Эльдар Эльдаров


Эльдар Эльдаров, доктор географических наук, профессор факультета управления экономикой Дагестанского государственного университета (Махачкала, Российская Федерация).


ДАГЕСТАН: ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОЙ СИСТЕМЫ РАССЕЛЕНИЯ В ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

РЕЗЮМЕ

В статье рассматриваются основные предпосылки и условия развития сельской системы расселения РД в постсоветский период. Информационную базу для статьи главным образом составили статистические данные двух последних переписей населения 19891 и 20022 годов.

Введение

Среди регионов России Дагестан выделяется преимущественно сельским характером расселения. В сельской местности проживает 57,1% его населения, а в целом по России — 26,7%, по Северному Кавказу — 44,5%. Более сельским регионом, чем Дагестан, в РФ являются лишь Республика Алтай и ряд северных автономных округов с их немногочисленными жителями. Трансформация такой системы расселения РД ныне протекает стихийно и требует научной корректировки с учетом задач оптимизации природно-хозяйственных связей и повышения качества жизни населения.

Природно-экологические факторы

Главным природным фактором эволюции сложившегося расселения в Дагестане принято считать высотную поясность, которая дифференцирует процесс размещения его жителей по двум зонам: горной и равнинной. Основная часть республики (56%) занята горами, остальная территория (44%) — равнина. Абсолютные высоты рельефа колеблются от 26 метров ниже уровня Мирового океана (современный берег Каспийского моря) до 4 466 м (гора Базардюзи). Для горной части республики характерны частые и большие перепады высот, местами измеряющиеся тысячами метров: грандиозный Сулакский каньон — один из глубочайших в мире. Такие перепады в горно-приморском регионе обусловливают исключительно высокое разнообразие ландшафтов республики. Ее низменная часть представлена плоской равниной, где перепады высот не превышают 80 м.

Реки и речные бассейны наложили заметный отпечаток на конфигурацию сети как горных, так и равнинных поселений. В расселении жителей засушливых северных районов большую роль играют источники подземных вод. В XX столетии по мере осуществления нефтегазовой разведки на территории Прикаспийской низменности было пробурено множество скважин, которые впоследствии стали использоваться как артезианские источники пресной воды. Возле них возникло значительное число поселков отгонного животноводства — кутанов, где посезонно или круглогодично обитают семьи пастухов, домашние хозяйства которых расположены в горах.

Величина населенных пунктов в Стране гор очень часто зависит от размеров приусадебных земель, пригодных для сельскохозяйственной обработки. Поэтому наиболее крупные сельские поселения ныне расположены в равнинной зоне.

На размещение населения республики заметное влияние оказывают опасные природные процессы: землетрясения, оползни, сели, горные лавины, затопление и подтопление морских берегов, подмыв и разрушение берегов рек и др., которые порой заметно осложняют жизнь и хозяйственную практику людей. Нередко эти процессы сдерживают рост, а местами и разрушают локальные системы расселения. Так, в результате сильного землетрясения 14 мая 1970 года полностью или частично были разрушены села Кумторкалинского района. В целях компенсации советское государство выделило средства на строительство нового крупного села Кумторкала.

Другой пример — стремительное повышение уровня Каспийского моря (за 20 лет, с 1978 г., он вырос на 2,5 м), что привело к затоплению и подтоплению территорий приморских поселков в северной равнинной части республики. Наибольший урон от морской трансгрессии понесло село Остров Чечень, жителей которого в начале 1990-х годов разместили в новых многоквартирных домах Махачкалы3.

Размещение населения по высотным зонам в разные исторические периоды менялось. В этом плане за последние десятилетия проявили себя три главнейшие тенденции: а) в территориальном аспекте быстрее всего сокращается число сельских поселений и жителей на высоте более 1 500 м над уровнем моря, сети населенных пунктов гораздо активней развиваются на равнине, чем в горах; б) неуклонно возрастает доля городских и снижается доля сельских жителей; в) стабильно растет количество населения административных центров, в первую очередь столицы республики Махачкалы. Главная причина таких перемен — относительно лучшие социально-экономические условия жизни: во-первых, на равнине по сравнению с горами, во-вторых, в городах по сравнению с сельской местностью.

По нашим расчетам, сделанным на основе данных последней Всероссийской переписи населения 2002 года, выше 2 000 м над уровнем моря проживает 2,8% всего сельского населения республики, от 1 500 до 2 000 м — 13,4%4. С советских времен эти территории приравнивают к северным регионам России: оплата труда повышается соответственно на 20 и 15%. В высокогорной зоне проживает все население Агульского района, 95,6% — Кулинского, 88,4% — Лакского, свыше 70% — Ахвахского, Тляратинского, Цумадинского, Чародинского, более 50% — Гумбетовского, Рутульского и Шамильского.

Этногеографические аспекты

Народы Дагестана исторически расселены следующим образом: на севере живут ногайцы, на Прикаспийской низменности и в предгорьях — кумыки и табасаранцы, в центральной части — даргинцы, лакцы и аварцы, в бассейнах рек Самур и Гюльгерычай — цахуры, рутульцы, лезгины и агулы. Малочисленные этнические группы, близкородственные аварцам, в основном занимают высокогорья. Об исторической укорененности азербайджанцев в республике свидетельствует то, что в свое время они обосновались в сельской местности южной части Дагестана (в основном в Дербентском районе), где антропогенный ландшафт и образ жизни местного населения украшены этнической культурой и духовными традициями азербайджанского народа. Азербайджанцы-горожане живут в основном в Дербенте и Дагестанских Огнях, где они составляют около трети населения. Русские большей частью проживают на равнине в дельте Терека — Кизлярском и в Тарумовском районах, много их в городах республики. В предгорном Новолакском и равнинном Хасавюртовском районах компактно живут чеченцы-ауховцы или аккинцы.

Наряду с указанными народами в Дагестане с древних времен живут таты, происхождение которых связано с переселенцами из Персии еще в доисламский период. В основном они живут в горах и в Дербенте, а также в с. Маджалис. В последние два десятилетия численность татов, как и горских евреев, резко сократилась в связи с их эмиграцией.

До Октябрьской революции 1917 года дагестанское население в основном складывалось из коренных этносов. В годы социалистического строительства в республике наиболее активно увеличивалась численность русских. Присоединение в 1922 году к Дагестанской АССР северных равнинных территорий (Ногайский, Кизлярский и Тарумовский районы) с местами компактного проживания русских (нижнетерских казаков) послужило основанием для их включения в ряд коренных этносов республики.

В период индустриализации и культурной революции в СССР отмечалась массовая миграция молодых русских в южные национальные окраины страны, в том числе в Дагестан. В результате по итогам переписи 1959 года русские вышли на второе место по численности представителей национальностей в республике (20%), лишь немного уступив аварцам. С 1960-х годов прослеживается отток русских — до 1970 года медленный, а затем все более быстрый. Численность русских в начале 1999 года была на 30% меньше, чем в 1959-м5.

Количество же собственно дагестанских, или титульных, то есть пользующихся "неофициально-привилегированным" этнополитическим статусом национальностей, напротив, росло очень быстро, прежде всего вследствие высокого естественного прироста. За период между переписями 1959 и 2002 годов численность большинства титульных народов республики увеличилась от 2,2 до 2,8 раза. Если в 1959-м на долю нетитульных коренных этносов приходилось около трети ее населения, то к 2002-му — примерно 9%. Таким образом, национальный состав населения РД быстро приближается к состоянию на начало ХХ столетия.

Титульные этносы Дагестана активно расселялись по всей территории СССР, а ныне — России. В 1959 году за пределами Дагестана на территории СССР проживал 21% численности его титульных этносов. За 1959—2002 годы их численность в РД увеличилась в 2 раза, на остальной территории СССР — в 3 раза, а в России — даже в 5 раз. В данном случае проявила себя не столько высокая рождаемость среди дагестанцев, сколько их миграционный отток за пределы республики, в первую очередь в соседние регионы Юга России.

За рассматриваемый период миграционные потери титульных этносов в сумме составили 170 тыс. чел., или около 15% жителей Страны гор. Это лишь немногим уступает потерям русских, которые за то же время составили 22%. Таким образом, демографический пресс выталкивал из Дагестана не только пришлое, но и коренное население6.

Анализ тенденций эволюции горного расселения с 1959 по 2002 год показал, что они сохранили свои главные особенности, в свое время выявленные К.П. Сергеевой для первых 10 лет этого периода — с 1959 по 1969 год: осевое направление движения сверху вниз (в села и города на равнине), ускоренное обезлюдение малочисленных сельских населенных пунктов7. При этом равнина в этнической структуре республики играет роль "плавильного котла", усиливающего общедагестанскую идентичность его народов. Как показали многочисленные социологические опросы, самоидентификация "я — дагестанец", в отличие от "я — аварец", "я — кумык", "я — лезгин" и т.д., в большей степени присуща жителям населенных пунктов, расположенных на равнине, чем горскому населению. На равнине определяющим фактором динамики сельского расселения по-прежнему является положение сельских мест относительно какого-либо города-центра: чем ближе такой центр, тем активнее рост сельского поселения. В горных же условиях влияние этого фактора гораздо слабее. Однако с развитием в горах автодорожной инфраструктуры влияние дагестанских городов на горное сельское расселение возрастет.

Процессу этнокультурной идентификации дагестанцев в период перестройки присущи две главные этногеографические тенденции. С одной стороны, в условиях традиционной мелкоконтурности административно-территориального устройства республики (она состоит из 41 сельского муниципального района, см. рис. 1) выявился фактор не только хозяйственного, но и этнополитического обособления многих сельских районов, особенно горных. Каждый район превращается в носителя интересов конкретной этнической общности, во многих органах административной власти делопроизводство и общение работников осуществляются исключительно на языке доминирующего этноса, что порождает определенный риск для этнополитического развития республики. В этом плане особенно симптоматичны изменения в земельном рынке и межрайонном перераспределении бюджетных средств. С другой стороны, на равнине и предгорьях формируется множество поселений с полиэтнической структурой. При этом в одних случаях этнопоселенческая структура представляется беспорядочной смесью усадеб, хозяева которых принадлежат к разным национальностям, в других — возникают этнически обособленные кварталы8.

На крайнем севере республики, в зоне исторического проживания ногайцев, много сел с ногайско-кумыкско-аварской и ногайско-аварско-даргинской этнической структурами. В заселенных прежде в основном русскими Тарумовском и Кизлярском районах ныне большинство сел имеют русско-аварско-ногайский, русско-кумыкско-даргинский, лакско-даргинско-аварский и др. состав.

Бабаюртовский район — главная житница республики, где в результате проведенных в советское время плановых переселений с гор на равнину возникло множество сел и крупных кутанов с весьма разным этническим составом. Здесь есть села с кумыкско-русско-лезгинскими, кумыкско-рутульскими, лезгинско-цахурскими кварталами. Как и на территории Хасавюртовского района, с 1990-х годов здесь стало возникать много этнически смешанных поселений с обязательным присутствием чеченцев.

В предгорном Буйнакском районе традиционно формируются кумыкско-аварские и кумыкско-даргинские поселения. В этой же предгорной зоне, на территории Карабудахкентского, Каякентского, Левашинского и Кайтагского районов, в XX веке появилось множество сел с кумыкско-даргинским, даргинско-аварско-кумыкским, даргинско-лакским национальным составом.

Рисунок 1

Динамика численности населения по сельским районам с 1989-го по 2002 год9

На низменности и в горной зоне Южного Дагестана, особенно на приграничной с Азербайджаном территории, сегодня вообще трудно найти моноэтничные поселения. В характерные для южных районов Приморской низменности лезгинско-азербайджанскую и табасарано-татскую структуры поселений в ХХ веке "вжились" русский, кумыкский, аварский и даргинский компоненты. А в последние десятилетия на этой территории прослеживается увеличение численности всех горских этносов Южного Дагестана (лезгин, цахуров, рутульцев, агулов и табасаранцев).

Геодемографические и этнополитические факторы и проблемы

С 1989 по 2002 год плотность сельского населения снизилась в Кулинском районе, но практически не изменилась в Тарумовском и Чародинском (рис. 1). В настоящее время этот показатель наиболее высокий в приграничных с Чеченской Республикой районах — Новолакском (102 чел./км), Хасавюртовском (83), Кизилюртовском (109) районах, где демографический рост обусловлен, во-первых, высокой рождаемостью, во-вторых, активной въездной миграцией из экономически депрессивных высокогорных районов РД, а также из- за пределов республики. Другая зона притяжения мигрантов с гор, а также вынужденных переселенцев из-за пределов республики из числа представителей народностей Южного Дагестана (лезгины, табасаранцы и др.) — Магарамкентский (79 чел./км), Сулейман-Стальский (70) и особенно Дербентский (98) районы. За годы реформ в этих районах плотность населения увеличилась так же, как и в описанной выше группе западных районов республики, то есть примерно в 1,5—2 раза. Главными факторами столь высокой динамики стали естественный прирост и положительное сальдо миграции, в том числе вынужденной из новых независимых государств Центральной Азии и глубинных регионов России.

Ботлихский и Унцукульский районы — горные территории, характеризующиеся наиболее высокими показателями демографического роста: с 1989 по 2002 год численность их населения увеличилась на 70%. Этому во многом способствовали геополитические и экономические факторы. К территории Ботлихского района относится протяженный горный участок границы с Чеченской Республикой.

В условиях РД политика укрупнения населенных пунктов имела как положительные, так и отрицательные последствия. В ней была своя логика: жителей крупных поселений легче обеспечить сравнительно более высоким уровнем обслуживания. На строительство дорог, мостов, прокладку линий электропередачи и телефонной связи к малым горным селам необходимы значительные капиталовложения. К тому же индустриализация в стране ориентировалась на сельскохозяйственное машиностроение, обеспечивавшее эффективный труд прежде всего в условиях крупноконтурного земледелия. Однако для горной зоны республики именно малонаселенные аулы с учетом местных производственных, этнокультурных и экологических факторов являются более целесообразными. В горах земельные наделы мелкоконтурны, часто террасированы, в основном принадлежат отдельным семьям и тухумам. Поэтому для их содержания требуется небольшое количество людей. Небольшие площади обрабатываемых земель и сенокосов, отсутствие зимних пастбищ ограничивают возможности горных территорий обеспечить людей трудом и продовольствием.

Часть сельских поселений поглощены городами, некоторые — преобразованы в поселки городского типа. На сокращении числа сельских поселений сказалось и отсутствие средств, необходимых для борьбы с последствиями стихийных бедствий: землетрясений, оползней, лавин, селевых потоков и т.п. В итоге в современной структуре сельского расселения (по числу жителей) преобладают средние поселения — их примерно 60%. При этом выделяются небольшие поселения (до 100 жителей), что не характерно для других регионов Северного Кавказа. Однако средняя людность поселений заметно выросла: с 289 чел. в 1926 году до 818 чел. в 2002-м. Для сравнения отметим, что, согласно переписи 1989 года, средняя людность сельских поселений в целом по России составляла 255 чел., а в Дагестане — 667 чел.

В этой структуре особую роль играют районные центры. Они являются опорными центрами горного и отчасти предгорного расселения. Из 41 сельского района в пяти центрами являются города, в остальных 36 — села. Важное звено в территориальной организации населения — сельские административные центры. Согласно последней переписи 2002 года, их в республике 700. Наряду с центральными усадьбами бывших совхозов и колхозов (таковых насчитывается свыше 700), они составляют основу сельского расселения. Новые формы производства (фермерские хозяйства, агрофирмы, акционерные общества и т.д.) пока не оказывают заметного влияния на сельское расселение.

Наряду с аулами на местах выпаса скота широко распространены кутаны. На равнине с развитием земледелия и разведением крупного рогатого скота многие кутаны превращаются в "филиалы" горных сел, постепенно обретая статус поселения с географическим названием горного села, обычно с приставкой "ново". Например, горное поселение Борч Рутульского района на равнине (в Бабаюртовском районе) получило название Новоборч, и таких примеров множество. Новая железная дорога Кизилюрт — Кизляр придала импульс социально-экономическому развитию территорий по оси сельских поселений, выстраивающихся поперек дельты р. Терек — от границы с Калмыкией на севере до Кизилюрта на юге. Хозяйственные функции некоторых сел, недавно превратившихся в железнодорожные станции, в перспективе расширятся за счет создания предприятий транспортного обслуживания, вагоноремонтного, погрузочно-разгрузочного, холодильно-складского, элеваторного и иного назначения.

В северо-западной части горного Дагестана формируется локальная система сельского расселения с центром в с. Ботлих. Ее главные оси протягиваются от Ботлиха по руслу Андийского Койсу вверх до с. Агвали, вниз до с. Мехельта, а также вверх по правому притоку этой реки до с. Карата. Эта сеть населенных пунктов компактно размещается в пределах четырех сельских районов республики: Ботлихского, Цумадинского, Ахвахского и Гумбетовского. Ботлихская их локализация — ответвление Хасавюртовский агломерации. Возрождение промышленного производства (в 1980-х гг. здесь функционировало маленькое промышленное предприятие, выпускавшее военную продукцию) могло бы трансформировать этот населенный пункт в рабочий поселок. А укрепление материально-технической базы сельского хозяйства в рассматриваемом сгустке горных сел будет всемерно способствовать хозяйственной активизации и повышению уровня жизни в самом высокогорном и отдаленном участке бассейна Андийского Койсу — Цунтинском районе. Очевидно, этому может способствовать строящаяся автодорога с твердым покрытием, которая свяжет с. Ботлих с Буйнакском и Махачкалой.

Наряду с шоссе от Гимринской развилки на запад вдоль Андийского Койсу, формируется укороченный путь и до более южных сельских локализаций Центрального и Высокогорного Дагестана с центрами в селениях Хунзах, Хебда, Тлярата и Бежта. Это приведет к сдерживанию миграции из горных сел на равнину, а также к стабилизации развития горной системы расселения.

Главными воротами во внутригорный Дагестан уже несколько последних десятилетий служит автодорога, пересекающая границу гор и предгорий через селения Леваши и Хаджалмахи. Левашинский и соседствующий с ним Акушинский районы относятся к самым густозаселенным горным территориям Кавказа. Транзитная функция этих районов по отношению к скоплениям горных сел будет усиливаться, особенно по направлению к бассейнам Каракойсу (Цурибская локализация аулов) и Казикумухское Койсу (локализации вокруг с. Кумух и с. Вачи).

Социально-географические тенденции свидетельствуют, что в недалекой перспективе в самом центре Страны гор на базе нынешнего села Леваши вырастет поселок городского типа. Соответственно необходима предпроектная проработка вопросов индустриализации этого населенного пункта. Традиционная овощеводческая специализация сельского хозяйства Левашинской группы поселений, видимо, наложит отпечаток на профиль местного перерабатывающего комплекса. Группам сельских поселений в пределах южной части дагестанских предгорий (Дахадаевский, Табасаранский и Хивский районы) также не грозит депопуляция, что обусловлено высокими темпами естественного прироста. Основная проблема развития расселения на юге РД — формирование крупной группы сел в низовьях р. Самур. В настоящее время в Магарамкентский и южную часть Дербентского района "стекаются" жители горных территорий всего Южного Дагестана (с наиболее благоприятными агроклиматическими условиями жизни в республике).

Сюда же из различных регионов РФ и стран Центральной Азии устремлен основной поток мигрантов, выходцев из Южного Дагестана. Одно за другим рождаются новые села в окрестностях и в самой гуще уникального леса с типичной субтропической растительностью в Самурской дельте. Лес идет под топор новоселов, в результате чего его площадь сократилась до 26,7 тыс. га. В недалеком прошлом лесные массивы дагестанского участка Самурской дельты превышали 100 тыс. га. Как утверждают работники экологических служб республики, через 10—15 лет от этого леса могут остаться лишь воспоминания. Долина реки Самур — удобная автотрасса к высокогорным массивам Главного Кавказского хребта. Истоки Самура (Рутульский район) представляют собой исключительно живописный уголок природы с мягким климатом и девственными лесами, который справедливо называют Дагестанской Швейцарией. Несомненно, что со стабилизацией общественно-политической ситуации на Кавказе возникнут новые возможности для развития сельского расселения в долине этой и других рек, вдоль которых проходят туристские маршруты по основным природно-ландшафтным ступеням "приморье — предгорье — среднегорье — высокогорье", начиная от курортов на Каспии и заканчивая лагерями для альпинистов у ледников Большого Кавказа.

В настоящее время на территории Дагестана (вдоль его рубежа с Чеченской республикой, а также государственной границы с Грузией и Азербайджаном) началось строительство военных городков и пограничных застав. Это стало фактором укрепления материально-технической базы и улучшения ситуации на рынке труда в ряде приграничных сел республики. Такое строительство обусловлено необходимостью обустройства новых границ Российской Федерации и открывает большие возможности для развития социальной и производственной инфраструктуры отдаленных территорий РД (дорожного строительства, газификации, сооружения линий электропередачи). Вместе с тем отдельные погранзаставы расширяются за счет лесных массивов в пределах особо охраняемых природных территорий (Самурский национальный парк, Хамаматюртовский и Гутонский заказники) либо освоения интенсивно используемых сельхозугодий, что порой вызывает негативный отклик у местных жителей.

Современные трансформационные процессы обусловили изменение социальной и этнической палитры сельского расселения Дагестана. Отмечаются функциональное преобразование сел и активное жилищное строительство (в основном хаотичное). Нередко такие процессы порождают острые этнополитические конфликты. Например, в ряде сел северного равнинного Дагестана, возникших на базе временных кутанов, принадлежащих хозяйствующим субъектам горных районов, в последние годы утвердился оседлый тип животноводства. Численность населения в них растет главным образом за счет жителей гор, что вызывает протест у коренных этнических групп равнинной зоны.

Социально-экономические проблемы и перспективы

Одно из главных негативных последствий современных экономических реформ — значительное сокращение аграрного производства в республике, вызванное низким спросом и высокой себестоимостью продукции сельского хозяйства, неорганизованностью и отдаленностью рынков ее сбыта. Либерализация внутренней и внешней торговли повлекла за собой диспаритет цен на сельскохозяйственные и промышленные товары. Кроме того, ситуация усугубилась событиями в Чеченской республике и соседних странах, что привело к нарушению хозяйственных связей и транспортной блокаде Дагестана. В результате в 1990-х годах объемы производства в большинстве отраслей промышленности республики сократились в 10—15 раз, пришло в упадок и традиционное для ее сельской зоны ковроткачество. Хотя частные хозяйства характеризовались гораздо более высокой продуктивностью, чем общественный сектор, в конце ХХ века в РД по-прежнему господствовала колхозно-совхозная система, что тормозило земельную реформу. На экономике аграрной сферы не могло не сказаться и сокращение площадей виноградников, связанное с антиалкогольной кампанией во второй половине 1980-х годов. Стало ясно, что республике необходимо не только сохранить имеющиеся площади, но и значительно их увеличить.

Таким образом, в 1990-х годах стагнация была характерна практически для всех отраслей хозяйства Дагестана. Что касается его курортно-туристического комплекса, обладающего огромным потенциалом в плане стимулирования роста экономики сельских территорий, то он с распадом СССР, особенно с началом военных действий на Кавказе, оказался в полной разрухе.

В начале нового столетия наметился перелом негативных тенденций. К 2007 году по темпам роста основных экономических показателей Дагестан стал опережать многие другие субъекты Южного федерального округа. В горах республики расширяется сеть автомобильных дорог, укрепляются энергетические мощности республики: завершается комплектование турбинными агрегатами крупной Ирганайской ГЭС, возведен ряд малых гидроэлектростанций в бассейнах главных дагестанских рек: Сулак и Самур.

Большие надежды возлагаются на транснациональный коридор "Север — Юг", проходящий по территории Дагестана, — одну из основных транспортных артерий Евразии, пересекающих прикаспийский регион. Проекты создания этого коридора предусматривают выход прикаспийских республик на рынки европейских государств (в частности, водным путем Каспий — Волга — Балтика), а в отдаленной перспективе — до стран Персидского залива через Иран. На ключевых участках этого коридора прогнозируемый объем грузоперевозок оценивается примерно в 10 млн т/год10.

Развитие транскаспийского торгового пути и освоение новых месторождений углеводородного сырья в российском и других секторах Каспийского моря приведет к формированию соответствующей бере­говой инфраструктуры. Важным звеном в этой транспортной цепи станет Махачкалинский международный морской порт, который уже сейчас обеспечивает переправку паромных грузов, следующих из портов Ирана, Туркменистана и Казахстана. Это единственный российский порт на Каспии с не замерзающей в зимний период акваторией. При этом полагается, что создание новых производственных и транспортных объектов послужит существенным источником финансо­вых средств для обустройства всех прибрежных территорий РД.

Рисунок 2

Бассейновые социально-экономические зоны

Однако перспективы развития транснационального торгового коридора через Дагестан необходимо рассматривать через призму вопросов экономического роста не только его приморской урбанизированной полосы, но и горной сельской зоны республики. Сегодня в РД разрабатывается схема взаимосвязанного развития производственных систем приморской и горной зон на базе так называемых "кустовых" территориально-хозяйственных комплексов. Суть этой идеи в том, что формирующиеся (на самом деле возрождающиеся со времен существования Великого шелкового пути) активные торговые контакты между Европой и Азией должны вдохнуть новую жизнь в пока еще практически нищие горные районы республики.

Приморско-горные производственные циклы будут развиваться по осям бассейнов дагестанских рек. Морскими границами формирующихся бассейновых зон послужат утвержденные участки не­дропользования на побережье РД между устьями рек Сулак и Са­мур: Махачкалинский, Каспийский, Избербашский и Дербентский. Соответственно города Махачкала, Каспийск, Избербаш и Дербент выступят центрами экономического роста по отношению к конкретным предгорным и горным районам республики (рис. 2). При этом наращивание транспортно-промышленного потенциала в приморских городах Дагестана целесообразно сочетать с широким спектром протекционистских мер по оживлению предпринимательства в горных районах.

Заключение

Обобщая вышесказанное, отметим, что в различные исторические периоды процесс расселения в сельской местности Дагестана протекал по-разному. Сейчас наблюдаются в принципе типичные для горных преимущественно аграрных стран мира тенденции развития: а) неуклонный рост доли городского и снижение доли сельского населения; б) более активное развитие сети поселений на равнине, чем в горах; г) быстрое сокращение количества сельских поселений и сельских жителей на территориях выше 1 500 м над уровнем моря; в) стабильный рост численности населения административных центров сельских районов. Причина таких трансформаций — более предпочтительные социально-экономические условия жизни: во-первых, на равнине по сравнению с горами, во-вторых, в городах по сравнению с сельской местностью.

Подобный ход развития событий способствует дальнейшей поляризации уровня жизни на каспийском побережье, с одной стороны, в горной сельской зоне — с другой. Поэтому, в частности, уже сейчас рекламу будущих жилых и туристических комплексов в виде фешенебельных сооружений на лазурных взморьях Дагестана следует гармонично сочетать с пропагандой не менее красочных, благодатных и цивилизованных форм организации сельской жизни в горах. Для горцев необходима вера в то, что реализуемые ныне на селе национальные проекты развития аграрной и других отраслей регионального хозяйства — лишь начало экономического и социального возрождения их земли. Горам необходимо вернуть их достоинство и славу уникальной цивилизации, подарившей миру высокоразвитые культуры террасного земледелия и опыт многовекового мирного сосуществования различных национально-государственных образований в составе единой федерации.


1 См.: Основные итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года на территории Дагестанской АССР.  Махачкала, 1990.  35 с. к тексту
2 См.: Демографический ежегодник. 2002 год. Статистический сборник / Отв. ред. С.В. Ильяшенко. Махачкала: Госкомстат РД, 2003.  192 с. к тексту
3 См.: Алиев Д.Р., Слука Н.А., Эльдаров Э.М. Приморский Дагестан: проблемы и перспективы. Махачкала: Дат. ЦНТИ, 1993. С. 89. к тексту
4 См.: Мудуев Ш.С., Эльдаров Э.М. Северный Кавказ и Дагестан: социально-географические проблемы развития горных регионов. Махачкала: ДНЦ РАН, 2002. С. 48. к тексту
5 См.: Демографический ежегодник. 2002 год. к тексту
6 См.: Мудуев Ш.С., Эльдаров Э.М. Указ. соч. С. 81—82. к тексту
7 См.: Сергеева К.П. Население Дагестана. Махачкала: Дагучпедгиз, 1973. 84 с. к тексту
8 См.: Алиев Ш.М. Экономическая и социальная география Дагестана. Махачкала: ДГПУ, 2005. С. 115. к тексту
9 См.: Eldarov E., Holland E.С., Aliyev Sh.M., Abdulagatov Z.M., Atayev Z.V. Resettlement and Migration in Post-Soviet Dagestan // Eurasian Geography and Economics,  March — April 2007, Vol. XLVIII, No. 2. P. 226—248; Демографический ежегодник. 2002 год. к тексту
10 См.: Vital Caspian Graphics: Challenges Beyond Caviar.  Published by UNEP/GRID-Arendal, 2006. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL