Мариам ЛОРДКИПАНИДЗЕ, Георгий ОТХМЕЗУРИ


Мариам Лордкипанидзе, доктор исторических наук, профессор Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили, академик Национальной академии наук Грузии, заслуженный деятель науки (Тбилиси, Грузия).

Георгий Отхмезури, доктор исторических наук, профессор Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили (Тбилиси, Грузия).


ОСЕТИНЫ В ГРУЗИИ

РЕЗЮМЕ

В статье рассматриваются вопросы, связанные с автохтонностью осетинского населения на территории древней грузинской историко-географической провинции Шида Картли (Внутренний Картли). Авторы исследуют истоки и причины миграции осетин, показывают исторические корни возникновения проблемы так называемой "Южной Осетии".

Введение

По свидетельству источников, осетины появились на грузинской земле в XVII веке, однако отдельные случаи их миграции из соседнего Северного Кавказа, где они проживали, имели место и до указанного времени. При этом завоеватели (арабы в IХ в., монголы в ХIII в.) переселяли небольшие группы осетин на территорию Грузии для укрепления своего положения. Но впоследствии эти переселенцы-осетины были либо ассимилированы местным населением, либо изгнаны из пределов Грузии.

С ХVI века вследствие бесконечного военного противостояния Османской империи и Сефевидского Ирана на территории Грузии, борьбы грузинского народа против завоевателей численность населения Грузии уменьшилась, что создало условия для миграции жителей Северного Кавказа, в том числе осетин, притесняемых усилившейся Россией. В ХVII—XVIII веках в Грузии, особенно в северо-западной части Шида Картли, постепенно образуется и растет компактное поселение осетин.

20 апреля 1922 года Центральный комитет Компартии Грузии и Совет Народных Комиссаров Грузинской Советской Социалистической Республики (ГССР) приняли Декрет № 2 о создании Юго-Осетинской автономной области (ЮОАО) — со столицей в г. Цхинвали — в пределах республики. На территории ЮОАО проживало 65 тыс. осетин, остальные (около 100 тыс. чел.) — в других регионах ГССР.

20 сентября 1990 года руководство автономной области провозгласило суверенитет в рамках СССР, как ЮОССР, однако уже 11 декабря правительство Грузии, возглавляемое Звиадом Гамсахурдиа, отклонило это постановление и ликвидировало статус ЮОАО, в результате чего возник конфликт.

Рассмотрение исторической составляющей этой острой для Грузии и всего Кавказа проблемы — основная тема данной статьи.

Шида Картли: предыстория вопроса

Как мы уже отмечали, территория бывшей Юго-Осетинской автономной области (ЮОАО) расположена в северо-западной части грузинской историко-географической провинции Шида Картли. На востоке ее граница проходила по реке Арагве, на севере — по Главному Кавказскому хребту, на западе — по Сурамскому (Лихскому) хребту, на юге — у озера Параван.

Этот регион заселен с древнейших времен — с эпохи позднего палеолита здесь прослеживается непрерывная культурная жизнь картвельского (грузинского) этноса и провинция была центром консолидации грузинских племен11. До определенного этапа Позднего Средневековья, в значительной мере и сегодня, здесь проживало и проживает коренное население — грузины2. Конечно, не исключено наличие на этой территории и отдельных представителей других национальностей, но в данном случае речь идет об основном этническом составе населения.

К тому же Шида Картли — один из центров грузинской государственности и культуры. Еще в III веке до н.э., когда царь Картли Фарнаваз провел административную реформу и разделил государство на эриставства (саэриставо), регион стал эриставством, но не рядовым, а "главой всех эриставов"3. Такая же административная структура (с небольшими изменениями) засвидетельствована в период всего Средневековья, например во второй половине V века Шида Картли — глава "всех эриставов"4. По данным так называемой "Защитной грамоты", договора, заключенного между правителем Картли и завоевателями-арабами, аналогичная система была и в середине VII столетия5.

В VIII—Х веках, в период борьбы за объединение грузинских земель и создание единого грузинского феодального государства, обладание Шида Картли предопределяло гегемонию в этой борьбе6. Во времена существования единой грузинской феодальной монархии Шида Картли также являлся одним из эриставств царства Сакартвело7.

В ХVI—ХVIII веках (после распада феодальной Грузии на три царства — Картли, Кахети, Имерети — и княжество Самцхе-Саатабаго) регион входил в царство Картли, где находились грузинские княжества Сацициано (князей Цицишвили), Ксанское эриставство, Саамилахоро (князей Амилахвари), Самачабло (князей Мачабели) и др.8

Согласно Георгиевскому трактату, заключенному в 1783 году между Россией и Картли-Кахетинским царством, этот регион со всей территорией будущей ЮОАО входил в царство Картли-Кахети9. Такая же граница засвидетельствована и на карте полковника С.Д. Бурнашова10.

Этнический состав населения Шида Картли и той ее части, где в свое время была образована ЮОАО, не вызывает сомнений: это исконно грузинская земля с грузинским же (картвельским) населением. О данных археологических материалов сказано выше, что же касается Средневековья, то о национальном составе тамошних жителей свидетельствуют многочисленные памятники материальной культуры: христианские храмы, дворцы, крепости с надписями на грузинском языке, отдельно стоящие башни. Христианские храмы на этой территории — неотъемлемая часть грузинской христианской архитектуры11, например храм Икорта (Цхинвальский район) — древнейший памятник грузинских купольных храмов, датированных рубежом ХII—XIII веков, где окончательно был разработан канонический стиль таких купольных церквей. Икорта служил одной из резиденций ксанских эриставов, там похоронены представители этого рода12.

На территории бывшей АО сохранились десятки отдельно стоящих башен, и все они, к какому бы отрезку Средневековья ни принадлежали, однотипны. В Шида Картли (в том числе в бывшей ЮОАО) заметен одинаковый подход к ним, однородность их стиля. Единство Шида Картли — единство всей Грузии. Естественно, каждая эпоха и регион вносили свои нюансы, но все эти сооружения — общегрузинские, по всем параметрам отличающиеся от крепостей Осетии и других стран, находящихся на северной стороне Кавказского хребта13.

Этот факт красноречиво подтверждают и надписи на памятниках материальной культуры, где упомянуты ктиторы Тбели, Канчавели, Павнели, Коринтели, Мачабели, Амирэджиби, Палавандишвили, Эристави и др., члены грузинской царской семьи, в том числе дочь царя Давида IV (1089—1125 гг.) Тамар, невеста царя Георгия ХII (1798—1800 гг.) Кетеван Церетели и представители царской администрации, епископы (Никозели, Мровели…) и другие служители церкви. Вместе с ктиторами в ряде надписей упомянуты имена зодчих (Феодор Таплаисдзе, Баврели, Георгий и Иване, Гиоргисдзе, Курдгелашвили…), рабочих, строителей, каменщиков (Вахтанг, Микаэль, Арсений и др.). Все эти надписи выполнены на грузинском языке, да и собственные имена, как и фамилии, явно указывают на национальную принадлежность14.

В надписях и официальных документах упомянуты имена вассалов (азнауров) князей Ксанских эриставов — Мачабели, Амирэджиби, Павленишвили, Давитисшвили и других, например азнауры: Журули, Мчедлидзе, Гараканисдзе, Кебадзе, Бабуцидзе, Гамцемришвили и др. Кроме того, в документах упомянуто большое количество собственных имен крестьян-грузин15.

Несколько церквей с надписями на грузинском языке известны и в городе Цхинвали (столице будущей ЮОАО)16. Центр Ксанского эриставства — одно из княжеств в пределах будущей ЮОАО — Ларгвиси являлся значительным очагом грузинской культуры, где велась "Хроника эриставов" ("Дзегли Эриставта"), переписывали и переводили на грузинский язык произведения духовной литературы17.

Памятники материальной культуры, надписи, официальные грамоты, другие документы и источники свидетельствуют, что на этой территории проживали представители всех слоев населения: вельможи, их вассалы, зодчие, ремесленники, крестьяне. И все они, как правило, были грузинами.

Миграция осетин в Грузию

Государство осетин (алан) существовало на Северном Кавказе. С проживающими в долинах и ущельях аланами, которых грузинские письменные источники Средневековья именуют овсами (осни), у грузин с древнейшего времени сложились тесные отношения. Они или воевали между собой, или совместно боролись против общих врагов, часто осетинские военные отряды в качестве наемников принимали участие в военных операциях Грузии.

Основной путь, соединяющий Грузию с Северным Кавказом, в том числе с Аланией, пролегал через Северокавказскую Осетию и носил название "Осетинская дорога", "Осетинские врата", а крепость, закрывавшая эту дорогу, именовалась "Дариалан", "Овста Кари". Грузинские цари всегда старались укреплять и путь, и крепость.

В IХ—ХII веках Грузия поддерживала тесные культурно-политические связи с государством алан, заключались династические браки. Как и между всеми соседними народами, здесь в течение веков отмечались миграционные процессы, в основном они протекали нормально, хотя и были случаи столкновений между осетинами, пытавшимися занять земли грузинских крестьян. Эти конфликты разрешались на месте. Как правило, отношения обострялись при вмешательстве внешних сил. В середине IХ века (853—854 гг.) арабский полководец Буга Тюрк вывел через Дариал 100 семей осетин и поселил их в Дманиси18. В ХIII веке по приказу монгольского хана царь Давид VII (1246—1270 гг.) был вынужден принять у себя осетинские военные отряды, союзные монголам, и предоставить им место для жительства в Дманиси и Жинвали19. Завоеватели, как правило, старались заселять захваченную страну инородцами, чтобы на этих землях создать себе опору. Осетины, с помощью монголов поселенные в Грузии, расширяли свои владения, заняли город Гори, и, несмотря на то что им оказывали сопротивление грузинские феодалы, грабили местное население.

Лишь в царствование Георгия V (1318—1346 гг.), когда Грузия освободилась от монгольского ига, осетин выдворили из страны; царь "изгнал и искоренил"20 их и укрепил Северокавказский путь.

В конце ХV — начале ХVI века Грузия оказалась в мусульманском окружении. На юго-западе она граничила с могущественной и агрессивной Османской империей, на юго-востоке — с сильным и ведущим захватническую политику Сефевидским Ираном, с севера место христианских соседей заняли принявшие ислам (вследствие господства монголов и Тамерлана) мусульманские ханства21.

ХVI—XVIII века — время беспрерывных войн между Османской империей и Сефевидским Ираном, значительная часть которых проходила на грузинской земле, так как одной из основных задач противоборствующих сторон было установление господства на Южном Кавказе. Грузию делили между собой, временно уступали друг другу с намерением ее полного завоевания в будущем, она пережила бесконечные нашествия османских султанов и иранских шахов, грабительские набеги северокавказских кочевников (лезгин). Грузинские горцы начали постепенно спускаться с южных склонов Кавказского хребта в низинные регионы, где из-за почти трехвековой борьбы и слабости государственной власти уменьшилась численность населения.

С другой стороны, усилившаяся Россия с ХVI века начала наступление на северокавказскую долину, жители которой искали приют на северных склонах Кавказского хребта, а затем перешли на его южные склоны и в предгорную зону. В результате всех этих событий в ХVII веке появляются поселения лезгин в Кахети, осетин — в Шида Картли, абсуа — в северо-западной части Западной Грузии (их наши предки называли абхазами, т.к. они обосновались в древнегрузинской исторической провинции Абхазии).

Осетины переселялись семьями, даже селениями, на опустевшие земли грузинских помещиков (тавадов) на условиях крепостного права. В основном этот процесс протекал мирно, хотя порой и возникали столкновения с местным жителями22. Грузинский историк ХVIII века Вахушти Багратиони, описывая процесс заселения Грузии осетинами, отмечает, что в тех горных местах прежде жили грузинские крестьяне, которых их владетели, грузинские князья, переселили в низинные районы, где вследствие вражеских вторжений население поредело, и таким образом места их проживания в горных районах заняли осетины23.

Согласно сообщению главы русского посольства в Грузии в 1604—1615 годах, в начале ХVII века осетины (около 200 душ) проживали в верховьях реки Большой Лиахвы24. В первой половине ХVII века они еще не проживали в Верхней Джаве: "Вымерла Верхняя Джава и обезлюжена осетинами"25. Желая доказать, что в середине ХVII века, когда был издан этот документ, в Джаве жили осетины, издатели и переводчики трактуют этот документ так: "Вымерла Верхняя Джава и не стало там осетин"26. Следует отметить, что в документе не сказано "не стало там осетин" — это целенаправленный вымысел переводчиков, так как в его продолжении (приводятся имена и фамилии проживавших там грузин) указана фамилия владетеля — грузина Дзиганидзе27.

Тот факт, что в середине ХVII столетия осетины еще не проживали в Джаве, подтверждает и документ царя Ростома (1653—1658 гг.), в котором говорится: "Царь Ростом способствует поселению осетин севернее Джавы, в верховьях реки Большой Лиахвы, к северу от Джавы"28.

Особое значение имеют карты, составленные Вахушти Багратиони, на которых селения, компактно населенные грузинами и осетинами, обозначены разными условными знаками, указывающими, что в 1720-х годах осетины проживали лишь в горных селах Шида Картли29. Интерес представляют и материалы известного осетинского ученого В.И. Абаева, свидетельствующие о том, что в Ксанском ущелье осетины поселились, "примерно в последние 200 лет"30.

В 1770-х годах по поручению правительства России в регионе находился известный ученый, академик Российской академии наук И.А. Гюльденштедт. Согласно его сведениям, в то время в верховьях реки Лиахвы вместе с грузинами проживали и осетины31. А по сообщению немецкого ученого Э.И. Айхвальда (первая половина ХIХ в.), осетины проживают в верстах тридцати от Гори, по ту сторону Цхинвали, в горах32. В 1802 году в Ахалгори жили только грузины и армяне, в Джаве — только грузины, в Цхинвали — грузины, армяне, евреи33.

На картах, составленных иностранцами в ХVII и ХVIII веках, Алания (Осетия) обозначена на северо-западе от карачаевцев. На карте Грузии, изданной в 1775 году в Венеции французским географом и картографом Иосифом-Никола де Лилем, к северу от Кавказского хребта, на территории, граничащей с Кабардой и Басиани, имеется надпись "Oseti".

В 1783 году Восточная Грузия (царство Картли-Кахети) признала протекторат Российской империи. В том же году в Грузию прибыл упомянутый нами выше полковник С.Д. Бурнашов. На подготовленной им в 1784 году генеральной карте (см. выше) грузинских царств и княжеств, прилегающих к ним территорий и проживающих в горах Кавказа народов, севернее вершины Казбек, есть надпись "Осетины", а центральная часть Грузии отмечена как "Карталиния". В нее входят бассейны рек Картли и верховья реки Терек ("Хеви").

С 1770-х годов в Шида Картли увеличивается численность осетин, но в предгорных и низинных регионах они появляются лишь в начале ХIХ века. В 1902 году в той части Шида Картли, где в 1922-м была создана Юго-Осетинская автономная область, осетины компактно проживали в 11 селах, совместно с грузинами — в 15, в остальных селах — только грузины34. Что касается собственно Цхинвали, то, согласно посемейным спискам 1886 года, в городе вообще не было осетин, жили в нем только грузины, евреи, армяне35.

В начале ХIХ века осетинский ученый Б. Калоев писал, что большое число осетин обосновалось в Душетском и Горийском районах Грузии… на землях грузинских князей. Он снабдил работу картой, где "границы компактного населения осетин в ХIХ веке в Шида Картли не превышали 1/3 части территории т.н. Южной Осетии"36.

В ХIХ — начале ХХ веков численность осетин в Грузии значительно увеличилась. В период существования в 1918—1921 годах Грузинской Демократической Республики (ГДР) территория будущей ЮОАО входила в Горийский уезд Грузии; так оно и было признано правительством Ленина, согласно договору, заключенному 7 мая 1920 года с правительством ГДР37.

Итак, когда в 1921 году Грузия была аннексирована большевистской Россией, Шида Картли (в том числе его северо-западная часть, где в 1922 г. была основана ЮОАО), входила в состав Грузии. С того времени в Грузинской ССР постепенно увеличивается количество осетин. По данным переписи населения 1989 года, в Грузии проживало 5 млн 401 тыс., из них грузин — 3 787 393; осетин — 164 тыс., остальные русские, армяне, евреи, азербайджанцы и др. В ЮОАО было 65 тыс. осетин, остальные (100 тыс. чел.) жили в других регионах Грузии38. Естественно, с созданием ЮОАО и объявлением Цхинвали ее столицей доля осетинского населения растет и в этом городе. Если, как мы уже отмечали, в 1886 году в Цхинвали осетины вообще не проживали, то в 1922 году их количество составило 613 чел. (грузин — 1 436). В 1989 году в Цхинвали проживали 31 537 осетин (грузин — 6 905 чел.).

До середины ХIХ века термин "Южная Осетия" в грузинских и зарубежных источниках не упоминается, в отношении Осетии не зафиксирован факт использования определения "Южная" или "Северная"39. Включение в обиход термина "Южная Осетия" связано с работой так называемого "Общества по восстановлению православного христианства на Кавказе", в 1863—1900 годах функционировавшего в Шида Картли, точнее — среди осетинской части его населения40. Именно в его материалах впервые засвидетельствован термин "Южная Осетия" для определенной территории Шида Картли, компактно населенного осетинами. В официальных отчетах "Общества" неоднократно отмечалось, что эти переселенцы-осетины обосновались на землях, "принадлежащих преимущественно грузинским помещикам, князьям Мачабеловым и Эриставым"41. Тем не менее правительство Российской империи стремилось утвердить название "Южная Осетия", чтобы объединить эту территорию Грузии с настоящей Осетией.

Параллельно с термином "Южная Осетия" появляется термин "южные осетины". "Малоземелье, — писал известный русский историк Н. Дубровин, — было причиной, что часть осетин переселилась на южные склоны Главного Кавказского хребта… Заняв ущелья Большой и Малой Лиахвы, Рехулы и Ксани и ее притоков, осетины стали крепостными князей Эристовых и Мачабеловых. Эти переселенцы и составляют население т.н. "южных осетин"42.

При активной поддержке правительства царской России наименования "Южная Осетия" и "южные осетины" постепенно утвердились в литературе. Весьма примечательно мнение осетинского ученого и политического деятеля А. Галазова по этому вопросу: "С одной стороны, царизм не желал, чтобы южные осетины полностью растворились в грузинском народе, на всякий случай Южную Осетию хотели сохранить как своеобразный плацдарм, с которого также можно было бы давить на строптивых грузинских правителей"43.

Следует отметить, что после аннексии Грузии в ХIХ веке до появления и узаконения названия "Южная Осетия" в административном делении России для части Грузии, собственно части Шида Картли, компактно населенной осетинами, появляется название "Осетинский округ". Но после установления владычества России на Северном Кавказе "Осетинским округом" именуют территорию Северного Кавказа, населенную осетинами. А для части Грузии, где компактно проживают осетины, постепенно вводят название "Южная Осетия"44. Однако фактически название "Южная Осетия" было узаконено лишь после создания ЮОАО.

История образования Юго-Осетинской автономной области

В годы Грузинской Демократической Республики осетины, компактно проживавшие в северо-западной части Шида Картли, три раза восставали. Этими выступлениями руководили южноосетинские большевики, поддерживаемые Россией.

Восставшие требовали создать мононациональное осетинское образование — Юго-Осетинскую Советскую Социалистическую Республику (ЮОССР) и присоединить ее к Российской Советской Федеративной Социалистической Республике. В связи с тем, что эти восстания были направлены против законного правительства Грузии, оно реагировало так, как для защиты своих прав реагировало бы руководство любого государства. После безрезультатных переговоров против восставших были направлены регулярные войска и народная гвардия. Юго-Осетинский революционный комитет обратился за помощью к правительству РСФСР. Несмотря на заключенное от 7 мая 1920 года соглашение, согласно которому Россия признавала независимость ГДР и обязывалась не вмешиваться в ее внутренние дела45, Москва потребовала от грузинских властей немедленно вывести войска. Защиту Грузией своих суверенных прав правительство России расценивало как вмешательство во внутренние дела так называемой "Южной Осетии"46.

Вполне закономерно, что руководство Грузии восприняло это требование как вмешательство в свои внутренние дела и направило в Россию ответную ноту. В ней, в частности, отмечалось: "В пределах Грузии нет Южной Осетии, а находящиеся в Грузии осетинские селения находятся на бесспорной территории южнее старой границы Тифлисской губернии, южнее той пограничной линии, которая установлена между Грузией и Россией…"; далее содержалось требование вывести "советские войска при 2-х орудиях"47.

Несмотря на поддержку со стороны России, восстания были подавлены. Следует отметить, что во всех работах, посвященных этим событиям и опубликованных в советское время, говорилось о жертвах, разрушениях и даже геноциде осетинского народа, учиненных властями Грузии. Но ни слова не сказано о причинах произошедшего, о том, что разрушения имели место на грузинской земле, а жертвы были не только среди осетин, но и среди грузин, ответственность же целиком и полностью лежит на руководителях осетинских большевиков, занявших экстремистскую позицию. Любое правительство в любой цивилизованной стране с оружием в руках будет защищать свой суверенитет и территориальную целостность48. В итоге официальные представители России были вынуждены отмежеваться от экстремистской политики так называемого "Южноосетинского большевистского окружного комитета"49.

В феврале 1921 года произошла вторая аннексия Грузии (уже большевистской Россией), в чем активно участвовали грузинские и южноосетинские большевики. Последние начали новую кампанию с целью выхода из состава Грузии.

В начале сентября 1921 года состоялось объединенное заседание Революционного комитета и партийного комитета так называемой "Южной Осетии", на котором был рассмотрен вопрос самоопределения и политического устройства Южной Осетии. Постановили создать Южно-Осетинскую ССР, в границы которой должны были включить многие села с грузинским населением со столицей в Цхинвали50, где в то время, согласно переписи 1922 года, было 4 534 жителя, из коих: грузин — 1 436, осетин — 613, остальные — евреи, армяне, русские51.

Параллельно с рассмотрением требований осетинских большевиков проходили многочисленные собрания жителей Цхинвали, его окрестностей, грузинских сел, которые планировалось включить в границы так называемой "Южной Осетии". На этих собраниях звучали протесты против принимаемых решений, например: "Цхинвали и его район преимущественно населен грузинами… является центральным уголком Картли" или "Почему мы (грузины) должны быть в пределах Осетии, чтобы осуществилось самоопределение нации? (т.е. осетин). Тем более что их язык для нас непонятен и чужд, что же касается национального большинства, то северная окраина района за небольшим исключением населена говорящими на грузинском языке коренными грузинами (село Дзарцеми, 21 декабря 1921 г.)"52.

Неоднократно рассмотрев вопрос и учитывая создавшуюся ситуацию, 20 апреля 1922 года правительство Грузинской Советской Социалистической Республики приняло решение об учреждении не ЮОССР (Юго-Осетинская Советская Социалистическая Республика), а ЮОАО (Юго-Осетинская автономная область) в составе Грузинской ССР53. В нее вошли бывшие административные районы: Цхинвальский, Знаурский, Ленингорский, Джавский. Не исключено, что решение об образовании входящей в состав Грузии административной единицы преследовало цель заложить в Грузинской ССР мину замедленного действия, которая должна была сработать, если бы республика изъявила желание выйти из СССР.

ЮОАО в пределах Грузии (Шида Картли) создали в то время, когда на Северном Кавказе, на родине осетин, еще не было никакого осетинского образования. Только 7 июля 1924 года была создана Северо-Осетинская автономная область. Ее права менялись несколько раз, а 5 декабря 1936 года она получила статус Северо-Осетинской Автономной Социалистической Республики54.

Таким образом, учреждение двух осетинских государственных образований в одной стране (Советском Союзе) было рассчитано на перспективу, чтобы при соответствующих обстоятельствах поставить вопрос об их объединении.

В Грузии осетины — коренное население, таковыми они являются не только согласно современным международным юридическим нормам, но и по грузинскому законодательству Средних веков. Чужеземец, пришедший и осевший на грузинской земле (хизани), в третьем поколении уже считался коренным жителем (мквидри).

Население бывшей ЮОАО имеет право на административное управление, право на культурное самоопределение, право защищать и развивать свои традиции, получать образование на родном языке, но для участия в жизни страны должно владеть государственным грузинским языком, и при этом не имеет права ставить вопрос об отторжении области от Грузии.

Все эти права осетины имели в бытность существования автономной области: функционировали их средние школы, а также школы с двойным (осетино-грузинским и осетино-русским) обучением55, а Цхинвальский педагогический институт (затем университет) был осетинским высшим учебным заведением. В Цхинвальском филиале Академии наук Грузии изучали историю Осетии и осетинской литературы. В Тбилисском государственном университете, Институте языка АН Грузинской ССР было организовано обучение и исследование осетинского языка. Функционировал осетинский театр, издавались газеты и журналы на осетинском языке, публиковались научные труды, художественные произведения56. Что касается административного устройства, то оно всецело зависело от руководства СССР, в связи с чем все высшие партийные и административные должности, как правило, занимали осетины. При этом следует учесть, что осетины и грузины не враждовали между собой, зарегистрировано большое количество смешанных браков.

Весьма примечательно, что осетинская часть населения Грузии выступает с требованиями о выходе автономной области из ее состава именно в период обретения республикой независимости. Это свидетельствует, что осетино-грузинский конфликт был подготовлен и инспирирован правительством России, которое не хотело (и не хочет?) мириться с независимостью Грузии.

Для полноты картины по этому вопросу приведем мнения некоторых негрузинских ученых о причинах конфликта и возможных путях его урегулирования.

Так, известный армянский ученый Сергей Арутюнов пишет: "Вспомним, как разгорелся этот чудовищный пожар в Южной Осетии — только потому, что Осетия провозгласила себя независимым от Грузии государством. Конфликт был неизбежен, если учесть, что это никакая не Осетия, а самая что ни на есть исконная Центральная Грузия, где в последние века стало преобладать осетинское население. Конечно, осетины имеют право там жить, но провозглашать свое государство на этой территории они не имеют права. Другое дело — исконная Осетия, так называемая Северная Осетия"57.

В своей работе "Ответ Чочиеву58 из-за океана (Грузия — Южная Осетия)" профессор политологии и истории, специалист по Кавказу Эндрю Андерсен рассмотрел ряд основных вопросов, связанных с так называемой "Южной Осетией". Всю затею о ее выделении из Грузии и создании независимого государства он считает абсолютно не имеющей ни исторической, ни юридической, ни политической основы59.

Особо значимо мнение известного осетинского ученого В. Абаева. Он, в частности, пишет: "Хочется проявить объективность и присмотреться, не было ли и с осетинской стороны каких-либо поспешных непродуманных действий, которые спровоцировали и обострили противостояние. И я должен признать, что такие действия были. Я имею в виду провозглашение суверенитета с ориентацией исключительно на Москву, с перспективой объединения Южной и Северной Осетии. Тяготение южных осетин к своим северным соплеменникам по-человечески понятно, но в геополитическом плане оно ошибочно. Главный Кавказский хребет — естественная граница между Грузией и Осетией, и всякая попытка размыть эту границу повлечет за собой состояние перманентного конфликта между грузинами и осетинами. Для того чтобы вернуть отношения между двумя народами в русло традиционной дружбы, надо прежде всего покончить с разговорами об отторжении Южной Осетии от Грузии. Ни одно грузинское правительство с этим никогда не согласится и будет право, потому что это будет означать нарушение территориальной целостности Грузии.

Кто хочет мира между южными осетинами и грузинами, должен навсегда отвергнуть идею присоединения Южной Осетии к Северной. Кто хочет мира между Грузией и Россией, также должен оставить эту идею. Такова реальность"60.

Заключение

Основной вывод, к которому мы пришли, заключается в том, что конфликт необходимо урегулировать мирным путем — этого требуют интересы обоих народов, Ответить на вопрос: "Как это сделать?" — очень трудно. Окончательно его можно решить лишь на высшем уровне и на основе норм международного права, к тому же при более активном участии международных организаций.

Безусловно, наряду с приведенными в статье мнениями в литературе есть и противоположные точки зрения осетинских и некоторых зарубежных авторов, но дискутировать с ними в рамках данной статьи не представляется возможным. Поэтому, взяв за основу первоисточники и научную литературу, мы постарались показать реальное развитие процесса в этом регионе Грузии.


1 См.: Куфтин Б.А. О древнейших корнях грузинской культуры на Кавказе по данным археологии: Труды Государственного музея Грузии. Т. ХII. Тб., 1944. С. 333; Он же. Археологическая маршрутная экспедиция 1945 г. в Юго-Осетию и Имеретию. Тб., 1949; Джапаридзе О. У истоков истории Грузии. Тб., 2003 (на груз. яз.). к тексту
2 См.: Апхазава Н. Культурно-этнические процессы в северо-западной части Шида Картли с древнейшего времени до Позднего Средневековья (на основе археологических материалов). В сб.: Осетинский вопрос. Тб., 1994. С. 73; Топчишвили Р. Вопросы переселения осетин в Грузию и этноистории Шида Картли. Тб., 1997 (на груз. яз.); Он же. Грузино-осетинские этноисторические очерки. Кутаиси, 2006 (на груз. яз.). к тексту
3 Мровели Л. Жизнь царей. В кн.: Картлис Цховреба (История Грузии). Т. I / Под ред. С.Г. Каухчишвили. Тб., 1955. С. 24—25 (на груз. яз.). к тексту
4 Джуаншер. Жизнь Вахтанга Горгасали. В кн.: Картлис Цховреба. Т. I. С. 185 (см. также: Джуаншериани Д. Жизнь Вахтанга Горгасала / Пер. на русский, введение и примечания Г.В. Цулая. Тб., 1986. С. 83). к тексту
5 См.: Баладзори. Книга завоевания стран / Текст и перевод П.К. Жузе. Баку, 1927; Лордкипанидзе М. "Защитная грамота" Хабиба ибн Масламы (арабский текст с грузинским переводом М. Лордкипанидзе). В кн.: Материалы по истории Грузии и Кавказа. Вып. 29. Тб., 1951. С. 61—65 (на груз. яз.). к тексту
6 См.: Лордкипанидзе М. Политическое объединение феодальной Грузии. Тб., 1963. С. 237—250 (на груз. яз.); Lordkipanidze M. Essays on Georgian History. Tbilissi, 1994. P. 29—36. к тексту
7 См.: История и восхваление венценосцев. В кн.: Картлис Цховреба. Т. II / Под ред. С.Г. Каухчишвили. Тб., 1959. С. 34 (см. также: История и восхваление венценосцев / Пер. на русский, предисловие, примечания К.С. Кекелидзе, Тб., 1954. С. 38). к тексту
8 См.: Багратиони В. Описание царства Грузинского. В кн.: Картлис Цховреба. Т. IV / Под ред. С.Г. Каухчишвили. Тб., 1973. С. 305 (на груз. яз.). к тексту
9 См.: Георгиевский трактат. Исследование, документы, фотокопии В. Мачарадзе. Тб., 1983. С. 73—80. к тексту
10 Направленный правительством России в Грузию полковник С.Д. Бурнашов составил эту карту в 1784 году. Ее оригинал хранится в Центральном государственном историческом архиве в Москве (ф. ВУА, № 20477) (см.: Гвасалиа Д. Шида Картли и осетинская проблема. В сб.: Осетинский вопрос. С. 84.) к тексту
11 См.: Меписашвили Р., Цинцадзе В. Архитектура нагорной части исторической провинции Грузии — Шида Картли. Тбилиси, 1975; Закарая П. К истории зодчества Шида Картли. В сб.: Осетинский вопрос. С. 89—111. к тексту
12 См.: Икорта (Джондо Гвасалиа, Тамаз Саникидзе). В кн.: Грузинская Советская Энциклопедия. Т. 5. Тб., 1980. С. 105. к тексту
13 См.: Закарая П. Указ. соч. С. 103—104. к тексту
14 См.: Отхмезури Г. Эпиграфика северной части Шида Картли. Сб. Осетинский вопрос. С. 112—142. к тексту
15 См.: Отхмезури Г. Дарственная книга Куцна Амирэджиби… В кн.: Труды Тбилисского государственного университета. Тб., 1996, № 321. С. 202; Он же. Эпиграфика северной части Шида Картли; Аннотированный словарь личных имен по грузинским историческим документам ХI—XVII вв. Т. I. Тб., 1991; Т. II, 1993; Т. III, 2004 (обе на груз. яз.). к тексту
16 См.: Мегрелидзе И. Надписи Лиахвского ущелья и другие древности. Мацне. Серия языка. Тб., 1981, № 2. С. 117; Он же. Древности из Лиахвского ущелья. В кн.: Советская Грузия. Тб., 1984. С. 176—178; Цотниашвили М. К истории Цхинвали. Сталинири, 1961 (все на груз. яз.). к тексту
17 См.: Месхиа Ш.А. Памятник эриставов ("Дзегли Эриставта"). В кн.: Материалы по истории Грузии и Кавказа. Тб., 1951. Вып. 30. С. 344—367 (на груз. яз.). к тексту
18 См.: Картлиса М. Картлис Цховреба. Т. I. С. 257 (Русский перевод, введение, примечания М.Д. Лордкипанидзе, 1976. С. 30). Дманиси находится в Южной Грузии, этот регион никогда не входил в пределы созданной затем ЮОАО, дальнейшая судьба этих осетинских семей неизвестна. к тексту
19 См.: Жамтаагмцерели. Картлис Цховреба. Т. II. С. 251. Жинвали, расположенный на правом берегу р. Арагвы, в Душетском районе, как и Дманиси, никогда не входил в пределы будущей ЮОАО. к тексту
20 Там же. к тексту
21 Христианское вероисповедание сохранила только часть осетин. к тексту
22 См.: Очерки истории Грузии (в восьми томах). Т. IV, 1973. Главы: I, V, VI, VIII, XIII, XIV; Чичинадзе З. Переселение осетин в Грузию. Тб., 1911 (все на груз. яз.). к тексту
23 См.: Вахушти. Описание Царства Грузинского (История Грузии). В кн.: Картлис Цховреба. Т. IV. С. 71. к тексту
24 См.: Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом. М., 1889. С. 508. к тексту
25 Документы из социальной истории Грузии / Под ред. Н. Бердзенишвили. Т. I. Тб., 1940. С. 364 (на груз. яз.); Гвасалиа Д. Указ. соч. С. 81. к тексту
26 История Осетии в документах и материалах. Т. I. Цхинвали, 1962. С. 109. к тексту
27 См.: Документы из социальной истории Грузии. С. 364. к тексту
28 Центральный исторический архив Грузии, ф. 1448, док. № 10326 (на груз. яз.). к тексту
29 См.: Атлас Грузии (XVIII в.). Тб.: АН Грузии, Институт географии им. Вахушти Багратиони, 1997. С. 29—30 (на груз. яз.). к тексту
30 Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор. М., 1959. С. 50. к тексту
31 См.: Гюльденштедт И.А. Путешествие в Грузии / Пер. на груз. яз. (с параллельным немецким текстом) Г. Гелашвили. Т. I. Тб., 1961. С. 277—279; Т. II. 1964. С. 67. к тексту
32 См.: Айхвальд Э.И. О Грузии / Пер. на груз. яз. Г. Гелашвили. Тб., 2005. С. 116. к тексту
33 См.: Акты Кавказской археологической комиссии. Т. I. Тифлис, 1866. С. 446—470; Гвасалиа Д. Указ. соч. С. 83—84. к тексту
34 См.: Гвасалиа Д. Указ. соч. С. 83. к тексту
35 См.: Итоги переписи населения городов Грузии от 30 ноября 1922 года. Тб., 1923. Ч. I. Вып. 2. С. 36; Тотадзе А. Осетины на грузинской земле. В сб.: Осетинский вопрос. С. 197. к тексту
36 Калоев Б. Осетины. М., 1967. С. 58—61. Видимо, это стало причиной изъятия этой карты из второго издания в 1982 году работы осетинского автора Соломона Лекишвили, "Когда возник термин "Южная Осетия" (см.: Осетинский вопрос. С. 229). Следует указать и на то обстоятельство, что в 1973 году, когда выходил IV том "Очерков истории Грузии" (восьмитомное издание под ред. М. Думбадзе, на груз. яз.), из статьи М. Думбадзе "Осетинские колонии в нагорной Картли" (С. 429—432) по приказу "сверху" несколько страниц были изъяты. к тексту
37 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных РСФСР с иностранными государствами. 1922. Вып. I, II. к тексту
38 См.: Национальный состав населения Грузии. Статистический сборник. Тб., 1991. С. 5 (на груз. яз.). к тексту
39 См.: Лекишвили С. Указ. соч. С. 243. к тексту
40 Там же. С. 230. к тексту
41 См.: Отчет Общества по восстановлению православного христианства на Кавказе, 1867. С. ХХVI—XXVIII (см.: Лекишвили С. Указ. соч. С. 230—231). к тексту
42 См.: Дубровин Н. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. I. СПб, 1871. С. 287. к тексту
43 Галазов А. Народы братья, языки братья. Орджоникидзе, 1987. к тексту
44 См.: Лекишвили С. Указ. соч. С. 229—245. к тексту
45 См.: Мирный договор между РСФСР и Грузинской Демократической Республикой, заключенный в Москве 7 мая 1920 года. В кн.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных РСФСР с иностранными государствами. Пг., 1922. Вып. I. к тексту
46 См.: Борьба за победу Советской власти в Грузии. Сборник документов. Тб., 1958. С. 579. к тексту
47 Архив внешней политики СССР, ф. 148, оп. 3, п. 4, д. 39, л. 9; Ментешашвили А. Осетинский сепаратизм в 1918—1920 годах. В сб.: Осетинский вопрос. С. 260. к тексту
48 См.: Ментешашвили А. Указ. соч. С. 269. к тексту
49 Там же. С. 271. к тексту
50 См.: Тоидзе Л. Образование осетинской автономии в Грузии. В сб.: Осетинский вопрос. С. 297. к тексту
51 См.: Итоги переписи населения городов Грузии от 30 ноября 1922 года. Тб., 1923. Ч. I. Вып. 2. С. 36; Тотадзе А. К вопросу о расселении осетин в Грузии. В сб.: Осетинский вопрос. С. 197. к тексту
52 См.: Постановления заседаний жителей ряда грузинских сел (см.: Тоидзе Л. Указ. соч. С. 303—304, 310—311). к тексту
53 См.: Грузинская ССР. Ст. Югоосетинская автономная область, Южная Осетия. В кн.: Грузинская Советская Энциклопедия. Тб., 1981. С. 351. к тексту
54 См.: Северо-Осетинская Автономная Республика. В кн.: Советская историческая энциклопедия, Т. 12. М., 1969. С. 671. к тексту
55 Отметим, что ничего этого не было в Североосетинской АР. к тексту
56 См.: Кирия З. Осетинский вопрос и грузинская действительность в 1921—1940 гг. Тб., 2005. С. 72—96 (на груз. яз., резюме на русском яз.). к тексту
57 См.: Журнал "Родина", 1992, № 1. С. 71. к тексту
58 Борис Элиозович Чочиев, вице-премьер самопровозглашенного Югоосетинского государства. к тексту
59 См.: Андерсен Э. Игры в "непредсказуемое прошлое" ради сомнительного будущего: ответ Чочиеву из-за океана (Грузия — Южная Осетия) [http://www.regnum.ru/news/618468.htlm], 5 апреля 2006. к тексту
60 Абаев В. Трагедия Южной Осетии: путь к согласию // Независимая газета, 22 января 1992, № 3. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL