Назим МУЗАФФАРЛИ (ИМАНОВ)


Назим Музаффарли, доктор экономических наук, профессор, главный редактор журнала "Кавказ & Глобализация" (Баку, Азербайджан).


О СРАВНИТЕЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАВКАЗА

РЕЗЮМЕ

В статье рассматривается конкурентоспособность стран Центрального Кавказа в сопоставлении с другими развивающимися государствами Европы и Центральной Азии. Анализ методологии и результатов международных сравнительных исследований по конкурентоспособности компаний, экономического роста, технологического прогресса, уровня развития государственных институтов, благоприятности макроэкономической среды и по ряду других параметров позволяет выявить сферы потенциальных конкурентных преимуществ стран и разрабатывать стратегии, нацеленные на достижение и упрочение сравнительных преимуществ. Реализация этих стратегий в существенной мере обусловливается качеством условий предпринимательской деятельности, которые в современном мире также становятся предметом межстрановой конкуренции.

Суть проблемы

Характерная для современного мира глобализация конкуренции, как составная часть глобализации экономической, выражается (помимо прочего) в том, что все больше национальных экономик превращаются в субъекты международной конкуренции. Межстрановая конкуренция ныне имеет весьма большое значение для внутреннего экономического развития государств. Чаще всего она жестче, нежели внутренняя конкуренция, принуждает предприятия снижать издержки производства, повышать качество товаров и услуг, совершенствовать управление, находить рынки сбыта, чем подталкивает их к более рациональному использованию национальных ресурсов и в конечном счете к повышению конкурентоспособности страны в целом.

Поиск путей повышения конкурентоспособности — как предприятий страны, так и государства в целом — становится важнейшей функцией правительства: теперь оно обязано искать и находить сферы конкурентных (сравнительных) преимуществ страны и при помощи мер экономического регулирования стимулировать их развитие.

Под конкурентоспособностью страны обычно понимают то, насколько успешно ее предприятия (или расположенные на ее территории иностранные компании) конкурируют в производстве товаров и услуг с предприятиями, находящимися в других государствах. Те отрасли, в которых страна сильна, и образуют ее сравнительные преимущества перед другими, а те, которые она могла бы превратить или планирует преобразовать в таковые —ее потенциальные сравнительные преимущества. Это могут быть как производимые товары и услуги, так и природные ресурсы.

К примеру, обладание значительными запасами нефтегазовых ресурсов — очевидное сравнительное преимущество Азербайджана, хотя он должен рассматривать его исключительно как преимущество стартовое. Ведь в долгосрочном плане, как показывают общемировые тренды развития, наибольших экономических успехов достигают страны, в структуре экономики которых доминируют интеллектуальные услуги1.

К факторам, формирующим экономическую конкурентоспособность государства, может относиться даже его географическое положение. В частности, некоторые эксперты считают, что расположение Азербайджана и Грузии на путях пересечения важнейших транспортно-коммуникационных линий, связывающих Европу с Азией и Север с Югом, является их главным сравнительным преимуществом2. Вместе с тем следует учитывать, что как природные (в том числе рекреационные) ресурсы государства, так и его географическое положение могут представлять лишь потенциальные конкурентные преимущества. Для их трансформации в действительные необходимо, чтобы они реализовались экономически, то есть приносили реальный экспортный доход — либо непосредственный, как в случае с природными ресурсами, либо косвенный, как в случае с рекреационными ресурсами или географическим положением (известно, что привлечение в страну туристов, как и транспортный транзит, являются — с финансовой точки зрения — разновидностью экспорта).

В практической плоскости превращение потенциальных конкурентных преимуществ в действительные — довольно сложная задача, поскольку ее решение зависит от целого ряда разнонаправленных факторов, в том числе политических. Например, Армения, теоретически обладающая немалым потенциалом в сфере международных транзитных перевозок, в настоящее время практически не участвует в крупных транспортно-коммуникационных проектах, реализуемых на Кавказе. Из-за своей экспансионистской внешней политики, выражающейся не только в военной агрессии против Азербайджана, но и во всевозможных претензиях (в том числе территориальных) к другим соседним государствам, она поставила себя вне региональных проектов.

Конкурентные стратегии государств (т.е. стратегии, нацеленные на достижение и упрочение сравнительных преимуществ) могут ориентироваться на различные факторы экономического прогресса. М. Портер — один из наиболее известных исследователей конкурентоспособности государств — выделяет четыре вида конкурентных стратегий: на основе "факторов" производства (природных ресурсов, дешевой рабочей силы и т.п.), инвестиций, инноваций и богатства (накопленных ресурсов), — показывая, что реального преимущества добиваются страны, конкурирующие на основе инноваций3. Благоприятность условий предпринимательства как бы выпадает из ряда этих материальных факторов конкурентоспособности, хотя она, бесспорно, играет крайне важную роль в реализации их потенциала, и поэтому мы вернемся к ней ниже.

Индекс конкурентоспособности экономического роста (ИКЭР)

Одно из наиболее широкомасштабных исследований в сфере количественной оценки конкурентоспособности государств мира проводит Всемирный экономический форум (Швейцария). С 1979 года ВЭФ публикует ежегодный "Доклад о конкурентоспособности стран мира", сравнивающий свыше 100 государств (последний — 125) по нескольким показателям, первым из которых является индекс конкурентоспособности экономического роста.

При определении того, насколько конкурентоспособен экономический рост той или иной страны, нельзя не учитывать уровень ее развития. Технологические инновации, выступающие главной движущей силой экономического развития в современном мире, тем не менее играют не одинаковую роль в разных странах. Наиболее передовые в индустриальном плане государства заинтересованы в том, чтобы самим разрабатывать, внедрять и продавать инновации, а менее развитые страны — в том, чтобы заимствовать и внедрять зарубежные инновации.

С учетом этого все государства мира разделены на две группы: инноваторов и неинноваторов. К странам-инноваторам авторы относят государства, в течение последнего года (по которому доступна соответствующая информация) получившие в США 15 и более патентов на изобретение в расчете на 1 млн своего населения. Остальные, в том числе три государства Центрального Кавказа: Азербайджан, Грузия и Армения, — отнесены к странам-неинноваторам. ИКЭР в целом, а также первый из трех его подиндексов, рассчитываются с учетом того, относится ли страна к инноваторам или неинноваторам.

Индекс конкурентоспособности экономического роста исчисляется по совокупности следующих подиндексов:

  • подиндекс технологического развития;
  • подиндекс государственных институтов;
  • подиндекс благоприятности макроэкономической среды.
  • Рэнкинги по этим подиндексам, рассчитываемым, в свою очередь, по совокупности специфических субиндексов, рассматриваются ниже по отдельности.

    А. Подиндекс технологического развития (ПТР)

    Рассчитывается, как отмечалось, с учетом разделения стран мира на инноваторов и неинноваторов и имеет следующую композицию:

    Информационную базу исчисления субиндексов составляют два источника: статистические данные и результаты социологических опросов, проводимых экспертами ВЭФ, причем "вес" этих источников тоже различается.

    К примеру, инновационный субиндекс определяется на три четверти по статистическим показателям и на одну четверть — по данным опросов. К первым относятся данные о количестве патентов на изобретение в расчете на 1 млн населения страны и удельный вес студентов высших учебных заведений. А социологические исследования проводят по четырем вопросам:

  • 1)  как страна соотносится по технологии с мировыми лидерами;
  • 2) насколько предприятия страны активны во внедрении новых технологий;

    3) как соотносятся расходы компаний страны на прикладные научные исследования с аналогичными показателями других стран;

    4) насколько тесно компании страны сотрудничают с научными центрами в сфере прикладных исследований.

    Субиндекс трансферта технологий определяется на основе лишь социологических исследований, проводимых по двум вопросам, ответы на которые имеют одинаковый "статистический вес":

  • 1)  являются ли прямые иностранные инвестиции в экономику страны важным источником новых технологий;
  • 2)  являются ли иностранные технологические лицензии обычным способом приобретения страной новых технологий.
  • Субиндекс информационно-коммуникационных технологий определяется на две трети по статистическим показателям и на одну треть — по данным опросов. К статистическим показателям относятся: количество абонентов мобильной связи на каждые 100 чел., количество Интернет-пользователей на каждые 10 тыс. чел., количество Интернет-держателей на каждые 10 тыс. чел., количество телефонных линий на каждые 100 чел., количество персональных компьютеров на каждые 100 чел.

    Социологические исследования проводят по пяти вопросам:

  • 1)  насколько широк доступ к Интернету в школах;
  • 2) имеется ли среди Интернет-провайдеров страны достаточно конкуренции, чтобы обеспечивать высокое качество и непрерывность их услуг, а также низкие цены;

  • 3)  являются ли информационно-коммуникационные технологии общим приоритетом для правительства;
  • 4)  насколько эффективна деятельность правительства по развитию информационно-коммуникационных технологий;
  • 5)  достаточно ли развито законодательство в сфере информационно-коммуникационных технологий (электронная торговля, цифровые подписи, защита потребителей), как оно реализуется.
  • Чем выше сумма баллов, полученных страной по совокупности трех субиндексов, тем выше ее место в рэнкинге по подиндексу технологического развития, на основе которого и составлена табл. 1. В нее включены страны, которые по многим международно принятым классификациям регионов мира относятся к так называемым "развивающимся государствам Европы и Центральной Азии (ЕЦА)", а также лидеры и аутсайдеры рэнкинга. Места указаны в соответствии с общемировой классификацией.

    Таблица 1

    Подиндекс технологического развития (развивающиеся государства ЕЦА, страны-лидеры и страны-аутсайдеры, 2006 г.)4

    К мировым лидерам по технологическому развитию относятся США, Тайвань и Швеция, к аутсайдерам — Чад и Бурунди. Азербайджан занимает 79 место в мировом рэнкинге, 16-е — среди стран региона (согласно принятой в данном исследовании классификации регионов мира) и 3-е — в СНГ, уступая лишь Казахстану и России (Беларусь, Туркменистан и Узбекистан в список оцениваемых государств не включены). На Центральном Кавказе он опережает как Грузию, разделяющую с Македонией 90—91 места, так и Армению, занимающую 95 место. Эта последовательность существенно отличается от соответствующих показателей предшествовавшего года: в 2005-м Азербайджан делил 87—88 места со Шри-Ланкой, опережая Армению (93—94 места), но отставая от Грузии (84 место). В 2006-м позиция Азербайджана улучшилась, а у Грузии и Армении она, наоборот, ухудшилась.

    Сравнительная оценка технологического уровня стран мира обнаруживает ряд отклонений от общепринятого мнения. Несколько неожиданным может показаться, например, второе место Тайваня, опережающего такие государства своего региона, как Япония или Южная Корея. Довольно впечатляющими выглядят достижения Израиля, находящегося на 10 строке мирового рэнкинга, а Великобритания и Германия, занимающие соответственно 17 и 18 места, уступают Сингапуру (16-е).

    Однако более детальный анализ экономической ситуации в этих странах и проводящейся в них государственной политики в последние 15—20 лет дает вполне исчерпывающее объяснение всем этим "неожиданностям".

    В самом начале 1990-х годов Сингапур принял и обнародовал довольно амбициозную стратегию экономического развития, центральная идея которой сводилась к тому, что в ближайшие десятилетия свои основные усилия страна направит на развитие человеческих ресурсов и так называемой "мягкой" инфраструктуры. Государство сосредоточилось на повышении уровня образования и квалификации совокупной рабочей силы, развитии сети технологических центров и исследовательских институтов, обеспечивающих эффективное применение компаниями инноваций, на создании в стране благоприятного социального климата, совершенствовании институциональной структуры управления с целью дополнительного стимулирования инноваций, внедрении механизмов государственного управления, базирующихся на тесном сотрудничестве между гражданами, предприятиями и правительством6.

    Продолжая эту политическую линию, в начале 2006 года правительство Сингапура (Министерство торговли и промышленности) утвердило новую пятилетнюю Государственную программу развития науки и технологий, призванную, по замыслу ее авторов, развить успех и обеспечить стране твердое место среди мировых лидеров в области инноваций7.

    Высокие места в рэнкинге по технологическому развитию занимают (и могут занимать) только страны, которые возводят разработку и внедрение инноваций на уровень высших государственных приоритетов, устраняют все препятствия на пути эффективного развития предприятий, последовательно совершенствуют политическую, экономическую и нравственную среду. Это страны, где главным ресурсом экономического развития считают людей, а не природные богатства, благоприятное географическое положение или золотовалютные резервы.

    Б. Подиндекс государственных институтов (ПГИ)

    Исчисляется идентично для стран-инноваторов и неинноваторов на основе двух субиндексов: по законодательству и контрактам, а также по коррупции. Субиндексы имеют одинаковый "вес" и определяются по результатам социологических исследований. Субиндекс по законодательству складывается из ответов на следующие вопросы:

  • 1)  независима ли судебная система страны от политического влияния правительства, граждан и компаний;
  • 2)  четко ли регулируются и защищаются законодательством финансовые средства и богатство;
  • 3)  беспристрастно ли правительство при принятии тендерных решений;
  • 4)  как дорого бизнесу "обходится" организованная преступность.
  • Субиндекс по коррупции определяется по следующим вопросам:

  •   1) насколько распространены взятки при экспортно-импортных операциях;
  •   2) насколько распространены взятки при получении доступа к коммунальным услугам;
  • 3) насколько распространены взятки в налоговой системе.

    Результаты опросов позволяют составить рэнкинг стран мира по подиндексу государственных институтов, выборка из которого представлена в табл. 2.

    Таблица 2

    Подиндекс государственных институтов (развивающиеся государства ЕЦА, страны-лидеры и страны-аутсайдеры, 2006 г.)8

    Лидером мирового рэнкинга является Дания, за которой с небольшим отставанием следуют Новая Зеландия и Исландия. Эта же тройка стран возглавляла и классификацию 2005 года. Аутсайдеры также не изменились: Бангладеш, Чад и Кыргызстан. По-прежнему лучший результат среди государств региона принадлежит Эстонии, среди стран СНГ — Молдове.

    Азербайджан, набравший 3,89 балла, занимает 83 место в мировом рэнкинге (в 2005 г. — 67 место и 4,09 балла), 17-е — в регионе и 4-е — в СНГ.

    В исследовании ВЭФ сравнение стран мира по уровню развития государственных институтов носит скорее политический, нежели экономический характер. К тому же с учетом того, какие именно характеристики государственного институционального устройства обследованы, этот рэнкинг вряд ли можно считать исчерпывающей оценкой зрелости государственных институтов. Однако следует учитывать, что авторов интересуют лишь те аспекты институционального развития, которые оказывают прямое воздействие на экономическую конкурентоспособность стран мира.

    В. Подиндекс макроэкономической среды (ПМС)

    Исчисляется как средневзвешенная величина трех субиндексов и имеет следующую композицию:

    Субиндекс макроэкономической стабильности рассчитывается по совокупности статистических данных и результатов социологического опроса. Первые имеют более весомое влияние на субиндекс (коэффициент — 5/7), чем вторые (коэффициент — 2/7). К используемым статданным относятся:

  • дефицит/профицит государственного бюджета;
  • средняя норма сбережений;
  • инфляция;
  • реальный валютный курс (с поправкой на относительные цены);
  • норма ссудного процента;
  • государственный долг.
  • Социологическое исследование по макроэкономической стабильности включает два воп­роса:

  • 1)  вероятен ли в следующем году спад в экономике страны;
  • 2)  упростился/усложнился ли за последний год процесс получения компаниями кредитов.
  • Кредитный рейтинг страны для частных инвесторов заимствуется из внешних источников, а уровень обоснованности государственных расходов определяется лишь по одному вопросу:

  • 1)  является ли структура государственных расходов расточительной, обеспечивают ли они предприятия необходимыми товарами и услугами, недоступными на рынке.
  • Эта методология позволяет ВЭФ сравнить страны по подиндексу макроэкономической среды. Некоторые результаты мирового рэнкинга по данному показателю приведены в табл. 3.

    К лидерам мирового рэнкинга относятся Сингапур, Норвегия и Дания. Лучший результат среди стран региона вновь принадлежит Эстонии, а в СНГ — Казахстану. Азербайджан, получивший 4,11 балла, занимает 58 место в мире, 9-е — в регионе и 3-е — в СНГ. Макроэкономическая ситуация в республике значительно лучше, чем в других государствах Центрального Кавказа: Грузии и Армении10. Это лучший результат страны в рэнкингах по подиндексам конкурентоспособности экономического роста. Далее следуют 79 место по технологическому развитию и, наконец, 83-е — по уровню развития государственных институтов.

    Г. Индекс конкурентоспособности экономического роста в целом (ИКЭР)

    Исчисляется, как уже отмечалось, по совокупности трех рассмотренных выше подиндексов по следующей композиции:


    Таким образом, после того как подиндексы конкурентоспособности экономического роста известны, определение общего показателя требует лишь простого арифметического исчисления. Часть полученных результатов представлена в табл. 4.

    Таблица 4

    Рэнкинг по Индексу конкурентоспособности экономического роста (развивающиеся государства ЕЦА, страны-лидеры и страны-аутсайдеры, 2006 г.)11

    Финляндия обладает самым конкурентоспособным экономическим ростом в мире. В первую десятку входят также Швеция, Дания, США, Исландия, Тайвань, Норвегия, Швейцария, Голландия и Сингапур.

    С индексом конкурентоспособности экономического роста в 3,7 балла Азербайджан занимает в общемировом рэнкинге 75 место, 15-е — среди 25 развивающихся государств ЕЦА и 3-е — среди 9 стран СНГ12. Как и в 2005 году, он опережает своих соседей по Центральному Кавказу: Грузию и Армению. В сопоставлении с другими государствами мира экономический рост во всех трех странах стал несколько менее конкурентоспособным. В исследовании 2005 года Азербайджан, Грузия и Армения занимали соответственно 69, 86 и 79 места. Однако их абсолютные показатели заметно улучшились: ИКЭР Азербайджана поднялся с 3,64 до 3,70, Грузии — с 3,25 до 3,41, Армении — с 3,44 до 3,49.

    Индекс конкурентоспособности компаний (ИКК)

    Как уже отмечалось, экономическая конкурентоспособность государства тесно связана с конкурентоспособностью компаний, работающих на его территории. Поэтому наряду с исследованиями по оценке макроэкономических факторов перспективного развития Всемирный экономический форум проводит и международные сравнения по микроэкономическим факторам, выражающимся в текущей конкурентоспособности компаний. Идея в том, что микроэкономические факторы тоже важны для конкурентоспособности государств, поскольку материальные блага создают именно предприятия.

    ИКК имеет довольно сложную структуру. Он определяется по совокупности двух субиндексов, каждый из которых измеряет ряд компонентов микроэкономической среды и исчисляется на основе социологических опросов:

    Выборка из результатов межстрановых сравнений по индексу конкурентоспособности предприятий и его субиндексам приведена в табл. 5.

    Таблица 5

    Рэнкинги по конкурентоспособности компаний и ее субиндексам (СНГ и страны-лидеры)13

    По общему ИКК Азербайджан занимает 77 место в мире и 2-е — в СНГ (как и при сравнении стран мира по конкурентоспособности экономического роста, Беларусь, Туркменистан и Узбекистан не включены в список оцениваемых государств). По субиндексу уровня операций и стратегического планирования компаний он находится на 66-м, а по субиндексу благоприятности условий предпринимательства — на 78 месте в мировом рэнкинге. Как по индексу конкурентоспособности предприятий, так и по обоим его субиндексам Азербайджан заметно опережает своих соседей по Центральному Кавказу.

    Весьма тревожным фактом почти для всех стран СНГ (за исключением Таджикистана) является то, что за последний год сравнительная конкурентоспособность их предприятий существенно снизилась. В Казахстане, Украине и Грузии эта тенденция проявилась наиболее явно. Лишь Азербайджану удалось подняться в рэнкинге по уровню функционирования предприятий, а Таджикистану — по качеству условий предпринимательства.

    Сопоставление результатов исследований по конкурентоспособности экономического роста и компаний эмпирически подтверждает наличие между ними прямой связи, базирующейся на том бесспорном факте, что движущими силами эффективного экономического развития выступают как макроэкономические, так и микроэкономические факторы. Индексы конкурентоспособности экономического роста и компаний характеризуют одну и ту же конкурентоспособность государств, но под разными углами зрения.

    Для графического сопоставления конкурентоспособности экономического роста и компаний (диаграмма 1) списки проранжированных государств были унифицированы. Диаграмма отражает данные по 121 стране, которые оценены по конкурентоспособности как экономического роста, так и компаний. Страны, находящиеся на серединной линии, занимают идентичные места в двух рэнкингах.

    Диаграмма 1. Корреляция между конкурентоспо-собностью экономического роста и компаний

    Все три государства Центрального Кавказа находятся над серединной линией. Это означает, что по индексу конкурентоспособности экономического роста они занимают более высокие места, нежели по индексу конкурентоспособности компаний. Иначе говоря, макроэкономические условия более благоприятны, чем микроэкономические.

    Какой-либо жесткой зависимости между уровнем экономического развития стран, с одной стороны, и тем, являются ли в них макро- или микроэкономические условия более благоприятными, с другой, — не наблюдается. Развитые страны мира располагаются как над линией тренда (Финляндия, Дания, Швеция, Тайвань, Исландия, Норвегия, Австралия и др.), так и под ней (США, Голландия, Япония, Великобритания, Германия, Канада, Австрия и др.). Это верно и для государств, экономически относительно менее развитых.

    Конкурентоспособность по условиям ведения бизнеса

    Включение условий предпринимательства в число параметров, по которым ВЭФ определяет конкурентоспособность компаний, вполне оправданно. От качества бизнес-среды во многом зависят уровень капитализации доходов внутри страны и масштабы внешних инвестиций, а в конечном счете — темпы и устойчивость экономического роста. Поэтому благоприятность условий ведения бизнеса предстает как особый вид конкурентных преимуществ государств.

    В докладах ВЭФ качество условий предпринимательства имеет подчиненный характер, поскольку служит лишь инструментом для измерения конкурентоспособности компаний. Между тем существует несколько международно признанных аналитических центров, которые проводят специальные межстрановые сравнения по условиям бизнеса. Наиболее всесторонними и популярными среди них являются ежегодные исследования Всемирного банка (доклады серии "Doing Business") и совместные исследования Фонда "Наследие" и газеты "Уолл-стрит Джорнал" — Индекс экономической свободы14.

    А. Простота условий ведения бизнеса по Всемирному банку

    Всемирный банк (ВБ) анализирует 10 параметров бизнес-условий, а именно: создание компании, лицензирование, наем и увольнение работников, регистрация собственности, доступ к информации о кредитах, защита прав акционеров (инвесторов), налогообложение, внешняя торговля, принудительное исполнение контрактных обязательств, закрытие предприятия. Межстрановые сравнения проводятся как отдельно по каждому из этих параметров, так и по простоте условий ведения бизнеса в целом. В докладе "Бизнес в 2007 году" ВБ проранжировал 175 государств и отдельных несуверенных территорий мира. В табл. 6 приведены места, занятые странами Центрального Кавказа по интегральному показателю и по каждому индикатору в 2005—2006 годах. Рэнкинги за 2005 год пересчитаны с учетом произведенных в 2006 году изменений в методологии, а также увеличения числа обследованных стран.

    Таблица 6

    Общий и покомпонентные рэнкинги стран Центрального Кавказа по простоте условий ведения бизнеса15

    Как по благоприятности делового климата в целом, так и по большинству его компонентов, Азербайджан заметно отстает от своих соседей по Центральному Кавказу. Несмотря на некоторое улучшение им своих позиций по ряду показателей (в том числе по простоте создания компании, найма и увольнения, регистрации собственности и налогообложению), в целом Азербайджану не удалось провести такие реформы, которые могли бы кардинально поднять уровень благоприятности бизнес-среды. В противоположность ему Грузия в 2007 году была признана Всемирным банком "самой быстро реформирующейся экономикой мира". Реформы позволили ей всего за один год подняться со 112 места на 37-е. Особенно впечатляют достижения Грузии в упрощении найма и увольнения работников и лицензирования.

    Вместе с тем следует учитывать, что некоторые индикаторы, используемые Всемирным банком, недостаточно репрезентативны для проведения межстрановых сравнений. По результатам рэнкингов, составленных на основе этих индикаторов, крайне трудно делать оценочные выводы и формулировать рекомендации. Подобные рэнкинги мы называем условными.

    К такого рода индикаторам относится, в частности, простота найма и увольнения работников. Это верно, что жесткое государственное регулирование найма и увольнения, рабочего времени, высокие расходы по найму и увольнению работников невыгодны предпринимателям и должны интерпретироваться как факторы, ухудшающие условия ведения бизнеса. Но, с другой стороны, любое государство стремится гарантировать своим гражданам какой-то уровень социальной защищенности, в том числе по вопросам найма и увольнения. Поэтому сложность увольнения работника (при рассмотрении проблемы с противоположной стороны) предстает как гарантия его социальной защиты. Следовательно, простота (сложность) найма и увольнения — частный вариант соотношения между благоприятностью бизнес-среды, с одной стороны, и социальной защитой граждан — с другой.

    Далеко не случайно, что ряд развитых европейских стран занимает довольно низкие места в рэнкинге по простоте найма и увольнения. К ним можно отнести Германию, Францию, Турцию, Португалию, Испанию и Грецию, занимающие, соответственно, 129, 134, 146, 155, 161 и 166 места. В этих странах защита социальных интересов рабочих со стороны государства возведена в ранг основных приоритетов внутренней политики. Между тем есть другие экономически преуспевающие государства, в меньшей степени вмешивающиеся в процессы занятости. К ним относятся США (1 место), Сингапур (3-е), Австралия (9-е), Новая Зеландия (10-е), Канада (13-е), Дания (15-е), Великобритания (17-е). Отсюда вовсе не следует, что во второй группе стран население социально менее защищено, чем в первой. Просто они исповедуют иную философию социальной защиты, в соответствии с которой экономическая саморегуляция выступает лучшей ее формой. Они стремятся ограничить государственное вмешательство в вопросы найма и увольнения, полагая, что предприниматель и его работник способны найти более рациональные формы их решения, действуя самостоятельно, нежели при посредничестве государства.

    То, какой из двух подходов эффективнее для страны на каждом конкретном историческом отрезке, зависит от ряда факторов, важнейшим из которых является уровень потенциала экономической саморегуляции. Для новых независимых государств с переходной экономикой полное отсутствие государственного регулирования вопросов занятости вряд ли приемлемо: бизнес в них только складывается, и в условиях почти повсеместной в этих странах избыточности трудовых ресурсов он предпочитает собственные краткосрочные интересы всем прочим. Однако именно по той же причине (т.е. потому, что бизнес только складывается) чрезмерно широкое и жесткое регулирование вопросов занятости тоже неприемлемо.

    Поэтому "серединную" позицию Азербайджана в межстрановых сравнениях по простоте найма и увольнения, как и во многих других условных рэнкингах, следует оценивать как вполне удовлетворительную. Однако совершенно очевидно, что в целом Азербайджан мог бы предложить своим предприятиям (равно как и иностранным инвесторам) более конкурентоспособные условия хозяйствования, нежели сейчас.

    Б. Уровень экономических свобод

    В отличие от докладов Всемирного банка, в значительной мере фокусирующихся на изучении бюрократических препятствий бизнесу, "Индекс экономической свободы" концентрируется на качестве проводимой в различных государствах экономической политики. Авторы измеряют — при помощи эконометрических методов — уровень государственного вмешательства в экономику (и, как обратную сторону медали, уровень экономических свобод), что позволяет правительствам соотнести ситуацию в собственной стране с лучшими мировыми образцами и корректировать свою экономическую политику.

    Для измерения уровня экономической свободы авторы "Индекса" анализируют 50 относительно самостоятельных экономических индикаторов, которые позволяют рассчитывать субиндексы по 10 важнейшим сферам:

  • свобода предпринимательской деятельности (имеется в виду простота открытия и закрытия предприятия, а также управления им);
  • свобода внешней торговли (отсутствие тарифных и нетарифных барьеров, препятствующих экспорту и импорту);
  • монетарная свобода (комбинированная оценка уровня инфляции и либеральности ценообразования);
  • свобода от государственного вмешательства (измеряется уровнем государственных расходов и удельным весом государственных предприятий);
  • фискальная свобода (т.е. свобода от чрезмерных налогов);
  • свобода прав собственности (оценка законодательно закрепленных и практически гарантированных прав на частную собственность);
  • свобода инвестирования (особенно иностранных капиталовложений);
  • финансовая свобода (либеральность банковского сектора и его независимость от государственного контроля);
  • свобода предпринимательства от коррупции (уровень общественного восприятия коррупции в судебно-правовой и административной системах);
  • свобода трудовых отношений (уровень государственного вмешательства в экономические отношения между предпринимателем и наемным работником).
  • В 2007 году "Индекс" включил 157 стран, проранжированных как по уровню экономической свободы в целом, так и по каждому из вышеперечисленных субиндексов. В табл. 7 приведены интегральные и пофакторные показатели стран Центрального Кавказа.

    Таблица 7

    Общий и покомпонентные рэнкинги стран Центрального Кавказа по уровню экономической свободы16

    Практически по всем индикаторам экономической свободы Азербайджан существенно отстает от своих соседей по Центральному Кавказу. По интегральному показателю он попал в группу "в основном несвободных стран", тогда как Грузия и Армения — в группу "относительно свободных". Это означает, что по уровню экономической свободы Азербайджан предоставляет своим предпринимателям менее конкурентоспособные условия, нежели Грузия или Армения.

    В. Сопоставление трех подходов к оценке бизнес-условий

    Методология ВЭФ по исследованию качества условий предпринимательства существенно отличается от применяемой в "Doing Business" и в "Индексе экономической свободы", особенно благодаря выделению так называемых "факторных условий". Это весьма важное дополнение, без которого анализ деловой среды не может считаться исчерпывающим. Даже самая высокая степень экономических свобод, предоставленных предприятиям государством, не может обеспечить их нормального функционирования без факторных условий, в частности физической инфраструктуры.

    Отсутствие бюрократических препятствий или низкие налоги, усиливающие мотивацию (как и все иные аспекты благоприятности экономической среды), не в состоянии заменить собой физическую инфраструктуру, к примеру доступ к электроэнергии, без которой предприятие просто не может работать (эффективно или неэффективно). Другие факторные условия — административная и технологическая инфраструктура, человеческие ресурсы (качество рабочей силы) — не менее важны при оценке качества предпринимательской среды. Более того, факторные условия предпринимательской деятельности выступают исходными по отношению ко всем прочим.

    Поэтому более высокие места, которые относительно своих соседей Азербайджан занимает в рэнкингах ВЭФ, относятся к его принципиально важным конкурентным преимуществам. Дело в том, что улучшение факторных условий предпринимательства требует значительно больше времени и ресурсов (в т.ч. финансовых), чем многие другие компоненты экономической среды. Например, совершенствование законодательных гарантий неприкосновенности частной собственности и ужесточение их практического применения (несмотря на всю их фундаментальную важность) относятся тем не менее к сфере проводимой правительством экономической политики, могут быть достигнуты в относительно короткие сроки и не требуют дополнительных ресурсов. То же можно сказать и о большинстве иных компонентов благоприятности деловой среды, оцениваемых в исследованиях "Doing Business" и "Индекс экономической свободы".

    Сравнение мест, полученных странами мира по итогам различных рэнкингов относительно благоприятности бизнес-условий, не может рассматриваться как "бесспорное" основание для выводов об уровне их объективности. В частности, Всемирный банк и Всемирный экономический форум изучают разные аспекты условий предпринимательства, поэтому различия в местах стран в этих двух рэнкингах вполне объяснимы. Тем не менее такое сопоставление весьма плодотворно для выяснения того, по каким параметрам условий предпринимательства та или иная страна развита лучше или хуже. Тем самым оно создает исходную базу для практических рекомендаций.

    Графический результат сопоставления рэнкингов ВБ и ВЭФ представлен в диаграмме 2. При ее составлении списки проранжированных государств унифицированы по тому же принципу, что и при создании предыдущей диаграммы. В унифицированном списке оставлены 116 стран, присутствующие в обоих вариантах.

    Диаграмма 2. Сопоставление рэнкингов ВЭФ и ВБ по бизнес-условиям

    Серединная линия показывает идентичные места, занимаемые странами в двух рэнкингах. Например, Азербайджан, находящийся на серединной линии, после унификации списков занимает 73 место в рэнкингах как Всемирного банка, так и ВЭФ.

    Если страна находится выше линии, то это означает, что в рэнкинге Форума она занимает более высокое место, чем в рэнкинге ВБ. Наибольшее отклонение подобного рода характерно для Индии и Индонезии. В рэнкинге ВЭФ Индия занимает 27 место, в рэнкинге ВБ — 101-е, а Индонезия соответственно 37 и 102 места. Если же страна находится ниже серединной линии, то это означает, что она, наоборот, занимает более высокое место в рэнкинге Всемирного банка, нежели в рэнкинге ВЭФ. Наибольшее в мире отклонение подобного рода характерно для двух государств Центрального Кавказа: Грузии и Армении. Грузия занимает 33 место в списке ВБ и 96-е — в рэнкинге ВЭФ, Армения — 30 и 88 места соответственно. (Места указаны с учетом изменений, произошедших в результате унификации перечней ранжируемых стран.)

    Если элиминировать возможные исследовательские погрешности, то можно заключить, что в странах, находящихся выше серединной линии, уровень развития факторных условий предпринимательской деятельности превышает относительный уровень либеральности деловой среды, особенно по устранению бюрократических препятствий бизнесу. А в странах, располагающихся ниже линии, наоборот, факторные условия отстают от либеральности регулятивных механизмов.

    Азербайджан относится к государствам, в которых уровень развития факторных условий — относительно других стран мира — примерно соответствует степени либеральности управления экономикой. С учетом сравнительно низких мест, которые он занимает в двух рассмотренных рэнкингах (73 место среди 116 государств), совершенно очевидно, что для повышения конкурентоспособности условий хозяйствования, предоставляемых местным и иностранным компаниям, республике необходимо совершенствоваться на обоих направлениях.

    Г. Конкурентоспособность по отдельным параметрам бизнес-среды

    Условия предпринимательства многообразны и охватывают, по сути дела, все параметры экономической системы. Все они в той или иной степени влияют на работу предприятий и лишь в своей совокупности формируют среду их функционирования. Каждый фактор по-своему важен, поэтому теперь страны мира конкурируют между собой даже по отдельным параметрам условий предпринимательства. Под конкурентоспособностью государства (по тому или иному параметру бизнес-условий) следует понимать, достаточно ли данный показатель благоприятен для функционирующих в стране предприятий (как резидентов, так и иностранных компаний) в сравнении с другими странами.

    Ирландия, например, считает одним из своих принципиально важных конкурентных преимуществ низкий налог на прибыль (12,5%), установленный в 2003 году. Она имеет самый низкий корпоративный налог в Европейском союзе и один из самых низких в мире17. Государствам, не входящим в ЕС, выгоднее перемещать свое производство товаров и услуг, предназначенных для реализации на общеевропейском рынке, в Ирландию, которая, благодаря этому, получает огромный поток иностранных инвестиций, особенно из США, в то время как в самих Соединенных Штатах экономисты обеспокоены неконкурентоспособной высокой ставкой налога на прибыль.

    Вместе с тем из-за двух процессов, происходящих в Европе, конкурентное преимущество Ирландии по корпоративному налогу постепенно утрачивает свое былое значение. Во-первых, за последние годы и многие другие европейские страны снизили уровень корпоративного налога. Во-вторых, ЕС активно обсуждает перспективу применения унифицированных ставок налога на прибыль компаний, внедрение которых, естественно, уменьшило бы автономию стран ЕС в сфере налоговой политики и соответственно преимущество государств, которые таковым в настоящее время обладают: во всяком случае внутри ЕС это преимущество было бы аннулировано. Поэтому теперь Ирландия, как и многие другие государства мира, пытается найти и применить регуляционные механизмы, которые обеспечили бы ей новые (или дополнительные) преимущества в конкуренции по условиям предпринимательства18.

    Конкурентоспособность страны по тому или иному параметру бизнес-среды сравнительному анализу поддается легче, чем конкурентоспособность по интегральным показателям условий предпринимательства. В частности, для оценки конкурентоспособности по корпоративному налогу достаточно сравнить максимальную планку данного налога в разных странах, что и сделано в табл. 8. В этом рэнкинге государство получает тем более высокое место, чем ниже его ставка налога на прибыль.

    Таблица 8

    Рэнкинг по налогу на прибыль (СНГ и некоторые другие страны, 2007 г.)19

    В семи государствах мира — в Бахрейне, Катаре, Кувейте, Объединенных Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии, Эстонии и на Багамских островах — корпоративный налог вообще отсутствует или приравнен к нулю. Предприятиям Ливии и Чада приходится работать в наихудших в мире условиях по налогу на прибыль: в этих странах он равен соответственно 40 и 45%, что не может не стимулировать массовое уклонение от его уплаты. Азербайджан, где корпоративный налог взимается по ставке 22%, относится к "серединным" государствам: он занимает 35 место в мировом рэнкинге и 7-е — среди стран СНГ. Это означает, что по налогу на прибыль Азербайджан предлагает предприятиям более конкурентоспособные условия, чем, например, США, но менее конкурентоспособные, нежели Грузия.

    По сравнению с рэнкингами по интегративным показателям условий предпринимательства, рэнкинг по одному компоненту (в данном случае по корпоративному налогу) обладает изъяном (недостаточно репрезентативен), но и преимуществом (составляется по прямому показателю, а не по расчетному). В ряде случаев он позволяет четче определить сильные и слабые стороны конкурентоспособности государства и более конкретно формулировать рекомендации правительству. Так, при обсуждениях экономического успеха, достигнутого Ирландией за несколько последних десятилетий, часто возникает вопрос: чем же конкретно, какими ресурсами, в том числе природными, она обладает? Ответ, как выясняется, прост: Ирландия, помимо прочего, обладает корпоративным налогом, достаточно низким, чтобы выступать конкурентным преимуществом страны.

    Индекс общей конкурентоспособности государств (ИОКГ)

    Начиная с 2005 года ВЭФ приступил к разработке еще одного показателя конкурентоспособности стран мира — Индекса общей конкурентоспособности государств20. Его необходимость обосновывалась тем, что индексы конкурентоспособности экономического роста и компаний не в полной мере охватывают факторы и движущие силы конкурентоспособности стран. По мнению авторов, перечень этих факторов необходимо расширить таким образом, чтобы позволить, во-первых, более обстоятельно описать экономические условия функционирования предприятий, во-вторых, вовлечь в сферу анализа более широкий спектр государств и регионов мира.

    В частности, трудно провести достаточно глубокий анализ причин относительно вялого экономического роста в развитых странах ЕС без специального рассмотрения проблем, касающихся отраслевой структуры их экономики.

    Индекс конкурентоспособности экономического роста не охватывает вопросы эластичности рынка труда или эффективности функционирования различных сегментов рынка. Кроме того, неуклонно возрастает значение таких факторов, как качество образования и системы повышения квалификации, оказывающих прямое воздействие на скорость и структуру экономического роста в долгосрочной перспективе. Способность страны абсорбировать новые технологии, производить товары и услуги, соответствующие лучшим мировым стандартам качества и позволяющие ей конкурировать на международных рынках, непосредственно связаны с количеством и качеством ее учебных заведений, центров по переподготовке, научно-исследовательских центров.

    Индекс общей конкурентоспособности государств лучше учитывает все эти факторы, чем индексы конкурентоспособности экономического роста и компаний, по существу, объединяет их в себе.

    ИОКГ основывается на девяти "несущих конструкциях", каждая из них крайне важна для эффективности и конкурентоспособности национальных экономик. Наряду с теми компонентами, которые оцениваются в ИКЭР и ИКК, они включают в себя ряд новых. К этим стержневым факторам конкурентоспособности относятся:

  • состояние государственных институтов,
  • разветвленность и качество инфраструктуры,
  • макроэкономический климат,
  • уровень развития здравоохранения и начального образования,
  • уровень развития среднего и высшего образования и переподготовки кадров,
  • эффективность рынков (товаров и услуг, труда, финансов),
  • уровень технологического развития предприятий,
  • уровень предпринимательской деятельности и стратегического планирования компаний,
  • инновационная деятельность.
  • Исходя из того, что роль и значение факторов повышения конкурентоспособности неодинаковы для различных ступеней экономического развития, авторы разделили все страны мира на три группы — в зависимости от того, на чем базируется их экономический рост: на производственных факторах, производительности (эффективности) или инновациях.

    В экономических системах, находящихся на первой стадии развития, предприятия конкурируют в основном в сфере ценообразования, используя в качестве преимущества более низкий уровень цен на факторы производства. На второй стадии они преимущественно применяют эффективные технологии, позволяющие увеличить производительность. Третья стадия характеризуется конкуренцией в производстве инновационной продукции с использованием наиболее передовых технологий и методов21.

    С учетом этой классификации девять стержневых факторов конкурентоспособности тоже разделены на три группы, каждая из которых типична для одной стадии. Первые четыре фактора (государственные институты, инфраструктура, макроэкономические условия, здравоохранение и начальное образование) признаны базовыми. Они играют ключевую роль в конкурентоспособности стран, находящихся на первой стадии. 5—7 факторы (среднее и высшее образование и переподготовка, эффективность рынков, технологическая готовность), названные факторами производительности, обладают бóльшим значением для стран второй группы, а два последних (уровень бизнеса и инновации) — для государств, двигателем экономики которых выступают инновации. Каждая группа факторов образует базу для исчисления одного из трех субиндексов, используемых для определения итогового индекса общей конкурентоспособности государств.

    Отнесение страны к той или иной стадии осуществляется в соответствии с ее показателем валового внутреннего продукта на душу населения: государства на первой стадии — до 2 000 долл., на второй — 3 000—9 000, на третьей — свыше 17 000. Страны, в которых подушевой ВВП колеблется в пределах 2 000—3 000 и 9 000—17 000 долл., интерпретируются как переходные от первой группы ко второй и от второй группы к третьей соответственно. Государства Центрального Кавказа отнесены к первой группе.

    Несмотря на то что в повышении конкурентоспособности стран, находящихся на различных стадиях экономического развития, наиболее важную роль играет та или иная (одна) группа факторов, тем не менее для полноты оценки необходимо учитывать действие и других. Дело лишь в том, что эти группы имеют различное значение в зависимости от того, на какой именно основе конкурирует страна на международном рынке. Поэтому с учетом того, на какой стадии развития находится та или иная страна, различается и "вес" (значение) субиндексов конкурентоспособности. Выделение так называемых "переходных стран" служит тому, чтобы "вес" субиндексов менялся плавно (можно утверждать, что, по существу, страны мира поделены на пять групп).

    Применив эту методологию, ВЭФ составил рэнкинг 125 стран мира по ИОКГ, выборка из которого представлена в табл. 9.

    Таблица 9

    Рэнкинги по общей конкурентоспособности государств и ее субиндексам (развивающиеся государства ЕЦА, страны-лидеры и страны-аутсайдеры)22

    В первую десятку самых конкурентоспособных стран мира входят Швейцария, Финляндия, Швеция, Дания, Сингапур, США, Япония, Германия, Голландия и Великобритания. Эстония считается наиболее конкурентоспособной среди развивающихся стран ЕЦА, Казахстан — в СНГ. Азербайджан занимает 64 место в мировом списке, имея при этом неплохие позиции в своем регионе, а значение регионального среза в этом рэнкинге выше, чем во многих других, поскольку страны конкурируют прежде всего с соседними государствами. Азербайджан занимает 3 место в СНГ и 13-е — в ЕЦА.

    Поскольку степень важности различных факторов конкурентоспособности страны определяется уровнем ее экономического развития, то различаются и пути повышения ИОКГ. Для стран с низким уровнем дохода, к которым относится и Азербайджан, основными способами повышения уровня и качества конкурентоспособности23 являются: на уровне предприятий — совершенствование производственного процесса на базе современных технологий и маркетинговых исследований, а также стратегического (долгосрочного) планирования; на национальном уровне — улучшение физической и "мягкой" инфраструктуры, повышение качества (обоснованности целевых функций и результативности) экономической политики. В ближайшие годы Азербайджан должен сфокусироваться именно на этих направлениях.

    Заключение

    Глобализация изменила мир. Изменилась и конкуренция, страновое измерение которой стало намного актуальнее, чем лишь несколько десятилетий тому назад. Абсолютное большинство государств мира стремится найти, внедрить и развивать отрасли и производства, которые могли бы обеспечить им сравнительное преимущество перед другими. Странам Центрального Кавказа, в том числе Азербайджану, также предстоит сложная работа, прежде всего интеллектуальная, по утверждению своих конкурентных преимуществ. Естественные преимущества данных государств, обусловленные их природными ресурсами, географическим положением и прочими заданными параметрами общественного развития, можно рассматривать исключительно как стартовые. На базе этих потенциальных преимуществ необходимо развивать сферы экономики, способные стать прочной основой фактической и устойчивой конкурентоспособности государства.


    1 Об этом подробнее см.: Иманов Н. Рейтинг Азербайджана. Баку: Кавказ, 2006. С. 188—203. к тексту
    2 См.: Исмаилов Э., Папава В. Центральный Кавказ: от геополитики к геоэкономике. Стокгольм: CA&CC Press, 2006. С. 92—98, 126—131. к тексту
    3 См.: Портер М. Международная конкуренция. Конкурентные преимущества стран / Пер. с англ. М., 1993. к тексту
    4 Составлена по: The Global Competitiveness Report 2006—2007 released by The World Economic Forum. P. 556—557 [http://www.weforum.org/en/initiatives/gcp/index.htm]. к тексту
    5 В соответствии с реалиями анализируемого периода Сербия и Черногория в данном докладе ВЭФ рассматриваются как единое государство. к тексту
    6 См.: The Strategic Economic Plan: Towards a Developed Nation. The Vision for Singapore: A Developed Country in the First League [http://app.mti.gov.sg/data/pages/885/doc/NWS_plan.pdf]. к тексту
    7 См.: Sustaining Innovation-Driven Growth: Science and Technology. Plan for 2010 [http://app.mti.gov.sg/default.asp?id=885]. к тексту
    8 Составлена по: The Global Competitiveness Report 2006—2007. к тексту
    9 Составлена по: The Global Competitiveness Report 2006—2007. к тексту
    10 Следует отметить, что другие международные финансовые институты столь же высоко оценивают достигную Азербайджаном макроэкономическую стабильность (см., например: EBRD: Country Strategy for Azerbaijan in 2007—2010 (Draft [http://www.ebrd.com/about/strategy/country/azer/draft.pdf], 9 August 2007). к тексту
    11 Составлена по: The Global Competitiveness Report 2006—2007. к тексту
    12 Учитывая специфику оцениваемых параметров, с очень высокой долей вероятности можно утверждать, что включение в рэнкинг остальных стран СНГ (Беларуси, Туркменистана и Узбекистана) не изменило бы позиции Азербайджана в классификации. к тексту
    13 Составлена по: The Global Competitiveness Report 2006—2007. P. 60—61. к тексту
    14 Методология этих исследований и уровень достоверности их результатов подробно проанализированы в кн.: Иманов Н. Указ. соч. С. 237—388. Там же можно ознакомиться с рекомендациями автора по совершенствованию в Азербайджане условий предпринимательства. к тексту
    15 Составлена по: Doing Business 2007 [http://www.doingbusiness.org]. к тексту
    16 Составлена по: 2007 Index of Economic Freedom [http://www.heritage.org/research/features/index/index.cfm]. к тексту
    17 С подробным анализом налоговых преимуществ Ирландии можно ознакомиться, в частности, в совместном докладе ирландского правительственного агентства "Forfas" и Национального совета Ирландии по конкурентоспособности: Annual Competitiveness Report 2006. Vol. 1: Benchmarking Ireland's Performance [http://www.forfas.ie/ncc]. к тексту
    18 См., например: Annual Competitiveness Report 2006. Vol. 2: Ireland's Competitiveness Challenge. P. 4 [http://www.forfas.ie/ncc]. к тексту
    19 Составлена по базе данных Фонда "Наследие". [http://www.heritage.org/research/features/index/searchresults_var.cfm]. к тексту
    20 Еще один вариант рэнкинга по конкурентоспособности государств ежегодно разрабатывает Международный институт развития менеджмента (Лозанна, Швейцария). Его "Ежегодник по мировой конкурентоспособности" считается одним из самых компетентных сравнительных аналитических трудов, посвященных конкурентоспособности стран и регионов. Однако он сравнивает лишь 55 государств и не отражает данных по странам Центрального Кавказа. к тексту
    21 Эта классификация несколько отличается от вышеупомянутой классификации М. Портера. к тексту
    22 Составлена по: The Global Competitiveness Index 2006—2007. P. 16—17. к тексту
    23 Под качеством конкурентоспособности в данном контексте подразумевается отказ от конкурентных преимуществ, основанных на дешевой рабочей силе и естественных ресурсах, а также переход на более высокую ступень, базирующуюся на инвестициях и эффективности. к тексту

    SCImago Journal & Country Rank
    Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL