Лео ЧИКАВА


Лео Чикава, Доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Академии наук Грузии, заслуженный деятель науки, президент Академии экономических наук Грузии, ректор Университета имени П. Гугушвили (Тбилиси, Грузия).


ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ В СТРАНАХ ЮЖНОГО КАВКАЗА

РЕЗЮМЕ

Демографическое развитие в странах Южного Кавказа (Азербайджане, Армении и Грузии) характеризуется как общими закономерностями, так и специфическими особенностями. Едиными для этих государств являются ухудшение демографического развития и возникновение негативных тенденций в воспроизводстве населения. Вместе с тем обращают на себя внимание различия в "демографическом поведении" этих стран и контрасты в их основных демографических показателях. Это обусловлено прежде всего неодновременным переходом государств Южного Кавказа с традиционного типа воспроизводства населения на современный, а также религиозными убеждениями, традициями, обычаями, нынешними социально-экономическими условиями и т.д. Весомый вклад в регулирование демографических процессов может внести реализация активной государственной демографической политики, разработанной с учетом особенностей региона и его стран.

Вступление

Среди острых глобальных вопросов, беспокоящих сегодня человечество, демографическая проблема занимает одно из первых мест. В самом общем виде под демографической проблемой подразумеваются сложности, связанные с перепроизводством населения в относительно слаборазвитых регионах мира и с депопуляцией — в развитых государствах.

В этом контексте не представляет исключения и Южный Кавказ. Процесс воспроизводства населения в странах региона характеризуется как общими закономерностями, так и отдельными особенностями. Общая закономерность — ухудшение демографической обстановки и появление негативных тенденций в воспроизводстве населения. А из особенностей следует отметить несколько отличающееся в каждом государстве демографическое "поведение" и разнящийся уровень основных показателей в этой сфере. Такой вывод в значительной мере основан на научном анализе явлений и процессов, произошедших (и происходящих) в странах Южного Кавказа с 1990-х годов, а также на обобщении полученных результатов.

Рождаемость

Как известно, один из главных компонентов процесса воспроизводства населения — рождаемость. В расчете на 1 тыс. жителей в 1990 году она составляла в Азербайджане 26,3 чел., в Армении — 22,5, в Грузии — 171, а в 2006-м — 17, 13 и 12 соответственно2.

Явно наблюдается не только сокращение рождаемости, но и выравнивание ее показателей по государствам, хотя разница между Азербайджаном, с одной стороны, Арменией и Грузией — с другой, пока остается существенной. Как мы уже отмечали, это можно объяснить в первую очередь неодновременным переходом стран Южного Кавказа с традиционного типа воспроизводства населения на современный. Имеется в виду, что под влиянием значительного ряда относительно новых факторов (повышение уровня образования и занятости женщин, рост требований к интеллектуальному воспитанию детей и т.д.) "сужается спрос" на детей в семье, и в то же время, благодаря применению более совершенных противозачаточных средств, внутрисемейное регулирование рождаемости достигается сравнительно легко. В Грузии демографический переход на современный тип воспроизводства населения (или его утверждение) начался почти на 100 лет раньше, чем в Азербайджане. Об этом свидетельствует и отличающееся от грузинского этноса репродукционное поведение проживающих в Грузии азербайджанцев. По данным департамента статистики Министерства экономического развития Грузии, общий коэффициент рождаемости в 2004 году составлял у грузин 11,5 промилле, у азербайджанцев — 16,13.

В такой контрастности показателей рождаемости по этническим группам значительную роль играет и религиозный фактор. Как выясняется, по сравнению с православием, ислам убедительнее внушает потенциальной матери, что искусственное прекращение беременности — большой грех, поэтому от него следует воздерживаться.

Весьма важный демографический показатель — суммарный коэффициент рождаемости (количество детей в расчете на одну женщину на всем протяжении фертильного возраста). Тенденция к его уменьшению — сопутствующая закономерность развития человеческой цивилизации. В этом отношении Южный Кавказ не является исключением. Тем не менее и данные показатели дифференцированы по странам. Согласно материалам функционирующего в Вашингтоне (США) Бюро населения мира (2006 г.), суммарный коэффициент рождаемости в Азербайджане равен 2,0 (или 200 детей в расчете на 100 женщин), в Армении — 1,7, в Грузии — 1,4, тогда как даже для простого воспроизводства населения этот показатель должен составлять 2,1 (в среднем — 210 детей в расчете на 100 женщин). Таким образом, если судить по нынешним темпам, то ни одна республика Южного Кавказа не в силах обеспечить в перспективе расширенное воспроизводство населения, хотя в этом отношении положение в Армении и в Азербайджане (особенно) несколько лучше, нежели в Грузии.

Снижение суммарного коэффициента рождаемости характерно не только для государств Южного Кавказа. Средний по развитым регионам мира суммарный коэффициент не превышает 1,6, а в отдельных странах он и того меньше. Например, в Южной Корее и на Тайване этот показатель составляет 1,1; в Украине, Беларуси и Словении —1,2; в Японии, Германии, России, Италии, Литве, Латвии, Болгарии, Румынии, Греции, Молдове и Словакии —1,3.

Социологическими исследованиями установлено, что в развивающихся государствах довольно большая часть женщин имеет намного больше детей, чем хотели бы. Например, в Кении женщины репродуктивного возраста желали бы иметь в среднем 4,2 ребенка, фактически имеют 6,5. Это указывает на то, что в данной стране еще не утвердился современный тип воспроизводства населения, вследствие чего не осуществляется внутрисемейное регулирование рождаемости (не используются контрацептивы).

По соотношению между желаемым и реальным числом детей, в Грузии и Армении наблюдается совершенно иная картина. Например, в Грузии — по сравнению с желаемым средним количеством детей в семье — фактически их почти на одного ребенка меньше (например, семья хотела бы иметь троих детей, но не собирается иметь больше одного или двоих). Основной причиной тому респонденты называют тяжелые социальные условия. Не менее тревожно и резкое сокращение даже желаемого количества детей в семье, то есть значительно уменьшилась потребность в детях.

По данным социологических исследований, в начале 1980-х годов в грузинских семьях желаемого числа детей было достаточно для хотя и незначительного, но все же расширенного воспроизводства населения. Однако реально ожидаемое количество детей не обеспечивало даже простого воспроизводства. А сегодня его не обеспечивает не только ожидаемое, но и желаемое количество детей, что требует глубокого научного изучения проблемы и реализации эффективных мероприятий.

Смертность

Наряду с рождаемостью темпы воспроизводства населения определяются и уровнем смертности. По мере развития человечества последний показатель существенно улучшился, то есть снизился. Это обусловлено преодолением массовых эпидемий, разработкой новейших совершенных медикаментов, улучшением медицинского обслуживания и рядом других достижений. Тем не менее, по данным 2006 года, он еще остается высоким — в среднем в мире равен 9%, но в Армении — 10,6%, в Грузии — 11,8%. В этом плане среди государств Южного Кавказа исключение составляет лишь Азербайджан (5,5%), что, видимо, обусловлено неполным учетом.

В отличие от общего коэффициента, показатель смертности малолетних детей (количество младенцев, умерших в возрасте до одного года) носит более конкретный характер. Это, безусловно, очень важный параметр, который вполне справедливо называют одним из существенных индикаторов общественного развития в целом. В основном именно по его уровню судят о степени развития социальных систем, а также здравоохранения стран и регионов.

Что касается республик Южного Кавказа, то в этом плане (в расчете на 1 000 новорожденных в возрасте до одного года) в 2006 году в Азербайджане умерли 9, в Армении — 26, в Грузии — 25 детей.

Для интерпретации этих показателей (т.е. для определения того, высоки они или, напротив, низки) можно провести несколько сравнений. Так, в 2006 году из 1 000 новорожденных в возрасте до одного года в среднем в мире умерло 52 ребенка, в том числе в развивающихся государствах — 57, а в развитых — 6. Этот показатель наиболее высок в Африке (84%); далее следуют Азия (49%) и Латинская Америка (25%); сравнительно низкая детская смертность отмечена в Европе и в Северной Америке (7%). По отдельным странам наименьшая детская смертность наблюдалась в Сингапуре (2,1%), Швеции (2,4%), Японии (2,8%), Финляндии (3%), Франции (3,6%), Германии (3,9%) и т.д., что указывает на наличие огромных неиспользованных возможностей для улучшения положения в государствах Южного Кавказа.

Естественный прирост численности населения

Этот показатель зависит в первую очередь от соотношения между рождаемостью и смертностью. Когда первая стабильна и продолжительное время превышает вторую, то, как правило, гарантировано расширенное воспроизводство населения, и наоборот: если умирают больше, чем рождаются, то при иных равных условиях неизбежна депопуляция, то есть абсолютное сокращение численности населения. В связи с тем что с 1990-х годов в странах Южного Кавказа рождаемость резко упала, а общий коэффициент смертности почти не изменился, естественный прирост населения значительно уменьшился. По сравнению с 1990 годом в 2006-м в Азербайджане он сократился с 20,2 до 11 промилле, в Армении — с 16,3 до 4, а в Грузии не только прекратился прирост, но, в сущности, начался процесс депопуляции.

Для более полного осмысления демографической ситуации в республиках Южного Кавказа рассмотрим сведения по разным зонам и государствам мира. В настоящее время (по данным за 2006 г.) естественный прирост населения (в расчете на 1 000 чел.) составляет на всей планете в среднем 12 чел., достигая в развивающихся регионах 15, а в развитом мире — только 1 чел. Явная депопуляция отмечается в Германии, Болгарии, Румынии, Словакии, Литве, Латвии, Эстонии, России, Украине, Беларуси и Молдове.

Анализ естественного движения населения в этническом разрезе демонстрирует довольно резкую контрастность показателей. Так, по данным департамента статистики Министерства экономического развития Грузии, в 2004 году естественный прирост проживающих в стране азербайджанцев был равен 10,6 промилле, а грузинский и армянский этносы испытывали депопуляцию: их сокращение составило соответственно минус 0,3 и минус 0,1 промилле4. Однако это не означает, что прирост населения среди проживающих в Грузии азербайджанцев (где в 2005 г. их удельный вес составлял 5,4%), выше, чем на исторической родине: их репродуктивное поведение почти одинаково и в Грузии, и в Азербайджане. В чем же причина столь резкого различия в репродуктивном поведении грузин и азербайджанцев?

Наряду с тем, что они находятся на разных уровнях демографического развития (об этом уже было сказано выше), причину, по нашему мнению, следует искать в обычаях, религиозных представлениях и традициях. В отличие от других стран Южного Кавказа, в Грузии остро стоит проблема рождения не то что третьего и последующего ребенка, но и второго. Например, в 2004 году в общем числе живорожденных детей удельный вес первого и второго ребенка составлял 88,5%, третьего и последующего — 11,5%, что указывает на увеличение количества малодетных семей. По данным социологического исследования, проведенного в 2003 году Институтом демографии и социологии Грузии, 1% респондентов считают одного ребенка желательным числом детей в семье, 20% — два, 52% — три и только 27% — больше трех детей. Еще тревожнее то, что в основном из-за тяжелых социальных условий (преимущественно среди беженцев из Абхазии и Цхинвальского региона) рождение первого ребенка, даже само бракосочетание нередко откладывается на неопределенное время, негативные последствия чего станут более наглядными в будущем — когда появившееся ныне поколение достигнет фертильного возраста.

Резкое снижение показателя бракосочетаний также указывает на негативные демографические тенденции, сложившиеся в государствах Южного Кавказа. По сравнению с 1990 годом, в 1996 году в Азербайджане количество бракосочетаний сократилось с 10,5 до 5,1 промилле, в Армении — с 8 до 3,8, в Грузии — с 6,7 до 3,6. Что же касается числа разводов, то этот показатель ниже одного промилле во всех государствах региона, что свидетельствует о сравнительной прочности семей.

По подсчетам Бюро населения мира, предположительные перспективы воспроизводства населения в странах Южного Кавказа таковы: по сравнению с 2006 годом, к 2050-му численность населения Азербайджана увеличится на 36,5% и достигнет 11,6 млн чел., в Армении — на 13% и составит 3,4 млн, а в Грузии уменьшится на 1,4 млн чел. и снизится до 3 млн чел. В результате этого соотношение государств региона по численности населения значительно изменится: удельный вес Азербайджана возрастет до 64,4%, Армении — до 18,9%, а Грузии — сократится до 16,7%, тогда как в 1960 году этот "расклад" выглядел следующим образом: Азербайджан — 39,2%, Армения — 18,6%, Грузия — 42,2%.

Репродукция населения и увеличение его численности не является панацеей. Данная проблема актуальна прежде всего для наций, испытывающих депопуляцию (или находящихся на ее грани), которым — хотя бы в весьма отдаленной перспективе — угрожает вымирание. Несмотря на это, перепроизводство населения (доведение его численности в республиках Южного Кавказа в целом, скажем, до 60 млн) не просто нежелательно, но и чревато не меньшими бедами, чем депопуляция. Необходимо стремиться к демографическому оптимуму. Имеется в виду такая численность населения, которая сделает возможными нормальную смену поколений, рациональное использование материальных средств производства, баланс трудовых ресурсов с рабочими местами, максимальную эффективность производства, полное удовлетворение разумных материальных и культурных потребностей всего общества и каждого его члена, свободное, всестороннее развитие личности. Мы подчеркиваем это, потому что больше значения следует придавать не количественной, а качественной стороне демографических процессов, имея в виду воспитание физически и духовно здоровых поколений, способных утвердить в регионе мир и всеобщее благосостояние.

Демографическое старение

Среди демографических процессов особого внимания заслуживает демографическое старение. Его вполне закономерно считают одной из главных дилемм современности. Эксперты ООН предлагают классификацию, построенную на основе трехступенчатой шкалы: если в общей численности населения удельный вес людей в возрасте 65 лет и старше ниже 4%, то оно считается молодым, от 4% до 7% — находящимся на грани старости, а выше 7% — постаревшим5.

По данным Бюро населения мира за 2006 год, Азербайджан сегодня находится на грани старения (7%), Армения (11%) и особенно Грузия (13%) — страны с демографически постаревшим населением. Этот процесс обусловлен воздействием двух слагаемых: уменьшением показателей рождаемости (старение снизу) и сравнительно высокой продолжительностью жизни (старение сверху).

Мы уже приводили данные, свидетельствующие о низком уровне рождаемости и его продолжающемся снижении в отдельных государствах. Что же касается ожидаемой средней продолжительности жизни, то в республиках Южного Кавказа она составляет 71—72 года, в относительно слаборазвитых странах мира в среднем не превышает 65 лет (в Южной Африке — 46). Наряду с высокой рождаемостью именно в значительной мере этим объясняется то, что развивающиеся регионы планеты демографически "моложе". В государствах данной группы удельный вес численности населения в возрасте 65 лет и старше составляет лишь 5%.

По странам Южного Кавказа довольно существенно различается доля молодой части населения (до 15 лет). В результате пока еще высокого уровня рождаемости этот показатель достаточно солидно выглядит в Азербайджане (24%) и Армении (22%), в Грузии он несколько скромнее — 19%.

Демографическое старение — закономерность современного общественного развития. По прогнозным данным, в обозримой перспективе большинство развитых государств мира окажутся демографически постаревшими (например, к 2050 г. удельный вес численности населения в возрасте 65 лет и старше в Германии и Бельгии достигнет 28%, в Австрии и Швейцарии — 30%, в Греции — 34%, в Испании — 37% и т.д.6), но богатыми (высокая пенсия, комфортные условия жизни и т.п.), а бóльшая часть развивающихся стран — демографически молодыми, но бедными. Если говорить о республиках Южного Кавказа, то Армения и Грузия из этого контекста выпадают, поскольку они уже находятся на стадии демографической старости и довольно долго будут сравнительно бедными. По данным Всемирного банка, в 2005 году валовой национальный доход, конвертированный по паритету покупательной способности (ППС), составил в Армении 5 080 долл., в Азербайджане — 4 890, в Грузии — 3 270 долл.7Несмотря на довольно существенный экономический рост, наблюдающийся в последние годы, страны региона еще не достигли среднемирового уровня подушевого ВВП (в 2006 г. он был равен 10 тыс. долл.). Согласно данным ЦРУ, в отмеченном году валовой внутренний продукт на душу населения, пересчитанный по ППС, в Азербайджане составил 7 300 долл., в Армении — 5 400, в Грузии — 3 800 долл.8

Что касается тенденций, сложившихся в государствах Южного Кавказа (прежде всего, в Грузии и Армении) в воспроизводстве населения, порождающих негативные социально-экономические последствия, отметим следующие аспекты:

— резкое увеличение социально-демографической нагрузки занятых трудоспособных граждан, что обусловливает напряженность в отношениях между поколениями, создавая почву для их противопоставления. Вместе с тем наблюдается негативная тенденция к постепенному сокращению удельного веса численности детей до 15 лет и росту доли населения пенсионного возраста, что увеличивает социально-демографическую нагрузку на работающих;

— повышение уровня экономической нагрузки занятых. Это обусловлено не только систематическим ростом количества и доли пенсионеров среди населения в целом, но и тем, что так же неукоснительно повышаются их потребности (к тому же специфические), выражающиеся как в количественных, так и в качественных параметрах. Следует отметить, что медицинское обслуживание 75-летнего гражданина обходится почти в 10 раз дороже, нежели пациента в возрасте 40 лет. В силу этого специалисты считают старение населения дорогостоящим феноменом;

— интенсивная смертность в трудоспособном возрасте и расширение внешней миграции, приводящие к неполному использованию экономического потенциала стран и росту объема в них недопроизведенного валового внутреннего продукта.

Приостановлению и постепенному преодолению вышеуказанных и других (аналогичных) социально-экономических процессов, может весьма способствовать реализация научно разработанной активной государственной демографической политики, учитывающей особенности страны.


1См.: Содружество Независимых Государств в 1996 году. Статистический ежегодник. М., 1997. С. 14.к тексту
2Использованные в статье новейшие (2006 г.) демографические данные взяты из: World Population Data Sheet. 2006 Population Reference Bureau.к тексту
3См.:Цуладзе Г., Маглаперидзе Н., Вадачкория А. Демографический ежегодник Грузии — 2004. Тбилиси, 2005. С. 177.к тексту
4См.:Цуладзе Г., Маглаперидзе Н., Вадачкория А. Указ. соч. С. 177.к тексту
5См.: Демографический энциклопедический словарь. М., 1985. С. 117.к тексту
6См.:Топилин А. Демографическая ситуация в странах СНГ (к 10-летию образования Содружества). Население и общество. Информационный бюллетень центра демографии и экономики человека Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук, апрель 2002, № 61.к тексту
7См.: [http://siteresources.worldbank.org/DATASTATISTICS/Resources/GNIPC.pdf].к тексту
8См.: CIA — The World Factbook, Rank Order, GDP per capita (PPP) [https://www.cia.gov/cia/publications/factbook/rankorder/2004rank.html].к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL