Хаджар ВЕРДИЕВА


Хаджар Вердиева, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского центра "Азербайджановедение" Бакинского государственного университета (Баку, Азербайджан).


ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ НА КАВКАЗЕ

РЕЗЮМЕ

Завоевав Кавказ, с целью создания этносоциальной базы для своего политического господства Российская империя проводила переселенческую политику, направленную на колонизацию региона и насаждение в нем христианства. Это привело к серьезным демографическим изменениям в регионе, где появились новые иноэтносы (немцы и русские), увеличился удельный вес численности христианского элемента в составе жителей и др. В итоге вышеуказанных социально-политических коллизий образовался так называемый "кавказский узел" — составная часть глобальной геополитической системы.

Введение

Кавказ — одна из колыбелей человеческой цивилизации. Его географическое положение издавна привлекало внимание иноземных государств, которые стремились завоевать регион или расширить здесь сферу своего влияния. Новый исторический период принес человечеству несколько геополитических проблем, среди которых особое место занимает кавказский вопрос, или кавказский узел — дефиниция, принятая в отечественной историографии.

ХVIII—ХIХ века в истории Кавказа стали переломными. Многовековая борьба ведущих государств мира за регион завершилась победой Российской империи. В результате установления ее власти здесь возникли новые политико-географические реалии — "Северный Кавказ" и "Закавказье", что не отражало историко-географической градации региона. Российское государство исходило из того, что ареал, охватывающий земли южнее Большого Кавказского хребта и подпадающий под дефиницию "Закавказье", располагается вне Кавказа. Тем самым, вводя в угоду своим имперским амбициям градацию на северную и южную части Кавказа, Россия разделяла народы региона. Следовательно, как считают отдельные политологи постсоветского периода, категория "Закавказье" представляла собой средство достижения политической цели царской России1.

В результате российских завоеваний географические границы "Закавказья" существенно изменились. После подписания Сан-Стефанского мирного договора (1878 г.) Российская империя аннексировала Карсскую область, расположенную в юго-западной части Кавказа, включив ее в географические рамки "Закавказья". Однако потеряв эту территорию в ходе Первой мировой войны, Россия документально уже не включала ее в указанную дефиницию.

Южные земли Азербайджана (Юго-Восточный Кавказ), бывшие составной частью региона в результате раздела Азербайджана (1828 г.), вошли в состав Персидского государства и оставались вне поля зрения российской, а затем и советской историографии.

Учитывая исторически сложившуюся специфику Кавказа и принимая во внимание геополитическую реальность в регионе, современные отечественные политологи, отказавшись от российской системы его градации, проводят следующую градацию Кавказа: Центр, Север, Юг. При этом они считают целесообразным "наметить принципиально новые пути развития интеграционных процессов на Кавказе"2.

На основании вышеизложенного считаем целесообразным опираться на указанную градацию региона, уделяя при этом особое внимание его северной и центральной частям.

История завоевания Кавказа

В середине ХVI века Иван Грозный, завоевав Казань и Астрахань, смог вплотную соприкоснуться с Кавказом. С геополитических позиций последний был составной частью "восточного вопроса". Его суть заключалась в соперничестве великих держав за дугу, в которую входили территории от Балкан до Кавказа. Кроме того, Кавказ был центром пересечения торгово-экономических интересов ведущих европейских государств, которые, овладев регионом, пытались расширить сферу своего влияния на Восток и доминировать на пути к Индии.

Начало XVIII века для России — период радикальных социально-политических преобразований. Отказываясь от Старой Руси с целью укрепить позиции России на международной арене, Петр I стремился превратить страну в морскую державу. Успешно завершив Северную войну (1700—1721 гг.) и овладев Балтийским морем, он смог открыть "окно" в Европу. При этом и южные моря были жизненно необходимы для укрепления мощи империи в международной системе. Однако в начале XVIII века вопрос о выходе к Черному морю для России был закрыт. Неудачный Прутский поход (1711 г.) лишил Петра I завоеванных ранее преимуществ: Азов пришлось отдать Османской империи, а построенные здесь порты — разобрать. К тому же после окончания военно-политической борьбы за испанское наследство ведущие европейские страны — Англия, Франция и Австрия — открыто дали понять России, что они не потерпят дальнейшего ее продвижения на этом направлении. Таким образом, в результате сложившейся военно-политической обстановки Петр I обратил внимание на Кавказ.

В результате Каспийского похода Петра I (1722 г.) западный берег Каспийского моря был завоеван, а Истамбульский договор (1724 г.) закрепил эти российские завоевания в международной системе. Однако после смерти императора установившийся в России режим "бироновщины", не заинтересованный в кавказском вопросе, заключил Рештский (1732 г.) и Гянджинский (1735 г.) договоры и отказался от петровских завоеваний. Но все же императрица Елизавета Петровна целенаправленно продолжала дело своего родителя. В годы ее правления черноморская проблема и кавказский вопрос стали первоочередными задачами внешней политики России. Со временем, уже при Екатерине II, после русско-османской войны 1768—1774 годов, Кючук-Кайнарджийский договор (1774 г.) укрепил позиции России в Крыму и на Азовском побережье, окончательно включив Кабарду в состав Российской империи, чем расширил сферу ее влияния в регионе.

Борьба за Кавказ продолжалась и после ратификации Кючук-Кайнарджийского мира. В 1783 году Крым включили в состав России и она обрела господство в Северном Причерноморье. В том же году она укрепила свои позиции на Центральном Кавказе, заключив Георгиевский договор с правителем Картли-Кахетинского царства Ираклием II, который признал ее покровительство и отказался от самостоятельной внешней политики.

В дальнейшем, чтобы упрочить свое влияние на Центральном Кавказе и укрепить связи Северного Кавказа с Картли-Кахетинским царством, Россия проложила Военно-Грузинскую дорогу. В целях безопасности по указанию российского правительства (1784 г.) на дороге от Моздока до входа в Дарьяльское ущелье возвели ряд укрепленных пунктов, в том числе крепость Владикавказ.

Однако очередная русско-османская война (1787—1791 гг.) вынудила Россию вывести свои войска с этой территории. После победы над османами и подписания Ясского мирного договора (1791 г.) Российская империя твердо установила свое господство на северных берегах Черного моря и всей своей мощью устремилась к Центральному Кавказу. Присоединив в 1801 году Картли-Кахетинское царство, она, не скрывая своих истинных намерений, вступила на земли Азербайджана. Персидское государство, пытавшееся при поддержке западных стран вытеснить Россию с Центрального Кавказа, начало военные действия. Две русско-иранские войны закончились победой Российской империи, а после заключения Туркманчайского договора (1828 г.) самодержавие включило в свое политико-географическое пространство и Центральный Кавказ.

Христианизация — составная часть колониальной политики Российской империи в регионе

Чтобы подчинить Кавказ, уже в процессе его завоевания царское правительство проводило целенаправленную колониальную политику, суть которой заключалась в ассимиляции местного населения и превращении региона в неотъемлемую часть Российской империи. Главными компонентами этого стратегического курса стали христианизация и переселенческая политика.

Начав кампанию по завоеванию Кавказа, Россия ясно осознавала, что этот захваченный мусульманский регион будет слабым звеном в государстве, ибо конфессионально чуждое население не смирится с иноземным вторжением. Правящие круги империи отчетливо понимали: непокорным регионом можно управлять не силой штыка, а с помощью религиозного сближения метрополии с колонией, точнее — внедрением и насаждением христианства. Поэтому уже в конце ХVIII века в Тифлисе создали Духовную осетинскую комиссию, определив ее главной задачей распространение христианства среди мусульман Кавказа для его сближения с Россией. Деятельность этой комиссии приостановили на рубеже ХIХ века в связи с военно-политическими процессами в регионе, а возобновили 30 августа 1814 года3.

Тогда миссионерской деятельностью на Кавказе занимались и представители иноправославного вероисповедания. Созданное в Астрахани 22 июня 1815 года по указу министра внутренних дел Общество шотландских миссионеров проводило свою деятельность в более узком географическом ареале, в прибрежной полосе Каспийского моря, а его главными целями являлись распространение и проповедование Евангелия на упомянутой территории4.

Наряду с шотландскими здесь были и христианские миссионеры из Швейцарии, деятельность которых охватывала территорию между Черным и Каспийским морями5. Базельское евангелическое общество ставило перед миссионерами цель: распространить христианство на Кавказе, руководствуясь при этом правилами Великобританского инородческого евангелического общества6. А Российская империя ставила Базельским миссионерам свою задачу: создать между Черным и Каспийским морями "училища и типографию с целью распространения христианства между язычниками и мухаммеданами"7.

Работа иностранных христианских миссионерских обществ не принесла ожидаемых результатов. Коренные народы Кавказа не проявили интерес к христианству (кроме отдельных случаев), что не отвечало политике христианизации Российской империи на Кавказе. Ее официальные представители пришли к выводу: миссионеры, посланные Эдинбургским и Базельским обществами, не приносят державе пользы в сфере насаждения и распространения христианства на завоеванных окраинах. Потому действия шотландских и базельских миссионеров должны быть прекращены, а вместо них следует создать общество по распространению православной веры8. Но при этом правящие круги России не понимали простой истины: на протяжении многих веков ислам и мусульманская культура были определяющими факторами самосознания населения Кавказа и его не так просто обратить в христиан. Обеспокоенные царские чиновники, не принявшие во внимание эти реалии, решили для упрочения российской власти на завоеванных окраинах распространить христианство православного толка. Деятельность Духовной осетинской комиссии также не отвечала государственным интересам империи. С указанной целью Священный синод издал (13 апреля 1829 г.) указ о рассмотрении правил о создании на Кавказе Миссионерского общества, которое должно было служить усмирению, успокоению и освоению края. Его первоочередной задачей являлось "сближение горцев с правительством, успокоение края и достижение всеобщего благосостояния"9.

Но лишь в 1860 году в регионе создали "Общество восстановления православного христианства на Кавказе", а Осетинскую духовную комиссию упразднили10. На новое Общество возлагались задачи восстановления и поддержания древних христианских храмов и монастырей на Кавказе, построение новых храмов, церковно-приходских школ, распространение в них книг Святого Писания.

В те годы с одобрения российской администрации на Кавказе строили православные храмы: в 1854 году в селе Гах (Азербайджан) была построена церковь Св. Георгия, а в 1889—1898 годах в Баку воздвигли храм Александра Невского11. Этот процесс продолжался и в начале ХХ века, например в феврале 1906 года главноуправляющий землеустройством и земледелием на Кавказе одобрил проекты церквей Сальянской Петропавловской и Зюйд-Острово-Култукской во имя Св. Николая12.

Церкви строили и на субсидии "Общества восстановления православного христианства на Кавказе". 8 августа 1904 года по случаю рождения наследника российского престола Совет Общества принял решение построить в Тифлисе храм в честь святителя Алексия. В те годы оно строило на Кавказе и другие церкви, например в сел. Швацкали Сухумской епархии, в сел. Кельмечурах Сигнахского уезда, в Джелалском приходе Горийского уезда13. Активная кампания по сооружению православных храмов в регионе с целью насаждения христианства имела определенный результат: к 1913 году только в Бакинском градоначальстве их функционировало 1814.

Суммируя указанные выше факты, можно констатировать: для установления и упрочения своей власти Российская империя целенаправленно насаждала на Кавказе христианство. При этом она делала ставку на православие, основной задачей которого была конфессиональная ассимиляция и превращение региона в неотъемлемую часть империи.

Однако некоторые представители постсоветской историографии РФ считают, что Российская империя не проводила политики христианизации Кавказа, были лишь отдельные попытки русификации коренных народностей региона15. Однако, опираясь на широкий фактологический материал, мы не можем согласиться с позицией этих исследователей.

Особенности русской колонизации региона

Издревле для упрочения своей политической власти государства-завоеватели, например Сасаниды, позже — Арабский халифат, проводили в захваченных странах переселенческую политику.

Начав захват Кавказа, Россия также стремилась превратить его в неотъемлемую часть империи. Еще в конце ХIХ века апологеты самодержавия считали, что "слишком много Россией средств затрачено для того, чтобы Россия могла отказаться от Кавказа, и Кавказ является органической и неотъемлемой частью России во веки веков"16, "природе которой противоречит органическое обособление окраины или отдельных областей"17. С конца ХVIII века Российское государство вводит в этноконфессиональный состав кавказского населения иноэтнические, иноземные, иноязычные и иноконфессиональные элементы: русских, немцев, армян. Эта инфильтрация была связана с колониальной политикой империи. Как один из ее компонентов, переселенческая политика преследовала определенные цели: вклинить христианские этносы в этноконфессиональную номенклатуру жителей Кавказа, создать себе этноконфессиональную базу, провести русскую колонизацию. Суть ее заключалась в следующем: поглотить Кавказ по всем параметрам: политическим и этническим, военным и экономическим, идеологическим, религиозным.

Исследуя данную проблему, мы выявили своеобразный подход относительно градации "Север" и "Юг" при проведении этой политики: если на Северном Кавказе царское правительство опиралось на русскую колонизацию, то на Центральном делало ставку на армян. Предполагалось, что "они по единому христианству под защитой российского правительства питают для собственного блага основательную преданность к российскому владычеству"18.

После заключения Кючук-Кайнарджийского мира южные границы России охватили территории до реки Кубань, иными словами, начался процесс завоевания Северного Кавказа. Для укрепления своих рубежей, предотвращения возникновения "пятой колонны" и в этой части региона империя проводила колонизацию. Только в последней четверти ХVIII века здесь были созданы казачьи станицы при крепостях Павловской, Мариинской, Георгиевской, а также поселили русских крестьян (4 тыс. чел.) из Курского, Воронежского и Тамбовского наместничеств19. После же подписания Ясского мирного договора численность казаков на землях от Тамани вдоль правого берега реки Кубани достигала 25 тыс. чел. Позже эта территория заселялась и русскими, в основном выходцами с Дона20. В ХIХ веке на Северном Кавказе эта колонизация продолжалась, но ее социальную базу составляли уже малороссийские казаки21.

В ходе завоевания региона Россия, заинтересованная в скорейшем его покорении, переселяла с Поволжья на Северный Кавказ немцев-колонистов. Так, 27 октября 1778 года Екатерина II утвердила специальный доклад "О переселении колонистов с луговой стороны Волги на линию, заводимую между Моздоком и Азовом"22. Однако до середины ХIХ века этот процесс носил спонтанный характер: в конце 1840-х годов на территории Северного Кавказа были зарегистрированы пять немецких колоний23.

Первыми христианскими переселенцами стали немцы-сепаратисты, выходцы из Вюртемберского королевства. Российское правительство предоставило им льготы и субсидии. Однако затем правящие круги разочаровались в немецких переселенцах и посчитали нецелесообразным их дальнейшее пребывание на Центральном Кавказе, где им отводили роль культуртрегеров и христианских миссионеров24. Но фактические материалы доказывают обратное, подчеркивают трудолюбие, аккуратность и трезвость этих переселенцев25. Впоследствии переселение немцев приостановили. Но колонисты, прибывшие на Центральный Кавказ, в частности в Северный Азербайджан, оставили о себе добрую память, став объектом изучения отдельных исследователей отечественной историографии.

Свою политику армянской колонизации азербайджанских земель правящие круги России объясняли тем, что армяне, являясь восточными христианами, якобы лучше других приспособлены к условиям жизни в восточных странах. Ибо они обосновались преимущественно в мусульманских государствах и прекрасно адаптировались к их изменившимся политическим и конфессиональным условиям.

Специфика переселенческой политики Российской империи на Центральном Кавказе, а также на завоеванных землях Азербайджана в первой половине ХIХ века состояла в ее стремлении уменьшить удельный вес численности азербайджанского населения и, вклинив в его монолитный массив, исповедующий ислам, инородный, иноверный, иноязычный компонент, создать иномусульманскую конфессиональную базу. В результате после заключения Туркманчайского и Адрианопольского мирных договоров царские власти переселили в Северный Азербайджан 119,5 тыс. армян26. В последующие десятилетия ХIХ и начала ХХ веков этот процесс продолжался. В итоге удельный вес численности армян возрос, достигнув в начале ХХ века на Центральном Кавказе (без Тифлисской и Кутаисской губерний) 1 208 615 чел.27

В первой трети ХIХ века Российская империя заселяла регион и русскими. В тот исторический период социальную базу русской колонизации составляли сектанты и раскольники, но в целом эта колонизация не имела целенаправленной последовательности. Темпы количественного роста русских на Центральном Кавказе не отвечали требованиям колонизационных планов империи, а доминирование армянской колонизации подтверждало реальность перекосов в переселенческой политике империи.

Обращая внимание на ошибки в переселенческой политике на Центральном Кавказе, один из апологетов дореволюционной России Н.Н. Шавров указывал: "Нашу колонизационную деятельность мы начали не с водворения в Закавказье русских людей, а с водворения инородцев"2828. Поддерживая эту позицию, другой российский апологет Г.А. Евреинов отмечал: "Закавказье представляет обширное поприще для русской колонизации"29. Ф. Гершельман также считал, что "армяне не представляют собою гарантий политической благонадежности"30. Уже в конце ХIХ века империя планомерно переселяла православных русских крестьян в регион из центральных губерний, придерживаясь известного тезиса великорусской идеологии: "русская государственная власть на Кавказе была для того, чтобы действительно быть русской"31, которая могла упрочить могущество и благосостояние России32.

В результате новой волны русской колонизации Центрального Кавказа только в Мильской и Муганской степях Северного Азербайджана в начале ХХ века образовались 89 переселенческих поселков33, а численность русских только на Центральном Кавказе превысила 350 050 чел.34

В целом же действия руководства России на Кавказе носили целенаправленный и планомерный характер, преследуя единую цель — колонизировать, христианизировать, русифицировать земли, обретенные силой оружия, постепенно по всем параметрам сливая их с империей.

Результаты переселенческой политики Российской империи в регионе

Как мы уже отмечали, в ходе завоевания Кавказа Российская империя последовательно и целенаправленно проводила переселение иноэтносов: немцев, русских, армян. При колонизации региона приоритет был отдан христианизации и русификации, в итоге произошли количественно-качественные изменения в этноконфессиональной структуре его населения. Так, в исследуемый период в этнической номенклатуре появились немцы и русские. Первые сумели приспособиться к непривычным климатическим условиям и субъективно несправедливому отношению правительственных кругов империи, в результате чего их численность на Кавказе в начале ХХ века превысила 90 тыс. чел.35

Русские, поселявшиеся на Кавказе с ХVIII века, также были новым элементом в этноконфессиональной структуре населения региона. Усиленная и целенаправленная колонизация дала определенный эффект. Так, в начале ХХ века на Северном и Центральном Кавказе численность русских составляла свыше 3 760 000 чел.36 Интересный момент этой колонизации — львиная доля удельного веса количества русских относилась к Северному Кавказу — 3 492 912 чел.37, что подтверждает тезис о его тотальной русской колонизации.

А планомерное и последовательное переселение армян резко увеличило удельный вес их численности в этническом составе населения Кавказа. В начале ХХ века их количество превысило 1 400 000 чел.38, при этом основная часть обосновалась (в том числе) на исторических землях Азербайджана: в Бакинской, Елизаветпольской, Иреванской губерниях.

В тот период демографические изменения были обусловлены и национально-освободительными движениями народов региона. Всеобщее их сопротивление Россия подавила только 1864 году. Черкесы, "обитавшие за Кубанью, утратив с падением Шамиля надежду на возможность дальнейшего сопротивления, в главной своей массе выселились в Турцию"39. В те годы, по данным В. Линдена, 470 тыс. черкесов покинули родные земли40. Кавказские народы подвергались и насильственному переселению — депортации. Российская власть, чтобы уничтожить сопротивление кавказских народов, переселяла их с гор в Майкопский, Екатеринодарский и другие уезды41. В итоге в 1915 году в Кубанской области из всех горских народов насчитывалось лишь 131 662 чел. при общей численности населения области 2 598 205 чел.4242

Однако народы Кавказа не смирились с иноземным господством и продолжали борьбу. Так, в тот период азербайджанцы выражали протест против российского господства, о чем, в частности, свидетельствует движение гачагов, продолжавшееся не только до падения династии Романовых, но и в годы советской власти (до конца 1940-х).

Российская власть беспощадно подавляла сопротивление кавказских народов. Народно-освободительная борьба аджаров в годы Первой мировой войны была потоплена в крови. Так, в результате действий генерал-губернатора Батумской области Ляхова только в долине Чорох физически уничтожили 45 тыс. аджаров, а другая их часть пополнила армию беженцев кавказских мусульман43.

Не примирились кавказские народы и с установлением советской власти в регионе. Гянджинское восстание 1920 года, Шекинское восстание 1930 года в Азербайджане, выступления крымских татар, чеченцев и ингушей против советской власти в годы Второй мировой войны свидетельствуют о несломленном духе борцов за свободу и независимость. В ответ большевики депортировали целые народы, что серьезно отразилось на этноконфессиональной структуре населения Кавказа. До развала СССР турки-месхетинцы, крымские татары были лишены своего исконного права — жить на Родине, что привело и к серьезным демографическим изменениям. По данным переписи 1989 года, численность черкесов составляла 52 363 чел., крымских татар по СССР составляла 271 715 чел. Эти данные наглядно свидетельствуют о тяжелых последствиях колонизации на Кавказе.

Заключение

Таким образом, в результате переселенческой политики Российской империи на Кавказе в истории региона произошли социально-политические коллизии, которые и сегодня придают "кавказскому узлу" особое значение в системе международных отношений. Так, "карабахский", "осетинский", "абхазский", "аджарский", "месхетинский" вопросы, которые являются составной частью этого узла, используются в геополитических играх ведущих государств мира, стремящихся расширить сферы своего влияния в регионе.


1 См.: Исмаилов Э., Кенгерли З. Кавказ в глобализирующемся мире: новая модель интеграции // Центральная Азия и Кавказ, 2003, № 2 (26). С. 162. к тексту
2 Там же. С. 163. к тексту
3 См.: Акты, собранные Кавказской археографической комиссией (далее — АКАК). Т. VIII. Тифлис, 1881. С. 248, 249, 253. к тексту
4 См.: Там же. С. 312, док. 229. к тексту
5 См.: Там же. С. 319, док. 232. к тексту
6 См.: Зелинский С.П. Племенной состав, религия и происхождение государственных крестьян. В кн.: Свод материалов по изучению экономического быта государственных крестьян Закавказского края (далее — Свод МИЭБГКЗК). Т. II. Тифлис, 1887. С. 42. к тексту
7 АКАК. Т. VIII. С. 320, док. 232. к тексту
8 См.: Там же. С. 320, док. 232; С. 256, док. 172. к тексту
9 Там же. С. 258, док. 172. к тексту
10 См.: АКАК. Т. XII. Тифлис, 1904. С. 526, док. 456; С. 529, док. 459. к тексту
11 См.: Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку: Алтай, 1999. С. 43. к тексту
12 См.: Государственный исторический архив Азербайджанской Республики (далее — ГИААР), ф. 13, оп. 1, д. 319, л. 4. к тексту
13 См.: Обзор деятельности Общества восстановления православного христианства на Кавказе за 1860—1910 гг. Общий очерк деятельности Общества за отчетный период. Тифлис, 1910. С. 10—11. к тексту
14 4 См.: ГИААР, ф. 46, оп. 3, д. 458, л. 32. к тексту
15 См.: Чеботарева В.Г. Наркомнац РСФСР: свет и тени национальной политики 1917—1924 гг. М., 2003. С. 31. к тексту
16 Ковалевский В.Л. История завоевания Кавказа. Т. II. С.-Петербург, 1915. С. 270. к тексту
17 Величко В.Л. Кавказ. Русское дело и междуплеменные вопросы. С.-Петербург, 1904. С. 186. к тексту
18 Дубровин Н. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 4 . Санкт-Петербург, 1879. С. 44. к тексту
19 См.: История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца ХVIII в. / Под ред. Б.Б. Пиотровского. М., 1988. С. 373. к тексту
20 См.: Там же. к тексту
21 См.: Кавказский календарь (далее — КК) на 1917 г. Тифлис, 1916. Отдел общий. С. 250. к тексту
22 См.: Плохотнюк Т.Н. Российские немцы на Северном Кавказе. М., 2001. С. 6. к тексту
23 См.: Там же. С. 7. к тексту
24 См.: АКАК. Т. VIII. С. 320, док. 232; Шелухин С. Немецкая колонизация. Одесса, 1915. С. 44. к тексту
25 См.: Басихин П. Немецкие колонии на Кавказе // Кавказский вестник, Тифлис, 1900, № 1. С. 22. к тексту
26 См.: Вердиева Х.Ю. Население Северного Азербайджана в первой половине ХIХ века. Баку, 1993. С. 27. к тексту
27 См.: Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. С. 234. к тексту
28 Шавров Н. Новая угроза русскому делу в Закавказье: предстоящая распродажа Мугани инородцам. В кн.: История Азербайджана по документам и публикациям. Баку, 1990. С. 63. к тексту
29 Евреинов Г.А. Национальные вопросы на инородческих окраинах России. С.-Петербург, 1908. С. 103. к тексту
30 Гершельман Д. Причины неурядиц на Кавказе. С.-Петербург, 1908. С. 70. к тексту
31 Липранди А., Волынец А. Кавказ и Россия. Харьков, 1911. С. 9. к тексту
32 См.: Шавров Н. Русский путь в Закавказье. С.-Петербург, 1883. С. 3. к тексту
33 См.: Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане в ХIХ — начале ХХ веков. Автореферат на соискание ученой степени доктора исторических наук. Баку, 2005. С. 37. к тексту
34 См.: Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года. С.-Петербург, 1905. Вып. LХVI. С. 272—273; С.-Петербург, 1905. Вып. LХIХ; КК на 1917 год. Тифлис, 1916. С. 178, 182, 194, 218—219. к тексту
35 См.: Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года. С.-Петербург, 1905. Вып. LХIХ, б/с; КК на 1917 г. С. 224—235; Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. С. 226. к тексту
36 См.: КК на 1916 год. С. 30—39; КК на 1917 год. С. 198—201, 214—217, 224—235; Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане в ХIХ — начале ХХ веков. Автореферат. С. 40. к тексту
37 См.: КК на 1917 год. С. 224—235. к тексту
38 См.: КК на 1917 год. С. 198—201, 214—237, 224—235; Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. С. 234. к тексту
39 Линден В. Краткий исторический очерк былого общественно-политического и поземельного строя народностей, населяющих мусульманские районы Кавказского края. В кн.: КК на 1916 год. Отдел общий. С. 252. к тексту
40См.: Там же. С. 252. к тексту
41 См.: Там же. к тексту
42 См.: Там же. к тексту
43 См.: Свентоховский Т. Русский Азербайджан // Хазар, 1990, № 1. С. 85; ГИААР, ф. 335, оп. 1, д. 1. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL