Фахри МУРШУДЛИ


Фахри Муршудли, аспирант НИИ экономических реформ Министерства экономического развития Азербайджанской Республики (Баку, Азербайджан).


БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА АЗЕРБАЙДЖАНА: ВЫЗОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

РЕЗЮМЕ

В статье рассматриваются проблемы развития банковской системы АР в контексте финансовой глобализации. Автор анализирует ее современное состояние, выделяя достигнутые успехи, объективные трудности и нерешенные проблемы. Раскрываются основные проявления глобализационных процессов на мировом рынке банковских услуг. Большое внимание уделяется вопросам, с которыми в этих условиях может столкнуться отечественный банковский сектор, в частности после вступления Азербайджана в ВТО. Исследуются последствия прихода иностранных банков на национальный рынок, предлагаются конкретные меры по его защите. На примере ведущего банка страны — Международного банка Азербайджана — выявляются особенности транснационализации банковской деятельности, очерчиваются направления по реализации этой стратегии в масштабах республики.

Введение

В XXI веке, в условиях нарастания вызовов глобализации, Азербайджан вступил в этап активного реформирования всех сфер общественной жизни, ознаменовавшийся укреплением политической стабильности, поступательным развитием национальной экономики, улучшением уровня жизни насе­ления, последовательной интеграцией страны в мировое хозяйство. Действенный фак­тор устойчивого экономического роста — наличие полноценной, конкуренто­способной и надежной банковской системы, формирование которой входит в число стратегических задач азербайджанского государства. Складывающиеся в настоящее время в АР социально-экономическая и правовая среда, инвестиционный и предпринимательский климат создают благоприятные возможности для обеспечения качественного подъема банковского сек­тора, основанного на позитивных макроэкономических показателях и накопленном отечественными банками опыте функционирования в рыночных условиях, для ускорения его интеграции в мировую банковскую систему в соответствии с современными требованиями глобализации.

Современное состояние национальной банковской системы

Национальная банковская система сегодня — одна из важнейших и неотъемле­мых структур рыночной экономики Азербайджана. В респуб­лике получила развитие двухуровневая банковская система рыночного типа, которая представлена прежде всего Национальным банком и совокупностью кредитных организаций. Они практически бесперебойно обеспечивают расчеты между всеми звеньями экономики, перераспределяют временно свободные денежные средства, вы­полняют другие банковские функции, постоянно и тесно взаимодействуя на рынке между собой и с внешней средой. Указанные компоненты образуют единую систему, предназначенную для обслуживания денежно-кредитного обращения и объединенную общими функциями и целями. Это подтверждается также наличием об­щей нормативно-правовой базы — банковского законодательства, определяющего право­вой статус и порядок взаимодействия основных звеньев банковской системы и регла­ментирующего наиболее устойчивые типы связей между ними.

Национальный банк Азербайджана (НБА) имеет необходимую независимость для выполнения функций Центрального банка. Его главная задача — обеспечение стабильности цен в рамках своих полномочий. В числе других задач следует выделить также обес­печение стабильности и развития банковской и платежной систем. Наряду с этим НБА осуществляет лицензирование, регулирование и контроль над деятельностью коммерче­ских банков, а также имеет самостоятельность в определении и проведении денежной и валютной политики государства.

Среди кредитных организаций страны ведущая роль принадлежит ком­мерческим банкам, число которых на конец 2007 года составило 46, из них 2 — государственных и 44 — частных, в числе последних 21 — с участием иностранного капитала1. Преобла­дающей является модель универсального банка, который предоставляет полный спектр банковских услуг, в том числе с использованием электронных каналов связи. Часть оте­чественных банков — специализированные учреждения (например, Азербайджанский банк микрофинансирования) и кэптивные кредитные организации.

В переходный период банковская сфера республики подверглась струк­турной и организационной трансформации, тенденции которой совпадают с общими закономерностями движения транзитивных стран2. Обновлялись правила банков­ского бизнеса, увеличивалась эффективность его деятельности, проводилась ра­ционализа­ция издержек, систематически повышались доходы и чистая прибыль банков, вводились современные продукты и технологии. Результатом этих действий стало создание современной банковской системы, способной функционировать в рыночных условиях и соответствующим образом реагировать на потреб­ности клиентов и происхо­дящие в стране изменения.

Следует отметить, что положительный тренд, вызванный общим оздоровлением экономики АР и ростом доходов населения за последние годы, способство­вал усилению позитивных тенденций в банковской сфере. Данные статистики по­зволяют сделать вывод, что к настоящему моменту по основным количественным и ка­чественным параметрам здесь достигнут несомненный прогресс. Обеспечено наращива­ние капитальной базы кредитных организаций, активизировалось предложение инновационных банковских продуктов и услуг. Увеличились совокупные активы банков, совершенствовалась их структура и качество. Так, по состоянию на начало 2008 года фактический капитал банков повысился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 87,6% и достиг 1 297,9 млн долл. В связи с рос­том капитализации и обязательств совокупные активы банков увеличились за этот период на 83,5% — до 7 949,1 млн долл. Они составили 26,7% ВВП против 14,9% в 2003 году, кредитные вложения — соответственно 18,1% и 8,3%, привле­ченные средства — 22,3% и 8,5%3.

Повысилась суммарная величина депозитов и вкладов, наметился крен в сто­рону удлинения их сроков. Значительно возросли объемы кредитных операций, улуч­шилось качество кредитного портфеля (как в отраслевом и валютном разрезе, так и по срокам), наблюдалось снижение процентных ставок по кредитам, повысилась их дос­тупность. Заметно расширилась сеть филиалов банков, количество которых возросло с 305 в 2003 году до 485 в 2007-м, усилилось их содействие развитию регионов, малого и среднего предпринимательства. Общий объем кредитных вложений коммерческих бан­ков в реальный сектор составил 5 382,0 млн долл., что в 8,9 раза больше, чем в 2003 году, а их отношение к совокупным активам банковского сектора достигло 67,7% (против 57,0% на начало 2004 г.)4.

Указанные процессы сопровождались совершенствованием законодательной и институциональной базы данного сектора экономики. За последние четыре года при­няты новые законы: о банках, Национальном банке, ипотеке, страховании банковских вкладов. Внесены изменения в закон "О валютном регулировании" с целью его дальнейшей либерализации, в частности смягчены ограничения на вывоз валюты. Отечественные банки приступили к внедрению международных стандартов корпоративного управления и форм отчетности. Ускоренными темпами укреплялась инфраструктура банковской системы: созданы Централизованный кредитный реестр, Национальный карточный процессинговый центр, Национальная платежная система, Ипотечный фонд и Фонд страхования банковских вкладов; функционируют валютная и фондовая биржи, Национальный депозитарный центр; последовательно развивается рынок ценных бумаг. Повышенное внимание стало уделяться использованию прогрес­сивных технологий и применению новейших информационно-управленческих систем.

Однако, несмотря на улучшение ситуации и достигнутые успехи в банковском секторе, его состояние нельзя переоценивать. Здесь еще су­ществует множество проблемных точек. Проведенный SWOT-анализ5 — анализ сильных и слабых сторон коммерческих банков, а также оценка возможностей дальнейшего развития их бизнеса и угроз, которые несут для него потенциальные риски, — дали следующие результаты.

SWOT-анализ банковского сектора страны

Представленная оценка состояния отечественного банковского сектора свидетельствует, что в настоящее время, наряду с рядом позитивных сторон, способствующих его дальнейшему развитию, существует масса факторов, которые либо уже оказывают негативное влияние, либо в перспективе могут отрицательно повлиять на устойчивость финансово-кредитных организаций. Это в первую очередь высокие кредитные и валютные риски, неудовлетворительный уровень качества менедж­мента и защиты прав кредиторов, относительно низкая степень ликвидности и капитализации банков, доверия к ним со стороны населения, дефицит долгосрочных ресурсов, высокие издержки ведения банковского бизнеса, его слабые инвестиционная привлекательность и взаимодействие с производственной сферой, ограниченное число источников наращи­вания ресурсной базы, медленное включение ме­ханизмов корпоративного управления, недостаточ­ная транспарентность кредитных учреждений, их слабое участие собственным капиталом в модернизации и технологическом перевооружении предприятий, а также на рынке ценных бумаг. Некоторые препятствия для развития банковской системы обнаруживаются в плоскости несовершенства законодательной и норматив­ной систем. Однако в целом при сложившейся ситуации сильные стороны банковской сферы экономики республики в основном компенсируют угрозы, которые могут ожидать ее в будущем, а имеющиеся возможности, вместе с усилением требований банковского законодательства, способны привести к нивелированию слабых мест.

Банковская система республики в свете международных оценок

Наряду с проведенным внутренним анализом хотелось бы акцентировать внимание и на международных оценках отечественной банковской системы. Напри­мер, в докладе ЕБРР "О процессе перехода за 2007 г." отмечаются пози­тивные изменения в денежно-кредитной системе Азербайджана, в частности по ли­берализации движения капитала6. Тем не менее индекс ЕБРР в оценке реформирования банковского сектора страны на протяжении семи лет (с 2001 г.) не меняется и равен 2,3 (в 1995—2000 гг. — 2,0)7 при мак­симальной оценке по рейтингу ЕБРР 4+8. Согласно этому докладу, в силу недоразвитости данного сектора отечественной экономики существенно ограничена эффективность денежно-кредитной политики в области снижения инфляции. Указывается также на необходимость усиления надзора в банковской сфере9.

По оценке международного рейтингового агентства "Fitch IBCA"10, банковской системе Азербайджана вновь присвоена одна из самых высоких категорий риска — "MPI 3"11, характеризующая отечественные банки как наиболее неустойчивые к изменению макропруденциональной ситуации. Следует отметить, что за период 2005—2006 годов индикатор MPI был повышен для АР с уровня "1"12 до "3", что, по утверждению аналитиков агентства, обусловливалось сочетанием быстрого роста кредитования и укрепления реального обменного курса национальной валюты. В матрице системных рисков "Fitch", которая сводит воедино два индикатора системных рисков — BSI и MPI, подчеркивая их взаимодополняемость, Азербайджан был отнесен к наиболее низкой категории — E3 (категория BSI Е)13. В целом банковская система республики расценивается как очень слабая, имеющая высокий уровень уязвимости по макропруденциальным показателям и низкую способность выдержать воздействие макропруденциальных стрессовых факторов14, что подтверждено и в суверенном рейтинговом обзоре по Азербайджану, проведенном "Fitch Ratings" в начале марта 2008 года15. По мнению этого агентства, высокие уровни индикатора MPI в странах с и без того слабой банковской системой, показателем чего служит высокий уровень BSI, вызывают наибольшую обеспокоенность, так как данная система имеет наиболее высокий показатель риска. Кроме того, как считает агентство, курс национальной валюты страны удерживается на своем уровне благодаря высоким объемам выручки от экспорта нефти.

Наряду с рейтинговой оценкой банковской системы Азербайджана в целом "Fitch Ratings" проводил аналогичное ранжирование по отдельным отечественным коммерческим банкам16 (см. табл. 1). Как видно из нижеприведенной таблицы, наиболее высокие оценки по ним были присвоены Международному банку Азербайджана. При этом анализ списка рейтингов эмитентов по другим республикам Центрального Кавказа (Армении и Грузии) свидетельствует, что по оцениваемым параметрам названный банк занимает лучшие позиции не только в стране, но и во всем регионе.

Таблица 1

"Fitch Ratings": рейтинг дефолта коммерческих банков АР17

Международное рейтинговое агентство "Moody's Investors Service" также присвоило рейтинги ряду коммерческих банков республики по банковским депозитам в национальной и иностранной валюте (см. табл. 2).

Таблица 2

"Moody's": рейтинг банковских депозитов в республике18

Как и предыдущем случае, наиболее высокие рейтинговые оценки получил Международный банк Азербайджана. Его долгосрочные рейтинги в национальной и иностранной валюте оценены соответственно на уровне Baa2 и Ba2, а краткосрочные — Prime-2 (P-2) и Not Prime (NP). Рейтинг финансовой устойчивости (FSR) установлен на уровне E+ при стабильном прогнозе изменения рейтинга. При этом следует подчеркнуть, что оценки рейтинга МБА по иностранной валюте могли быть и выше, но они ограничены оценками суверенного рейтинга Азербайджана (Ba2/NP), в то время как оценки рейтинга в местной валюте свободны от таких ограничений. Оценки рейтинга МБА отражают риск глобальных неплатежей и ожидание потерь и связаны с уверенностью агентства в поддержке Банка азербайджанскими финансовыми властями в случае потребности. FSR Банка на уровне E+ поддерживается сильными внутренними привилегиями с хорошим потенциалом для дальнейшего роста, но лимитирован очень высоким уровнем его концентрации по активам и пассивам и недостаточной капитализацией с фактически отсутствующим свободным капиталом, способным погасить неожиданные потери. Кроме того, корпоративное управление Банка все еще развивается, что также имеет отрицательное воздействие на его FSR.

Как свидетельствуют названные кредитные рейтинги, ведущее место в отечественной банковской системе принадлежит Междуна­родному банку Азербайджана, который продолжает год за годом собирать в своем имиджевом активе такие признанные зарубежной финансовой общественностью козыри, как номинации ведущих аналитических структур мировой банковской индуст­рии ("Euromoney", "The Banker", "Global Finance").20 В течение последних трех лет МБА, на долю которого приходится свыше 47% совокупных банковских активов и кредитных вложений в экономику страны, не только повысил свой рейтинг от международного рейтингового агентства "Fitch IBCA" (с уровня "BB–" до "BB+"), но и, как было отмечено выше, получил второй рей­тинг от "Moody's Investors Service". В традиционном рейтинге 1 000 крупнейших банков СНГ по итогам первого полугодия 2007 года — "Интерфакс-1000: Банки СНГ" МБА занял 51-е (по активам) и 61-е места (по собственному капиталу), значительно опережая ведущие банки Грузии и Армении21.

Что касается других банков, то Банк Стандарт стал единственным азербайджанским банком, получившим самый высокий для частного банковского сектора страны рейтинг В1 по краткосрочным и долгосрочным депозитам в национальной и иностранной валюте. Одновременно ему определен рейтинг финансовой устойчивости на уровне Е+, причем все рейтинги имеют стабильную перспективу изменения. Согласно "Moody's", основой присвоения этому банку данных рейтингов стали его укрепляющиеся позиции, солидная рыночная доля, хорошая рентабельность и существенный потенциал роста. "Moody's" позитивно оценивает укрепление позиций Банка в розничном сегменте, что позволит ему диверсифицировать риски, улучшить стабильность прибыли и уменьшить подверженность влиянию вероятных политических процессов. Агентство подтвердило возможность дальнейшего улучшения рейтинга Банка Стандарт за счет диверсификации бизнеса путем привлечения новых клиентов, не связанных с бизнесом акционеров банка, дальнейшего совершенствования корпоративного управления, повышения уровня прозрачности банка и развития инструментов управления рисками.

Наряду с этим "Moody's" позитивно оценивает планы банка Республика, получившего долгосрочные рейтинги депозитов в национальной и иностранной валюте на уровне B2, по расширению филиальной сети в регионах страны, а также фокусирование банка на сектор малого и среднего бизнеса и потребительское кредитование, поскольку это предоставляет хорошие возможности для устойчивого роста. Наличие крупных финансовых институтов Германии среди акционеров данного банка, их участие в его стратегическом управлении и техническая поддержка также оказали позитивное влияние на рейтинг.

Присвоение кредитного рейтинга двумя ведущими рейтинговыми агентствами — еще одно весомое подтверждение правильности выбранного курса и уровня экономического развития Азербайджана. Что касается самих оценок, то их можно охарактеризовать как положительные и перспективные, особенно учитывая тот факт, что это стартовые рейтинги, сейчас самое главное — обеспечить здесь положительную динамику22.

Согласно межстрановому исследованию "Индекс экономической свободы — ИЭС", ежегодно проводимому Фондом "Наследие" и газетой "Уолл-стрит джорнал"23, Азербайджан является одним из 15 государств мира (130—144 места), получивших по уровню финансовой свободы24 30%25 (см. табл. 3.А26). По данному показателю к середине 2007 года он находился, в частности, на одном уровне со странами так называемой "BRIC"27 — Китаем и Индией, опережал Узбекистан (20%), Беларусь и Туркменистан (по 10%), существенно отставая при этом от своих соседей по Центральному Кавказу — Армении (70%) и Грузии (60%). За период 1996—2008 годов субиндекс Азербайджана по финансовой свободе не менялся и оставался неизменно низким28. Несмотря на проведенные в республике за последние 12 лет реформы, их масштабы и глубина оказались недостаточными, чтобы позволить ей улучшить рейтинг по либеральности финансово-банковского сектора экономики29.

Таблица 3

Не менее авторитетные и масштабные международные сравнительные исследования проводит Всемирный экономический форум — ВЭФ, который с 1979 года ежегодно публикует "Доклад о конкурентоспособности стран мира". Так, с 2005 года ВЭФ разрабатывает Индекс глобальной конкурентоспособности30. Последний основывается на 12 факторах, в числе которых с позиций рассматриваемой нами проблемы наибольший интерес представляет развитость финансового рынка. По данному субиндексу Азербайджан занимает 91 место. В качестве явных конкурентных преимуществ финансового рынка республики выделен лишь индекс юридического права, тогда как перечень его недостатков и слабых сторон включает восемь позиций. Среди них: устойчивость банков (113 место), ограничения на движение капитала (107-е), финансирование через местные рынки капитала (106-е), доступ к займам (91-е) и другие. В числе наиболее проблемных для нашей страны аспектов — доступ к финансированию и правила торговли иностранной валютой (см. табл. 3.Б).

Рэнкинги Азербайджана по уровню финансовой свободы, а также развитости финансового рынка и его отдельным параметрам представлены в табл. 4 и 5.

Таблица 4

Индекс экономической свободы 2008: рэнкинги АР по уровню финансовой свободы

Таблица 5

Индекс глобальной конкурентоспособности 2007—2008: рэнкинги АР по развитости финансового рынка и его отдельным параметрам

Составители Индекса экономической свободы включили в число "узких мест" банковской системы Азербайджана ее слабость, неэффективность, отягощенность безнадежными кредитами, весомый объем внебанковских наличных платежей, недостаточность объемов кредитования частного предпринимательства и ненефтяных отраслей при отсутствии дефицита кредитных ресурсов, чрезмерные риски при кредитовании, низкий уровень капитализации банков, высокий удельный вес присутствия в них государства, слабое присутствие в стране филиалов и отделений иностранных банков31. Об ограниченности масштабов развития отечественного банковского сектора свиде­тельствуют низкие показатели доли банковских активов и кредитов реальной эконо­мике в ВВП, по которым Азербайджан заметно уступает другим странам с переходной экономикой в СНГ, Балтии, Центральной и Восточной Европе, не говоря уже о государствах с более зрелой экономикой.

Вместе с тем справедливости ради необходимо указать, что этот блок проблем но­сит скорее общесистемный характер, так как в оп­ределенной степени типичен для значи­тельного числа отраслей азербайджанской эконо­мики и являет­ся следствием незавершенности процесса перехода нашей страны к рыночным отношениям.

Сложность задач, стоящих перед банковским сектором республики в период трансформации экономики, обусловлена также рядом других обстоятельств. Среди них следует, на наш взгляд, выделить неразвитость рыночных начал социально-экономической среды его функционирования, низкий потенциал националь­ных банков, их реальные различия по ключевым позициям деятельности (включая масштаб капитала и активов, а также конкурентную среду).

На формирование проблем развития банковской системы республики определенное влияние оказали недостатки и упущения непо­средственно в работе банков. Среди них наиболее существен­ную роль сыграли: относительно низкое качество управления, ориентирован­ное на решение текущих задач в ущерб перспек­тивным направлениям развития банка; неэффективность внутреннего контроля, отсутствие сис­темной работы по упреждению проблемных ситуаций в развитии банков; непрозрачная структура собст­вен­ности; невысокий уровень банковских технологий. Сравнение отечественного банковского сектора с развивающимися рынками свидетельствует, что он развит слабее, нежели реальный сектор экономики. Величина капитала коммерческих банков страны не дает им возможности удовлетворять спрос на кредит со стороны отечественных ком­паний. Сло­жив­шая­ся струк­ту­ра и тен­ден­ция фор­ми­ро­ва­ния прив­ле­чен­ных средств по­ка не поз­во­ляют расс­мат­ри­ва­ть их как ис­точ­ни­ки дол­гос­роч­ных и сред­нес­роч­ных вло­же­ний.

Однако в ближайшее время банковской системе АР придется не только преодолевать имеющиеся трудности, но и адекватно реагировать на новые тре­бования и вызовы, связанные с глобализацией мировой экономики, которая правомерно признана наиболее адекватной характеристикой современного этапа мирового развития.

Глобализационные процессы в банковской деятельности

Экономическая глобализация как современный процесс затрагивает все сферы хозяйст­венной жизни мирового сообщества, определяет направленность и интенсив­ность междуна­родных экономических отношений. Ее вызовы резко повышают уязвимость национальной экономики к внешним шокам и требуют соответствующих механизмов, обеспечивающих адаптацию финансовой системы к происходящим изменениям.

Ядром и наиболее динамичной под­системой экономической глобализации выступает финансовая глобализация32, представляющая собой качественно новый этап интернационализации мирового финансового рынка на базе инновационных техноло­гий. Суть данного феномена заключается в усилении связей и интеграции между финансовыми секторами национальных экономик, мировыми финансовыми центрами и международными финансовыми институтами, в результате чего происходит становле­ние новой конфигу­рации глобальной экономики, формирование ее финансовой архитек­туры. Зримым результатом этих процессов стала все большая взаимозависимость и интегрированность финансовых систем отдельных государств, что породило функционирующую ныне глобальную финансовую систему.

Глобализация международной финансовой системы — одна из главных тенденций в развитии мировой экономики последних десятилетий. Современная модель финансовой глобализации, контуры которой появились еще в 1960—1970-х годах, трансфор­мирует условия, от которых зависит процветание регионов и народов как в ближайшем, так и в далеком будущем. Она внесла существенные изменения в мировой финансовый и валют­ный порядок в направлении его либерализации, способствовала значи­тельной активизации меж­дународного движения капитала, кардинальному повышению его мобильности, расширению масштабов прямого зарубежного инвестирования, ради­кально трансформировала механизм и сценарии принятия решений и конкурентной борьбы на внешних рынках. Наряду с этим финансовая глобализация имела важные ин­ституциональные и структурные последствия для развитых государств, позволила ши­роко использовать ранее недоступные возможности, особенно для стран с переходной экономи­кой.

Важной предпосылкой финансовой глобализации стало снятие ограничений по текущим и трансграничным операциям с капиталом на национальном уровне33. Начало процессам валютной и финансовой либерализации было положено в развитых рыночных экономиках (1960—1980 гг.). Впоследствии к данному процессу присоединились развивающиеся страны (1980—1990 гг.), бывшие социалистические республики Центральной и Восточной Европы, Содружества Независимых Государств, а также Китай. Не менее важной предпосылкой развития глобализационных процессов в банковской деятельности стала реализация достижений в технологических сферах, в результате чего появились возможности осуществлять операции в режиме реального времени и независимо от расстояний, обеспечить взаимосвязь национальных банковских систем и рынка различных финансовых инструментов.

Масштабы процессов финансовой глобализации можно проиллюстрировать данными динамики различных сегментов мирового рынка капиталов. Например, к началу ХХI века суммарный объем рынка капитала практически достиг величины мирового валового продукта, составив 37,6 трлн долл. (что соответствует 83,6% мирового валового продукта), активы коммерческих банков — 55,7 трлн долл. (125,9%), стоимость выпущенных во всем мире облигаций и других долговых обязательств — 58,9 трлн долл. (132,6% мирового продукта)34. Среднедневной оборот операций по обмену валюты в 2007 году (апрель) превысил 3,2 трлн долл., увеличившись с 1992-го более чем в 3,9 раза35. Среднегодовой темп прироста оборота мирового валютного рынка в 1989—2007 годах составил 9,85%, тогда как объем мировой торговли товарами и услугами за тот же период увеличивался на 6,7% в год36, что свидетельствует о нацеленности мирового валютного рынка на обслуживание сделок, связанных с движением капитала.

В числе наиболее значимых черт финансовой глобализации следует выделить консолидацию финансовых институтов, активно начавшуюся в 1980-х годах. Как показал зарубежный опыт, развитие сделок, связанных с объединением банков, имеет волнообразный характер. Волны слияний и поглощений (M&A) прокатились как по развитым странам, так и по развивающимся рынкам. Это связано прежде всего с тем, что глобализация мировой экономики привела к стандартизации банковской деятельности, устранению препятствий на пути движения капиталов, снятию административных запретов, дерегулированию рынков, быстрому развитию компьютерных технологий и систем компьютерной обработки данных и т.п. Согласно данным агентства "Thomson Financial", с 1990-го по 2002 год зафиксировано около 13,5 тыс. сделок общим объемом в 2,5 трлн долл.37, в результате которых одна финансовая фирма была приобретена другой. Пик активности пришелся на 1998 год, когда были зафиксированы такие мегаслияния38, как объединение "Citicorp" и "Travelers Group", "BankAmerica" и "NationsBank", "Banc One-First Chicago" и "Norwest-Wells Fargo".

Большинство сделок по слияниям и поглощениям в финансовом секторе отмечено в развитых странах (первенство здесь держат США, что было связано с отменой ограничений на совмещение кредитно-депозитной и инвестиционной деятельности), а в структурном плане — в банковской системе (60% от числа всех финансовых слияний и 70% от их объема). В этих странах, где даже отдельные банки располагают большими суммами активов, несравнимыми с банковскими системами стран СНГ, процесс слияний и поглощений в банковской сфере приобрел в последние два десятилетия очень активный характер39. Здесь масштабной консолидации способствовали технологические инновации, приведшие к снижению управленческих затрат, дерегулирование финансовых услуг, а также изменения в практике корпоративного управления (привязка вознаграждения менеджмента к стоимости акций на рынке, перенос акцента с традиционных процентных банковских операций на оказание расчетных и инвестиционных услуг клиентам и т.д.). Основным побудительным мотивом проведения сделок по слияниям и поглощениям стало многими подвергаемое сейчас сомнению мнение, что эффект масштаба и синергия от совмещения под одной крышей сильных сторон разных организаций способны обеспечить сокращение издержек, а также более быстрый рост объемов и капитализации бизнеса за счет создания дополнительной экономической ценности для клиентов.

Данный процесс начал развиваться и в странах ЦВЕ и СНГ, включая Россию, Украину и Казахстан40, где движущими силами M&A в банковском секторе выступает внутренняя консолидация, а также экспансия иностранных банков. Здесь тенденция развития сделок слияний и поглощений с 2001 года отличается от ситуации в развитых странах: возрастает не только число таких сделок, но и их масштабы, в этот процесс стали втягиваться более мелкие банки. По расчетам экспертов "Dresdner Kleinwort", за последние два года зарубежные банки вложили около 13 млрд долл. в приобретение банковских активов в странах СНГ, преимущественно в России и Украине41. При этом дороже всего инвесторы оценивают украинские банки, в сделках с которыми средний мультипликатор к капиталу составил 4,6, для российских банков он равен 3,5, а у единственной сделки в Казахстане — 4,442.

Как в странах Западной Европы, так и в государствах ЦВЕ преобладают сделки, осуществляемые национальными банками, хотя они несравнимы по масштабам (стоимости) с созданием объединений крупнейших транснациональных банков (ТНБ). При этом цели и формы таких объединений весьма разнообразны: приобретение всех активов и обязательств поглощаемого банка, скупка акций с целью получения контрольного пакета банка-объекта и превращения его в дочерний банк, приобретение реальных банковских активов, косвенное поглощение путем переманивания выгодных крупных клиентов.

В последние годы процесс слияния и поглощения банков интенсифицируется во многом за счет экспансии иностранного банковского капитала. Проблема участия внешних инвесторов в национальных банковских системах развивающихся43 и транзитивных стран44, учитывая ее актуальность, получила должное освещение в экономической литературе. Особый интерес представляет процесс вхождения банков, контролируемых нерезидентами, в банковские системы стран ЦВЕ и СНГ. К основным факторам, приводящим к расширению данного процесса, следует прежде всего отнести рост объемов внешней торговли, характерную для развитых стран узость национального рынка банковских услуг, разницу в уровне прибыльности и рисков, рост вложений прямого иностранного капитала в экономику данной страны, политику правительств государств с переходной экономикой. В числе основных причин, благоприятствующих привлечению иностранного капитала в банковскую систему транзитивных стран, следует назвать слабость их финансовой системы, а также стремление этих стран к максимально возможной интеграции в мировые институты (например, в ВТО) или же, как для ряда стран ЦВЕ, стремление к членству в ЕС.

Межстрановые сопоставления роли нерезидентов в банковском капитале различных государств свидетельствуют: для стран, рынок банковских услуг которых давно поделен, а национальные банки мощны и устойчивы (Западная Европа), в том числе за счет жесткого контроля государства (Китай), характерно доминирование национального капитала; для развивающихся стран с достаточно сильными экономиками и протекционистской политикой правительств (в частности, Латинской Америке) — сопоставимое участие национального и иностранного капитала в банковских системах; в странах со слабой финансовой системой или с высокой расположенностью государства к привлечению иностранного капитала (страны ЦВЕ) реализована модель с преобладанием иностранного капитала45. При этом выделяются две теоретические модели вхождения: "поглощение" и "интеграция". Первая более эффективна для стран с достаточно слабым местным бизнесом (например, для Венгрии, Польши и Чехии, где доля иностранного капитала в банковской системе существенно больше половины)46; вторая — для активно развивающихся экономик (реализована в крупнейших странах Латинской Америки, в частности в Аргентине и Бразилии)47.

Изучение практики функционирования иностранных банков в национальных банковских системах вышеназванных стран и его адаптация к местным условиям весьма актуальны для корректировки развития банковской системы республик Центральной Евразии (в том числе Азербайджана), совершенствования конкурентных стратегий их коммерческих банков.

Одно из главных проявлений финансовой глобализации в нынешних условиях — транс­национализация банковской деятельности. Она рассматривается как процесс расширения международного бизнеса банков, их выхода за национальные границы отдельных стран, со­действует максимальной адаптации банковского сектора экономики к современным мирохо­зяйственным тенденциям и состоянию мировой финансовой системы. Банковская трансна­ционализация является основным компонентом и одновременно важным экономическим ме­ханизмом общих процессов глобализации, служит клю­чевым регулятором, обеспечивающим согласованное функционирование мировой экономики в глобальных рамках.

К числу основных побудительных мотивов транснационализации банковского капитала следует отнести его концентрацию и консолидацию, связанную с этим возрастающую кон­куренцию на национальных рынках, необходимость обеспечения транснациональных компа­ний финансовыми ресурсами, образование рынка евровалют и других глобальных финансо­вых рынков, создание глобальных информационно-финансовых сетей, заметно облегчающих процессы перемещения капитала. Транснационализация банковской дея­тельности, экономически обусловленная возможностью и необходи­мостью перелива капитала из стран с его относительным избытком в регионы с инвестици­онным дефицитом, но с избытком других факторов производства, которые не могут быть эффективно использованы из-за нехватки капитала, способствует осуществлению воспроизводственных процессов и выравниванию экономических условий в различных государствах.

В своей определяющей части ТНБ представляют интересы стран "большой семерки" (G-7), в которую входят США, Япония, Германия, Франция, Великобритания, Италия и Канада, а также стран с наиболее быстро растущей экономикой в мире — Китай, Бразилия, Индия, Сингапур. Так, согласно рейтингу FT-50048, в 2008 году из 71 вошедших в него банков 29, то есть более 40%, приходится на долю G-749, а 15 (свыше 21%) — динамично развивающихся стран Восточной Азии50. В 2008 году крупнейшим банком мира признан "Indl&Coml Bk of China" (Китай, 277,2 млрд долл.), на втором месте — НSBC (Великобритания, 195,8 млрд долл.), на третьем — "China Construction Bank" (Китай, 176,5 млрд долл.). В другом банковском рейтинге — "2008 The Banker TOP-1000" — по количеству банков лидирует ЕС (266 банк против 279 в 2007 г.), затем идут страны Азии (184 против 174) и США (169 против 185). На долю европейских банков в совокупности приходится 41% прибыли всех вошедших в этот рейтинг банков. Обращает на себя внимание снижение данного показателя по американским банкам — с 24% в 2007 году до 14% в 2008-ом и заметный его рост по азиатским — соответственно с 12% до 19%. Новым лидером, согласно рейтинга "The Banker", стал британский HSBC, увеличивший свой капитал, несмотря на кризис, на 19,5% (до 105 млрд долл.), вторая позиция у "Citigroup" (89,2 млрд долл. — снижение на 1,8%), а на третье место с приростом на 47,7% вырвался "Royal Bank of Scotland" (88,9 млрд долл.)51. Экономическая мощь ТНБ, входящих в рейтинговые списки крупнейших ком­паний мира FT и "The Banker", сопоставима, например, с национальным дохо­дом отдельных государств (например, Греции, Финляндии, Португалии, Ирландии, многих государств Азии, Африки, Южной Америки).

Вызовы и перспективы глобализации для отечественного банковского сектора

Финансовая глобализация создает новые вызовы для национальной банковской системы, что обусловлено усилением воздействия внешней среды на процессы, проис­ходящие в экономике АР. О вовлеченности отечественного банковского сек­тора в процесс финансовой глобализации свидетельствуют рост иностранных заимствований, расширенное использование современных информационных и банковских технологий, переход на международные стандарты бухгалтерской отчетности и аудита, активное участие Азербайджана в между­народных финансовых организациях. В сложившейся ситуации коммерческие банки республики столкнулись с необходимостью решения ряда новых проблем, среди которых хотелось бы выделить наиболее значимые.

Прежде всего это необходимость усилить конкурентоспособность отечественных банков на основе их слияния и наращивания банковского капитала. Среди системных факторов, определяющих невысокую конкурентоспособность азербайджанского банковского сектора, и одновременно в качестве основного резерва повышения последней следует в первую очередь рассматривать низкий уровень его капитализации. Задача повышения капитализации банков в условиях либерализации рынка банковских услуг приводит к поиску путей увеличения капитала, среди которых к наиболее перспективным относятся слияния и поглощения банков, а также привлечение в этот сектор прямых зарубежных инвестиций.

Республика только на начальном этапе консолидации банковского бизнеса. Сейчас на ее банковском рынке много мелких, слабых банков, что, учитывая повышение минимальных требований к совокупному капиталу банков52, создает благоприятную почву для их объединения и привлечения в свои учредители международных финансовых институтов. Однако, несмотря на стремление НБА активизировать процесс консолидации банковского бизнеса, такие случаи, к сожалению, единичны.

Так, в результате объединения одних из ведущих коммерческих банков республики — "Мбанк" и "Промтехбанк" — в октябре 2002 года создано крупное универсальное финансово-кредитное учреждение "UniBank", способное предоставить своим клиентам максимально широкий спектр качественных услуг. В начале 2005-го произошло слияние двух других коммерческих банков — "Bank of Baku", специализировавшегося на предоставлении розничных банковских услуг, и "Ilkbank", ориентированного на обслуживание корпоративных клиентов: вновь образованный банк начал функционировать под названием "Bank of Baku". Успешное слияние вышеперечисленных банков во многом способствовало принятию решения о вступлении в состав их акционеров международных структур: ЕБРР (в "UniBank" — 15,2%, в "Bank of Baku" — 25% уставного капитала) и Немецкой инвестиционной корпорации "DEG" (в "Bank of Baku" — 8,3% УК)53. Присутствие иностранных инвесторов в структуре собственности азербайджанских банков следует рассматривать в качестве важнейшего фактора, оказывающего самое значительное воздействие на их конкурентоспособность и возможности капитализации в условиях либерализации рынка банковских услуг.

Еще одним, более современным методом повышения капитализации азербайджанских банков является банковское IPO (Initial Public Offering)54. О планах его проведения уже заявили МБА (планирует выпуск и размещение евробондов в объеме 200 млн долл.), "КапиталБанк" (14 млн долл.) и "Банк Стандарт" (50—100 млн долл.)55. Так, МБА уже провел тендер среди крупнейших игроков данного рынка, выбрав в качестве лид-менеджера "JP Morgan" и "Citigroup". Привлеченные средства будут использованы для финансирования приоритетных проектов по разным секторам экономики — нефтяного, ненефтяного, ипотеки и т.д. По наиболее интересным проектам размещение евробондов может состояться через Люксембургскую или Лондонскую биржу, причем их правильный выбор предполагает всестороннее изучение преимуществ и недостатков той или иной международной торговой площадки. Вместе с тем на практике еще ни одного первичного банковского размещения не произошло: все вышеуказанные азербайджанские банки, планировавшие его на конец 2007 — начало 2008 года, перенесли IPO на более поздние сроки, столкнувшись с разнообразными проблемами организационного и правового свойства, а также учитывая кризисные явления на мировом финансовом рынке. Другими словами, механизм этого альтернативного варианта повышения капитализации еще не задействован и может считаться потенциальным.

Поддержание в дальнейшем высоких темпов увеличения капитала в данной сфере будет, на наш взгляд, способствовать усилению тенденции банковских слияний, возникновению крупных финансовых конгломератов: финансово-бан­ковских групп и холдингов. В свою очередь, это ускорит формирование банковской системы, адекватной потребностям экономического роста нового типа, процесс ее интеграции в мировое финансовое сообщество.

Стремление национального капитала (с учетом благоприятной мировой конъ­юнктуры) структурироваться в мощные образования весьма актуализирует для республики проблему транснационализации банковской деятельности. Один из наиболее эф­фективных финансово-кредитных институтов страны, отвечающий требованиям транс­национализации, — Международный банк Азербайджана, занявший, как уже указывалось выше, домини­рующее положение на отечественном финансовом рынке. На примере именно этого финансового холдинга можно проиллюстрировать проявления признаков транснационализации банковского бизнеса на региональном уровне. Наряду с разветвленной сетью обслуживания по всей республике (36 филиалов, 128 отделений) банк имеет 5 зарубежных представительств: в Лондоне, Франкфурте-на-Майне, Нью-Йорке, Люксембурге и Дубае, дочерние банки в Москве (с двумя филиалами — в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге) и Тбилиси, ряд других дочерних структур — Международную страховую компанию, лизинговую фирму "Joint Leasing" и процессинговую компанию "Азерикард". В банке и во всех его подразделениях работает высококвалифицированный, опытный персонал, клиентам предлагается свыше 150 банковских продуктов и услуг.

В целом МБА, будучи генератором реформ и инновационных решений в финансово-кредитном сегменте экономики, занимает ведущие позиции в сфере внедрения соответствующих международным стандартам новых банковских продуктов и услуг, передовых сервисных и информационных технологий. Высокий кредитный рейтинг МБА позволил ему наладить устойчивые долгосрочные связи с крупнейшими международными финансовыми организациями, установить новые корреспондентские отношения с авторитетными банками стран СНГ, Европы, Азии, а также США, Канады, Австралии. Банк обслуживает все международные проекты регионального масштаба, в частности строительство основного экспортного нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан и Южно-Кавказского газопровода Баку — Тбилиси — Эрзерум, транспортных коммуникаций — "TРACEКA" и Великий шелковый путь, железнодорожного сообщения Баку — Тбилиси — Карс. Кроме того, МБА оказывает помощь многим азербайджанским банкам в решении их проблем, связанных с выходом на зарубежные финансовые системы.

С учетом отечественной специфики главными мероприятиями, направленными на реализацию стратегии транснационализации банковской деятельности должны стать:

  •   стимулирование концентрации банковского капитала в финансовых структурах, избранных в качестве базы для построения ТНБ, их рекапитализация с использованием средств Нефтяного фонда Азербайджанской Республики;
  •   участие государства в качестве держателя контрольного пакета акций отечественных ТНБ в целях придания им необходимых гарантий стабильности и оказания воздействия на формирование финансовой политики банка;
  •   широкая внешнеэкономическая экспансия, предусматривающая (в числе прочего) приобретение действующих зарубежных банков и их филиалов, создание собственных филиалов, дочерних компаний и представительств в странах, являющихся мировыми финансовыми центрами, а также в регионах, имеющих перспективы внешнеэкономического сотрудничества с Азербайджаном.
  • При всей целесообразно­сти осуществления стратегии транснационализации в банковской системе Азербайджана свое эффективное завершение данный процесс может получить лишь при активном участии государства. Реализация данной стратегии — объективно необходимый шаг, направленный на максимальную адап­тацию к вызовам финансовой глобализации, без которого формиро­вание развитой конкурентоспособной банковской системы страны и ее эффективная ин­теграция в мировую экономику не представляются возможными.

    Глобализация мировой экономики (наряду со значительным ростом движения капитала) существенно увеличивает объемы традиционной международной торговли, что, в свою очередь, обусловливает необходимость расширения и улучшения банковского обслуживания внешнеэкономической деятельности (ВЭД), побуждает коммерческие банки проводить международное расширение операций. При этом главными мотивами их внешней экспансии выступают "следование за клиентом", "факторы стратегического поведения", "диверсификация рисков". Международные расчетно-кредитные отношения становятся необходимым и важным элементом внешнеэкономических связей56. Их появление и дальнейшие изменения связаны с развитием и интернационализацией товарного производства и обращения. Условия о расчетах включаются в любой внешнеэкономический контракт, и именно от них зависит своевременность выполнения обязательств, поступление и оборот денежных средств, благополучие финансового положения участника ВЭД.

    Бурное развитие ВЭД обусловливает развитие в Азербайджане следующих форм его банковского обслуживания, максимально защищающих интересы продавца и покупателя:

    — аккредитивная форма международных расчетов, имеющая очевидные преимущества для всех контрагентов, для банковского сектора и для всей отечественной экономики, является наиболее востребованной и распространенной в силу своей надежности и наилучшего соблюдения баланса интересов сторон;

    банковские гарантии, возрастанию роли которых способствует возмож­ность их использования для обеспечения исполнения любых видов сделок и ускоренного возмещения ущерба, возник­шего вследствие ненадлежащего исполнения договорных обязательств;

    международный лизинг, имеющий особое значение для стран с развивающейся и переходной экономикой, обеспечивает допол­нительный приток финансирования в производственный сектор и способст­вует увеличению внутреннего производства, росту продаж основных средств и развитию финансовых механизмов, доступных отечественным предпри­ятиям;

    международный факторинг и форфейтинг, которые являются важными инструментами современного менеджмента, особенно в отношении коммерческого финансирования ВЭД, а также управления сопряженными с этим рисками;

    проектное финансирование и синдицированное кредитование, необходимые для мобилизации международных инвестиционных ресурсов по реализации крупномасштабных инвестиционных проектов с участием внешнеэкономических партнеров и привлечением иностранного частного капитала, что значительно расширяет инвестиционные возможности экономики.

    Важный блок названных проблем связан с судьбой банковского сектора при вступле­нии Азербайджана во Всемирную торговую организацию. Очевидным представляется тот факт, что членство в ВТО — не самоцель, а один из инструментов обеспечения интересов нацио­нальной банковской системы. В ряду решаемых в данном случае вопросов —либерализация законодательства в части доступа капитала иностранных банков или их филиалов на национальный рынок57. С 1 января 2004 года решением НБА были сняты ограничения на участие в азербайджанском банковском рынке иностранного капитала, и сейчас его доля составляет 15,3%58. Несомненно, приход иностранных банков в республику — фундаментальный фактор долговременного действия.

    При этом такое присутствие имеет как позитивные, так и негативные стороны. К первым можно отнести снижение процентных ставок по кредитам, повышение конкуренции в банковской системе, расширение спектра и увели­чение объемов банковских продуктов, рост капитала и улучшение его качества, внедрение современных технологий, улучшение качества обслуживания клиентов бан­ков, удешевление кредитных ресурсов, что в совокупности будет способствовать более высоким темпам роста экономики. Наряду с этим вхождение иностранных банков в экономику страны, особенно с трансформируемыми или развивающимися рынками, положительно воздействует на потенциальных инвесторов, повышая их доверие к деловому климату принимающего государства.

    С другой стороны, как нам представляется, появится проблема, связанная с ус­ложнением надзора за иностранными филиалами. Это обусловлено тем, что отчетность последних будет консолидироваться за пределами Азербайджана и надзор за ними будет осуществляться центральными банками тех стран, в которых заре­гистрированы головные офисы соответствующих банков. Кроме того, присутствие ино­странного капитала может оказать давление на банковскую систему Азербайджана вследствие предложения ими более дешевых кредитных ресурсов, тогда как относи­тельно дорогие кредитные ресурсы отечественных банков могут оказаться неконкурен­тоспособными на внутреннем рынке. Наряду с этим появится риск, что в страну придут банки с ненадежной репутацией, целью которых будет получение прибыли от спекуля­тивных операций или отмывания "грязных" денег. Возможна также частичная потеря независимости национальной банковской системы (как это случилось в ряде государств ЦВЕ), что неизбежно отрицательно сказывается на экономической безопасности страны.

    Для решения этих проблем предлагается, во-первых, установить жесткие требования относительно капитализации для филиалов иностранных банков и их материнского банка. Во-вторых, разрешение на открытие в АР филиалов необходимо предоставлять только тем иностранным банкам, у которых международный рейтинг не ниже АА+ и активы — не менее 500 млн долл. В-третьих, во избежание возможных осложнений в сфере банковского надзора после создания каждого нового филиала иностранного банка необходимо еще до его открытия заключать соглашения со странами регистрации соответствующих материнских банков, которые предусматривали бы обязательства надзорных органов государств местонахождения материнских банков относительно надзора за их филиалами в нашей республике. Наконец, в-четвертых, для поддержания баланса выгод и издержек от присутствия иностранных банков целесообразно установить четкие параметры доступа зарубежного капитала в банковскую систему АР, создать наиболее благоприятные условия для вхождения иностранных инвестиций в капитал крупных азербайджанских банков и в зависимости от последнего предусмотреть возможность квотных ограничений.

    Заключение

    В целом можно отметить, что, несмотря на неоднозначность, а в ряде случаев и противоречивость складывающейся в АР ситуации, процесс финансовой глобализации и либерализации оказал определенное стимулирующее воздействие на развитие национальной банковской системы. Обобщенное отражение прогрессивных сдвигов — поступательное усиление доверия к банковским структурам со стороны как корпоративных клиентов, так и населения. Позитивный момент заключается и в том, что банковский сектор страны (в первую очередь его ведущие кредитные учреждения) начинает выходить на иной, более высокий уровень, последовательно приближаясь к международным стандартам, что в конечном счете будет способствовать становлению столицы республики в качестве финансово-инвестиционного центра Кавказа. Результативность функционирования этого сегмента экономики во многом зависит и от оптимального сочетания линии на распространение процессов финансовой глобализации и мер по их регулированию. Таким образом, речь идет о формировании условий, при которых банковская система Азербайджана выступала бы в качестве действенного фактора усиления активности местного бизнеса и оздоровления инвестиционного климата за счет развития как количественных, так и качественных индикаторов денежной и финансово-кредитной систем страны.


    1 См.: Statistical Bulletin of the National Bank of the Republic of Azerbaijan. Baku, 2007, No. 12. P. 40. к тексту
    2 На это, в частности, указывается в кн.: Ковзанадзе И.К. Тенденции и перспективы развития экономики и банковского сектора трансформационных стран. М.: Финансы и статистика, 2005. С. 147. к тексту
    3 Рассчитано на основе данных: Statistical Bulletin of the National Bank of the Republic of Azerbaijan. Baku, 2007, No. 12. P. 4, 19, 42. к тексту
    4 См.: Ibid., P. 19, 40, 42; Bulletin of Banking Statistics. Baku, 2004, No. 1. P. 21. к тексту
    5 SWOT — акроним слов Strengths (силы), Weaknesses (слабости), Opportunities (возможности) и Тhreats (угрозы). Внутренняя среда банковского сектора отражается в основном в S и W, а внешняя — в О и Т. к тексту
    6 См.: Transition Report 2007: People in Transition. EBRD. November 2007. к тексту
    7 См.: Transition Report 2003: Integration and Regional Cooperation. EBRD. November 2003. к тексту
    8 Согласно рейтингу ЕБРР, 4+ означает достижение стандартов и показателей передовых промышленных стран, полное соответствие законов и норм регулирования банковской деятельности стандартам Банка международных расчетов, оказание всего комплекса конкурентоспособных банковских услуг (см.: Ibidem). к тексту
    9 См.: Transition Report 2007: People in Transition. P. 13, 20. к тексту
    10 См.: Banking Systemic Risk Report: February 2006; Banking Systemic Risk Report: September 2007 [http://www.fitchratings.com]. к тексту
    11 Макропруденциальный индикатор MPI, который дает оценку по шкале, имеющей уровни от "1" (низкий) до "3" (высокий), указывает на степень уязвимости банковских систем к коррекции цен на активы и обменного курса, а также к влиянию экономического спада, который может последовать за такой коррекцией. Индикатор MPI 3 присваивается при высокой степени уязвимости в случае потенциального системного кризиса (см.: Banking Systemic Risk Report: February 2006. P. 3). к тексту
    12 См.: Assessing Bank Systemic Risk: July 2005 [http://www.fitchratings.com]. к тексту
    13 Индикатор банковской системы, или BSI, основан на средневзвешенном значении индивидуальных рейтингов банков, активы которых составляют не менее 2/3 активов банковской системы какой-либо страны. Он представляет собой сводную оценку качества банковской системы и варьируется от "очень высокого качества" (BSI A), "высокого" и "приемлемого качества" (BSI B и BSI C соответственно) до "низкого" (BSI D) и "очень низкого качества" (BSI E). Следует отметить, что данный вид оценки не учитывает потенциальную поддержку, которая может быть предоставлена со стороны акционеров или государства, так как цель методологии — выявление возможных системных кризисов, которые могут вызвать необходимость такой поддержки (см.: Banking Systemic Risk Report: February 2006. P. 2). к тексту
    14 См.: Banking Systemic Risk Report: February 2006; Banking Systemic Risk Report: September 2007. к тексту
    15 Об этом подробнее см.: Fitch Affirms Azerbaijan at "BB+"; Outlook Stable / Press Release (28.02.08), Credit Analysis on Azerbaijan Republic / Full Rating Report (05.03.08); The Azerbaijani Banking System and Prudential Regulations. London — Moscow: FitchRatings, 24 April 2008. 19 pp. [http://www.fitchratings.com]. к тексту
    16 По числу банков, получивших к марту 2008 года рейтинги "Fitch Ratings", Азербайджан и Грузия опережают Армению — соответственно по пять банков против двух. к тексту
    17 Составлено на основе данных "Fitch Ratings" [http://www.fitchratings.ru/financial/banks/ratings/list/index.wbp]. к тексту
    18 Составлено на основе данных Moody's Investors Service [http://www.moodys.com]. к тексту
    19 См.: Moody's Rating Symbols&Definitions. New York: Moody's Investors Service, March 2007. Р. 50. к тексту
    20 Обстоятельная характеристика деятельности МБА в 2000-х годах дана, в частности, в монографии, научных трудах и публикациях председателя правления данного банка Дж. Гаджиева: Денежно-кредитная система и Международный банк Азербайджана. М.: Финансы и статистика, 2008. 240 с.; МБА — генератор реформ // Аналитический банковский журнал, 2008, № 6. С. 20—23; МБА — ядро банковской системы Азербайджана // Зеркало (Баку), 12 ноября 2005, № 216; Банковский сектор и Международный банк Азербайджана // Бизнес и банки (Москва), февраль 2005, № 5. С. 1—4; Тенденции развития Международного банка Азербайджана. В кн.: Стратегия и приоритеты экономической политики современной России. М.: ИЭ РАН, 2003. С. 291—317; МБА — Банк общенационального развития // Экономика и аудит (Баку), 2003, № 7. С. 2—16 и др. к тексту
    21 1 000 банков стран СНГ. Итоги первого полугодия 2007 года // Приложение "Банк" к газете "Коммерсантъ", 6 декабря 2007, № 225. к тексту
    22 Вместе с тем в целях конкретизации ориентиров перспективного развития банковской системы Азербайджана считали бы целесообразным раскрыть некоторые рейтинговые символы, используемые, например, "Moody's":
    Ва — банки с рейтингом Ва для депозитов обладают сомнительным кредитным качеством. Часто способность этих банков пунктуально выполнять обязательства по депозитам может быть неопределенной и потому не является хорошо обеспеченной в будущем;
    B — банки с рейтингом В для депозитов обладают в целом плохим кредитным качеством. Уверенность в пунктуальных выплатах по депозитным обязательствам на какой-либо продолжительный период времени невелика.
    Примечание. К каждой общей категории рейтингов — от Аа до Саа — агентство "Moody’s" добавляет цифровые модификаторы 1, 2 и 3. Модификатор 1 указывает, что банк находится на более высокой ступени в своей общей рейтинговой категории; модификатор 2 обозначает  среднее местоположение; а модификатор 3 сигнализирует, что банк находится на более низкой ступени в своей буквенной рейтинговой категории.
    NP — Банки с рейтингом Not Prime (не первоклассные) для депозитов обладают сомнительно‑плохим кредитным качеством и неопределенной способностью своевременно погасить обязательства по краткосрочным депозитам;
    E — банки с рейтингом E показывают весьма скромную собственную финансовую надежность с более высокой степенью вероятности периодической внешней поддержки или эвентуальной потребности в помощи извне. Такие институты могут быть ограничены одним или более из следующих факторов: слабостью и ограниченностью области деятельности; основными финансовыми показателями, в значительной степени неудовлетворительными в одном или более отношениях; весьма непредсказуемыми или нестабильными условиями функционирования.
    Примечание. В данном случае модификатор "+" показывает, что банк попадает в промежуточную категорию.к тексту
    23 В 2008 году данное исследование охватывало 162 страны мира, проранжированные как в целом по индексу экономической свободы, так и по каждому из 10 субиндексов, в том числе по уровню финансовой свободы. В рейтинге экономической свободы Азербайджан занимает 107 место (значение индекса — 55,3%) и включен в разряд "преимущественно несвободных" стран (см.: 2008 Index of Economic Freedom [http://www.heritage.org/index]). к тексту
    24 Имеется в виду либеральность банковского сектора и его независимость от государственного контроля. к тексту
    25 Согласно методологии измерения экономических свобод, 30%-й уровень финансовой свободы означает повсеместное влияние правительства, которое в значительной степени воздействует на распределение кредитов, владеет большинством финансовых институтов или контролирует их или занимает в них доминирующие позиции, тогда как деятельность финансовых институтов, особенно иностранных, весьма ограничена и банковские структуры сталкиваются со значительными препятствиями (см.: 2008 Index of Economic Freedom. Chapter 4. William W. Beach, Tim Kane. Methodology: Measuring the 10 Economic Freedoms [http://www.heritage.org/research/features/index/chapters/pdf/index2008_Chap4.pdf]). к тексту
    26 2008 Index of Economic Freedom. Azerbaijan [http://www.heritage.org/index/country.cfm?id=Azerbaijan]. к тексту
    27 BRIC — аббревиатура, образованная из первых букв английских названий Бразилии, России, Индии и Китая. Этот акроним был придуман в 2001 году Джимом О’Нейллом, главным экономистом "Goldman Sachs Group" (см.: O’Neill J. Building Better Global Economic BRICs. Goldman Sachs Global Economics, Paper No. 66. November 2001). Вышеперечисленные четыре государства были названы наиболее перспективными "развивающимися рынками", которые к середине века выйдут на первые позиции в мировой экономике и станут локомотивами ее роста на среднесрочную перспективу (об этом подробнее см.: Hawksworth J. and Cookson G. The World in 2050: Beyond the BRICs — a Broader Look at Emerging Market Growth Prospects. PricewaterhouseCoopers LLP, March 2008. 32 pp.; BRICs and Beyond // Goldman Sachs Global Economics, November 2007. 272 pp.; The World and the BRICs Dream // Goldman Sachs Global Economics, February 2006; O’Neill J., Wilson D., Purushothaman R., Stupnytska A. How Solid are the BRICs // Goldman Sachs Global Economics, Paper No. 134, 2005; Грозовский Б. Великолепная четверка // Ведомости, 16 декабря 2005; Wilson D., Purushothaman R. Dreaming with BRICs: The Path to 2050 // Goldman Sachs Global Economics, Paper No. 99, October 2003. 24 pp.). к тексту
    28 Cубиндекс по финансовой свободе определяется по набору из пяти факторов, достаточно исчерпывающе, по мнению составителей ИЭС, описывающих финансовый климат той или иной страны: удельный вес государственной собственности в финансовом секторе; установленные для иностранных банков ограничения по открытию в стране своих филиалов и отделений; вмешательство правительства в распределение кредитов; регулятивные нормы, сдерживающие финансовые операции; возможность предоставления всех форм финансовых услуг, а также услуг, связанных с ценными бумагами. к тексту
    29 Об этом подробнее см.: Музаффарли (Иманов) Н. Рейтинг Азербайджана в международных сравнительных исследованиях. Баку: Кавказ, 2006. С. 364—370; Музаффарли (Иманов) Н. О сравнительной экономической конкурентоспособности государств Центрального Кавказа // Кавказ & Глобализация, 2007, Т. 1 (4). С. 88—89. к тексту
    30 Индекс глобальной конкурентоспособности создан для ВЭФ еще в 2004 году профессором Колумбийского университета Ксавье Сала-и-Мартин. В 2008-м данный индекс рассчитывался по 131 стране/экономике, ранжирование проводилось как в целом по индексу глобальной конкурентоспособности, так и по каждому из 12 субиндексов, в том числе по развитости финансового рынка. В рэнкинге по общей конкурентоспособности государств Азербайджан занимает 66 место со значением ИГК — 4,07 (см.: Global Competitiveness Report 2007—2008 [http://www.weforum.org/en/initiatives/gcp/Global%20Competitiveness%20Report/index.htm]). к тексту
    31 См.: 2006 Index of Economic Freedom. к тексту
    32 Всеобъемлющий анализ финансовой глобализации и ее последствий см.: Reaping the Benefits of Financial Globalization. Washington: International Monetary Fund, 2007. 50 pp. к тексту
    33 Об этом подробнее см., в частности: Головнин М. Финансовая глобализация и ограничения национальной денежно-кредитной политики // Вопросы экономики, 2007, № 7. С. 20—21; Мировая экономика: прогноз до 2020 года / Под ред. акад. А.А. Дынкина. М.: Магистр, ИМЭМО РАН, 2007. С. 36—39, 45—49. к тексту
    34 См.: Global Financial Stability Report. Washington: International Monetary Fund. April 2006. P. 95. к тексту
    35 См.: Triennial Central Bank Survey: Foreign Exchange and Derivatives Market Activity in 2007 // Bank for International Settlements, December 2007. P. 4. к тексту
    36 См.: Ibidem, а также Triennial Central Bank Survey: Foreign Exchange and Derivatives Market Activity in 2004 // Bank for International Settlements, March 2005. P. 5; World Economic Outlook: Globalization and Inequality. Washington: International Monetary Fund, October 2007. P. 230. к тексту
    37 В 45% сделок данные по их стоимости отсутствовали. к тексту
    38 Мегаслияние — слияние двух компаний с активами более 100 млрд долл. к тексту
    39 Тенденции развития процессов M&A в банковской сфере развитых стран подробно освещены в следующих научных трудах: Altunbas Y., Marqués D. Mergers and Acquisitions and Bank Performance in Europe: The Role of Strategic Similarities // Journal of Economics and Business, 2007. 19 pp.; Баранов А.В. Слияния и поглощения в банковской системе США // СШАКанада: экономика, политика, культура, 2005, № 2. C. 47—60; Сердинов Э.М. Слияния и поглощения в банковской индустрии США // Банковское дело, 2004, № 9. C. 21—28;  Walter I. Mergers and Acquisitions in Banking and Finance: What Works, What Fails, and Why. London: Oxford University Press Inc., 2004. 330 pp.; Buch C.M., Delong G.L. Cross-Border Bank Mergers: What Lures the Rare Animal? // Journal of Banking and Finance, 2004, No. 28. P. 2077—2102; Vander Vennet R. Cross-Border Mergers in European Banking and Bank Efficiency // Working Paper 02/152. Ghent University. September 2002. 48 pp.; European Central Bank. Mergers and Acquisitions Involving the EU Banking Industry — Facts and Implications. Frankfurt am Main, December 2000. 46 pp. к тексту
    40 Об особенностях M&A в странах ЦВЕ и СНГ см., в частности: Foreign Acquisitions of CIS Banks. Dresdner Kleinwort Research. 23 July 2007. 6 pp.; Mergers&Acquisitions in the Financial Sector in Russia. A Joint Report by PricewaterhouseCoopers and Mergermarket. October 2007. 48 pp.; Слияния и поглощения в СНГ. Обзор рынка. Ernst&Young. Март 2006. 24 с.; Российский рынок M&A: Самые оптимистичные прогнозы подтверждаются. ReDeal Group, 2007. 11 c.; CEE M&A Survey 2006: Maturity, Momentum and Mega-Deals. PricewaterhouseCoopers. 2007. 19 pp. к тексту
    41 См.: Foreign Acquisitions of CIS Banks. P. 1. к тексту
    42 Несмотря на разницу мультипликаторов, российские банки остаются наиболее привлекательными с точки зрения соотношения уплаченной за них цены и потенциала роста и прибыльности. к тексту
    43 См.: Kodjo A. Foreign Investment in Chinese Joint Stock Banks: 1996—2006. March 2007 // MPRA Paper No. 2894, posted 7 November 2007. 9 pp.; Tschoegl A. Foreign Ownership in Mexican Banking: A Self-Correcting Phenomenon. 23 October 2006 // MPRA Paper No. 586, posted 7 November 2007. 9 pp.; Aysan A.F., Ceyhan S.P. Why Do Foreign Banks Invest In Turkey? // MPRA Paper No. 5491, posted 7 November 2007. 24 pp.; Они же. Globalization of Turkey’s Banking Sector: The Determinants of Foreign Bank Penetration in Turkey // MPRA Paper No. 5489, posted 7 November 2007. 31 pp.; Lensink R., Hermes N. The Short-Term Effects of Foreign Bank Entry on Domestic Bank Behaviour: Does Economic Development Matter? // The Journal of Banking Finance, 2003, Vol. 27. P. 1—30; Иностранные банки в Латинской Америке в контексте структурных реформ и финансовой глобализации / Отв. ред. И.К. Шереметьев. М.: Наука, 2002. 239 с. к тексту
    44 См.: Haselmann R. Strategies of Foreign Banks in Transition Economies. July 2006 // Emerging Markets Review, 2006, No. 7 (6). P. 283—299; Havrylchyk O., Jurzyk E. Profitability of Foreign Banks in Central and Eastern Europe: Does the Entry Mode Matter? // BOFIT Discussion Papers 5/2006. Helsinki: Bank of Finland, Institute for Economies in Transition, 2006. 40 pp.; Верников А. Иностранные банки в переходной экономике: сравнительный анализ. М.: ИМЭПИ РАН, 2005. 304 с.; Bayraktar N., Wang Y. Foreign Bank Entry and Domestic Banks’ Performance: Evidence Using Bank-Level Data, 12 October 2005. 29 pp.; Giannetti M., Ongena S. Financial Integration and Entrepreneurial Activity Evidence from Foreign Bank Entry in Emerging Markets // ECB Working Paper No. 498, June 2005. Frankfurt am Main: European Central Bank, 2005. 51 pp.; Balling M., Lierman F., Mullineux A. Financial Markets in Central and Eastern Europe: Stability and Efficiency. London: Routledge, Taylor&Francis Group, 2004. P. 189—223 (352 pp.); Green C. J., Murinde V., Nikolov I. The Efficiency of Foreign and Domestic Banks in Central and Eastern Europe: Evidence on Economies of Scale and Scope // Journal of Emerging Market Finance, 2004, Vol. 3, No. 2. P. 175—205 и др. к тексту
    45 См., в частности: Лепетиков Д. Перспективы участия иностранного капитала в российской банковской системе. В сб.: Финансовая система России и экономический рост. Серия Независимый экономический анализ. М.: МОНФ, 2006. к тексту
    46 См.: CEE Banking Sector Report. Raiffeisen Centrobank Group. October 2007; Banking in CEE and the Role of International Players. UniCredit Group. July 2007. к тексту
    47 См.: Иностранные банки в Латинской Америке в контексте структурных реформ и финансовой глобализации. С. 56—72. к тексту
    48 См.: Financial Times, 24 June 2008. к тексту
    49 В рейтинг 2008 FT-500 вошли 7 банков США, 3 — Японии, 2 — Германии, 4 — Франции, 6 — Великобритании, 2 — Италии, 5 — Канады (см.: Ibidem). к тексту
    50 В рейтинг 2008 FT-500 вошли 8 банков Китая (максимальное количество в данном списке), по 2 — Индии, Гонконга и Сингапура и 1 южнокорейский банк (см.: Ibidem). к тексту
    51 См.: The Banker, 1 July, 2008. В числе первых 13 банков есть 3 китайских, хотя 5 лет назад их не было вообще. В этот список впервые попало 12 российских банков, общее число которых достигло 35. к тексту
    52 На 1 июля 2007 года минимальные требования к совокупному капиталу банков были определены в размере 10 млн манатов, что вдвое больше, чем на 1 января 2006-го. На начало января 2008 года капитал 39 банков превышал этот показатель, их удельный вес в общем банковском капитале составил 95,1%. У пяти банков с удельным весом 4,4% капитал сформирован в пределах 5—10 млн манатов (Для справки: 1 манат = 1,18 долл.). к тексту
    53 См.: [http://www.unibank.az/?tid=52&id=74]; [http://www.bankofbaku.com/rus/acquaintance02.php]. к тексту
    54 В переводе на русский язык термин "IPO" означает первоначальное (открытое) публичное предложение. В классическом понимании IPO — размещение акций компании на фондовой бирже с внесением их в котировальный список данной биржи (листинг). к тексту
    55 См.: [http://www.day.az]. к тексту
    56 Наиболее полно и углубленно ключевые проблемы внешнеэкономической стратегии Азербайджана в условиях глобализации мирохозяйственных связей нашли отражение в научной монографии и публикациях Ш.Г. Гаджиева: Азербайджан на пути к мировому сообществу: стратегия внешнеэкономического развития. Киев: Експрес-об’ява, 2000. 504 с. (монография); Азербайджан: интеграция в мировое хозяйство // Бакинский рабочий, 10 января 2002; Анализ современного состояния геоэкономических проблем Азербайджанской Республики. В кн.: Отчет о бюджетных научно-исследовательских работах в 2007 году. Баку: АГЭУ, 2008. С. 7—14 (на азерб. яз.) и др. к тексту
    57 Проблема экспансии иностранных банков на национальный банковский рынок не получила должного освещения в трудах азербайджанских ученых-экономистов. Исключение составляют научные монографии и статьи З.Ф. Мамедова: Денежно-кредитная система стран СНГ и Балтии: тенденции и перспективы. Баку: Азернешр, 2008. С. 43—45, 198—229; Банковский кризис и реформирование банковского сектора в контексте глобализации. Баку: Азернешр, 2007. С. 197—239; Экспансия российского банковского капитала в страны СНГ и участие банков СНГ на российском рынке // Кавказ & Глобализация, Том 2, Выпуск 1, 2008 и др. к тексту
    58 По данным НБА. к тексту

    SCImago Journal & Country Rank
    Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL