Владимир РАМИШВИЛИ


Владимир Рамишвили, Президент Грузинской национальной академии (Тбилиси, Грузия).


АРМЯНО-ГРУЗИНСКИЙ СПОР: ДЖАВАХЕТИ ИЛИ ДЖАВАХК?

РЕЗЮМЕ

В статье рассматривается проблема исторической области Джавахети, находящейся в составе губернии Самцхе-Джавахети современной Республики Грузия. Поселившиеся здесь в XIX веке армяне предпринимают попытки доказать, что эти территории якобы издавна принадлежали их народу, в связи с чем автор анализирует возникающие на этой почве исторические и этнонациональные  коллизии.

Введение

В Грузии армяне являются этноконфессиональным меньшинством. В основном они проживают в Тбилиси, Джавахети, Абхазии, Аджарии. С начала 1990-х годов — в условиях хаоса в жизни страны — возникли сложности в отношениях руководства государства с некоторыми армянскими политическими организациями  Джавахети1. До сих пор юрисдикция центральных властей здесь ограничена. После "опытов" в Абхазии и Южной Осетии они предпочитают не предпринимать резких действий в губернии Самцхе-Джавахети, где большинство жителей составляют армяне. Обстановку усложняют закрытие дислоцировавшейся на этой территории российской военной базы и проблема репатриации месхетинцев (месхов), депортированных с исторической родины в 1944 году.

Расположенная на крайнем юго-западе Грузии, губерния Самцхе-Джавахети относится к наиболее крупным административным единицам страны и представляет собой один из ключевых в геополитическом и геоэкономическом плане регионов Центрального Кавказа (Закавказья):

  • по ее территории пролегает участок нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД), заканчивающийся на территории Турции;
  • эта магистраль — официальный "враг" армян, а те из них, что проживают в губернии, всегда потенциально способны совершить террористический акт на нефтепроводе;
  • там же пройдет железная дорога от Ахалкалаки до Карса, то есть до турецкой территории;
  • нельзя исключить, что имеются угрозы организации ими террористических и диверсионных актов, аналогичных совершенным в "Мегринском коридоре", на  железнодорожной линии Баку — Нахчыван в 1990-х годах;
  • под армянской угрозой находится газопровод Баку — Тбилиси —  Эрзерум, ибо и он заканчивается на территории Турции;
  • высока вероятность армянского терроризма на нефтепроводе Баку — Супса.
  • История компактного проживания армян в Самцхе-Джавахети насчитывает 170 лет. Основные события таковы:

  • в итоге войны с Османской империей (1828—1829 гг.) Россия получила значительную часть побережья Черного моря — от Кубани до Поти, а также большую часть Месхети и Джавахети. Армян, проживавших тогда в Османской империи, Россия начала в массовом порядке переселять на Центральный Кавказ, в том числе в Грузию, где они предпочли обосноваться в Ахалкалакском уезде (Джавахети) и вскоре по численности превзошли местных грузин:
  • в 1890-х годах на Юго-Западном Кавказе (Восточная Анатолия) имели место вооруженные выступления армян против османской власти, после подавления которых появились армянские беженцы на Центральном Кавказе, в том числе в Джавахети;
  • во время Первой мировой войны из зоны боевых действий на Кавказском фронте на Центральный Кавказ бежали армяне Юго-Западного Кавказа;
  • в 1919 году созданная армянами (1918 г.) на земле Азербайджана Араратская Республика (Кавказская Армения) начала "свою" войну с Грузией из-за "спорных", с точки зрения Еревана, территорий: Ахалцихе, Ахалкалаки и в ряде районов Абхазии;
  • тогда же в Грузии, преимущественно в Ахалкалакском  и Ахалцихском уездах, объявились 120 тыс. армян-беженцев из зоны военных действий; часть из них  имела оружие2;
  • эти беженцы намеревались обосноваться в Грузии, в чем активную роль играла армянская политическая партия "Дашнакцутюн"3;
  • "Дашнакцутюн" руководствовалась далекоидущей целью: воссозданием "великой Армении от моря до моря", куда надеялась включить и Ахалкалакский уезд4;
  • одновременно "Дашнакцутюн" вместе с национальным советом Армении в Грузии вели тайную антигрузинскую деятельность5;
  • тогда же Ереван заявил о своих притязаниях на Ахалкалакский (где изначально жили турки-ахыска6) и Борчалинский (где изначально жили и ныне живут азербайджанцы7) уезды8;
  • когда в 1944 году Сталин депортировал из Джавахети турок-ахыска, их исторические земли заняли не грузины, а армяне;
  • во время войны между Абхазией и Тбилиси (1992—1993 гг.) местные армяне с оружием в руках поддержали абхазов.
  • Суть проблемы Джавахети

    В начале XXI века армяне, исходя из ложных предпосылок, заявляют относительно Джавахети, что якобы "с древнейших времен коренное население региона составляли армяне, поскольку эта территория была частью исторической Армении"9.  

    Арменизация территорий Грузии проходила поэтапно, проводились она российскими властями целенаправленно и планомерно10:

  • после ликвидации Картли-Кахетского царства (1801 г.) в зону Тбилиси заселили 2 тыс. армян;
  • в 1807—1808 годах — еще 2 тыс.;
  • в 1809—1811 годах — более 2 тыс.;
  • в 1829 году — 70 тыс. османских армян;
  • в 1829—1831 годах — в Ахалцихе и Ахалкалаки — 34 тыс. османских армян, в Борчалы — 5 тыс.
  • Следовательно, в 1865 году в Грузии обитали уже 122 тыс. армян, в 1897 году — 197 тыс. В 1897—1902 годах туда же переселили еще 55 тыс. армян. Таким образом, в начале XX века в Грузии проживали 252 тыс. армян, из них в Тбилиси — 124,9 тыс., то есть около 50%.

    Шел планомерный процесс арменизации грузинской территории. "Процесс этот был целенаправленным и предусматривал заселение приграничных районов, а в дальнейшем отторжение исконно грузинских территорий, то есть аннексию целых регионов мирным путем"11. Вот главная причина того, почему новопоселенцами "разрушались и уничтожались церкви, башни, крепости, вечно памятные руины, изымались монастыри, грабились святые образы, нарушался покой дорогих останков..."12 Наряду с такими "культурными операциями" армяне вносили в старые грузинские церкви собственные иконы. Но если раньше армяне строили свои церкви рядом с грузинскими, то впоследствии для этих целей они выбирали руины грузинских монастырей с сохранившимися оградами, где и возводили эти культовые здания.

    Еще в 1926 году в докладе правительству Грузии академик Иванэ Джавахишвили писал: "Начиная с 1828 года заселенные грузинами мусульманской веры Самцхе, Джавахети, Эрушети и Палакацио были отвоеваны Россией у турок и население их было ввергнуто в такое душевное состояние, что грузинские мусульмане предпочли покинуть земли своих предков и переселиться в Турцию. Граф Паскевич не позволил переселиться сюда грузинам из Имерети и вместо них заселил 30 000 армян из Турции... В Месхети, где до 1828 года грузинское население составляло более 90 процентов, уже в 1830 году, по милости русских чиновников, в большинстве оказались армяне"13.

    Итоги арменизации Джавахети

    В начале XX века на эти "культуртрегерские" деяния армян обратил внимание выдающийся грузинский писатель и гуманист И.Г. Чавчавадзе, издавший книгу под характерным названием "Армянские ученые и вопиющие камни". Он завершает ее знаменательными словами, обращенными к армянам Грузии: "Многим ли мы владели или малым, но дали вам убежище, приютили вас и побратались с вами. Не обращайтесь же с нами, у нас же дома, как враги! Предпочтительно иметь льва, лежащего на пути, чем врага, обитающего в вашем доме. Так грузины в старину говорили, так говорим мы; так же скажет и всякий благоразумный армянин"14.

    По всему видно, что потомки переселенных в XIX веке в Грузию армян не только завладели джавахетской землей, но и пытаются искоренить здесь грузинские древности. Уже современный грузинский автор отметил: "Примечателен плакат расположенной в Ахалкалаки российской военной части шириной около 15 и высотой около 3 метров, выставленный у входа в казармы, на трассе. Начинается он с призыва: "Владей этой землей без опаски… российская армия тебя защитит…" Тут же и портрет автора этих слов. Интересно, кто это вспомнил генерала Паскевича, объявленного реакционером большевиками? Ясно, что тот, кому этот призыв на руку. Он прямо подстрекает и подбадривает населяющих Джавахети армян"15.

    Ясно, что в 1830 году Российская империя заложила  в Джавахети (как и в Карабахе) мину замедленного действия с  дистанционным управлением, кнопка которого находится в Москве.

    До XIV века в Джавахетской эпиграфике армянские надписи отсутствуют вообще, по обилию же грузинских этот край заметно выделяется среди других.

    В 1903 году, то есть 75 лет спустя после переселения армян в Грузию, большинство из 54 816 сельских жителей Джавахети уже составляли армяне, в 1913-м только в Ахалцихском уезде их проживало 41 873 чел. Накануне большевистского переворота (1921 г.) армяне составляли 82% жителей этого уезда.

    В 1922 году (после установления советской власти на Центральном Кавказе) Ереван направил в Москву проект, согласно которому большую часть Джавахети должны были присоединить к Борчалинскому уезду, то есть к территории в Грузии, где компактно и в большинстве проживают азербайджанцы, с целью создания единой армянской административной единицы. По словам И. Джавахишвили,  "ясно, что и этот план являлся первой ступенью мастерски придуманного проекта отчленения этих двух уездов из состава Грузинской ССР и присоединения их к Армении, за которым обязательно последовала бы и вторая. Достаточно окинуть взглядом составленные дашнаками карты, как станет ясным, что и на этот раз шла борьба за осуществление прежних целей, однако другими путями"16. Но эта попытка закончилась неудачей.

    Согласно переписи населения СССР 1989 года, в Грузии насчитывалось 437 211 армян (8,1% населения страны), в основном они проживали в Тбилиси (около 150 тыс., или 34,3%) и в Абхазии (около 75 тыс. — 17,1%), но самая большая община (около 200 тыс.,  45,7%) — в Самцхе-Джавахети.

    Административно Джавахети делится на два района — Ахалкалакский (1 235 кв. км, население 69 103 чел.) и Ниноцминдский (1 353,8 кв. км, население 37 895 чел.). В этническом отношении Джавахети остается "армянским" регионом — по официальным грузинским данным, армяне составляют 91,3% местных жителей17.

    Характер армянского движения в Джавахети

    С экономической точки зрения Джавахети — наименее развитая и наименее инвестированная часть Грузии. Здесь не хватает автомобильных и железных дорог, инфраструктура городов слаборазвита. Кроме типичного для всех постсоветских республик контраста центр — периферия, одна из причин тому — резкое расширение в конце 1950-х годов приграничной зоны (до 78 км) в глубь страны вдоль советско-турецкой границы. В других местах такая зона имела ширину от 7 до 27 км. Специальный режим контроля в приграничной зоне, кроме значительной части Джавахети, распространялся на всю территорию Месхети (ныне Самцхе) и действовал до начала перестройки. Местные армяне воспринимали это как политику, направленную на ограничение их контактов с Арменией. Лишь во второй половине 1980-х годов, когда начались поддержанные Ереваном и Москвой выступления армян в Нагорном Карабахе, правительство Грузии приняло специальную Программу социально-экономического развития Джавахети.

    Катализатором создания армянского националистического движения в Джавахети стал Карабах. Эти регионы имеют много общего: они расположены в соседних с Арменией республиках, вблизи армянской границы. Когда в Карабахе начались вооруженные столкновения, на помощь армянам в НКАО устремились добровольцы из Джавахети (Ахалкалаки). Филарет Берикян, от имени правительства Армении четыре года занимавшийся делами Карабаха, утверждает, что у джавахетских армян очень высокое национальное самосознание: "В Карабахе их было очень много, они даже создавали свои отряды"18.

    Вместе с этими добровольцами, со временем возвратившимися в Джавахети, на этой территории появилось большое количество оружия, которое и сегодня остается в руках армян. Существует мнение, что провинция, не считая Абхазии, — наиболее насыщенная оружием часть Грузии, значит — не менее взрывоопасная.

    Через неделю после начала карабахского движения в Армении (5 февраля 1988 г.)  в Ахалкалаки был сформирован комитет "Джавахк" (арм. форма грузинского топонима "Джавахети"). Изначальная его цель — оказание материальной помощи "карабахским братьям". В апреле — мае 1988 года деятельность комитета переросла в массовое "Народное движение Джавахк" (НДД), которое в 1989-м зарегистрировали местные власти. Сформированная на фоне этнических трений,  эта организация быстро политизировалась. Причинами тому стали происходившие в Грузии события, влияние Еревана, в том числе партии "Дашнакцутюн", армянской церкви, а также диаспоры. Поэтому движение "Джавахк" можно квалифицировать как противостоящую Тбилиси политическую структуру.  Она имеет свои вооруженные отряды, которые участвовали в Карабахской войне, создала в Ахалкалаки временную власть, существовавшую до ноября 1991 года, когда официально префектом стал армянин. В 1994 году, когда Э. Шеварднадзе начал формирование Самцхе-Джавахетского края, движение "Джавахк" потребовало независимости для местных армян19. Радикализма "Джавахку" добавляло влияние партии "Дашнакцутюн".

    Хотя это движение еще не ставит вопрос об отделении от Грузии, в политическом требовании, направленном президенту страны местными армянскими общественно-политическими группами в 1995 году, говорится о необходимости превращения Джавахети в отдельную федеральную структуру. Представители "Джавахка" едины в неприятии Самцхе-Джавахетской губернии и в желании обрести "самостоятельность".

    Благодаря активности "Джавахк" ее влияние быстро распространилось  на большинство местных армян. Официальными целями движения объявлены "сохранение армянского культурного наследия, науки, преподавание истории Армении в местных школах, защита национальных интересов, а также развитие региона". "Джавахк" взяла на себя и роль защитника прав местных армян. Однако конечная цель — присоединение региона к Армении, а на начальном этапе — обретение автономии в составе Грузии20.

    Сецессионные стремления грузинских армян (так же, как абхазов и южных осетин) с самого начала поддерживает  и направляет Москва21. Поэтому, ощущая поддержку "старшего брата", Совет уполномоченных армянского населения Джавахети высказался за провозглашение "независимости Джавахети".

    Абхазская война 1992—1993 годов обострила ситуацию с Джавахети. Во-первых, в своей массе абхазские армяне поддержали абхазов, что привело к появлению в Грузии антиармянских настроений. Во-вторых, Россия, поддержавшая абхазский и югоосетинский сепаратизм, могла в нужный для нее момент спровоцировать аналогичный конфликт и в Джавахети. Предположительно, такая попытка была предпринята осенью 1993 года (после поражения Тбилиси в Абхазии), что лидеры "Джавахка" отрицают, хотя и признают свое сотрудничество с военной базой РФ, дислоцировавшейся тогда в Ахалкалаки. Если бы в то время грузинские силы вошли в Джавахети, их ждал бы "адекватный ответ".

    По мнению аналитиков, официальный Тбилиси не может предоставить армянам Джавахети автономию, ибо конфликты возгораются именно в автономиях, какими бы формальными они ни казались в советский период. На Центральном Кавказе наглядные тому примеры — Карабах, Абхазия, Южная Осетия: за автономией непременно следует соответствующее постановление местной администрации о выходе из состава государства, легитимированное к тому же референдумом. Таким образом, предоставление автономии Джавахети, по мнению Тбилиси, равнозначно появлению "нового Карабаха", но уже в Грузии22.

    Несмотря на явные сецессионные шаги, лидеры "Джавахка" декларируют, что их целью не является присоединение Джавахети к Армении либо независимость провинции от Тбилиси: "Мы не пойдем по пути Нагорного Карабаха". Они заявляют, что намерены получить для местных армян такие права, какими обладают национальные меньшинства в "цивилизованном мире", а также гарантии того, что эти права будут соблюдаться23.

    Однако в действительности планы НДД носят сепаратистский характер. Начав с требования для Джавахети статуса субъекта будущей грузинской федерации, армянские националисты на этом не остановятся: перед глазами у них пример Нагорного Карабаха. Поэтому грузинская пресса пишет о "джавахетской пятой колонне", обвиняя руководство движения в сепаратизме. Эти публикации имеют под собой основу: скорее всего, "Джавахк" не расстается  с идеей отрыва провинции от Грузии и сохраняет ее как один из возможных вариантов на будущее24. Формально же его лидеры говорят, что "армянская" административно-территориальная единица в рамках Грузии нужна лишь для того, чтобы иметь "армянские школы, условия, которые позволили бы жить по-армянски".

    Нынешняя ситуация в Джавахети служит серьезным доказательством тому, что "Джавахк" готовится к любым возможным вариантам. Ибо (наряду с НДД) у армян губернии есть военизированная организация "Парванц" (так по-армянски звучит название озера в Джавахети, которое по-грузински именуется "Паравани"). Оружие, которым владеет эта структура, первоначально принадлежало местной российской военной базе. 

    Что касается НДД, то в его рядах насчитывается  5 тыс. боевиков. Радикально настроенные деятели "Джавахка" находятся под влиянием партии "Дашнакцутюн", известной террористическими акциями на протяжении всей своей истории. Она требует присоединения провинции к Армении. Более того, на "Джавахк" оказывают влияние Москва и Ереван.

    С учетом реалий — наличие проблем с Абхазией и Южной Осетией — появление проблемы Джавахети таит в себе немалую угрозу, она также способна нарушить  территориальную целостность Грузии.

    Джавахети имеет важнейшее стратегическое значение не только для Грузии, но и для Армении, значит, и для тех, кто стоит за ними. Другими словами, хотя права и положение армян в Джавахети — сугубо внутреннее дело Грузии, тем не менее эта проблема носит общерегиональный характер (и даже более значимый). В этом контексте достаточно отметить следующее:

  • предыстория проблемы Джавахети уходит корнями в прошлое, это — преимущественно последствия переселенческой политики Российской империи на Центральном Кавказе в XIX — начале XX веков;
  • на фоне армяно-грузинских территориальных споров проблема Джавахети возникла во второй половине XIX века25, когда Россия начала массовое переселение иранских и османских армян на захваченный ею силой оружия Центральный Кавказ. С тех пор идут "баталии" между армянскими и грузинскими интеллектуалами об исторической принадлежности Джавахети;
  • после советизации Центрального Кавказа и вплоть до распада СССР (1991 г.) этот спор носил "академический" характер;
  • ныне ситуация обрела четкие геополитические линии. В споре непосредственно присутствует Россия. Установив тесные военные и экономические связи с Арменией, она планирует создать ось Москва — Ереван — Тегеран. Это необходимо ей, во-первых, для возвращения в полном объеме на Центральный Кавказ, как это было до 1991 года. Во-вторых, для участия в региональных и континентальных проектах, в которых задействованы Азербайджан и Грузия. В-третьих, для противодействия проникновению в регион Запада, в том числе США. В-четвертых, для нейтрализации оси Анкара — Тбилиси — Баку, явно тяготеющей к Западу и НАТО, то есть РФ стремится преградить США и их союзникам путь на Кавказ. В-пятых, поддерживая сецессионные настроения в Абхазии, Южной Осетии, Аджарии и Джавахети, Москва намерена создать независимый от Тбилиси коридор от Армении к Батуми26;
  • в то время, когда сепаратистские движения в Абхазии и Южной Осетии угрожают расколом Грузии, армяне Джавахети ведут себя столь независимо, что это наводит на мысль о появлении нового сецессионного вектора27. При этом придается важнейшее значение российскому фактору. Ведь не случайно местные армяне категорически выступали против вывода российской военной базы в Ахалкалаки: она — их военный гарант; к тому же многие армяне работали на этой базе и получали зарплату в рублях, которые широко обращались в Джавахети; да и немалую часть военного контингента базы составляли армяне.
  • Армения предлагает нестандартный выход из сложившейся ситуации28:

  • обеспечение физической безопасности местных армян;
  • временное дислоцирование в Джавахети ограниченного военного континента США;
  • экономическая реабилитация Джавахети;
  • Ереван и армянская диаспора готовы взять на себя решение первоочередных мер по смягчению напряженности в Джавахети.
  • О большом внимании Еревана к данной проблеме свидетельствует и то, что у премьер-министра Армении есть специальный советник по делам Джавахети, будто эта территория — составная часть Республики Армения. Советник заявил: "Население видит, что у него нет возможности участвовать в управлении регионом. Люди начинают думать, что они должны решать свои проблемы самостоятельно. Попытки заставить грузинское правительство заняться решением социальных и экономических проблем региона ничего не дают, поскольку власти слышат в любой критике зловещие отзвуки сепаратизма"29. Ему вторит один из лидеров еще одной местной армянской организации — "Вирк", который заявил, что выступает за автономию, ибо "мы не видим практических шагов властей... за последние 10—12 лет"30.

    Фактически Армения уже "решила" проблему Джавахети в свою пользу.

    Нынешняя ситуация в Джавахети

    Для израненной двумя конфликтами Грузии (абхазским и югоосетинским) губерния стала еще одной миной замедленного действия. В Тбилиси это понимают, особенно на фоне участившихся требований тамошних армян о предоставлении им автономии.

    Тем более что Ереван ведет и подковерную работу, ибо, во-первых, Армения вряд ли остановит решение  проблемы Джавахети на полпути. У нее есть солидный опыт "ползучей аннексии" чужих территорий. Во-вторых, она всегда может рассчитывать на поддержку России, которая стремится вернуться на Центральный Кавказ в полном объеме. В-третьих, побывавшие в Джавахети эмиссары Еревана отмечают: находясь в Ахалкалаки, забываешь, что ты не в Армении, — повсюду слышна армянская речь, играет армянская музыка и на принадлежность Ахалкалаки Грузии указывают лишь грузинские номера автомашин. В-четвертых, российская военная база являлась неотъемлемой частью жизненного уклада армян-джавахкцев31.  "Воодушевленные" такой ситуацией, арменисты, не стесняясь, заявляют: вывод базы создаст угрозу "для физической безопасности армянской части населения Самцхе-Джавахетии"32. Более того, как заявляют в Армении, если Грузия предпримет силовые акции против армянских политических движений в Джавахети, то "официальный Ереван не останется безучастным к судьбе своих соотечественников, проживающих в Джавахке"33.  

    В силу многих причин именно Россия до сих пор имеет наибольшее влияние на Центральном Кавказе, в том числе в Джавахети34. Достаточно отметить, что она:

  • вышла победителем в серии войн XVII—XIX веков с Османской и Иранской державами за Кавказ;
  • в течение периода XIX — начало XX веков владела этим субрегионом, включенным в Кавказское наместничество Российской империи;
  • тогда же она переселила сюда значительную массу османских и иранских армян;
  • в XX веке создала здесь военные и политические структуры, а также экономические путы, накрепко привязавшие субрегион к Москве.
  • Ситуация с Джавахети все более политизируется, что обусловлено целенаправленными действиями Еревана и Москвы. Под их влиянием местные армянские организации все активнее требуют удовлетворить требования армян губернии, то есть предоставить им широкую автономию35. В эту проблему вмешиваются радикальные политические партии Армении, в первую очередь "Дашнакцутюн", а также официальные представители Еревана (своими публичными выступлениями)36. Так, на XXIX съезде партии "Дашнакцутюн" (февраль 2004 г.) было сказано: "Мы дорожим дружбой с Грузией и можем проявить заинтересованность в территориальной целостности Грузии, если власти страны осознают, что, не удовлетворяя требование армян Джавахка об автономии, они могут поставить под угрозу интересы всей Грузии"37. Вместе с тем в программе "Дашнакцутюн" сказано, что Ахалкалаки должен войти в Армению38. О том же говорится в программе "Джавахк"39. Естественно, в стороне от "проблемы Джавахети" не остаются армянские церковь и диаспора.

    Воодушевленные поддержкой Москвы и Еревана, армяне и организации губернии обращаются к официальному Тбилиси с призывом "предоставить региону Самцхе-Джавахетия (в его нынешних административных границах) и прилегающим населенным пунктам Квемо-Картли,  где большинство жителей также составляют армяне, статус одного из автономных федеральных субъектов Грузии с признанием за ним широких полномочий по самоуправлению, включая право на избрание всех органов местного самоуправления, а также с приданием армянскому языку статуса второго официального языка в регионе"40.  

    Заключение

    Таким образом, фактически Джавахети ныне армянский  сеттльмент на грузинской земле, ибо там власть Тбилиси носит виртуальный характер, как в Абхазии и Южной Осетии.

    Следует напомнить о следующем:

  • и сегодня в Квемо-Картли проживают преимущественно азербайджанцы, примерно 500 тыс., они — самое большое национальное меньшинство Грузии;
  • официальный Тбилиси должен оценить и "радоваться" тому, что самое многочисленное меньшинство Грузии — азербайджанцы, компактно проживающие в Квемо-Картли, не требуют для себя автономии (или независимости), не выступают под сепаратистскими лозунгами, не имеют собственных политических организаций, не получают указаний от официального Баку; то есть не идут путем армян Джавахети, абхазов и южных осетин.
  • В связи с армяно-грузинским спором относительно Джавахети целесообразно обратить внимание на следующее:

  • в государственной структуре Армении существует должность советника премьер-министра по делам Джавахети;
  • это наводит на мысль о том, что в Армении проблему Джавахети рассматривают на самом высоком государственном уровне и в определенном направлении;
  • отсюда следует вывод: Армения вполне серьезно и однозначно планирует будущее  Джавахети как "армянской территории";
  • есть факторы, способные остудить горячие армянские головы, мечтающие об отторжении Джавахети от Грузии. Это — международные геоэкономические проекты, требующие не только мира, но и определенного порядка, согласия и статус-кво на Центральном Кавказе;
  • среди них ТРАСЕКА и Великий шелковый путь — развитие  транспортных коридоров от Китая до Европы через Кавказ; нефтепроводы Баку — Тбилиси — Джейхан и Баку — Батуми — Супса; газопроводы "Голубой поток" (с ответвлениями на Центральный Кавказ) и Баку — Тбилиси — Эрзерум; соглашение между Грузией, Азербайджаном и Украиной о создании транспортного коридора; реализация проекта железной дороги Баку — Тбилиси — Карс; участие стран Центрального Кавказа в программах Евросоюза, НАТО ("Партнерство ради мира"); в организациях ОЧЭС, ГУАМ, СНГ.
  • Если Ереван по-прежнему будет рассматривать свои отношения с Баку и Тбилиси, исходя из позиций Москвы, то Республика Армения останется политическим маргиналом на обочине столбовой дороги глобализации, которая уже охватила Центральный Кавказ. Ереван, с его узким ориентиром в первую очередь на Москву и Тегеран, продолжает оставаться таким маргиналом, страдающим от подобной ипостаси как экономически, информационно, социально, этнически, финансово, торгово, так и  геостратегически и геополитически. Другими словами, Республика Армения со своими территориальными претензиями к соседям на Центральном Кавказе сама загнала себя на край Кавказской "шахматной доски".


    1 См.: Гурецкий В. Джавахетский вопрос [www.vub.ac.be/rubli/crs/rus/03_05R.htm]. к тексту
    2 См.: Вадачкориа Ш. Вопросы грузино-армянских взаимоотношений в политической мысли Грузии (1918—1920). Тбилиси, 1999. С. 88, 101. к тексту
    3 См.: Там же. С. 89, 91. к тексту
    4 См.: Там же. С. 99. к тексту
    5 См.: Там же. § 2. С. 104—111. к тексту
    6 См.: Юнусов А. Месхетинские турки: дважды депортированный народ. Баку, 2000. Гл. I. к тексту
    7 См.: Сарван М. Старый Борчалы. Баку, 1998.  Гл. 2 (на азерб. яз.). к тексту
    8 См.: Вадачкориа Ш. Указ. соч. § 3. С. 111—124. к тексту
    9 Минасян С. Социально-экономическая и политическая ситуация в Джавахети // Центральная Азия и Кавказ,  2005, № 3 (39). С. 170.   к тексту
    10 См.: Вадачкориа Ш. Указ. соч. С. 112—113. к тексту
    11 Там же. С. 112. к тексту
    12 Бердзенишвили Д. Ахалкалаки Джавахетский // Артануджи (Тбилиси), 1998, № 7. к тексту
    13 Доклад И.А. Джавахишвили Правительству Грузии. 1926 // Грузинский государственный исторический архив, ф. 476, д. 6, л. 82—111 (на груз. яз.)  (цит. по: Бердзенишвили Д. Указ. соч.). к тексту
    14 Чавчавадзе И.Г. Армянские ученые и вопиющие камни. Тифлис, 1902. С. 123 (на груз. яз.). к тексту
    15 Бердзенишвили Д. Указ. соч. С. 74. к тексту
    16 Доклад И.А. Джавахишвили. С. 82—111. к тексту
    17 См.: Газеты "Эри", 10 апреля 1991 (на груз. яз.) и "Панорама недели", 1997, № 32,  сообщают о 2,5% грузин в Джавахети. к тексту
    18 Интервью В. Гурецкого с Ф. Берикяном. Ереван, 28 августа 1997. В кн.: Гурецкий В. Указ. соч. к тексту
    19 См.: Дарчиашвили Д. Южная Грузия: вызовы и задачи безопасности // Центральная Азия и Кавказ, 2000, № 1 (7). С. 185—186.   к тексту
    20 См.: Гурецкий В. Указ. соч. к тексту
    21 См.: Там же. к тексту
    22 См.: [www.abkhaziainfo.f20/org/analytics.shtml]. к тексту
    23 Минасян С. Указ. соч. С. 174—175, 180.   к тексту
    24 См.: Гурецкий В. Указ. соч. к тексту
    25 См.: Дарчиашвили Д. Указ. соч. С. 180.   к тексту
    26 См.: Там же. С. 181.   к тексту
    27 См.: Стиэр К. Недовольство в грузинской губернии вызывает тревогу двух государств [http://www.eurasianet.org/russian/departments/insight/articles/eav050102ru.shtml]. к тексту
    28 См.: Минасян С. Указ. соч. С. 179—180.   к тексту
    29 Стиэр К. Указ. соч. к тексту
    30 Там же. к тексту
    31 См.: [www.mediakavkaz.by.ru]. к тексту
    32 Минасян С. Ситуация в Самцхе-Джавахетии в контексте вывода российских военных баз из Грузии // Центральная Азия и Кавказ, 2006, № 1 (43). С. 95.   к тексту
    33 Там же. С. 98.   к тексту
    34 См.: Гогоришвили Н. Общественно-политическая ситуация в Самцхе-Джавахети и вокруг нее // Центральная Азия и Кавказ, 2006, № 5 (47). С. 160.   к тексту
    35 См.: Там же. С. 162.   к тексту
    36 См.: Там же. С. 164—165.   к тексту
    37 Там же.   к тексту
    38 См.: Там же. С. 166.   к тексту
    39 См.: Там же.   к тексту
    40 Минасян С. Ситуация в Самцхе-Джавахетии в контексте вывода российских военных баз из Грузии. С. 99.   к тексту

    SCImago Journal & Country Rank
    Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL