РЕЛИГИЯ

Ислам ПАЛВАНОВ


Ислам Палванов, независимый исследователь (Ашхабад, Туркменистан)


Абсолютное большинство населения Туркменистана составляют мусульмане-сунниты. Наряду с туркменами в стране проживают и представители других народов, исповедующие ислам. Это в основном узбеки и казахи, а также небольшие группы мусульман-шиитов (около 120 тыс. чел.) — преимущественно азербайджанцы и этнические персы. Туркменистан относится к тюркскому ареалу распространения ислама, для которого свойственны неортодоксальность, достаточно широкая свобода в соблюдении догматов религии, четкое разделение общественной жизни на светскую и религиозную сферу, невмешательство религии в политику.

После обретения республикой независимости первый президент страны С. Ниязов на волне краха коммунистической идеологии и отказа от советской системы в качестве новых ориентиров государственного строительства взял за образец кемалистcкий вариант государственного устройства, сохраняющий светский характер власти. Новая редакция Конституция страны, принятая в 2008 году, подтвердила принцип отделения религии от государства, при этом гарантировав равенство всех исповеданий (ст. 12).

Так как большинство населения относит себя к мусульманской традиции, то ислам определяется в первую очередь важной составляющей национальной и культурной идентичности, его атрибутика присутствует в государственной символике, в быту, а дни главных религиозных праздников официально объявлены нерабочими днями. В этой связи следует особо подчеркнуть, что сегодня к абсолютно светским по конституции странам с преобладающим мусульманским населением относятся только Турция, Азербайджан и постсоветские государства Центральной Азии. Большинство мусульманских государств обычно провозглашают ислам официальной или государственной религией, что отражено в их законодательстве и в отношениях с другими конфессиями.

С другой стороны, принципы, на которых в Туркменистане строятся отношения государства с религиозными объединениями, довольно специфичны. В целях контроля над религиозной деятельностью в стране с 1994 года действует Генгеш (Совет) по делам религии при президенте страны. Руководят Советом муфтий (глава мусульман) республики, его заместитель, благочинный (главный православный священник) страны и один гражданский чиновник. В областях (велаятах) при местных администрациях созданы велаятские советы по делам религий, возглавляемые главными имамами этих территорий. Все указанные выше религиозные руководители получают зарплату как служащие госорганов. Подобное огосударствление религиозных структур (ислама и православной церкви) создало очевидные предпосылки для нарушения декларируемого в Конституции страны (ст. 12) принципа свободы религий и вероисповеданий и их равенства перед законом, а также противоречит другой норме Основного закона, согласно которой религиозные организации отделены от государства и не могут выполнять государственных функций. Таким образом, высшие духовные лица двух традиционных для страны вероисповеданий обладают монопольным правом на формирование и осуществление государственной политики в отношении иных конфессий, что не имеет прецедентов в других светских государствах.

В настоящее время Совет по делам религии возглавляет Чарыгельды Тедженович Серяев, в свое время начинавший карьеру в мечети Сапармурата хаджи в Геок-тепе. Верховным муфтием Туркменистана является Ровшан Аллабердыев, начинавший свою духовную деятельность в должности имама той же мечети. Фактически они — государственные чиновники и выдвиженцы С. Ниязова, снискавшие его милость не духовным авторитетом и благочестивым образом жизни, а скорее абсолютной лояльностью к распространению среди правоверных новых идеологических установок и доведения в мечетях страны до верующих основополагающих идей "Рухнамы".

Хотя и с меньшим размахом, чем в последние годы жизни С. Ниязова, продолжается культ ныне покойного первого президента страны. Как правило, во время пребывания в Ашхабаде все официальные делегации посещают Мечеть духовности в Кипчаке (родовое село Ниязова), рядом с которой находится семейный мавзолей первого президента. При входе в мечеть посетители должны пройти через ворота, над которыми написано по-туркменски: "Рухнама — книга священная, Коран — книга Аллаха". На одной стороне ворот имеется выбитый в камне текст присяги на верность президенту, на другой — текст национального гимна.

Несмотря на некоторую либерализацию режима, в 2008 году власти по-прежнему продолжали жестко контролировать деятельность религиозных общин, а также содержание проповедей в мечетях и храмах страны. Как и в предыдущие годы, лишь ограниченное количество желающих смогли совершить паломничество в Мекку. Согласно указу Г. Бердымухаммедова, такую возможность получили 188 паломников1. При этом само число "188" не случайно — именно столько мест имеется на борту чартерного рейса в Саудовскую Аравию, совершаемого национальной компанией "Туркменские авиалинии". Хотя власти республики никогда не публиковали данные о квоте для паломников, выделяемой правительством Саудовской Аравии для Туркменистана, можно предположить, что речь идет не менее чем о 3 тыс. чел. Однако для населения страны, которое составляет около 6 млн, и большинство из них — мусульмане, 188 чел. — очень незначительное количество. Так, число паломников из соседних государств Центральной Азии составило в 2008 году несколько тысяч человек. Естественно, что в Туркменистане желающих посетить Мекку значительно больше 188 чел. и многие верующие готовы ехать за свой счет. Но даже на таких условиях власти республики по-прежнему запрещают отправляться на хадж людям, не включенным в официальный список. По сложившейся еще при С. Ниязове практике власти выбирают наиболее лояльных правительству людей, исповедующих ислам суннитского толка и умеренных в своих религиозных воззрениях. Любое отступление от "нормы", то есть мусульман-шиитов или особых приверженцев веры, которые находятся на контроле в Министерстве национальной безопасности, просто не выпускают из страны. Кстати напомним, во многих мусульманских странах хадж определенной части паломников оплачивают из государственного бюджета, остальные верующие едут на собственные средства. При этом государство ни в коей мере не может препятствовать мусульманам совершить священное для них поклонение. Но в Туркменистане иная ситуация, что вынуждает многих приверженцев ислама отправляться в Мекку обходными путями. Так, значительное их количество под видом коммерсантов вылетают в Турцию, а уже оттуда — в Саудовскую Аравию. Власти опасаются, что авторитет мусульман, наиболее фанатичных в вере, особенно тех, кто получил религиозное образование в Турции, Сирии и Пакистане, значительно вырастет после паломничества в Мекку, а это может способствовать возникновению очагов недовольства и сопротивления официальной идеологии и всему политическому режиму.

Многие эксперты и политологи признают, что в отличие от соседних стран Туркменистану удалось избежать появления на своей территории "ваххабитских" группировок и агентов их влияния. Во многом это обусловлено жестким контролем со стороны власти и спецслужб, но не в меньшей степени и тем, что туркменская религиозная среда, ментальность народа органически не воспринимают религиозный фундаментализм. Практически все эмиссары, направляемые в Туркменистан экстремистской религиозной организацией "Хизб ут-Тахрир", потерпели фиаско, поскольку население крайне вяло отзывалось на их пропаганду, а нелегально ввозимая литература зачастую оказывалась невостребованной.

К тому же, несмотря на то что в Ашхабаде и других городах страны построены огромные и роскошные мечети, они остаются полупустыми, если не пустыми вообще. Во-первых, огосударствление ислама, жесткий контроль над духовной жизнью со стороны правительственных функционеров и спецслужб, а также навязывание идеологии "Рухнамы" как новой священной книги отталкивают многих верующих от подобной религии. Во-вторых, для туркмен, большинство которых ранее были кочевниками, несвойственна активная ритуальная религиозность, как, например, для узбеков и таджиков — народов традиционно оседлых. Туркмен всегда осознавал себя носителем внутренней индивидуальной религиозности. Многие предпочитают молиться в одиночестве, дома и на родном языке. Подобно тому как его кочевой предок в одиночестве общался с Всевышним Аллахом среди бескрайних песков пустыни, так и современному туркмену для общения с Богом достаточно уединения. Муллу принято приглашать исключительно по случаю важных семейных событий: свадьба, суннет-той (праздник обрезания), поминки или просто большой праздничный обед. В этом случае муллу сажают во главе стола и слушают суры из Корана. К тому же обычно зовут тех, кто старше, особо обращая внимание на то, как мулла "читает". На прощание ему в платочек заворачивают немного денег, что для многих стариков является основным заработком.

Как и в предыдущие годы, в 2008-м с широким государственным размахом прошло празднование главных мусульманских праздников — Ураза-байрам и Курбан-байрам. Симптоматичными стали слова поздравления Г. Бердымухаммедова по случаю священного праздника Ураза-байрам: "Этот праздник обрел новое содержание и смысл в свободном Туркменистане, где царят "нравственная чистота, воодушевление, праведность, патриотизм, свобода совести. В эпоху нового Возрождения священный Ураза-байрам занял достойное место в жизни нашего общества в качестве национального праздника, укрепляющего единство и сплоченность нашего народа, приумножающего вечную любовь к независимой Родине, проповедующего принципы благотворительности и гуманизма"2.

Вторая в Туркменистане по численности верующих (по некоторым оценкам, до 9% населения) — Русская Православная Церковь Московской Патриархии. В настоящее время в республике зарегистрировано 12 ее приходов, объединенных в три благочиния и до 2007 года являвшихся частью Ташкентской и Среднеазиатской епархии РПЦ. 12 октября 2007 года Синод Русской Православной Церкви принял решение отделить Туркменское благочиние от Ташкентской и Среднеазиатской епархии и перевести его в прямое подчинение Московскому патриарху. Во многом это объясняется тем, что в мае 2005 года президент Туркменистана С. Ниязов обратился к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II с предложением подчинить приходы, расположенные на территории его страны, непосредственно Патриарху. По мнению наблюдателей, это было вызвано нежеланием Туркменбаши хоть в какой-то сфере подчиняться Ташкенту. Однако тогда Патриарх не принял предложения Ниязова, но, видимо, не желая осложнять и без того непростые отношения с Ашхабадом, ответил весьма дипломатично и деликатно: "В соответствии с Уставом об управлении РПЦ решения подобного уровня находятся в компетенции Поместного или Архиерейского собора. Мы с пониманием относимся к Вашей просьбе и изучим ее, когда будет определено время очередного собора"3.

Однако позднее, скорее всего под сильным давлением со стороны Ашхабада, либо в связи со стремлением не допустить откола Туркменской Церкви под крыло Константинопольского Патриархата, Священный Синод РПЦ принял решение об исключении приходов из состава Ташкентской и Среднеазиатской епархии и образовании Туркменского благочиния в ведении Патриарха Московского и всея Руси. В этой связи заметным событием стал состоявшийся в конце мая 2008 года визит в Ашхабад тогдашнего руководителя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. Как отмечалось в официальном комментарии Московского Патриархата, визит осуществляется в свете решения Священного Синода Русской Православной Церкви от 12 октября 2007 года об исключении приходов на территории Республики Туркменистан из состава Ташкентской и Среднеазиатской епархии и образовании Туркменского благочиния в ведении Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Целью визита явилось доведение позиции Священноначалия Московского Патриархата по вопросу положения Русской Православной Церкви на территории Туркменистана до высшего руководства туркменского государства4. Эту ситуацию митрополит Кирилл прокомментировал следующим образом: "Президент Туркменистана заинтересован в создании самостоятельной Епархии от Русской Православной Церкви на территории независимого и нейтрального государства"5. В ходе пребывания в республике митрополит Кирилл встретился со всем духовенством, несущим служение на ее территории. На этой встрече были затронуты проблемы жизнеобеспечения церквей, которые существуют лишь на пожертвования прихожан, обеспечения церквей свечами, духовной литературой, церковной утварью. Кроме того, митрополит Кирилл в сослужении всего туркменского духовенства при большом стечении верующих совершил молебен в Воскресенском храме Ашхабада, по завершении которого в архипастырском слове приветствовал собравшихся и передал благословение Святейшего Патриарха. Это был первый визит представителя Московского Патриархата высокого ранга в Туркменистан. Прежде Ашхабад посещал только митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир.

Однако, несмотря на заявления официальных властей, что православная община пользуется неизменно добрым отношением руководства страны и органов власти различных уровней, положение православных верующих остается весьма сложным. В первую очередь это касается материального поддержания храмов, особенно нуждающихся в реставрации. Хотя все православные храмы бесплатно получают газ, электричество и не оплачивают другие коммунальные услуги, а правительство выделяет определенные суммы на содержание храмов, средств этих явно не хватает. Многие православные церкви требуют скорейшей реставрации и ремонта. При этом финансовые возможности большинства представителей русской диаспоры оцениваются как весьма скромные. По утверждению местных прихожан, материальное положение приходов катастрофическое, почти треть из них не в состоянии содержать даже своего настоятеля. Кроме того, удаленность от духовных учебных заведений, а также проблемы, связанные с получением виз для въезда в страну и выезда из нее, создают трудности для решения практических богослужебных вопросов среди самого духовенства. Кроме того, весьма велика потребность в духовной литературе. В условиях информационной изоляции, проводимой властями Туркменистана, остро стоит вопрос о создании приходских библиотек, которые могут стать одной из форм поддержания и развития русской духовной культуры, востребованной как соотечественниками, так и представителями других наций, то есть теми, кто вырос и живет в этой культурной традиции.

В последнее время интерес к христианской религии, и православию в частности, проявляют многие туркмены. При "рухнамизации" ислама и недостаточном уровне подготовки местного духовенства многие туркмены столкнулись с духовным вакуумом, предпочитая обращаться за наставлением к христианским священникам. Поэтому в стране ощущается достаточно серьезная необходимость в переводе некоторых богослужебных текстов на туркменский язык. К тому же этнические туркмены, перешедшие в православие, порой сталкиваются с публичными унижениями и обвинениями со стороны властей в предательстве своей нации.

Что касается отношений местного руководства РПЦ с властями, то, как было отмечено, высшее духовное лицо Православной Церкви входит в Совет по делам религий и тем самым является представителем государственной власти, обязанным в своей деятельности руководствоваться "мудрой и дальновидной" политикой президента страны. Несмотря как на информационную обособленность самой внутрицерковной жизни, так и общую изолированность, царящую в республике, имеются свидетельства, что Туркменская Православная Церковь превратилась в послушного исполнителя воли властей республики. При этом с молчаливого согласия высшего духовного лица Православной Церкви власти страны отказывают в регистрации религиозным объединениям христианского исповедания, что является прямым нарушением статьи 12 Конституции, гарантирующей свободу религий и вероисповеданий, их равенство перед законом.

Как и в предыдущие годы, в 2008-м из Туркменистана поступали сообщения, главным образом от западных наблюдателей, о нарушениях прав нетрадиционных религиозных групп и их представителей. Согласно этой информации, власти продолжают жестко относиться к подобным группам и их последователям, вплоть до арестов и помещения в психиатрические лечебницы. Так, в 2008 году Туркменистан занял 13 место в ежегодно публикуемом Международной благотворительной организацией "Open Door" рейтинге стран, где зафиксированы притеснения христиан6.

Однако, по нашему мнению, в оценке отношения туркменских властей к деятельности подобных групп следует учитывать некоторые особенности ситуации, сложившейся в стране. Подавляющее большинство ее населения — последователи ислама, то есть исторически традиционной на данной территории религии. При этом он признается одним из основных факторов национальной самоидентификации туркмен и соответственно пользуется благосклонностью властей, хотя порой эта поддержка, как мы отмечали выше, может носить весьма своеобразные формы. Что же касается нетрадиционных исповеданий, деятельность которых в последние годы активизировалась (речь идет в основном о группах протестантского толка, баптистах, пятидесятниках, адвентистах, иеговистах, кришнаитах и бахаитах), то надо учитывать, что мусульманское общество в любой стране крайне болезненно относится к любому миссионерству в своей среде. Для большинства населения, живущего еще по патриархальным устоям, подобные проявления "нетрадиционности", а порой и "экзотичности" вызывают враждебное отношение. Кроме того, при сохраняющемся авторитарном режиме нынешнее руководство страны весьма настороженно относится к любой неформальной, в том числе религиозной активности, не укладывающейся в официальный курс по созданию монолитного туркменского общества.

По мнению наблюдателей "Форума 18", в 2008 году также не произошло принципиальных изменений и в религиозной политике. Как и прежде, последователи нетрадиционных религий не могли строить или открывать помещения для молитвы, публиковать или ввозить религиозную литературу, выезжать за границу, а особенно нелюбимые властями общины не могли получить государственной регистрации.

Директор Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ (БДИПЧ) Христиан Строхал, в 2008 году посетивший Туркменистан, предложил содействие туркменскому правительству в сфере выборов, законности и прав человека посредством законодательной поддержки и других форм двусторонних консультаций. При этом, как сообщается, его визит совпал с разгромом силами спецслужб, местной администрацией и местным муллой группы протестантов. На проведенных митингах назвали имена родителей протестантов, угрожали отключить в их домах электричество, газ и воду, выгнать их детей из школ и не давать землю для обработки. Протестантов обвиняли в криминальной деятельности и политической активности против правительства7.

По свидетельствам многих верующих, с тех пор как президентом республики стал Г. Бердымухаммедов, государственные органы усилили давление на верующих путем угроз, милицейских рейдов, штрафов, запретов на перемещение религиозных активистов, отказов в официальном статусе и цензуры религиозной литературы. "Форум 18" приводит высказывание одного верующего о том, что представители властей присутствуют на всех богослужениях в каждой общине: "Общины не жалуются. Это то, с чем приходится жить. В Советском Союзе так было всегда"8. Кроме того, сохраняются ограничения на ввоз и публикацию религиозной литературы. В связи с этим у многих возникает вопрос: что именно нуждается в изменениях — закон о религиях или действия властей?

Широко распространена практика, когда милиция и другие силовые структуры сотрудничают с местными имамами, чтобы запугать последователей Свидетелей Иеговы и других групп протестантов. "Форуму 18" не удалось найти ни одного представителя официальных органов, который мог бы объяснить, почему преследуют Свидетелей Иеговы и приверженцев других конфессий. При этом, как сообщается, Свидетели Иеговы решили подать документы для получения государственной регистрации не потому, что надеялись на успех, а в связи с тем, что хотели дать правительству шанс продемонстрировать, что оно соблюдает закон. Заявление они подали летом 2008 года, однако к началу декабря еще не знали о его судьбе.

По данным интернет-сайта "Портал-Credo.ru", многие религиозные общины Туркменистана считают, что регистрация не заслуживает того, чтобы за нее столько хлопотать. Она приводит к большему контролю со стороны государства и к усилению давления властей, которые пытаются заставить религиозные организации передавать информацию о своих приверженцах в секретные службы. Регистрация часто затрудняет поиски помещения, где община могла бы свободно молиться, потому что бесплатное получение земли или места для молитвы де-факто запрещено.

Правительство продолжает выдворять из страны активных членов религиозных общин, не имеющих туркменского паспорта, даже если они много лет проживают в республике. А сложные правила въезда в страну лишают местные религиозные общины возможности свободно приглашать в гости зарубежных братьев по вере, чем изолируют эти общины от международных контактов.

В целом можно констатировать, что государство продолжает нарушать декларируемую в Конституции страны свободу вероисповедания. Обещания уважать права человека, данные Г. Бердымухаммедовым после его вступления в должность президента, не остановили постоянные попытки государства отказать в свободе мысли, совести и веры жителям страны. При этом правительство пытается контролировать даже ту ограниченную религиозную активность, которую оно позволяет. Поступающая в адрес правозащитных организаций информация свидетельствует, что власти страны абсолютно не обеспокоены тем, что им придется нести ответственность за нарушение таких фундаментальных прав человека, как свобода вероисповедания. Однако в условиях интенсификации энергетического диалога между Туркменистаном и Западом, а также в зависимости от перспектив сотрудничества в газовой и транспортной сферах можно ожидать, что Ашхабад будет вынужден ослабить "железный занавес". А это, несомненно, положительно отразится и на ситуации с правами человека в стране.


1 См.: [www.turkmenistan.ru], 24 ноября 2008. к тексту
2 [www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=65662&cf=]. к тексту
3 Президент Туркмении может спровоцировать раскол Русской православной церкви // Время новостей, 15 июля 2005, № 126. к тексту
4 См.: Митрополит Смоленский Кирилл встретился с президентом Республики Туркменистан // Патриархия.ru, 28 мая 2008. к тексту
5 [http://www.chrono-tm.org/?025004413800000000000001100000]. к тексту
6 См.: [http://www.opendoors-de.org/index.php?supp_page=weltverfolgungsindex_2007_kurz&supp_lang=de]. к тексту
7 См.: [http://www.forum18.org/Archive.php?article_id=1088]. к тексту
8 Там же. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL