Мурад ЭСЕНОВ

Доктор политических наук, главный редактор журнала "Центральная Азия и Кавказ", исполнительный директор Издательского дома CA&CC Press (Швеция).


ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОГО СУВЕРЕНИТЕТА

Резюме

С момента появления Вестфальской системы мироустройства национальный суверенитет признавался одним из ключевых факторов независимого и равноправного существования государства в качестве субъекта системы международных отношений. Однако процессы глобализации, ныне охватывающие все новые и новые сферы общественной, политической и международной жизни, вносят существенные коррективы в содержание этого понятия. Все отчетливее проявляются противоречия между экономической и политической взаимозависимостью государств и народов, с одной стороны, и принципами национального суверенитета — с другой. Результатом этих противоречий чаще всего является девальвация понятия "национальный суверенитет" в традиционном его смысле. В основу данной статьи положены размышления автора о проблемах национального суверенитета в условиях глобализации.

Период становления государственности и укрепления суверенитета стран Центральной Азии и Южного Кавказа практически совпал с процессом эволюции роли и значения государства как социально-политического института вообще и государственного суверенитета в частности. Другими словами, процесс обретения и укрепления суверенитета стран Центральной Азии и Южного Кавказа совпал с периодом девальвации понятия "суверенитет" в традиционном его толковании.

Еще совсем недавно государство однозначно рассматривалось как обособленное территориальное образование. Его обособленность закреплялась принципами Вестфальского мирного договора, положенными в основу Устава ООН и других важных международных документов. Мировая система рассматривалась как система уважающих суверенитет друг друга и в принципе равных между собой государств, которые сами, без внешнего вмешательства определяют свою внутреннюю политику и свободны в своих внешних действиях. Даже самые слабые государства, только-только обретшие независимость, могли уверенно рассчитывать на свою территориальную целостность, невмешательство в свои внутренние дела со стороны зарубежных сил и на свободу действий в принятии решений в своих внешнеполитических делах. Однако сегодня, в эпоху глобализации все выглядит иначе.

Безусловно, никто еще не отменял традиционную концепцию государственного суверенитета. Формально все действия на международной арене базируются на принципах незыблемости государственного суверенитета. Однако нельзя не заметить все более нарастающее противоречие между экономической и политической взаимозависимостью стран и народов, с одной стороны, и принципами суверенитета — с другой. Также нельзя не признать, что в этом противоречии спор все чаще решается не в пользу государственного суверенитета.

Современная мировая экономика уже функционирует как единая и целостная система, в которой правила игры определяют не столько правительства отдельных стран, сколько транснациональные корпорации. Котировка товаров на мировых биржах, курсы национальных валют, цены на энергоносители во многом зависят от действий или бездействия транснациональных корпораций.

Если учесть, что от биржевых котировок на товары, цен на энергоносители и другое сырье зависят курсы национальных валют, наличие рабочих мест, уровень доходов населения, качество тех или иных социальных благ, то нетрудно понять, что социально-политическая ситуация в той или иной стране зависит не столько от государства как такового, сколько от ТНК.

Снижение роли и значения государства как суверенного образования можно наблюдать и в рамках другой тенденции мирового развития — в межгосударственных и межрегиональных интеграционных процессах. Пример наиболее успешного, на мой взгляд, интеграционного проекта под названием "Европейский союз", показывает, что входящие в него страны шаг за шагом передают часть своих суверенных прав наднациональным органам управления. Раньше это касалось экономических вопросов, сейчас речь идет уже о валютно-финансовой сфере, законотворчестве, а в перспективе затронет и вопросы внешней политики и обороны. Хотя считается, что наднациональные органы управления действуют строго в соответствии с мандатом, выданным суверенными государствами, нельзя не заметить, что в рамках ЕС государство как суверенное образование, как социально-политический институт утрачивает свои позиции в пользу надгосударственных структур.

В настоящее время наиболее серьезным фактором, девальвирующим традиционный принцип незыблемости государственного суверенитета, является гуманитарный фактор. Под гуманитарным фактором здесь подразумеваются такие ценности, как права человека, права гражданина, права отдельных этнических групп и нации в целом, а также процессы миграции населения.

На протяжении последних 10 лет Совет Безопасности ООН неоднократно принимал решения, направленные на защиту прав человека, защиту прав тех или иных этнических групп в том или ином государстве. В большинстве случаев эти решения завершались гуманитарной интервенцией в ту или иную страну. Мы были свидетелями того, как гуманитарные интервенции осуществлялись и минуя ООН, в результате взаимного согласия группы ведущих стран мира.

Коллективное вмешательство под эгидой ООН или без нее во внутренние дела суверенных государств в виде миротворчества либо гуманитарной интервенции для защиты систематически нарушаемых прав человека постепенно становится, хотим мы того или нет, нормой международной политики. Если гуманитарную интервенцию, пусть даже под эгидой ООН, рассматривать с позиции Вестфальской системы суверенитета, то, очевидно, здесь можно вести речь о вмешательстве во внутренние дела суверенного государства, то есть о нарушении прав суверенного государства.

В то же время сейчас трудно найти человека, организацию или государство, которые вопрос о правах человека считали бы сугубо внутренним делом того или иного государства. Это происходит, на мой взгляд, в силу того, что коллективное вмешательство под эгидой ООН во внутренние дела суверенных государств в виде миротворчества либо гуманитарной интервенции для защиты прав человека постепенно становится нормой международной политики. Другой вопрос, хорошо это или плохо, но на сегодняшний день это уже реальность, которая, как представляется, является прямым следствием процессов глобализации.

Важно отметить, что процесс глобализации — это не только процесс интеграции суверенных государств, слияние в единую систему их экономик, стирание граней между разными цивилизациями, но и фрагментация государства и нации на более мелкие конструкции. Во многих странах уже отчетливо проявляются устойчивые тенденции раскола нации по этническому, религиозному и культурному признаку. Наблюдается регионализация, которая охватывает части двух или более государств, и, самое главное, все отчетливее становится линия границ между цивилизациями.

Как следствие фрагментации нации по этническому признаку мы наблюдаем процессы сепаратизма не только в новых государствах, недавно обретших свою независимость, но и в более благополучных странах мира. Результатом фрагментации по религиозному и культурному признаку становится такое зловещее явление сегодняшнего дня, как международный терроризм. Процессы фрагментации начинают оказывать разрушительное воздействие на суверенитет отдельных государств, не в меньшей степени, чем процессы экономической, политической интеграции или гуманитарной интервенции.

Вышеперечисленные факторы, характерные для эпохи глобализации, значительно сужают пределы суверенитета отдельно взятого государства. В качестве социально-политического института оно теряет свою значимость и в функциональном плане, и как актор международной политики.

Вряд ли стоит драматизировать процесс девальвации понятия "государственный суверенитет". В моем представлении, "суверенитет" — понятие не статичное, а динамичное. Каждая эпоха должна иметь свои представления о суверенитете. Вряд ли Вестфальская система суверенитета могла бы эффективно функционировать в эпоху глобализации, где действуют совершенно иные параметры измерения. Государство как социально-политический институт будет вынуждено приспособиться к новым условиям. И такое мы уже наблюдаем в виде делегирования части своего суверенитета по горизонтали и вертикали — локальным региональным субъектам, неправительственным и межправительственным образованиям и наднациональным структурам. Иначе говоря, часть суверенитета государства делегируется на тот уровень, на котором наиболее оптимально можно дать ответ вызовам новых глобальных явлений.

Новым независимым государствам Центральной Азии и Южного Кавказа, судя по всему, придется приспособиться именно к этим тенденциям, то есть передавать часть суверенитета региональным и наднациональным структурам, сохраняя за государством самое оптимальное и необходимое.

В завершении я хотел бы привести цитату из статьи Генерального секретаря ООН Кофи Аннана из газеты "Файнэншл таймс" от 31 декабря 1999 года. Затрагивая вопрос о суверенитете государства в эпоху глобализации, он отметил, что "глобализация и международное сотрудничество меняют наши представления о государственном суверенитете. Сейчас в мире все шире распространяется осознание того, что государство является слугой своего народа, а не наоборот. В то же самое время суверенитет личности — а под этим я пониманию права человека и его основные свободы, как это записано в Уставе ООН, — укрепился благодаря растущему осознанию каждым человеком своего права определять собственную судьбу"1.


1 Annan Kofi. The Legitimacy to Intervene International Action to Uphold Human Rights Requires a New Understanding of State and Individual Sovereignty // Financial Times, 31 December 1999. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL