициативы. Поэтому можно ожидать продолжения реформ в социальной и культурной жизни, даже в экономике, но политическая сфера вряд не подвергнется серьезным переменам. В этой связи, что и следовало ожидать, не было и признаков радикального развенчания культа С. Ниязова. Все официальные иностранные делегации в обязательном порядке посещают мавзолей первого президента страны. Идеи о роли туркмен в мировой истории, изложенные в его книге "Рухнама", продолжают преподавать во всех учебных заведениях, хотя и не в столь навязчивой форме. Культ личности Туркменбаши вряд ли будет развенчан, тем более в ближайшей перспективе, так как это в первую очередь ударит по авторитету нынешней власти. Вместе с тем при отсутствии у новой власти вразумительной идеологии следует ожидать определенной мифологизации деятельности С. Ниязова. Руководство страны неоднократно заявляло, что не намерено строить исламское государство. Поэтому многие идеи Туркменбаши, а именно возвеличивание туркменской нации как одной из древнейших в мире, к тому же внесшей вклад в развитие цивилизации, останутся востребованными при новом руководстве, поскольку как нельзя лучше соответствуют сегодняшней политике формирования национальных институтов. Как основатель независимого государства С. Ниязов был и остается единственным идеологическим авторитетом, поэтому ревизия его положений и выводов невыгодна никому, хотя новая власть постепенно отказывается от наиболее одиозных и непопулярных атрибутов эпохи первого президента.

В мае председатель Меджлиса А. Нурбердыева, мотивирую свою инициативу многочисленными обращениями граждан, внесла в Кабинет министров предложение вернуть прежние названия месяцев (по григорианскому календарю) и прежние восточные наименования дней недели. Напомним, что их названия изменили в 2003 году. К общепринятым названиям месяцев года страна вернулась 1 июля1. Несколько ранее президент Туркменистана восстановил празднование Международного женского дня 8 Марта и Дня Победы 9 мая, а также отменил празднование дня рождения С. Ниязова (19 февраля) и день памяти его смерти (21 декабря) в качестве выходного дня.

Вместе с тем жители страны отмечают, что изображения первого президента страны постепенно исчезают с улиц и государственных учреждений, освобождая место для портретов нового президента. Обещано, что золотую статую С. Ниязова, поворачивающуюся вслед за солнцем, перенесут с центральной площади столицы в другое место. Решением парламента изменены слова государственного гимна, из текста которого удалили упоминание о Туркменбаши, заменив его словом "народ".

В начале года в Ашхабаде вышла в свет книга с характерным названием "Эпоха нового Возрождения: хроника событий 2007 года", подготовленная Туркменской государственной информационной службой. В книге наряду с перечислением зарубежных визитов Г. Бердымухаммедова и его встреч на высшем уровне подробно рассказывается о новых проектах и реформах. Отныне идеологи республики взяли на вооружение термин "новое Возрождение", как бы продолжающий эпоху "золотого века" Туркменбаши.

Как и в годы правления С. Ниязова, нынешние власти сохраняют традиции увековечивания знаменательных событий в новой истории Туркменистана в виде помпезных архитектурных сооружений. По сообщению официального интернет-портала "Турменистан.ру", 12 мая президенту Г. Бердымухаммедову представили проект Монумента Конституции, который планируют возвести в центре Ашхабада. В основу монумента заложен восьмиугольник, символизирующий легендарную звезду Огуз хана, высота сооружения составит 185 метров, что должно символизировать дату принятия Основного закона страны — 18-е число 5-го месяца года. Думается, что подобная практика вполне укладывается в русло политики властей по созданию у населения страны стойкого образа нерушимости и величия туркменской государственности. В этой же связи отметим неожиданное решение Всемирной федерации карате присвоить президенту Туркменистана Г. Бердымухаммедову одно из высших званий в этом виде борьбы — 6-й дан2. Как отмечается в письме президента Всемирной федерации карате Антонио Эспиноса, этого звания лидер республики удостоен за выдающийся вклад в развитие национального спорта современного Туркменистана3.

По уже сложившейся традиции власти страны провели несколько амнистий, самую большую — в одну из ночей священного мусульманского месяца Ораза. Согласно указу президента, из мест заключения освободили 1 670 чел. Списки помилованных опубликовали в СМИ, однако амнистия в основном коснулась осужденных за мелкие кражи и другие незначительные преступления. Среди амнистированных не было проходивших по делу о "покушении" на С. Ниязова в 2002 году, власти по-прежнему не сообщают о судьбе бывшего министра иностранных дел, а затем главного оппонента Ниязова Б. Шихмурадова.

Скептицизм многих в отношении либеральных реформ основан на положении отечественных СМИ, а также на доступе к информации. В ходе предвыборной кампании Г. Бердымухаммедов заявлял, что в страну должна поступать иностранная пресса, что было расценено как первый шаг к открытому получению информации. Однако власти до сих пор не решаются предоставить гражданам свободный доступ к зарубежной прессе, подписка на иностранные издания разрешена лишь ограниченному кругу госучреждений. В стране сегодня действуют четыре государственных телеканала, национальная радиослужба, издается 24 газеты (национальные и местные), 16 журналов. При этом, по мнению многих жителей республики, в деятельности СМИ мало что изменилось. Все издаваемые газеты выглядят на одно лицо, лишь перепечатывают официальные материалы. На телевидении и радио аналогичная ситуация — как и в годы правления С. Ниязова, большую часть эфирного времени занимают официальные сообщения и поздравления президенту.

Деятельность прессы изменилась и после состоявшейся в начале года встречи Г. Бердымухаммедова с представителями отечественной интеллигенции, в ходе которой руководитель страны подверг резкой критике всю работу СМИ. По его мнению, они недостаточно "отражают ту стабильность, что царит во всех областях государственной и общественной жизни, в том числе в работе органов государственной власти и управления"4. По сообщению иностранных информационных агентств, президент критиковал журналистов за отсутствие профессионализма, за то, что, несмотря на "присутствие в словарях запаса в 80 тыс. туркменских слов", на радио и ТВ используют "одни и те же 200 слов". При С. Ниязове Туркменистан превратился в крайне закрытое общество, где главная задача СМИ сводилась к освещению дорогостоящих престижных проектов, прославлению режима и его лидера. Естественно, что туркменским журналистам не под силу быстро отказаться от выработанных за многие годы штампов, а также стереотипов мышления "как бы чего не вышло". Теперь же Г. Бердымухаммедов потребовал от журналистов неординарных подходов. Однако, по всей видимости, их самоцензура сильнее, так как никто не спешит на свой страх и риск вводить новации. При подготовке материалов журналисты вынуждены проявлять осторожность, чтобы не потерять работу или даже быть арестованным за антигосударственную деятельность. В атмосфере, когда все достижения приписываются одному человеку, а глава государства неустанно заявляет о своей ответственности за все происходящее в стране, даже любой намек на критику власти можно истолковать как посягательство на основы строя. До тех пор, пока руководство страны не смягчит контроль над деятельностью СМИ и не обеспечит их защиту от давления административных органов и спецслужб, туркменские журналисты будут по-прежнему использовать не более 200 слов. Поэтому не исключено, что власть готова предложить им "новую реальность" (в сочетании со значительными материальными вливаниями), оснастить теле- и радиостанции современными техническими средствами. Однако в целом положение СМИ не изменилось. Так, на состоявшемся 10 ноября заседании Кабинета министров Г. Бердымухаммедов еще раз критиковал их работу, особо отметив "низкое качество выходящих массовыми тиражами периодических изданий, а также не отличающихся глубокой содержательностью публикаций многих, в том числе отраслевых изданий"5. А 22 октября он подписал постановление, согласно которому при правительстве была образована Государственная комиссия по оценке художественного уровня создаваемых литературных произведений, театральных пьес, киносценариев и утвержден ее состав6. Это дало повод многим наблюдателям говорить об ужесточении цензуры.

Однако главные события года — утверждение новой редакции Конституции и выборы в парламент. Так, 18 апреля Г. Бердымухаммедов объявил о создании комиссии по подготовке новой редакции Основного закона, а 23 апреля провел расширенное заседание Кабинета министров, на котором поставил вопрос о необходимости коренного изменения деятельности всей системы органов государственной власти и управления. Центральным вопросом повестки дня стало изменение Конституции. "Законодательство страны должно работать на реформы, стимулировать наше движение вперед. Недопустимо всякий раз ждать очередного заседания Халк Маслахаты для принятия нового закона", — заявил он7. Тем самым был инициирован процесс по подготовке проекта Конституции, который опубликовали для обсуждения в июле, а 26 сентября единогласно приняли на внеочередном заседании Халк Маслахаты.

Необходимость коренным образом изменить работу всей системы органов государственной власти и управления, начиная с Халк Маслахаты, Меджлиса и завершая органами местного самоуправления, вызвана рядом причин. В первую очередь "детище" Ниязова Халк Маслахаты не вписывался в структуру разделения властей. Этот орган представительной власти должен, по мнению его основателя, воплощать идею воссоздания системы управления, соответствующей национальным традициям. Данная форма всенародного совещания с наиболее авторитетными народными представителями была вполне удачно востребована в первые годы жизни независимого Туркменистана как эффективный способ достижения общегражданского согласия. С. Ниязову удалось создать видимость народной демократии. С другой стороны, этот орган позволял придавать легитимность любым решениям Туркменбаши. Вместе с тем такая форма отличалась громоздкостью и неповоротливостью, так как Халк Маслахаты могли созывать чаще одного раза в год лишь в исключительных ситуациях. Поэтому новое руководство страны, нуждаясь в более оперативном принятии решений по управлению страной, предпочло апробированную во многих странах СНГ систему государственного управления с использованием модели президентской республики. Согласно новой редакции Конституции (принятой в сентябре 2008 г.), прежние функции Халк Маслахаты перераспределены между президентом, Меджлисом и Кабинетом министров. Теперь к Меджлису перешли полномочия по принятию Конституции, право на внесение в нее дополнений и изменений, на рассмотрение и утверждение программ основных направлений политического, экономического и социального развития страны, принятие решений о проведении референдумов, назначении выборов президента, депутатов Меджлиса, членов местных представительных органов, о ратификации и денонсировании международных договоров, изменении государственной границы, рассмотрении вопросов мира и безопасности. Дополнительные полномочия получили и представительные органы власти во всех крупных административных образованиях страны, а также органы самоуправления в небольших населенных пунктах. При этом в новый Основной закон внесены существенные изменения относительно деятельности высшего законодательного органа. Так, состав Меджлиса увеличен с 50 до 125 чел. Депутатов избирают на пять лет, а выборы проводят по территориальным округам с примерно равным числом избирателей. Если в прежнем составе парламента для большей части депутатов их законодательные обязанности были лишь дополнением к основной работе, то новый созыв будет исключительно профессиональным со значительно расширенными полномочиями.

Таким образом, ситуация двоевластия и совмещения компетенций различных ветвей власти, обусловленная существованием в государственной структуре такого органа, как Халк Маслахаты, ушла в прошлое. Нынешняя государственная власть приняла более привычную форму, то есть зафиксирован принцип разделения властей, когда законодательная, исполнительная и судебная ветви должны действовать самостоятельно, уравновешивая друг друга.

Планируется значительно обновить законодательную базу в политической, экономической, социальной областях и в сфере культуры. В первую очередь это относится к законам о земле, воде, труде, Уголовно-процессуальному и Гражданскому кодексам. Среди первоочередных задач Меджлиса глава государства назвал также подготовку законодательной базы для постепенного перехода к рыночной экономике и совершенствование законодательства по укреплению ее частного сектора.

Однако, по мнению большинства экспертов, с принятием новой Конституции принципы руководства страны в целом не изменились. Сохраняется абсолютная персонификация власти, по-прежнему ограниченны права и свободы граждан. Лишь в экономической сфере отмечаются небольшие сдвиги. В целом же изменения скорее декоративны и направлены прежде всего не на улучшение положения населения, а на создание положительного имиджа страны на Западе.

При этом руководство страны не отказалось от идеи привлекать авторитетных народных представителей для обсуждения актуальных вопросов внутренней и внешней политики. Так, 5 декабря Г. Бердымухаммедов утвердил положение о Совете старейшин, определяющее правовые основы деятельности этого органа. Предполагается, что его заседания будут проходить ежегодно, с обязательным присутствием президента страны, членов Кабинета министров, депутатов Меджлиса. В действительности же Совет старейшин нужен новой власти для демонстрации одобрения народными представителями проводимой ею политики.

14 декабря состоялись выборы в новый парламент страны, на которых присутствовали миссии международных наблюдателей. Впервые Центризбирком аккредитовал на выборах в качестве наблюдателей и экспертов представителей ООН, БДИПЧ ОБСЕ и СНГ — всего около 60 чел. Наиболее многочисленной была миссия наблюдателей СНГ под руководством исполнительного секретаря Содружества Сергея Лебедева. После завершения выборов представители этой миссии высоко оценили их подготовку и сам процесс голосования.

Тем не менее итоги выборов почти не вызывали сомнений, поскольку все кандидаты представляли правящую Демократическую партию, единственную зарегистрированную в стране, или выступали как независимые кандидаты, лояльные властям. Поэтому предвыборный период был отмечен равнодушием и недоверием большинства избирателей к руководству страны8. ОБСЕ отказалась направлять полноценную миссию на выборы, заявив, что они потенциально не соответствуют международным стандартам. Присутствие западных журналистов также ограничили, так как многие из них не получили разрешения освещать выборы. По мнению экспертов, задачи иностранных наблюдателей оказались чисто представительскими — у них не было возможности организовать полноценный мониторинг с последующим предоставлением публичного отчета ОБСЕ. Такая практика, апробированная в странах Центральной Азии, позволяет международным институтам сохранить лицо, не прибегая к критике режимов, а самим этим странам — имитировать демократический процесс.

Следует отметить, что впервые на выборах в парламент Туркменистана в голосовании участвовали граждане республики, проживающие за границей. Всего было открыто 27 таких участков в государствах Азии, Ближнего Востока, Европы и Америки. Правда, предвыборная кампания была нарушена чрезвычайным происшествием — перестрелкой в Ашхабаде, переросшей в крупномасштабный бой с применением бронетехники. Эти события продолжались с 10 по 13 сентября. Согласно официальной версии, подразделения местной полиции проводили операцию по захвату преступной группы лиц, занимавшихся незаконным оборотом наркотиков9. Однако, по версии правозащитных организаций, в частности "Мемориала", причиной этих событий стала месть бывшего политзаключенного Худайберды Амандурдыева сотрудникам правоохранительных органов за их грубое обращение с его женой10. Власти были вынуждены признать, что в ходе задержания сотрудники МВД и МНБ понесли большие потери, даже, по некоторым сообщениям, обратились за помощью к российским спецслужбам. Это поставило под сомнение способность силовых структур страны противостоять в случае реальной угрозы терроризму, экстремизму и криминальным элементам, да и в целом обеспечить национальную безопасность Туркменистана.

В этой связи настораживает возвращение к принятой во времена С. Ниязова практике назначения руководящих кадров. В частности, Г. Бердымухаммедов назначает министров и хякимов из своего ближайшего окружения с испытательным сроком на шесть месяцев, после чего жестко их критикует и отправляет в отставку. При этом многие обращают внимание на то, что министры, раскритикованные Бердымухаммедовым, действительно не владеют современными методами управления, что связано с их низкой профессиональной подготовкой, так как многих из них назначали на эти должности либо по протекции, либо за взятку. Сегодняшнее поколение туркменских управленцев получило образование в местных вузах, учебные программы которых за последние 20 лет не обновлялись, уровень коррупции весьма высок, а большинство студентов учится только ради получения диплома. В условиях кадрового голода руководство страны озаботилось проблемой подготовки профессионалов высокого уровня. Так, согласно указу Г. Бердымухаммедова, в Ашхабаде будет создана Академия государственной службы при президенте страны11. Вполне вероятно, что теперь проштрафившиеся чиновники попадут не на тюремные нары, а за студенческие парты. Следует отметить, что в апреле был объявлен прием в аспирантуру12.

Подводя итоги внутриполитической жизни Туркменистана за год все-таки можно отметить в целом положительные сдвиги. Однако, на наш взгляд, многие тенденции свидетельствуют, что власти страны вряд ли пойдут на более глубокую либерализацию режима, а ограничатся лишь некой модернизацией экономической и социальной сфер. При полной безальтернативности и в отсутствии реальных противовесов единоличной власти президента весьма высока вероятность быстрого возврата к жесткому авторитаризму времен С. Ниязова.


1 См.: [www.turmenistan.ru], 1 июля 2008. к тексту
2 Следует напомнить, что от претендента на право носить черный пояс первого дана требуется несколько лет упорных и интенсивных тренировок. к тексту
3 Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов получил одно из высших званий в карате // Эхо Москвы, 7 октября 2008. к тексту
4 Время новостей, 22 января 2008. к тексту
5 Президент Туркмении критикует периодические издания страны [www.turkmenistan.ru], 11 ноября 2008. к тексту
6 См.: При туркменском правительстве образована Комиссия по оценке литературных произведений [www.turkmenistan.ru], 22 октября 2008. к тексту
7 Туркменистан проведет масштабную Конституционную реформу [www.turkmenistan.ru], 24 апреля 2008. к тексту
8 См.: [www.iwpr.net/?p=btm&s=b&o=348557&apc_state=hrubbtmdate20081215]. к тексту
9 См.: [www.turkmenistan.ru], 14 сентября 2008. к тексту
10 См.: [www.ferghana.ru/article.php?id=5943]. к тексту
11 См.: [www.turmenistan], 13 сентября 2008. к тексту
12 См.: [www.turmenistan], 1 апреля 2008. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
  •  Тут  Быстро и качественно. Широкоформатная и интерьерная печать. Гарантия mrrk.ru
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL