Кямран ШАФИЕВ


Кямран Шафиев, заместитель заведующего отделом законодательства по государственному строительству Милли Меджлиса Азербайджанской Республики (Баку, Азербайджан).


УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ПРИНЦИП КУЛЬТУРНОГО РЕЛЯТИВИЗМА

РЕЗЮМЕ

В данной статье анализируется содержание международных стандартов в сфере прав человека, критически рассматриваются аргументы сторонников концепции культурного релятивизма. Автор предпринимает попытку обосновать существование универсальных ценностей и стандартов, в том числе в сфере прав человека, выявляя их взаимосвязь в разных культурных обществах.

Введение

Сегодня в мире утверждаются международные стандарты в сфере прав человека и укрепляется тенденция интерпретации прав человека в контексте региональных, национальных и религиозных особенностей разных культур.

Хотя права человека закреплены во многих международных документах и, казалось бы, уже выработаны стандарты их применения, они порой подвергаются серьезной критике.

С одной стороны, в мире отмечаются процессы глобализации в политической, экономической, культурной жизни и утверждения международных стандартов прав человека, с другой — все больше активизируется движение антиглобалистов, усиливается критика концепции универсальности прав человека.

Возникает вопрос: "Могут ли существовать стандарты прав человека в мире, характеризующемся многообразием культур и религий?"

Сторонники универсальности прав человека предполагают наличие определенных общих стандартов прав человека, применимых к любому обществу. Их позиция сводится к тому, что права человека не есть продукт одной культуры, а соответствующие стандарты выработаны в результате усилий всего международного сообщества.

Приверженцы же концепции культурного релятивизма исходят из того, что каждую культуру можно оценить лишь на основе ее собственных принципов, а не универсальных критериев. Права человека, указанные в международных документах, реализуются в той или иной стране с учетом ее культурных (национальных, религиозных) особенностей. Другими словами, различные исторические традиции, психология и культура разных народов влияют на толкование прав человека и практику их применения. Сторонники обеих концепций выдвигают обоснованные аргументы в защиту своих взглядов.

Думается, эта проблема интересует и страны Южного Кавказа. После развала СССР произошли кардинальные изменения в экономике, политике, идеологии его бывших республик. Сегодня государства данного региона интегрируются в европейские структуры, вырабатывают различные подходы к решению проблем, стоящих перед обществом.

Отсюда следует необходимость проанализировать суть международных стандартов в сфере прав человека и содержание концепции культурного релятивизма.

Универсальность прав человека

Идея прав человека имеет длительную историю. В Средние века правовое положение личности определялось главным образом принадлежностью к тому или иному сословию; к правам относились больше как к привилегии, полученной вассалом от синьора.

В тот же период были приняты важные документы в этой сфере, такие как Великая Хартия вольностей (1215 г.), Habeas corpus act (1679 г.), ограничившая права короля. В ней также устанавливалось, что личность вправе свободно распоряжаться собой и может быть подвергнута наказанию лишь по приговору суда. Ее главное положение — верховенство закона.

Следующий важный этап развития концепции прав человека — эпоха Реформации. В тот период были провозглашены права личности в вопросах веры, что придало дополнительный импульс борьбе за политические права.

В XVII веке получил развитие либерализм с его теорией естественных прав, который развивался и в дальнейшем. В трудах известных последователей этой идеи (Локк, Милль, Монтескье и др.) отражены основополагающие права человека: на жизнь, безопасность, свободу, собственность, сопротивление угнетению. Они объявлялись естественными, неотъемлемыми и неприкосновенными, существующими независимо от государства, призванного лишь охранять их.

Особое место в истории прав человека занимает XVIII век. Такие документы, как принятые в США Декларация независимости (1776 г.) и Билль о правах (1789—1791 гг.), французская Декларация прав человека и гражданина (1789 г.), имеют особое значение в истории признания и закрепления прав человека.

В Декларации независимости США говорится: "Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными, и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых"1.

Во французской Декларации прав человека и гражданина сказано: "1. Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. 2. Цель каждого государственного союза составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Таковы: свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению"2.

Идея прав человека прошла большой путь развития, обогащаясь многими правами и свободами. Но только в XX веке права человека признали главной ценностью, что отражено в соответствующих международных документах. В современной концепции прав человека воплотились мысли из религиозных доктрин, философских, политических, правовых учений разных эпох.

Уважение к правам человека утвердилось в качестве одного из приоритетных принципов международного права в 1945 году с принятием Устава ООН. Во многом благодаря постоянной работе Организации Объединенных Наций универсальность прав человека четко определена и признана международным правом. Права человека занимают особое место в перечне целей и задач ООН, которые оговорены в ее Уставе, в статье 1 которого указывается, что одной из целей ООН является осуществление международного сотрудничества "в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии". Это подтверждено и в статье 55 Устава, где зафиксировано, что ООН содействует "всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех"3.

Впоследствии положения Устава ООН были конкретизированы в международных пактах, которые часто называют международными стандартами в сфере прав человека. Они призваны создать универсальную международно-правовую базу для межгосударственного сотрудничества по вопросам прав человека. Первым из них стала Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года. Хотя данный документ и не является обязательным к исполнению, он обладает большой моральной силой, его можно рассматривать как универсальный каталог прав и свобод человека. Принятие Всеобщей декларации прав человека способствовало дальнейшей разработке международных стандартов в данной сфере и созданию механизмов международного контроля. Ее авторы стремились сформулировать фундаментальные права, заложенные в самой человеческой природе. Цель Всеобщей декларации — перечислить эти права и установить нормы, которые должны соблюдать все страны.

В преамбуле Декларация провозглашается "в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства"4.

Но уже в то время существовало мнение, что Декларация прав человека отражает идеи западного общества. Американский антрополог Мелвилль Эрсковитс подготовил проект Заявления о правах человека, в котором говорится: "…Декларация должна иметь международную применимость. Она должна охватить и признать законность многих различных образов жизни. Не будет оно действовать убедительно на индонезийца, африканца, китайца, если будет пребывать в той же плоскости, как и другие подобные документы относительно более раннего периода. Права человека в двадцатом столетии не могут быть ограничены стандартами одной-единственной культуры или продиктованы стремлениями одного народа"5.

За годы, прошедшие после принятия Всеобщей декларации прав человека, ООН утвердила множество международно-правовых документов, касающихся защиты прав человека. К важнейшим из них относятся: Пакт о гражданских и политических правах, Пакт об экономических, социальных и культурных правах.

В 1966 году Генеральная Ассамблея ООН приняла новые важные документы — Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах. В них приводится более детальный перечень прав человека и гражданина. Кроме того, Пакт о гражданских и политических правах предусматривает создание Комитета по правам человека, ответственного за соблюдение положений данного документа и претворение в жизнь прав, признаваемых в нем. Оба пакта — своеобразный международный кодекс прав человека и гражданина, а государства-участники взяли на себя обязательство проводить необходимые меры по обеспечению предусмотренных в них прав и свобод.

Принятие этих пактов стало поворотным пунктом в развитии идеи универсальности прав человека — мировое сообщество перешло от деятельности, направленной на поощрение всеобщего уважения и соблюдения прав человека, к их эффективной защите. Так, в соответствии с факультативным протоколом к Пакту о гражданских и политических правах был учрежден Комитет по правам человека, рассматривающий доклады государств о принятых мерах по претворению в жизнь прав, указанных в вышеназванном документе, а также жалобы граждан по поводу нарушения их прав. В рамках ООН также приняты конвенции: "О правах ребенка", "О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин", "О ликвидации всех форм расовой дискриминации", "Против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания" и т.д.

В Венской декларации, принятой в июне 1993 года на Всемирной конференции ООН по правам человека, закрепляется всеобщий характер прав человека. В ней, в частности, говорится: "Все права человека универсальны, неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны. Международное сообщество должно относиться к правам человека глобально, на справедливой и равной основе, с одинаковым подходом и вниманием. Хотя значение национальной и религиозной специфики и различных исторических, культурных и религиозных особенностей необходимо иметь в виду, государства, независимо от их политических, экономических и культурных систем, несут обязанность поощрять и защищать все права человека и основные свободы"6. Это означает, что политические, гражданские, культурные, экономические и социальные права человека следует рассматривать в их совокупности. Никто не может выбирать, какие права поощрять и защищать, все они равноценны и распространяются на всех. Универсальность прав человека гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного или должностного положения, места жительства, религиозных и иных убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются какие бы то ни было формы ограничения прав граждан по любым признакам: социальному, расовому, национальному, языковому или религиозному. Мужчины и женщины имеют равные права, свободы и возможности для их реализации.

Права человека — это общие права и свободы всех людей вне зависимости от общественного строя, политического режима, форм государственного устройства и правления, международного статуса страны, гражданином которой является человек.

Вопросы прав человека, основных свобод, демократии и верховенства закона имеют международный характер, поскольку их соблюдение — одна из основ миропорядка.

В правах человека отражены важнейшие общечеловеческие ценности, какими должен обладать каждый индивидуум, кем бы он ни был и где бы ни проживал. Они универсальны, то есть являются достоянием каждого (международное сообщество признает права за всеми людьми), неделимы, взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Обязательства, принятые странами в сфере прав человека в рамках ООН, ОБСЕ и других международных организаций, не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства.

Универсальность прав человека означает: государство ответственно перед своим народом и международным сообществом за соблюдение обязательств, которые оно берет на себя, присоединяясь к международным договорам по правам человека.

В недалеком прошлом на основе принципа суверенитета государства полагалось, что вся сфера его взаимоотношения с собственным народом — вопрос внутренний, регулируемый на национальном уровне.

В современном мире государственный суверенитет уже давно не является абсолютным. Он ограничен как извне (в силу фактической взаимозависимости стран и народов), что находит юридическое выражение в подчинении государств международному праву и в появлении международных структур с наднациональными полномочиями, так и изнутри, ибо полновластие государства даже на собственной территории ограничено неотъемлемыми правами и свободами личности, ответственностью перед гражданином.

Права человека и региональные системы их защиты

Выше мы уже рассматривали роль ООН в выработке международных стандартов прав человека. Благодаря длительной и целенаправленной деятельности Организации Объединенных Наций универсальность прав человека четко определена и признана международным правом. Создание системы международного контроля над соблюдением прав человека — одно из важнейших достижений этой авторитетной структуры. Наряду с Комитетом по правам человека в рамках Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания действуют Комитет против пыток и Комитет по правам ребенка. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин образован в рамках Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации женщин.

Вместе с системой защиты прав человека, сформировавшейся в рамках ООН, соответствующие структуры работают и на региональном уровне.

В плане интеграционных процессов, в том числе в сфере создания современной системы защиты прав человека, Европа значительно опередила другие континенты. Старейшей и влиятельной организацией, защищающей права человека, является Совет Европы, 4 ноября 1950 года принявший Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, ценность которой заключается не столько в зафиксированных в ней правах человека, сколько в создании механизма их защиты. Эта система уже долгие годы является самой эффективной среди всех региональных средств защиты прав человека, помимо того, она порой более действенна даже по сравнению с деятельностью органов ООН.

На основе Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод создан Европейский суд по правам человека, наделенный полномочием рассматривать жалобы как государств, так и отдельных лиц. Вынесенные им решения обязательны для государств, за их осуществлением наблюдает Комитет министров Совета Европы, призванный обеспечивать неукоснительное соблюдение и исполнение норм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод государствами-участниками.

Решения суда, имеющие значение прецедента, оказывают серьезное влияние на формирование и развитие европейского права; в повседневной практике ими руководствуются судебные органы государств. Члены Совета Европы постоянно корректируют свое законодательство и административную практику в соответствии с решениями Суда7.

Французский ученый К. Васак отметил: "Ценность Конвенции определяется фактически ее механизмом, а не правами, которые он защищает. Впервые в истории человечества существует международный механизм, который функционирует вне государства и выражает общие ценности всего человечества"8.

Деятельность Европейского суда по правам человека — яркий пример того как в вопросах обеспечения прав человека государства ограничивают свой суверенитет в пользу наднационального органа.

Межамериканская система защиты прав человека была создана в рамках Организации американских государств. Межамериканская конвенция о правах человека была принята 20 ноября 1969 года, перечень прав в ней значительно шире, чем в Европейской конвенции. В частности, она содержит такие права, как право на имя, права ребенка, право на гражданство или национальность, право на равенство перед законом, право на убежище и др.

Согласно этой конвенции контрольные функции над соблюдением прав человека возложены на Межамериканский суд по правам человека. Но его деятельность была малоэффективной: за годы своей работы он вынес не более 10 вердиктов. В отличие от Европейского суда по правам человека в этой структуре существует и проблема исполнения ее решений. Следует констатировать, что работа Межамериканского суда по правам человека не может считаться результативной.

Сопоставление деятельности европейских и американских региональных правозащитных органов позволяет сделать вывод, что лишь тождественность политических и правовых систем, исторического опыта, уровня социально-экономического развития предоставляет шанс для их эффективной деятельности. Указанные причины в значительной степени объясняют, почему функционирование европейской системы намного успешнее, чем Межамериканского суда в Латинской Америке9.

Африканская региональная система защиты прав человека была основана в 1981 году, когда Ассамблея глав государств и правительств Организации африканского единства приняла Африканскую хартию прав человека и народов (вступила в силу в 1986 г.). Этот документ имеет некоторые отличительные признаки, несвойственные Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также Межамериканской конвенции о правах человека, обусловленные политической ситуацией на континенте, историческими традициями и ценностями африканских народов. В Хартии (наряду с правами человека) закреплены права народов — все народы имеют право на национальную и международную безопасность, существование, пользование природными ресурсами, провозглашаются обязанности человека в отношении семьи, общины, государства. В частности, говорится об обязанности человека поддерживать гармоничное развитие семьи, служить своей нации. Контрольным органом является Африканская комиссия по правам человека и народов. На основе сообщений государства о массовых нарушениях прав человека другим государством она готовит доклад, где излагает факты и свои выводы и направляет его заинтересованным странам, а также в Ассамблею глав государств и правительств. Комиссия не рассматривает отдельные случаи нарушения прав человека. Как мы видим, контрольный орган на африканском континенте не наделен широкими полномочиями.

В Азии до сих пор нет региональных органов по правам человека, что, вероятнее всего, связано с отсутствием соответствующей структуры типа Совета Европы, Организации африканского единства или Организации американских государств. Кроме того, страны Азии не связаны ни единой культурой, ни единой религией. Возможно, присутствие хотя бы одного элемента позволило бы создать региональный орган.

Анализ показывает, что наиболее эффективная система защиты прав человека, которую можно считать своеобразным эталоном, выработана в Европе. И это несмотря на то, что и на территории данного континента исповедуют разные религии, каждый народ имеет свою историю и культуру, но существуют ценности, уважаемые всеми, кто проживает здесь. На основе этих моральных принципов и появилась возможность создать единое правовое пространство. Несомненно, европейская культура оказала положительное влияние на становление международных стандартов в сфере прав человека.

Принцип культурного релятивизма

 Идею универсальности прав человека разделяют не все, есть и иной подход к международным стандартам в этой сфере.

Культурный релятивизм — концепция, согласно которой человеческие ценности носят далеко не всеобщий характер, а существенно зависят от культурных и религиозных особенностей народа. Иначе говоря, считается, что каждую культуру можно оценить лишь на основе ее собственных принципов, а не универсальных критериев. Следовательно, защита прав человека осуществляется не в соответствии с международными стандартами, а по усмотрению государства. Концепция прав человека — продукт исторического развития. Она тесно связана со специфическими социальными, политическими и экономическими условиями, с особой историей, культурой и ценностями каждой страны. Определенные периоды истории выдвигали свои требования в сфере прав человека. Поэтому сторонники культурного релятивизма полагают, что страны на разных этапах развития или с отличными друг от друга историческими традициями и культурными ценностями имеют разное понимание и практику в этой области. Соответственно, нельзя считать, что стандарты и модели прав человека, принятые некоторыми государствами, являются единственными, и требовать, чтобы все страны подчинялись им10.

Конечно, нельзя отрицать, что современная концепция прав человека берет свое начало в Западной Европе. Призванная защищать каждого отдельного человека от всевластия государства, она основывается на идее индивидуализма, что является одним из исторических завоеваний западной культуры. И в некоторых случаях именно данный фактор используют противники идеи универсальности прав человека. Сторонники культурного релятивизма выдвигают различные аргументы в защиту своей концепции прав человека.

Один из подходов основан на том, что Всеобщая декларация прав человека и другие международные документы опираются на христианскую культуру и не соответствуют мусульманской системе ценностей11.

Другая точка зрения, не делая акцента на религию, опирается в основном на культурные различия. Высказывается мнение, что права человека отражают ценности западной культуры, основанной на индивидуализме, а другие культуры опираются на иные принципы, в основе которых лежит не индивидуализм, а интересы семьи, общины.

 Кроме того, идею универсальности прав человека представляют как попытку навязать принципы, исходящие из одной культуры, представителям другой; то есть данная концепция как бы не замечает культурных различий между народами, которые не позволяют представителям одной культуры принимать ценности, господствующие в другом обществе.

По этому поводу на Всемирной конференции по правам человека в 1993 году глава одной делегации заявил: "Я хотел бы отметить, что представители развивающихся стран понимают и ценят развитие образа мыслей и мотивы, лежащие в основе современной западной политики и взглядов на права человека; мы вправе ожидать по крайней мере такого же понимания и уважения исторического развития и опыта незападных сообществ, наших культурных и социальных ценностей и традиций. Многие развивающиеся страны, некоторые из которых гордятся древней и высокоразвитой культурой, имеют отличающийся от западных стран опыт исторического развития в отношении формирования своих идей прав человека и демократии. Действительно, они зачастую выработали свои собственные, отличающиеся представления, основанные на ином опыте отношений между личностью и обществом, человеком и другими людьми, а также прав человеческого общества по отношению к правам индивида"12.

Есть еще один аргумент: в странах, где не обеспечен надлежащий уровень жизни, господствует нищета, в первую очередь необходимо решить экономические проблемы, что создаст (в числе прочих) условия для обеспечения прав личности. По этой причине права человека в полной мере способны обеспечить лишь экономически развитые страны.

На этой же конференции было сказано: "Для большинства развивающихся стран уважение и защита прав человека прежде всего означает полную реализацию права на существование и развитие. Аргументы, что права человека являются условием развития, необоснованны. В условиях, когда отсутствуют надлежащая еда и одежда и не обеспечены элементарные потребности людей, приоритетным требованием является экономическое развитие"13.

К тому же высказывается мнение о приоритете принципа суверенитета государства относительно универсальности прав человека. Считается, что обеспечение суверенитета государства — основа соблюдения прав человека. В силу этого нельзя вмешиваться во внутренние дела страны под предлогом защиты прав человека и использовать данный фактор как средство давления на нее. На той же конференции была высказана следующая мысль: "Взгляды, согласно которым вопросы прав человека не признают границ, и принцип невмешательства во внутренние дела неприменим в этой области, и любые действия, основанные на этих взглядах, есть не что иное, как формы политики давления"14.

Среди сторонников универсальности прав человека распространена и такая точка зрения: нужно признать, что не все разделяют взгляды относительно международных стандартов прав человека. Необходимо более терпеливо относиться к своим оппонентам и дать им возможность самим выбирать свой путь развития.

Критика универсальности прав человека исходила не только от представителей незападных обществ. Известный ученый С. Хантингтон писал: "Однако западные представления и идеи фундаментально отличаются от тех, которые присущи другим цивилизациям. В исламской, конфуцианской, японской, индуистской, буддистской и православной культурах почти не находят отклика такие западные идеи, как индивидуализм, либерализм, конституционализм, права человека, равенство, свобода, верховенство закона, демократия, свободный рынок, отделение церкви от государства. Усилия Запада, направленные на пропаганду этих идей, зачастую вызывают враждебную реакцию против "империализма прав человека" и способствуют укреплению исконных ценностей собственной культуры... Да и сам тезис о возможности "универсальной цивилизации" — это западная идея. Она находится в прямом противоречии с партикуляризмом большинства азиатских культур, с их упором на различия, отделяющие одних людей от других. И действительно, как показало сравнительное исследование значимости ста ценностных установок в различных обществах, ценности, имеющие первостепенную важность на Западе, гораздо менее важны в остальном мире. В политической сфере эти различия наиболее отчетливо обнаруживаются в попытках Соединенных Штатов и других стран Запада навязать народам других стран западные идеи демократии и прав человека. Современная демократическая форма правления исторически сложилась на Западе. Если она и утвердилась кое-где в незападных странах, то лишь как следствие западного колониализма или нажима"15.

 Среди сторонников культурного релятивизма есть и те, кто без всякой политической подоплеки полагает, что каждая культура специфична и нельзя выработать общие для всех нормы поведения.

Для укрепления своей власти некоторые авторитарные государственные деятели используют идеи культурного релятивизма, оправдывают нарушение прав человека, основываясь на культурных особенностях.

Как уже отмечалось, универсальность прав человека предполагает международный контроль над их соблюдением, "ослабляя" тем самым суверенитет государств. Любая страна, взявшая обязательство обеспечивать права человека на основе международных документов, обязана неукоснительно его выполнять. При этом международные организации или органы должны оказывать воздействие с целью защиты прав человека.

Но бывают случаи, когда защита прав человека используется как способ давления для достижения политических и экономических целей, не связанных с защитой прав человека. В одних случаях применяется сила, в других, как было в Руанде, где нарушения стали массовыми, реакция сдержанная. Обосновать такое различие в подходах весьма сложно. При этом для некоторых стран проблема защиты прав человека становится проблемой безопасности. Следует весьма осторожно относиться к идеям обеспечения прав человека силовыми методами, так как может возникнуть опасная тенденция использования норм международного права, касающихся признания факта нарушений прав человека, в целях откровенной защиты собственных интересов, осуществляемой иногда и с помощью силы. Именно такая ситуация нередко выдвигает на передний план культурный релятивизм.

Казалось бы, высокое экономическое развития западных стран должно служить весомым аргументом в пользу универсальности прав человека, даже если в основе лежат идеи, присущие европейской культуре. Но и ряд юго-восточных стран Азии достиг не меньших экономических успехов, проповедуя иные ценности, что служит доказательством возможности выбора другого пути развития.

Заключение

Приведенный перечень аргументов сторонников культурного релятивизма не является исчерпывающим, но дает представление, сколь различны их доводы.

Как мы видим, процесс становления международных стандартов в сфере прав человека был длительным и трудным. В самих регионах защита прав человека находится на различных уровнях.

Чтобы достичь универсальности прав человека для всех представителей общества, западной культуре понадобились столетия. В этих странах долгие годы шла борьба женщин за равные права с мужчинами, существовала расовая дискриминация.

Конечно, каждая культура по своей природе неповторима и уникальна, каждая нация, каждое общество имеют свою собственную историю и культуру, присущую только им точку зрения на проблему прав человека. Но нужно ли ставить соблюдение прав человека в зависимость от культурных ценностей, принятых в том или ином обществе? В таком подходе есть определенные опасности, а на практике его нередко используют для оправдания нарушений в этой сфере.

Ведь если соблюдение международных стандартов прав человека ставить в зависимость от ментальности различных народов, то весьма сложно обеспечить их защиту и уважение. Права человека предназначены для всех людей, принадлежащих к любой культурной среде.

Безусловно, западная культура оказала влияние на формирование международных стандартов прав человека. Не случайно то, что наиболее эффективная система защиты прав человека функционирует в Европе. Но универсальность прав человека не должна обусловливаться религиозными и культурными факторами.

Существуют универсальные ценности и стандарты, в том числе в сфере прав человека, воспринимаемые разными культурами. Так, пытки, рабство, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение неприемлемы в любом обществе. И хотя на протяжении всей истории, например, рабство, присутствовало во многих культурах, сегодня ни одно общество не станет защищать подобное явление на основе культурного наследия и традиций. Наоборот, в соответствии с международным правом все формы рабства представляют собой серьезное нарушение прав человека.

Также никто не станет оправдывать пытки, убийство, геноцид. Любые намерения оправдать подобные нарушения соображениями культурного характера не имеют под собой юридических оснований, не отвечают требованиям и нормам международного права. Экономические трудности не должны препятствовать обеспечению личных прав человека. Их соблюдение не зависит от экономического состояния общества, хотя экономическое благополучие положительно влияет на реализацию прав человека.

Думается, диалог цивилизаций позволит выработать общую основу охраны человеческого достоинства, на которую будет опираться система защиты прав человека. Признание культурного разнообразия не должно ставить под сомнение универсальный характер прав человека. С другой стороны, существует взаимосвязь культурных ценностей и универсальных прав человека в различных обществах. В этом плане представляет интерес мысль, высказанная в свое время Генеральным секретарем Совета Европы Катрин Лялюмьер: "Универсальность не есть единообразие, и она может совершенно терпимо относиться к тому, чтобы в зависимости от обществ и культур особые акценты делались более на одних правах, чем на других. Я бы сказала даже, что, если права человека хотят быть поистине универсальными, они должны корениться в различных культурах. Только при этом единственном условии люди, где бы они ни жили, смогут знать и понимать их, ибо они способны совершить это, только исходя из их собственной культуры"16.

К примеру, свобода слова гарантирует каждому право беспрепятственно выражать свое мнение. Но если одна культура считает карикатуры формой свободы слова, то другая не принимает такого способа выражения мыслей. Одни воспринимают однополые браки как составную часть личной жизни, другие выступают против подобного.

Опыт разработки международных пактов в сфере прав человека показывает, что можно прийти к согласию относительно принципов, которые являются общими для разных культур и религий, и тем самым достичь консенсуса, говоря о содержании прав человека. Поэтому не следует противопоставлять культуры, ведь в современном мире они не замкнуты в определенном пространстве, а соприкасаются, влияют друг на друга. Различные проблемы прав человека можно решить на основе единства человечества, а значит, на принципе универсальности, сохраняя национальное и культурное многообразие.


1 Черниловский З.М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М., 1996. С. 176. к тексту
2 Там же. С. 206. к тексту
3 [http://www.un.org/russian/documen/basicdoc/charter.htm]. к тексту
4 http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm к тексту
5 [http://en.wikipedia.org/wiki/Cultural_relativism]. к тексту
6 [http://www.un.org/russian/documen/declarat/viendec.pdf]. к тексту
7 См.: Права человека. Учебник для вузов / Отв. редактор Е.А. Лукашева. М., 2001. С. 516. к тексту
8 Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995. С. 89. к тексту
10 См.: Даниленко Г.М. Международная защита прав человека. Вводный курс: Учеб. пособие. М.: Юристъ, 2000. С. 32—33. к тексту
11 См.: Там же. С. 31—32 к тексту
12 Там же. С. 34. к тексту
13 Там же. С. 33. к тексту
14 [http://www.prof.msu.ru/publ/omsk/24.htm]. к тексту
16 Lalumière C. Conférence mondiale sur les droits de l'homme, discоurs de Secrétaire Général du Conseil de L'Europe. Vienne, 14-25 juin 1993. P. 3. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL