Кямран ШАФИЕВ


Кямран Шафиев, Заместитель заведующего отделом законодательства по государственному строительству Милли Меджлиса (парламента) Азербайджанской Республики (Баку, Азербайджан).


ПРИНЦИПЫ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ НАРОДОВ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

РЕЗЮМЕ

Основные задачи данной статьи — проанализировать содержание принципа самоопределения народов в современную эпоху, выявить отсутствие противоречий между ним и принципом территориальной целостности государства. Цель автора — обосновать возможности самоопределения народов в рамках уже существующих границ государства, раскрыть суть проблем, возникающих сегодня при реализации этого принципа в форме выхода из состава государства.

Введение

Окончание "холодной войны" и противостояния двух идеологий создали необходимые предпосылки для перехода к качественно новому формату международных отношений. Мировое сообщество пришло к выводу о необходимости объединить усилия разных стран, народов и международных организаций для решения фундаментальных задач, стоящих перед человечеством.

К факторам, серьезно затрудняющим международное сотрудничество, относятся региональные конфликты, спровоцированные сепаратизмом, опасность которых заключается в вовлечении в них большого количества государств, создании обстановки, значительно подрывающей международную стабильность и безопасность. Кроме того, они серьезно затрудняют демократическое развитие, отвлекают целые страны и народы от решения задач, направленных на созидание. Сепаратизм становится все более серьезной угрозой для мира, правопорядка, прав человека, противоречит истинным интересам народов данного государства и общей интеграционной тенденции мирового развития, ведет к разрыву сложившихся веками экономических, семейных, культурных и иных связей. Прикрываясь правом народов на самоопределение, сепаратистские движения, грубо попирая нормы и принципы международного права, ставят под угрозу территориальную целостность стран.         Данная проблема имеет особое значение для Южного Кавказа, поскольку уже на протяжении десятилетий под предлогом обеспечения права народов на самоопределение в Нагорно-Карабахском регионе Азербайджана, в Абхазии и Южной Осетии (Грузия) претворяются в жизнь планы насильственного изменения границ, признанных международным сообществом. Но сепаратизм распространился не только на Южном Кавказе: в Испании — провинция Каталония или область басков, в Канаде — Квебек, во Франции — Корсика, в Великобритании — Ольстер, в Судане — его южные районы и т.д. Основываясь на ложно трактуемом принципе самоопределения, когда каждая этническая общность должна иметь собственное государство, сепаратизм является источником политической и экономической нестабильности, приводит к социальной напряженности, создает угрозу конфронтации и вооруженного противостояния, негативно влияет на эффективное функционирование органов центральной власти. Поэтому представляется важным проанализировать содержание права народов на самоопределение, а также соотношение его с принципом территориальной целостности.

Соотношение принципов самоопределения народов и территориальной целостности

Сегодня исключительно важно разрешение обострившихся в начале XXI века противоречий между принципами права народов на самоопределение и территориальной целостности государств — при их толковании необходимо найти разумный баланс. На земле народов больше, чем государств, и трудно себе представить, что может произойти, если каждый народ захочет создать свое государство. При токовании и применении норм международного права важно помнить, что все они взаимосвязаны, поэтому каждую следует рассматривать в контексте других.

Принцип самоопределения народов имеет долгую историю. Под лозунгом права наций на самоопределение шла война за независимость США, а также велись освободительные войны в испанских владениях Южной Америки. Надо заметить, что в то время вышеуказанный принцип не толковался как обязательное отделение части территории, имелось в виду право народа выбирать подходящую форму правления.

В 1790-х годах идею народного суверенитета стали истолковывать и как право населения определенных территорий решать, под властью какого государства оно хотело бы жить. Подобный идеологический подход использовало правительство революционной Франции для обоснования присоединения территорий других стран.

После Первой мировой войны процесс создания новых государств продолжился. Так, в результате развала Российской и Австро-Венгерской империй на политической карте мира появилось множество новообразованных стран. Именно в тот период президент США В. Вильсон выдвинул программу послевоенного устройства мира, получившую известность как "14 пунктов Вильсона", один из основных ее пунктов — право народов на самоопределение. Основываясь на этом принципе, Парижская мирная конференция (1919—1920 гг.), созванная для выработки и подписания мирных договоров между державами-победительницами и государствами, потерпевшими поражение в Первой мировой войне, образовала новые страны, изменив тем самым существовавшие ранее границы. Однако проведение новых межгосударственных рубежей по этническим принципам оказалось делом невозможным, в результате чего принцип самоопределения народов и тогда не реализовывался чисто по этническим признакам. Хотя надо заметить, что передел границ, осуществленный после Первой мировой войны, не принес Европе ни мира, ни стабильности: спустя два десятилетия началась самая кровопролитная война в истории человечества.

Геополитическая ситуация, сложившаяся после окончания Второй мировой войны, привела к пересмотру территориального устройства Европы и распаду колониальной системы, а с образованием ООН право народов на самоопределение нашло свое отражение в важнейших международных документах, что можно считать поворотным моментом в истории развития идеи.

Одним из основополагающих документов, в которых закреплен принцип самоопределения народов, является Устав ООН. В пункте 2 его статьи 1 говорится, что Организация Объединенных Наций преследует цели развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира1.

В дальнейшем нормы права народов на самоопределение были детализированы во многих международно-правовых документах, что определило его в качестве общепризнанного международного правового принципа.                                                                      16 декабря 1952 года на VII сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята Резолюция 637 (VII) "Право народов и наций на самоопределение", в которой подчеркивалось, что население несамоуправляющихся и подопечных территорий имеет право на самоопределение, а государства, отвечающие за управление этими территориями, должны применять практические меры для реализации этого права2. В документе шла речь о самоопределении несамоуправляющихся и подопечных территорий, то есть колоний.

Другим важным документом считается Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, утвержденная Резолюцией 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1960 года3. В документе подчеркивается, что все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие. При этом делается серьезная оговорка: всякая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью разрушить национальное единство и территориальную целостность страны, несовместима с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций.

Содержание принципа самоопределения народов было раскрыто и в Декларации о принципах международного права 1970 года: "Все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с Уставом ООН"4. Здесь же были определены формы осуществления права наций на самоопределение:

1) создание суверенного и независимого государства;

2) свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним;

3) установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом.

В то же время упор вновь был сделан на самоопределение колониальных территорий. В Декларации о принципах международного права 1970 года сказано: "Территория колонии или другой несамоуправляющейся территории имеет, согласно Уставу, статус, отдельный и отличный от статуса территории государства, управляющего ею, такой отдельный и отличный, согласно Уставу, статус существует до тех пор, пока народ данной колонии или несамоуправляющейся территории не осуществит своего права на самоопределение в соответствии с Уставом, и в особенности в соответствии с его целями и принципами"5.

Но при всем этом Декларация еще раз закрепляет важную ограничительную норму: "Ничто в приведенных выше пунктах не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов, как этот принцип изложен выше, и, вследствие этого, имеющих правительства, представляющие без различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории"6.

Как показывает анализ основополагающих международно-правовых документов, право народов на самоопределение в форме создания независимых государств был применим к колониальным территориям. Цель рассматриваемого принципа — содействие национально-освободительным движениям и их поддержка, так как распад колониальной системы был возможен лишь вследствие практического применения принципа самоопределения народов,        таким образом, он направлен прежде всего против колониализма, его задача — освобождение колоний от иностранного гнета. Сам процесс деколонизации, обеспечивая право на самоопределение, при этом не нарушал принципа территориальной целостности. Практика показывает, что территории народов, находящихся под колониальной или какой бы то ни было другой формой иностранного господства, не рассматриваются как часть территории управляющего государства. Процесс деколонизации проходил на территориях колоний, не входивших в состав территории страны-метрополии, порой они были расположены за тысячи километров от нее. И в таком случае не нарушалась территориальная целостность страны-метрополии.                                                          

Следует отметить, что колонии обретали независимость в пределах территорий и границ, устанавливаемых, пусть и произвольно, государствами-метрополиями. Нередко в процессе деколонизации народы, проживающие на территории разных колоний, так и остались разделенными. Но идея восстановления государственности, существовавшей в доколониальное время, была отвергнута. Более того, после обретения независимости молодые государства отвергали принцип самоопределения, благодаря которому сами стали суверенными, в тех случаях, когда речь шла о предоставлении независимости народам, населяющим территории уже внутри этих стран. Например, попытки провинции Биафра (в Нигерии) или области Катанга (в Конго) получить независимость были подавлены вооруженным путем и осуждены мировым сообществом, как направленные против территориальной целостности независимых государств. Хотя следует признать, что есть примеры и мирного размежевания, в том числе выход в 1965 году Сингапура из состава Федерации Малайзия, состоявшийся по обоюдному согласию.

После развала колониальных империй вопрос о самоопределении народов (в смысле образования самостоятельных национальных государств) в основном был решен. Сегодня намерение использовать этот принцип в отношении нацменьшинств — посягательство на право народов распоряжаться своей судьбой в рамках сложившихся государственных границ. Как показано выше, это право было призвано покончить с колониальным гнетом и не может служить поводом для расчленения независимых стран. Содержание и подходы к принципу самоопределения несколько изменились, ввиду того что подход, осуществлявшийся в процессе деколонизации, подрывает стабильность международного порядка.

По нашему мнению, трактовать принцип самоопределения народов без учета изменений, произошедших на мировой арене, — значит создавать угрозу безопасности в мире. Ни один принцип международного права, в том числе принцип самоопределения, не может быть истолкован абстрактно, без взаимосвязи и взаимозависимости с другими такими международно-правовыми принципами, как нерушимость границ, территориальная целостность.

Принцип территориальной целостности, являющийся одним из главных достижений политического опыта европейских народов и на протяжении десятилетий обеспечивающий мир в Европе, необходимо рассматривать как цементирующий элемент международной безопасности. Он относится к основным принципам международного права, закрепленным в пункте 4 статьи 2 Устава ООН, согласно которому запрещается угроза силы или ее применение против территориальной целостности и политической независимости любого государства.      

Данный принцип отражен и в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975 г.), где он выделен как самостоятельный элемент международного права: "Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников"7.                                                           

Согласно Парижской хартии для Новой Европы (Итоговый документ СБСЕ, принятый в Париже 21 ноября 1990 г.), государства-участники совещания, ратуя за укрепление мира и безопасности, провозгласили следующее: "Мы вновь подтверждаем равноправие народов и их право распоряжаться своей судьбой в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и соответствующими нормами международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств"8.

С точки зрения стабильности в межгосударственных отношениях значение этого принципа весьма велико, поэтому право народов на самоопределение необходимо рассматривать именно в его контексте. Отстаивание принципа самоопределения не может быть равнозначным поощрению отделения и дробления отдельных стран, нарушению их территориальной целостности. По этому поводу Бутрос Бутрос Гали заметил: "Если каждая этническая, религиозная или языковая группа будет притязать на государственность, то не будет предела дроблению, а всеобщий мир, безопасность, экономическое благополучие станут еще более труднодоступной целью"9.

Противопоставление принципа территориальной целостности государств принципу самоопределения народов просто некорректно. Международное право говорит об их сочетании, одинаковом и неукоснительном их применении, поэтому сегодня никакого "конфликта" или "столкновения" между ними нет, ведь они дополняют друг друга.

Проблемы самоопределения народов в период глобализации

Вышесказанное позволяет сделать вывод, что самоопределение народов в форме отделения и создания независимого государства действительно лишь для периода деколонизации, а сегодня право народов на самоопределение нужно решать в контексте обеспечения территориальной целостности государств. Тут могут возникнуть сомнения, ведь после периода деколонизации (в основном он охватывает 1950—1960-е гг.) путем отделения также создавались суверенные государства. Однако в данном случае нужно четко себе представить, что не все зависимые территории получили независимость в тот период. И то, что совсем недавно, скажем, Восточный Тимор обрел независимость, еще не означает, что подход к проблеме соотношения принципов самоопределения народов и территориальной целостности изменился. До 1975 года Восточный Тимор был португальской колонией, перешедшей в декабре 1975 года под контроль Индонезии. Но международное сообщество никогда не признавало насильственного присоединения Восточного Тимора к Индонезии после вывода оттуда португальских войск. В 1999 году под эгидой ООН был проведен референдум о статусе этой территории, по результатам которого население высказалось за создание независимого государства. Особый случай представляет и бывшая испанская колония Западная Сахара, до настоящего времени не имеющая определенного статуса. Ее будущее подлежит урегулированию согласно решениям ООН.

Хотя право на самоопределение подразумевает возможность отделения, последнее далеко не всегда является обязательным элементом. Ныне самоопределение в форме выхода из состава государства имеет отличительные признаки от периода деколонизации; например, в первую очередь отметим, что самоопределение в период деколонизации происходило не по этническому признаку, тогда независимость получали колонии, населенные различными этническими группами. Современная тенденция носит скорее этнический характер. Кроме того, отделение части территории страны ныне ставит ряд трудноразрешимых проблем, с которыми не сталкивались страны во времена распада колониальной системы.

Одна из них — обеспечение прав большинства населения страны, составляющего меньшинство на территории, которая хочет отделиться. При образовании новых государств в результате самоопределения населения определенной территории практически всегда возникает проблема прав "неосновного" населения, то есть групп меньшинств в рамках "нового государства". Необходимо учитывать, что, кроме народа, который живет на определенной территории, составляет меньшинство в стране и, соответственно, хочет отделиться, там также проживают лица, принадлежащие к большинству населения государства, — следует считаться и с их волеизъявлением. Сложно представить, что эта часть жителей будет ратовать за отделение, потому что в таком случае они станут меньшинством в "новом государстве", если же не считаться с их мнением, то это — прямое нарушение прав этих людей.     

Примером может служить ситуация в Косове. Автономный край Косово, населенный преимущественно албанцами, хочет выйти из состава Сербии и создать независимое государство, однако здесь также живут сербы, где они являются меньшинством, но составляют большинство жителей Сербии. К тому же сербы автономии выступают за сохранение территориальной целостности государства.

Поэтому, говоря о праве народов на самоопределение, мы должны иметь в виду, что речь идет обо всех народах, проживающих на данной территории. Нельзя брать за основу волеизъявление лишь одной группы населения — необходимо обеспечить права всех лиц, проживающих на этой территории. К сожалению, в некоторых случаях эту часть населения насильственным путем изгоняют из мест постоянного проживания, а затем сепаратисты выдвигают требование об отделении без учета интересов изгнанных лиц. Возможно ли при такой ситуации самоопределение в форме отделения?                      

Нелегко бывает также определить территорию, которая по праву принадлежит народу, желающему отделиться. За многие десятилетия административные границы внутри страны часто изменяются. Кроме того, опять возникает право "неосновного" населения, не желающего отделяться. Так, во время референдума об отделении Квебека некоторые его территории, а именно часть долины реки Оттава, западный Монреаль и английские городки, расположенные на востоке провинции, населенные англоязычными канадцами, просили федеральное правительство гарантировать их пребывание в составе Канады, независимо от исхода референдума10. Таким образом, разделу будет подвергнута уже сама территория. Возникает дилемма: если можно разделить Канаду, то почему нельзя делить Квебек? А если Квебек нельзя делить, то почему можно делить Канаду?

Таких примеров немало. Когда Франция предоставляла независимость Коморским островам (1974 г.), состоящим из архипелага четырех островов: Нгазиджа (Гранд-Комор), Ндзуани (Анжуан), Мвали (Мохели) и Майотта, — то жители острова Майотта высказались против отделения, и им предоставили статус заморской территории Франции, то есть этот остров остался в составе данного государства

Возникает и другой немаловажный вопрос: как определить, хочет ли часть населения отделиться. Проведение референдума в качестве формы выражения воли населения является небесспорным, так как он не всегда объективно отражает взгляды голосующих. Есть немало способов оказать влияние на общественное мнение: односторонняя предвыборная кампания, расплывчатость вопросов, поставленных на голосование, и т.д. Кроме того, для свободного волеизъявления населения, в том числе для проведения референдума, необходим ряд существенных условий: территория не может быть оккупированной иностранным государством, находиться под контролем сепаратистов, не могут вестись боевые действия, должны действовать законы государства и функционировать органы центральной власти, а беженцы возвращены в места постоянного проживания и т.д. Без соблюдения этих условий трудно говорить о свободном волеизъявлении.

Некоторые народы компактно проживают на территории ряда стран. Означает ли это, что они должны отделиться (если, конечно, хотят) во всех этих государствах (к примеру, баски проживают как на территории Испании, так и на территории Франции). Если признать их право на отделение в одной стране, то на каком основании им можно отказать в выходе из состава другой. А в таком случае неизбежен распад многих нынешних государств.

Еще один существенный аспект — вопрос о том, как трактовать понятие "народ". Если говорить о самоопределении в период деколонизации, то следует отметить, что оно происходило не по национальному признаку. В процессе деколонизации слово "народ" в основном понимали как население в целом, а не отдельные этносы или религиозные группы.

В таком контексте право на самоопределение не имело отношения к этническим группам. Этим правом воспользовались именно территории и их население, но не этнические группы. В каждой из получивших независимость территорий, особенно в Африке, проживало много разных народов, но никто из них в отдельности не создавал независимого государства. Суверенитет получали территории вместе с населяющими их различными народами. Именно поэтому сегодня по всей Африке отмечаются расхождения между государственными рубежами и границами расселения этнических групп.

Кроме того, не существует общепринятого определения понятия "нация", "народ". В разных ситуациях термин "народ" может означать и этническую общность, и все население государства. В некоторых странах сложившаяся концепция понятия "нация" признает единственно законным определение национальной принадлежности как гражданства, все остальные способы национальной идентификации относятся к личной компетенции каждого индивида. Народ характеризуется как совокупность граждан какого-либо государства вне зависимости от их этнического происхождения.       В других случаях нация представляет собой группу лиц, характеризующихся общностью территории, происхождения, языка, обычаев, то есть людей, принадлежащих к одной культуре. Здесь нация означает исключительно этническую принадлеж­ность. Это есть объединение всех лиц одной этнической принадлежности, независимо от их гражданской принадлежности и места проживания.                      Говоря о праве народов на самоопределение, следует четко себе представить, что речь не идет о национальных меньшинствах — в международных документах говорится именно о народах. Международное право уделяет достаточное внимание проблемам обеспечения прав национальных меньшинств. Так, в рамочной конвенции "О защите национальных меньшинств"11 (1 февраля 1995 г.) указывается необходимость уважать этническую, культурную, языковую и религиозную самобытность любого лица, принадлежащего к национальному меньшинству, создавать соответствующие условия, позволяющие выражать, сохранять и развивать эту самобытность.

Государства обязуются гарантировать любым лицам, относящимся к национальным меньшинствам, право на равенство перед законом и равную защиту закона, а также обеспечивать уважение прав каждого лица, принадлежащего к этническому меньшинству, на свободу мирных собраний и ассоциаций, свободу выражения собственного мнения, совести, признавать право этих лиц на изучение и использование своего языка. Национальные меньшинства также имеют право размещать в общественных местах вывески, надписи и другую информацию частного характера на родном языке.

Как видим, в конвенции не упоминается о праве на самоопределение. Более того, еще раз четко фиксируется необходимость обеспечения территориальной целостности государства. Так, в статье 21 зафиксировано: "Ничто в настоящей рамочной Конвенции не может быть истолковано как подразумевающее какое-либо право любого отдельного лица заниматься какой-либо деятельностью или совершать какие-либо действия, противоречащие основополагающим принципам международного права, особенно принципам суверенного равенства, территориальной целостности и политической независимости государств".

В 1992 году была принята Декларация ООН о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам. В пункте 4 ее статьи 8 подчеркивается: "Ничто в… Декларации не может быть истолковано как допускающее какую бы то ни было деятельность, противоречащую целям и принципам Организации Объединенных Наций, включая принципы уважения суверенного равенства, территориальной целостности и политической независимости государств".12 Как видно, международное право решает проблему обеспечения прав национальных меньшинств с учетом сохранения территориальной целостности государств.

Вышеперечисленные проблемы не означают, что самоопределение в форме отделения отрицается вообще. И сегодня, после крушения колониальной системы, отделение возможно, но при наличии определенных условий. Например, если право на отделение предусмотрено в национальном законодательстве страны. Так, конституции СССР и Югославии предоставляли субъектам федерации право (хотя и формальное) на отделение и создание независимого государства. 

Относительно распада Югославии необходимо отметить, что мировое сообщество признало новые независимые страны (бывшие республики Федерации) в пределах административных границ в составе бывшей Югославии. То есть и в данном случае принцип территориальной целостности был применим. В 1991 году Европейское сообщество (ныне — Евросоюз) приняло решение о создании Арбитражной комиссии, состоящей из пяти членов. В новейшую историю она вошла под названием "Комиссии Бадинтера", по имени французского юриста, назначенного ее председателем. Полномочия этой структуры заключались в том, что она должна была принимать заявления от претендентов на признание и давать заключения на предмет их соответствия условиям ЕС, а также разъяснить отдельные юридические аспекты, связанные с распадом Югославии. Комиссия определила, что внутренние рубежи республик Федерации, входивших в состав Югославии к моменту ее распада, должны остаться на прежнем месте и, таким образом, стать международно признанными границами независимых государств. Отметим, что речь шла о республиках Федерации, а не об автономных образованиях.

Кроме того, право на самоопределение, конечно, в полной мере относится к странам (территориям), оккупированным иностранным государством. Примером может служить Намибия. После Второй мировой войны ЮАР отказалась включить Намибию (бывшая мандатная территория Лиги Наций) в систему опеки ООН и практически аннексировала территорию. В Резолюции от 27 октября 1966 года Генеральная Ассамблея ООН постановила прекратить действие мандата ЮАР над Намибией, а в декабре 1973-го официально признала "единственным подлинным представителем народа" Народную организацию Юго-Западной Африки (СВАПО), которая 10 лет вела борьбу за независимость. 29 сентября 1978 года Совет Безопасности ООН принял Резолюцию (номер 435), одобрявшую план Организации Объединенных Наций, предусматривающий практические шаги по предоставлению Намибии независимости. Наконец, 21 марта 1990 года Намибия стала независимой и суверенной. Наряду с этим возможно и добровольное объединение государств, что произошло с ФРГ и ГДР.

Во всех остальных случаях право на самоопределение народ может реализовать в пределах существующего государства, не нанося при этом ущерба ни своей самобытности, ни процессам своего культурного, социального, экономического и в целом исторического развития, ни территориальной целостности государства своего проживания.  

Произошедшие за последние годы изменения в мире свидетельствуют о необходимости реформировать нормативное содержание рассматриваемого принципа. Принцип самоопределения народов ни в коем случае не утрачивает своей актуальности, несмотря на завершение процесса деколонизации, однако он изменяется в соответствии с реалиями международной жизни, переходит в качественно новую форму реализации.

Поэтому современная тенденция относительно права народов на самоопределение состоит в том, что оно осуществляется внутри границ государства, в состав которого входит народ, и в формах, предусмотренных внутригосударственным правом, например национально-культурных или территориальных автономий и т.п.

Заключение

Сегодня создание независимых государств по принципам, которые действовали в период деколонизации, неприемлемо, необходимо искать новые подходы. Право народов на самоопределение есть обеспечение их прав, которые в демократическом государстве можно реализовать, не нарушая его территориальной целостности. Для этого существуют различные варианты и богатый опыт, в первую очередь накопленный европейскими странами.

Одной из форм реализации народом своего неотъемлемого права на самоопределение может быть провозглашение автономии, которая по своей сути предоставляет населению какой-либо национально-территориальной единицы государства право самостоятельно решать дела, относящиеся к ее компетенции. Поэтому автономии уже своим образованием предполагают определенную независимость в управлении и являются формой реализации самоопределения.

Таким образом, право народов на самоопределение и принцип территориальной целостности могут успешно применяться, лишь дополняя друг друга. Самоопределение не может и не должно осуществляться за счет иных народов и в ущерб нормам международного права.


1 См.: [http://www.un.org/russian/documen/basicdoc/charter.htm]. к тексту
2 См.: [http://daccessdds.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/081/62/IMG/NR008162.pdf?OpenElement]. к тексту
3 См.: Права человека. Сборник международных документов. Нью-Йорк: ООН, 1989. к тексту
4 [http://www.un.org/russian/documen/gadocs/convres/r25-2625.pdf]. к тексту
5 [http://www.un.org/russian/documen/gadocs/convres/r25-2625.pdf]. к тексту
6 [http://www.un.org/russian/documen/gadocs/convres/r25-2625.pdf]. к тексту
7 [http://www.assamblea.kg/index.php?option=com_content&task=view&id=41&Itemid=14]. к тексту
8 Права человека и судопроизводство (собрание международных документов). Вена: ОБСЕ, 1994. к тексту
9Бутрос Бутрос Гали. Повестка дня для мира. Нью-Йорк, 1992. С. 10. к тексту
10 См.: Захаров А. Федеративное государство и сепаратизм: канадский вариант [http://www.legislature.ru/fund/persons/zakharov/02p3.html].к тексту
11 См.: [http://www.coe.ru/03conv-min.htm]. к тексту
12 [http://www.un.org/russian/documen/gadocs/convres/r47-135.pdf]. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
  •  Лук на перо  В продаже - перо, цены ниже! Неликвидные остатки premiumagro.ru
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL