Тедо ДУНДУА


Тедо Дундуа, доктор исторических наук, доцент Института истории Грузии, преподаватель Института Европы, заместитель декана факультета гуманитарных наук Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили (Тбилиси, Грузия).


КАК СОЗДАЕТСЯ ЕВРОПА1
(К истории глобализации)

РЕЗЮМЕ

Стремительный прогресс ЕС порождает неисчезающую потребность в точных знаниях об истории единой Европы. По сей день удивляет, как римляне сумели построить Pax Romana, который был не столько империей, сколько сообществом наций. Сегодня, когда Западная и Восточная Европа полны решимости выстроить общий европейский дом, подобные вопросы вызывают чрезвычайный интерес. Грузия, входящая в Совет Европы и быстро продвигающаяся к членству в НАТО, испытывает ту же приверженность и привязанность к греко-римскому миру. Предмет, которому посвящена эта статья, можно назвать "созданием Европы".

Введение

Европа — термин, обозначающий определенную часть суши. Однако подразумевает он в первую очередь некую общность уровня сознания. Эта реальность зафиксирована в идее европейской интеграции. Хотя ныне грузинская культура переживает определенный кризис, она по-прежнему является культурой европейской, и западные устремления страны следует считать вполне естественными. В исторической перспективе мыль о европейской интеграции и представление о Грузии как об ее участнике — вполне плодотворное сочетание идей. Есть ли в таком сочетании что-то принципиально новое? Нужно ли его пересматривать? Первый ясный панъевропейский образ можно увидеть в феномене эллинства. И Колхида (это Западная Грузия, страна, откуда было похищено Золотое руно), несомненно, была частью эллинского мира. Во II—I веках до н.э. эллинистическое царство Понт образовывало с Колхидой одно государство. А Гней Помпей установил в Колхиде римское господство. В Римской империи, как и в Византии, можно видеть прекрасный пример европейской интеграции. А отличительным признаком, зримым символом принадлежности той или иной страны к Европе было христианство. Византия и Грузия считались частями единого уникального православного пространства. Поэтому даже их монеты чеканили по единому образцу: на них изображались Животворящий Крест, Богоматерь (Оранта), Спас Вседержитель (Пантократор). Грузинские цари претендовали на звания куропалатов, севастов, кесарей и на другие византийские титулы. Императорская корона — привычный атрибут грузинских царей XII—XIII веков. С XVI столетия в православном мире начинает доминировать Россия, и в XIX веке Грузии пришлось подчиниться ее гегемонии. Но еще в XVIII столетии царь Восточной Грузии Ираклий чеканил на своих монетах двуглавого орла, который к тому времени уже был гербом Российской империи. Таким образом, Грузия всегда участвовала в процессах европейской интеграции, и нынешние устремления страны выглядят вполне логично. Поговорим об этом поподробнее.

История европейской интеграции

Экономику определяет климат. Жаркий и не слишком влажный климат дал Югу на ранних этапах преимущество перед Севером. В Египте мы видим государство и ремесла, в то время как практически во всем остальном мире господствует первобытный племенной строй. Но позже ситуация в корне меняется. Со временем кое-какие усовершенствования позволили значительно севернее создать чрезвычайно благоприятные условия для вегетационного процесса, а в Египте того периода по-прежнему немало усилий приходилось тратить на то, чтобы уберечь семена от палящего солнца. И уже в IX—VIII веках до н.э. греки благодаря своим технологиям и социальному устройству вырвались вперед. Прежние "центры превосходства", такие как Египет, Вавилон или Индия, сталкиваются с новым гегемоном — Элладой, уже страдающей от перенаселения и нуждающейся в импорте зерна и сырья. Тогда и появляется представление о Европе. Европа — особый термин для обозначения территории, который предполагает (или станет предполагать со временем) одинаковый уровень развития. Даже Скифию с ее суровой весной считали нужным преобразовывать по греческому образцу, а не по подобию стран, в которых необходимо дополнительно вкладывать средства в ирригацию. Так началось создание Европы.

Обычный порядок действий греков был таков.

1.  Они занимали небольшую территорию или — нередко — принимали приглашение поселиться в каких-то стратегически важных географических пунктах на территории других экономических образований, таких как Кария, Фракия, Босфор или Колхида.

2. Там создавались независимые самоуправляющиеся анклавы, устроенные по традиционной для греков социальной модели и получающие щедрую техническую поддержку от метрополии.

3.  Новые поселения снабжали местных жителей наилучшими сельскохозяйственными орудиями.

4. На этой базе разворачивались и поддерживались греческие производственные структуры.

5.  В Грецию экспортировали продовольствие и сырье, а взамен получали товары греческого производства.

Эгейское и понтийское (черноморское) побережья не могли не сложиться в единое экономическое пространство, экономическая интеграция осуществлялась в несколько этапов. Первой из-за своего климатического сходства с Грецией эллинизации подверглась Малая Азия (на самом деле так ее называют по ошибке), за ней — страны Западного, Северного и Восточного Причерноморья. Эллада породила две большие волны колонизации: первую — в VIII—VI веках до н.э., вторую — в IV веке до н.э. под водительством Александра Македонского. Во всей своей полноте эллинизм восторжествовал в Малой Азии. Она была уже в I веке до н. э. политически объединена и интегрирована в эллинистическое государство под властью понтийского царя Митридата Евпатора. Новый толчок экономическому процветанию греческого мира дало господство Рима. Наконец, была создана византийская метрополия и местные языки, вроде лидийского, каппадокийского и т.п., исчезли навсегда. Но отмечались и серьезные неудачи. Колхида с ее опасной влажностью создавала серьезные помехи греческому образу жизни. У живущих там греков не было возможности сохранять обычную для них высокую мотивацию к труду, поскольку сельское хозяйство развивалось там крайне медленно. Вскоре греческое сообщество в Колхиде стало двуязычным, а затем и вовсе целиком ассимилировалось. Что же касается Босфорского царства, то обильный приток в Грецию зерна из Малой Азии подорвал его торговые связи с Грецией и систему разделения труда, так что регион вскоре утратил греческий стиль и образ жизни. А ситуация во Фракии входила в явный конфликт с новой концепций Европы.

Для Галлии и Испании аналогичную работу проделали римляне, разместив там латинское население, а также романизировав эти территории. Не забывали они и о греках, своих товарищах по созиданию Европы. Начиная с I века до н.э. римляне полностью взяли в свои руки все управление эллинистическим миром, греки же повсюду внедряли свою интегрированную производственную схему. Но затем вся система рухнула.

Италийцы никогда особенно не заботились о технических усовершенствованиях и энергетической революции. Результат был катастрофическим: угрожающий рост численности населения в Италии, недостаточные темпы развития экономики, повышение стоимости экспорта из Италии и приток дешевых товаров из европейских провинций, отсутствие особых военных успехов метрополии на ее окраинах. Имперская система пала, Италия оказалась вынуждена впустить на свою территорию массы готов и многое перенимать у них. Новая Европа начинает уделять большое внимание техническому прогрессу, все больше трудовых ресурсов со временем вовлекается в тяжелую промышленность. Но что было делать с голодающей Италией?

У Восточной Римской империи (Византии) имелись более чем обильные запасы продовольствия, поступающего из Малой Азии и Египта, и император Юстиниан сумел включить Италию в сферу своего господства. При этом экономическая система самой Византии была крайне устаревшей. Европе же пришлось столкнуться со славянами и болгарами, которые перешли Дунай и основали во Фракии, Мёзии и Далмации свои национальные государства. Были потеряны и азиатские провинции. С этого момента Византия неуклонно шла к упадку, хотя по-прежнему доминировала в Восточной Европе и в странах черноморского побережья. Кроме того, византийцы удерживали ряд провинций в Италии, что раздражало остальную Европу и вызвало появление на свет католицизма и Священной Римской империи.

Весьма важна была и идея закавказско-понтийского пути для доставки товаров из Азии. Еще в IV веке до н.э. Александр Македонский привел греко-македонские армии в самое сердце Азии, и там, прежде всего в Индии, европейцы впервые отведали пряности и решили, что без перца их жизнь будет пресной. Так что в долине Инда можно было купить пряностей на драхму и продать их где-нибудь в Риме или Афинах за добрую сотню драхм. Прибыль от торговли была очень велика. В Индию вели несколько путей: из египетских портов на Красном море через Индийский океан к Малабарскому побережью; через Иран; третий путь был поразительно дешев, так как проходил по рекам через густонаселенные и богатые припасами территории. Он вел от города Фасис (Поти в Западной Грузии), лежащего в устье реки Фасис (Риони), легко проходимой для крупных кораблей, далее шел по ее притоку, реке Квирила, и притоку Квирилы Дзируле по направлению к Лихскому хребту, разделяющему Грузию на две части: Западную (Колхиду) и Восточную (Иверию). Купцы преодолевали горный хребет и снова садились на суда на пристани на реке Кура в восточной Грузии. Путь по реке до Каспийского моря был быстрым и легким, а Каспийское море легко пересекалось на большом корабле за восемь дней. Оттуда можно было подняться вверх по Амударье (Оксу), которая в те времена впадала в Каспийское море в его юго-восточной части. Последним отрезком была дорога Амударья — Балх (Бактрия) — Инд. И вот греческие купцы уже в волшебной стране досуга и пряностей, на родине Будды! Греки и римляне, византийские солдаты и купцы шли через Грузию уже на ранней стадии европейской интеграции. Со II века до н.э. начинают отправлять караваны с шелком из Китая через Китайский Туркестан, — тоже по привычному закавказско-понтийскому маршруту, который был дешев, но очень уязвим: как только Иран оправился от греческого удара, он создал на Каспии свой флот и перерезал этот путь.

До XI века Византия оставалась мощным государством, доминирующим над своими соседями, оплотом христианства против ударов из Азии и со стороны ислама. Но вновь повторилась история со средиземноморскими державами, пытавшимися властвовать над Севером. Вскоре Империя оказалась между молотом и наковальней — крестоносцами и турками. Византию в конце концов нужно было утихомирить. Турки (после битвы при Манцикерте в 1071 г.) и крестоносцы (после 1204 г.) прекрасно справились с этой работой и наводнили страну. К концу XIII столетия Византия представляет собой конгломерат княжеств разного вероисповедания (православных, католических, мусульманских). Православный мир начинает спорить, кто станет новым лидером. Сербские, болгарские и грузинские цари официально принимают титулы кесарей и автократоров — самодержцев (грузинские цари еще раньше часто именовались "царь и куропалат", "царь и севаст", иногда даже "царь и кесарь"). Итальянцы оказались прагматичнее. Захватив острова и стратегически важные пункты вдоль всего побережья Эгейского и Черного морей, они до XV века сохраняли контроль над всей экономикой и производством. Для строительства Европы это было катастрофой. В рамках Священной Римской империи Италия могла завозить с Севера лишь очень скромные объемы продовольствия и сырья. И вот Венеция и Генуя обрушились на то, что могло еще называться византийским миром, уничтожая местные ремесла. Так, в 1261 году византийский император Михаил Палеолог был вынужден подписать договор с Генуей, гарантируя республике концессии, право владеть участками земли и строениями в Константинополе и других портах, а также свободный доступ к портам на Черном море. В сравнительной перспективе греческий и итальянский периоды можно представить следующим образом. Греки селились на восточном побережье Эгейского моря и на Понте, стимулируя развитие буквально всего. Итальянцы же посылали туда солдат и купцов, чтобы опустошать местные рынки. Поэтому подавляющее большинство населения Малой Азии охотно приняло реинтеграцию в рамках Османской империи. Греция же с тех пор стала отдельным экономическим образованием. Так подошло к концу итальянское господство, а вместе с ним завершилась и обширная транзитная торговля.

Когда торговые пути в Закавказье перерезали, византийцы всеми силами пытались пробраться в Азию, огибая Каспийское море с севера и двигаясь в сторону тюрок, уже населявших Центральную Азию. Но этот путь (степями к северу от Каспийского моря) оказался очень неудобен: слишком низок был в то время уровень социально-экономического развития племен Северного Кавказа. Когда уровень этот стал несколько выше, генуэзцы наладили поставки в Европу шелка и пряностей через Северный Прикаспий и Северный Кавказ в Крым (Кафу). Дальше путь шел по маршруту Севастополис (Сухуми, Грузия) — Трапезунд — Галата — Италия. А когда Османская империя свела итальянскую торговлю на нет, португальские корабли обогнули Африку.

Не удалось и подчинить византийскую церковь Папе. Во времена раннего христианства считалось, что третье лицо Святой Троицы — Святой Дух — исходит от Бога-отца. Позже, с IX века, на Западе была принята формула "исходит от Отца и от Сына". По мнению православной церкви это было ересью. Но, находясь в отчаянном положении, остро нуждаясь в военной помощи Запада, кое-кто из греков был готов согласиться, что латинская формула означала то же, что и новая, незадолго до того принятая греческая: Святой Дух исходит от Отца через Сына. Однако остальные с неизменной твердостью повторяли: "Лучше султанский тюрбан, чем кардинальская шапка". Падение Константинополя в 1453 году означало окончательную гибель этого единства. И переполненные беженцами византийские галеры, медленно выходившие в открытое море — к безопасным итальянским берегам, — несли важное подкрепление для итальянского ренессанса. А двуглавый орел пополнил русскую геральдику и эмблематику. "Вся христианская царства приидоша в конец и снидошася в твое едино: яко два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти", — писал в 1512 году монах [инок] Филофей, обращаясь к Московскому Великому князю Василию III. Итальянцы всеми силами пытались сохранить морские империи, но сделать ничего не могли. Галата, или Пера, была потеряна тут же, а установление османского контроля над проливами поставило под угрозу само существование колоний на Черном море, таких как Кафа (Феодосия), которая перешла к туркам в 1475 году. Вскоре исчезла вся империя генуэзцев. Венецианцам удалось одержать победу в морском сражении при Лепанто (1571 г.), но это не принесло им большой пользы.

Итальянцы также всеми силами стремились проникнуть вглубь суши, в хинтерленд; в частности, Грузия оказалась буквально переполнена католическими монахами, когда из-за турецкой угрозы католическая миссия на Востоке перебралась из Смирны в Тбилиси. Но и здесь не удалось добиться успеха. Православные церкви либо относились к латинской церкви с ненавистью, либо просто отказывались ее замечать. С тех пор товары в Италию поступали только из северных государств, и постепенно сама Италия превратилась во второстепенную страну, лишенную особого значения.

Теперь уже Османская империя пытается восстановить "византийское" господство над Италией, опустошая Отранто и финансируя алжирских пиратов. Но эти попытки оставались лишь сладкой мечтой султана, который и без того уже был "императором Европы и Азии".

Вот таким образом, после того как империи Южной Европы ушли в небытие, возникла новая Европа с ее рационализмом, сохраняющимся разделением на Западную и Восточную части с отчетливо просматривающимся их взаимодействием, даже со становлением единого общеевропейского архитектурного стиля — появившегося в той же Италии в XVI веке барокко, специфически объединяющего готический (западный) и византийский (восточный) стили. Западу повезло с развитием. Восток, находившийся в более суровых условиях, переживал экономические трудности и все больше утрачивал возможности догнать Запад. А последний, как и Восток, в поисках необходимых сырья и продовольствия обращался к Азии. Возникла колониальная система. Внутри Европы также практиковались имперские эксперименты, подобные Австрийской или Российской империям, но никто не планировал экономического синтеза. Великобритания и Россия никогда не думали об Америке или Сибири как об аграрных элементах своей экономической системы, отправляя туда своих колонистов. Первая мировая война породила на территории Российской империи систему государственного социализма, и появился СССР. Вторая мировая война расширила территорию системы государственного социализма, и появился Варшавский договор. При всей своей жестокости рационализм государственного социализма выполнил свою задачу. Если к середине XIX века Восточная Европа с ее крепостным правом представлялась для Европы чем-то гротескным, то теперь различия быстро сглаживаются и создание Европы близится к завершению. Скоро весь Север как целое будет взаимодействовать с Югом в рамках сети сотрудничества, включающей и ряд таких промышленно развитых стран Крайнего Юга, как Австралия, Южно-Африканская Республика, Чили, Аргентина.

Ход гонки Востока за Западом (в авангарде этого движения идут Балто-Черноморские страны) отражен в приводимой ниже таблице.

Что есть Европа?

Все сказанное выше можно кратко подытожить следующим образом.

Европа — часть земли, которая предполагает (или со временем будет предполагать) некий общий уровень развития на всем своем пространстве. Это сознавалось с древности. Идея европейской интеграции возникла так же давно, как и понимание фактора географического детерминизма в технологическом развитии2.

Экономические системы, существующие в природной среде, где температура в период вегетации составляет 20°С и выше и где необходима ирригация, географически совпадают с азиатской интеграцией. На местах, залитых водой или сильно орошаемых, обилие солнца дает таким системам определенные преимущества, однако постепенно они утрачивают свою выигрышную позицию, поскольку то же солнечное тепло избыточно прогревает почву на большую глубину и вредит семенам. В умеренных широтах те же самые семена, медленно погружаясь с поверхности с ее опасным холодом в глубь почвы, находят себе идеальные точки, где температура оказывается оптимальной для вегетации, позволяя ей проходить на меньшей глубине и за меньшее время. Благоприятные условия для земледелия освобождают множество рабочих рук. Пятипроцентная доля городского населения, характерная для протофеодального и феодального общества, стремительно растет. Изменения охватили сперва Элладу и земли италиков, затем Англию, шаг за шагом распространяясь на восток от нее примерно вдоль тех же широт. А за последнее столетие революции почти одновременно охватили и Юг. Даже имея возможность свободного экономического выбора, эти страны страдали бы от особенностей своего климата, заставляющих их отвлекать больше людей для нужд ирригации и тем самым отказываться от развития промышленности3. Существует несколько определений Европы. Насколько они соответствуют классическому представлению?

Европа там, где существуют гражданские и политические свободы и демократия4. Но когда-то в ней не было ни политических свобод, ни демократии. Европа — это система защиты от американских и азиатских экономических альянсов5. Но уж американский альянс — точно явление достаточно новое.

Первым термин "Европа" ввел в обращение Анаксимандр Милетский, обозначив этим словом пространства, лежащие к северу, не обращая внимания на громадные отличия представлений тамошних народов от представлений эллинского мира. Тацит распространил его на земли Brittania et Germania6. Кое-кто из греков даже отодвигал границы Европы до диких степей Туркестана, населенных массагетами. Южные же границы Европы частично проходили севернее реки Фасис в Колхиде7.

Итак, контуры Европы вполне определены: от Британии на восток к массагетам, от Северного моря на юг до Северного Средиземноморья и бассейна Черного моря. Впрочем, у греческих теоретиков есть и другие географические схемы классификации территорий. В соответствии с ними закаспийские степи, Колхида и Анатолия — уже части Азии8.

Но практически применимыми и жизнеспособными могут быть лишь классификации, отражающие реальные интеграционные процессы.

В наши дни интеграция означает военные союзы и распределение рынков. Для греко-римского мира это было создание новых рынков, стимулирование их развития посредством расширения площадей обрабатываемых земель, осуществление поставок из метрополий, то есть развитие колоний. Если мы знаем основные направления и результаты проекта колонизации, мы можем выстроить картину Европы в ее греко-римском измерении.

С Италией сложностей не возникает. Основные потоки эмиграции направлены в Галлию, Испанию и Британию9, частично в Африку. Полномасштабная романизация гало-иберийских земель растянулась на столетия, и если такой процесс не соответствовал нынешним идеям мультикультурализма, то нельзя в этом винить греко-римскую модель Европы.

Игнорируя возможности энергетической революции и уже изобретенную паровую машину, Италия деградировала, не справившись с ролью поставщика промышленных товаров в сельскохозяйственные территории и тем самым провоцируя зональные конфликты. Когда к конфликту подключились гунны, стало ясно, что под Европой можно понимать весь массив территорий, на которых не требуется орошение.

Несколько сложнее обстоит дело с греческой колонизацией: греки разбросаны повсюду. Но и здесь можно отметить определенные закономерности. На землях, требующих обильного орошения (например, в Бактрии) или, наоборот, на переувлажненных территориях (таких, как Колхида) греки полностью утрачивают свою идентичность. Они никогда не могли по-настоящему обосноваться близ арамейских (Сирия) или коптских (Египет) селений. Главную победу эллинизм одержал в Анатолии, превратившейся в сырьевую и продовольственную базу для греческой индустрии.

Конфликт в Византии между Анатолией и промышленными центрами на побережье протекал по старой римской модели. И снова в разрешение конфликта вмешался степной народ — сельджуки.

Ситуация с греками и римлянами представляется достаточно ясной: к тем землям и климатическим зонам, которые уже способствовали наивысшему (из возможных) уровню цивилизаций, можно было добавлять новые (за исключением засушливых полупустынных территорий). Поэтому греки и римляне двигались на новые территории и стимулировали формирование Европы, подобно тому как в XVIII веке европейцы двинулись в Америку10.

Грузия как часть Европы

Краткое резюме истории Грузии как постоянного участника процесса европейской интеграции выглядит следующим образом. Еще в VI веке до н.э. милетец Фемистагор с группой греческих колонистов поселился в Фасисе (Колхиде). Так Западная Грузия стала причастна к делам Европы. Коммерческое превосходство греков сменилось господством римлян над узкой прибрежной полосой в Колхиде, которая в I веке н.э. уже носила название Лазики. Римское господство опиралось на протянувшуюся от Пития до Афсароса цепь крепостей с многочисленными гарнизонами. В глубине территории правили лазские цари — ставленники Рима, пользующиеся всеми благами римского pax и процветавшие, получая существенную прибыль от торговли с богатыми и утонченными городами Понта: Синопом, Амизусом и Трапезундом. Весь регион Черного моря можно рассматривать как мультикультурную территорию, единство которой по-прежнему базировалось на культурных принципах эллинизма, но поддерживалось в основном римскими деньгами и защищалось римскими солдатами. Дальше на восток правили иверийские цари, иногда даже получавшие римское гражданство и поощрявшие греко-римскую транзитную торговлю с Центральной Азией и Индией. По закавказскому торговому пути в Европу доставлялись пряности, дерево ценных пород, драгоценные камни11.

Византия не изменила тому лучшему, что было в Элладе и Риме. Будучи могучим восточным бастионом христианства, она сформировала вокруг себя нечто вроде православного христианского сообщества наций. В Византии грузинских царей чествовали как "царя и куропалата", "царя и севаста", "царя и кесаря". Здесь снова в ходу принцип двойного гражданства: христианским монархам присваивались византийские титулы, позволявшие им чувствовать себя гражданами православной империи, не теряя в то же время связи со своей страной12.

После принятия христианства к Византийскому сообществу присоединилась Восточная Славония со столицей в Киеве. Это очевидным образом означало распространение восточноевропейского единства на восточную часть гумидных территорий континентальной Европы в направлении к Волге. Русские оставались лояльными членами этого сообщества и спокойно наблюдали за упадком византийской гегемонии и за тем, как правители Грузии и Болгарии присваивают себе титулы "царя" и "самодержца".

Усилившись, Россия резко протестует против присвоения Османской империей того, что прежде обозначалось как Византия, и против мусульманского господства над православным миром. Это выразилось в принятии в 1547 году великим князем Иваном титула "царь". Сформировался новый центр Восточной Европы, и началась долгая война за гегемонию в ней. Победителем из этой войны вышла Россия.

Рассматривая себя как восточноевропейскую сверхдержаву, Россия претендовала на политическое наследие Византии. Для России Грузия была частью восточноевропейского сообщества, и в начале XIX века Картлийско-Кахетинское царство (Восточная Грузия) становится частью Российской империи. Российская империя продолжилась Советским Союзом. Сегодня Грузия ищет свое место в объединенной Европе.

Выводы

Множество определений понятия "Европа" — искусственные. Они не соответствуют классическому восприятию Европы, которое сложилось на самой первой (греко-римской) стадии формирования единой Европы и поэтому может считаться самым точным. В статье показаны постоянно существовавшее понимание анклавов на неорошаемых территориях как базы для объединения Европы и самостоятельное воздействие климатических факторов на типы исторического развития.


1 Автор многим обязан опубликованным работам общего характера по проблеме европейской интеграции. Среди них такие труды, как: Prosopographia Imperii Romani Saec.I. II. III, Paris, VI, Consilio et Auctoritate Academiae Scientiarum Berolinensis et Brandenburgensis, Iteratis Curis Ediderunt Leiva Petersen, Klaus Wachtel, Adivvantibus M. Heil, K. P. Johne, L.Vidman, Berolini, Novi Eborau, MCMXCVIII; Sherwin-White A.N. The Roman Citizenship. Oxford: Claredon Press, 1939; Second edition: Oxford, 1973; Braund D. Rome and the Friendly King. The Character of the Client Kingship. Australia: Beckenham, Kent. Fyshwick, 1984; Braudel F. A History of Civilization. Printed in the USA, 1995; Rosen K. Die Geburt Europas. В кн.: Das Mittelmeer — die Wiege der Europäischen Kultur. Bonn, 1998. P. 10—25; Held K. Die Entdeckung der Welt bei den Griechen als Ursprung Europas. В кн.: Das Mittelmeer… P. 26—45; Galsterer H. Einheit und Vielfalt im Römischen Reich. В кн.: Das Mittelmeer…. P. 115—129; Alföldy G. Das Imperium Romanum — Ein Vorbild für das Vereinte Europa? Basel, 1999; Girardet K. M. Bundesstaaten im Antiken Griechenland und das Römische Imperium als "Supranationale" Ordnung — Modelle für Ein Vereintes Europa von Morgen? В кн.: Europa. Traditionen-Werte-Perspektiven, Beiträge zu Einer Ringvorlesung der Philosophischen Fakultät der Universität des Saarlandes in Sommersemester 1999. St. Ingbert, 2000. P. 13—48; Galsterer B. und H. Romanisation und Einheimische Traditionen, Xantener Berichte. B. 2. Köln, 1992, Kolloquium in Xanten, 2—4 Mai, 1990. P. 377—387; Runciman S. The Fall of Constantinople 1453. Cambridge: Cambridge University Press, 1996; Norwich J.J. A Short History of Byzantium. Published in Penguin Books, 1998. к тексту
2 См.: Dundua T. Making of Europe, Tbilisi, 2000. к тексту
3 См.: Dundua T. North and South, Tbilisi, 2001. pp. 8—15; Он же. The Tale of Two Sebastoses and the Orthodox Alliance. David the King of Georgia and Theodoros Gabras, Tbilisi, 2003. Р. 30—32. к тексту
4 См.: Held K. Op. cit. S. 26—45. к тексту
54 Ibid. S. 45. к тексту
6 См.: Rosen K. Op. cit. S. 13, 23. к тексту
7 См.: Дундуа Т. Грузия и остальной мир. Тбилиси, 2001. С. 97 (на груз. яз.). к тексту
8 См.: Там же. С. 97. к тексту
9 См.: Galsterer H. Op. cit. S. 115—129; Alföldy G. Op. cit. к тексту
10 См.: Held K. O. cit. S. 41. к тексту
11 См.: Dundua T. Influx of the Roman Coins in Georgia, Tbilisi, 2005. P. 3. к тексту
12 См.: Dundua T. Publicius Agrippa, Flavius Dades and Dual Citizenship — A Pattern for Europe in Future? Tb., 2002. Р. 14—15. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL