Вахтанг БУРДУЛИ


Вахтанг Бурдули, доктор экономических наук, заведующий отделом Института экономики им. Паата Гугушвили (Тбилиси, Грузия).


ГРУЗИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ УСИЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ

РЕЗЮМЕ

В статье анализируются причины невысокой инвестиционной активности в Грузии, среди которых выделяются необходимость более полного использования преимуществ геоэкономического положения, отсталость исходной технической базы, нехватка в банковском секторе ресурсов, обеспечивающих долгосрочное кредитование, трудности с привлечением иностранных капиталов в приоритетные на данном этапе отрасли материального производства. Автор предлагает возможные направления развития инвестиционной активности в стране.

Введение

Долгое время после распада Советского Союза темпы роста производства в стране оставались незначительными. В 2000—2004 годах они были ниже, чем в большинстве других государств с экономикой переходного периода. Это объясняется неразвитостью финансово-кредитной системы, отсутствием рыночной экономики, слабостью в большинстве регионов производственной инфраструктуры, нерешенностью конфликтов, трудностями привлечения в республику современных технологий.

Для решения этой задачи необходимо сформировать новую инвестиционную среду, способную обусловить высокий уровень целесообразной инвестиционной активности в государстве. Если постсоветские страны, обладающие природными ресурсами, располагают относительными преимуществами в сфере накопления финансовых резервов, определенную часть которых можно направить на долгосрочные инвестиции, то одним из главных богатств Грузии является ее удобное географическое положение, возможности которого используются еще далеко не полностью.

Исследование совокупных инвестиций в основной капитал за 2000—2004 годы показывает, что их общая ежегодная сумма растет не удовлетворяющими республику в переходный период темпами. Что же касается инвестиций в разрезе отраслей, то достаточно активно — на фоне других секторов — развиваются транспорт, связь и строительство. В промышленность и в сельское хозяйство вкладывается значительно меньше средств, хотя, по предварительным данным, прирост инвестиций в эти отрасли увеличился. В определенной мере это закономерно: коммуникации и другие обеспечивающие основное производство системы должны развиваться в опережающем режиме.

Современное состояние инвестиционной активности в Грузии

Можно выделить два типа инвестиций: реальные и финансовые. Первые представляют собой вложение капитала непосредственно в средства производства и предметы потребления (при этом можно использовать заемный капитал). Под финансовыми инвестициями понимаются вложения в ценные бумаги, а также вложения капитала в банках1.

При такой классификации невозможно разделить инвестиции на вновь созданные (в натуральном воплощении) и существовавшие ранее. Например, компания, приобретающая контрольный пакет акций действующего предприятия, способна обойтись без обновления технологий или ограничиться мизерным обновлением. Однако для сохранения конкурентоспособности, особенно в промышленности, на строительных и сельскохозяйственных предприятиях необходимо часто обновлять технологии, нередко — диверсифицировать производство, то есть выпуск изделий или большого спектра отличающихся друг от друга моделей одноименной продукции разного дизайна, разной стоимости, разной совокупности и количества потребительских возможностей изделия. Все это требует значительных инвестиций на реальное обновление производства или строительство новых, основанных на современных технологиях предприятий.

Кроме того, в разных странах терминология по инвестициям неоднородна. Например, в России реальные инвестиции иногда называют прямыми. По американской терминологии к прямым относятся инвестиции, составляющие более 10% капитала фирмы. Если же речь идет о зарубежных инвестициях, то в мировой практике прямыми считают инвестиции, формирующие свыше 25% капитала фирмы2.

Вместе с тем существуют и так называемые интеллектуальные инвестиции, подразумевающие приобретение патентов, лицензий, ноу-хау, подготовку и переподготовку персонала, вложения в НИОКР3, заключение франчайзинговых контрактов, которые вместе с правом использования названия фирмы франчайзера или принципала предполагают передачу определенных технологий и знаний фирме-агенту4. В эпоху глобализации и высоких технологий значение таких инвестиций стремительно увеличивается.

Развитие экономики главным образом обеспечивают формирующие основной капитал новые непосредственные инвестиции в производство (т.е. покупку или собственную разработку и эксплуатацию новых технологий, лицензий, ноу-хау, в том числе навыков по эксплуатации нового оборудования и т.д.), а также компании, которые осуществляют финансовые (за исключением фирм, существующих лишь за счет накопления и операций с ценными бумагами) и реальные инвестиции (в модернизацию структуры, обновление технологий, в разработку и организацию выпуска новых изделий и т.д.).

Основной капитал — полученные в процессе производства или непроизведенные активы, неоднократно используемые в процессе производства5. И, наконец, современное содержание более всего интересующего нас термина "инвестиции в основной капитал" определяется в объеме вновь созданных (построенных или приобретенных), ранее не эксплуатировавшихся на территории страны основных средств по приобретенной или созданной для собственного потребления стоимости, а также расходов по капитальному ремонту основных средств и проведению операций по существенному улучшению качества земли6.

В Грузии общая сумма инвестиций в основной капитал постоянно растет. В 2000 году она составляла 1 578,4 млн лари7, в 2001-м — 1 872,8 млн, в 2002-м — 1 892,0 млн, в 2003-м — 2 287,7 млн, а в 2004-м — 2 697,6 млн лари8. В последние годы рост инвестиций наиболее существенен, особенно в транспорт и связь — с 262,5 млн лари в 2000 году до 854,1 млн лари в 2004-м, а также в строительство. Но были ничтожными (в сопоставлении с масштабами Грузии) инвестиции в сельское хозяйство (56,1 млн лари в 2000 г., 81,5 млн в 2004-м) и в промышленность — 280,8 млн лари в 2000 году, 298,3 млн в 2001-м, 324,8 млн в 2002-м, 209,4 млн в 2003-м и 243,5 млн лари в 2004-м.9

Об инвестиционной активности в республике можно судить и по результатам обработки (косвенных для данной темы) сопоставимых в разрезе ряда стран данных, представленных в статистическом ежегоднике Грузии10. Так, по рассчитанному нами удельному весу занятых в общей численности населения (34,7% в 2002 г.)11 республика отстает как от большинства государств с переходной экономикой: 44,4% — Азербайджан (2001 г.), 43,9% — Украина, 38,9% — Словакия, 39,5% — Венгрия, 46,0% — Чехия, 43,4% — Латвия, 40,7% — Литва, 36,7% — Польша, 42,4% — Румыния (2003 г.) и т.д., так и от развитых стран с рыночной экономикой: 46,8% — Австрия (2001 г.), 39,7% — Бельгия, 50,6% — Дания, 39,7% — Франция, 44,2% — Финляндия, 47,2% — Швеция, 50,2% — Япония и т.д.12

О сравнительно низкой инвестиционной активности в Грузии в 2000—2004 годах свидетельствует и сопоставление усредненных за данный период годовых индексов темпов роста внутренней продукции. В большинстве государств с переходной экономикой этот показатель очень высок по сравнению с развитыми странами, что объясняется колоссальным спадом экономики устаревших технологий (некроэкономики13) в этих субъектах в начале переходного периода.

Резкому нарастанию инвестиций в промышленность мешают прежде всего дефицит электроэнергии, а также другие неблагоприятные факторы инвестиционной среды (отсутствие, например, современных компонентов рыночной инфраструктуры, т.е. постоянно функционирующих финансовых фондов содействия развитию современных производств, внедрению новых технологий, инжиниринговых, консультационных фирм, организаций содействия экспорту и т.д.).

В ближайшее время можно существенно улучшить положение в промышленности и в сельском хозяйстве, что уже происходит в строительной, телекоммуникационной и в финансовой сферах. Однако в последней еще нет действенного механизма поощрения долгосрочных инвестиций под капиталовложения в технологии, промышленное оборудование и т.д. Необходимо подчеркнуть, что в странах с рыночной экономикой посткризисный подъем обычно начинался с оживления строительства и сельскохозяйственного производства.

Отметим также, что для улучшения основных макро- и микроэкономических показателей крайне важно повышение внутреннего товарооборота и экспорта в целях улучшения сальдо торгового баланса, что является одним из самых существенных моментов улучшения экономического положения республики14 (последнее в Грузии отрицательно: –386 565 тыс. долл. в 2000 г., –434 119 тыс. в 2001-м, –447 831 тыс. в 2002-м, –675 937 тыс. и –1 199 332 тыс. долл. в 2003-м)15.

Причины низкой инвестиционной активности в Грузии

Столь негативный результат по косвенным и основным показателям, характеризующим инвестиционную активность, обусловлен прежде всего пережитками существовавшей при социализме командно-административной системы управления экономикой. Как справедливо отмечает Э. Исмаилов, "отрицание в командной экономике конкуренции уничтожило единственный действенный стимул экономического развития, в результате чего, как правило, производилась низкокачественная продукция, цена которой была искусственно занижена за счет дотаций из государственного бюджета. Основным же источником поступлений в госбюджет СССР была выручка от продажи алкогольных напитков, а практически единственным путем получения стабильной иностранной валюты была продажа сырья (в основном нефти) странам с развитой рыночной экономикой"16.

По ряду причин, которые будут проанализированы ниже, ситуация с усилением и ростом целесообразной экономической активности в Грузии улучшалась до последнего времени очень медленно. На наиболее общую и характерную причину этого вообще для большинства постсоциалистических стран указывает Э. Исмаилов: "После развала единой экономической системы и появления финансовых затруднений — как на уровне вновь образованных государств, так и на уровне отдельных предприятий — создалась ситуация, когда собственные возможности технологического обновления оказались практически мизерными. В результате морально устаревшее оборудование износилось и физически. А это, в свою очередь, является главной причиной того, что большинство произведенных в постсоветских странах товаров оказалось неконкурентоспособными (из-за низкого качества и/или высоких издержек производства), что делает невозможным проникновение на мировые рынки и активное интегрирование в мировую экономическую систему"17.

Почему же быстро динамизирующиеся процессы в мировой экономической системе пока слабо воздействуют на инвестиционную активность в ключевых отраслях экономики Грузии, в частности в промышленности и сельском хозяйстве? Процитированную выше основную причину можно раскрыть по ряду направлений; некоторые из них характерны для всех государств постсоветского пространства, некоторые — только для Грузии.

В первую очередь остановимся на проблеме импорта и экспорта. Мало что предпринимается для снижения массы импортируемой продукции, которое, безусловно, не только оживит инвестиционную активность местных предпринимателей, но и привлечет в страну иностранных инвесторов. В избытке импортируется, например, продукция пищевой промышленности и сельского хозяйства, которую можно производить и стране. Кроме того, по сравнительно низким ценам поступают некоторые виды сельскохозяйственных продуктов из других государств, в которых сельское хозяйство пользуется системной государственной поддержкой и для которых характерна низкая оплата труда. Что же касается импорта переработанной сельскохозяйственной продукции, то она или очень низкого качества (из-за большого количества химических ингредиентов и нарушений технологических процессов переработки сырья18 в целях удешевления производства) или же в стране-поставщике экспорт качественной продукции опять-таки поддерживает государство.

Необходимо также учесть, что в процессе "повышения национальной конкурентоспособности, индустриально развитые и многие развивающиеся страны в последнее время значительно увеличили масштабы и интенсивность государственного содействия экспорту19. В США, например, на поддержку экспорта тратится свыше 10 млрд долл. в год, Китае — 7 млрд, Чехии — 1,8 млрд долл."20

Что же касается других отраслей перерабатывающей промышленности, то — наряду с ввозом качественной продукции традиционных отраслей как по доступным, так и недоступным для массового потребителя ценам, а также импортом современных высокотехнологичных изделий (компьютеры, телерадиоаппаратура и т.д.), — при благоприятной инвестиционной среде часть из них можно было бы производить в республике. По сути говоря, импортируются некачественные или же вышедшие на Западе из употребления товары. В первую очередь это касается огромного количества подержанных легковых автомобилей, которые наносят весомый ущерб окружающей среде. Между тем, на наш взгляд, целесообразно построить в Грузии сборочный завод какой-либо ведущей транснациональной корпорации, использующей гибкие технологии, позволяющие производить разные модели автомобилей. Это значительно уменьшило бы отрицательное экспортно-импортное сальдо в экономике, а также обеспечило бы большое количество рабочих мест не только на сборочном заводе, но и на многих других смежных предприятиях республики. Ведь в результате современной политики аутсорсинга и других мероприятий по снижению издержек производства транснациональные корпорации часто передают изготовление многих деталей, работу по обновлению дизайна и т.д. другим предприятиям, в первую очередь той страны, где создан новый завод корпорации.

В экспортной политике недостаточно активно продвигаются традиционные товары. Несмотря на имеющийся в этой сфере значительный потенциал (винно-водочные изделия, фрукты, в том числе цитрусовые, строительные материалы, кожевенно-обувная промышленность и т.д.), мало внимания уделялось повышению их конкурентоспособности. К тому же недостаточно быстро развивается современная туристическая инфраструктура, до сих пор не выработана системная политика по привлечению новых, новейших и высоких технологий (часть продукции которых также можно экспортировать). Что касается объектов инфраструктуры рынка, необходимых для обслуживания производства и сбыта (прежде всего экспортного) такой продукции, то эта задача, ввиду наличия заинтересованных в таком предпринимательстве лиц, вполне разрешима. Серьезная проблема как для Грузии, так и для большинства других бывших республик СССР — недостаточно сильный финансовый сектор, особенно в организации финансирования долгосрочных инвестиций, хотя в последнее время власти прилагают значительные усилия на этом направлении. Например, к положительным фактам относится приобретение известным французским банком "Сосьетэ Женерал", который способен, в частности, привлекать значительные финансовые ресурсы, в том числе в долгосрочные финансовые проекты, контрольного пакета акций грузинского банка "Республика"21. Однако в банковской сфере отмечаются и негативные процессы. Так, владельцы достаточно долго существующего частного "Объединенного грузинского банка" продали контрольный пакет акций российскому "Внешторгбанку", 99% акций которого принадлежат правительству РФ22. На нецелесообразность роста влияния государства в банковском секторе России указывают и ее экономисты23.

Использование возможностей глобализации и международной экономической интеграции пока носит относительно односторонний характер. Грузия импортирует для продажи населению не только пищевые продукты и промышленные изделия, но и разнообразные виды высокотехнологической продукции. Однако и в ряде традиционных отраслей для местных производителей не созданы благоприятные условия с целью полного и качественного использования возможностей производства, даже при наличии необходимого сырья и рабочей силы.

В сфере высоких технологий рынком овладели преимущественно производители из стран, где выпуск высококачественной продукции серьезно поддерживается государством (Южная Корея, Малайзия, Китай) и относительно низкая стоимость рабочей силы24. В данный момент это является одним из положительных аспектов глобализации, иначе — в условиях низкой покупательной способности — бóльшая часть населения не смогла бы приобретать телевизоры, компьютеры, мобильные телефоны и иную высокотехнологичную продукцию. Однако в перспективе эту тенденцию необходимо ослабить. Во-первых, она сдерживает создание новых рабочих мест в республике, а во-вторых, Грузия теряет возможность стать страной высокотехнологичного производства. А это, безусловно, необходимо в современном мире даже в целях выживания и укрепления (кстати, кадры для освоения таких технологий после небольшого обучения уже достаточно образованных специалистов в государстве имеются). Даже в условиях снижения тарифной защиты от нецелесообразного импорта (поэтапного снижения импортных тарифов требует ВТО) есть возможность организовать производство высокотехнологичных изделий как для внутреннего потребления, так и для экспорта (возможные пути достижения этой цели будут описаны ниже).

Наконец, в связи с недостаточно благоприятной инвестиционной средой в стране имеются трудности с привлечением высокотехнологичных зарубежных промышленных предприятий, принадлежащих ТНК, а также средних и малых, если последние способны завезти в республику современные технологии и обеспечить их функционирование.

Положительным моментом можно считать противодействие Грузии приобретению российскими (в основном — сырьевыми) компаниями ее промышленных предприятий в рамках предлагаемого А. Чубайсом проекта "либеральной империи"25, поскольку РФ отнюдь не является источником распространения высоких и иных современных технологий. Кроме того, проект носит политический характер, так как предусматривает приобретение крупными компаниями России стратегических предприятий в бывших советских республиках, что в конечном счете должно обеспечить определяющее влияние Москвы в этих государствах. Так, А. Кузнецов отмечает: "…недавно возник третий тип российских ПИИ26 в странах СНГ — проекты, способные стать рычагом политического давления на бывшие республики СССР. Многие российские компании вяло отреагировали на идею А. Чубайса о построении "либеральной империи". Тем не менее инвестиции только РАО "ЕЭС" весьма значительны"27. На Кавказе Россия начала создавать либеральную империю с Армении, когда последняя взамен долга в 93 млн долл. предоставила РФ объекты соответствующей стоимости28.

Летом 2003 года РАО "ЕЭС" приобрело в Грузии акции обанкротившейся американской компании "AES Silk Roud". Уже после "революции роз" освоенная российским холдингом "Промышленный инвестор" компания "Стэтон Эксквизит" купила предприятие, добывающее и перерабатывающее золото и медь29. Однако после этого сорвалось приобретение российской компанией "Газпром" магистрального трубопровода, соединяющего Россию и Армению (после активного вмешательства США)30. Грузия отказалась и от предложения РФ отдать в ее собственность различные объекты, в ответ на то, чтобы последняя не удвоила цену на газ. В Грузию более целесообразно привлекать, как было сказано, реальные инвестиции высокотехнологичных компаний стран с развитой рыночной экономикой.

В заключение этого раздела отметим, что в Грузии — так же как в России и других государствах с переходной экономикой — пока не реализуется системообразующая политика привлечения и содействия функционированию высокотехнологических отраслей, стимулирования структурной перестройки, увеличения инвестиционной активности. Так, А. Нешитой характеризует ситуацию в сфере капиталовложений в России следующим образом: "Крайне недостаточными темпами возрастают инвестиции. Проблема накопления ресурсов остается острейшей. Для ее ослабления (как показывают расчеты Института экономики РАН и других научных учреждений) инвестиции должны бы ежегодно возрастать в 2000—2005 годах на 30—35%, а фактические темпы были в 3—3,5 раза меньше (10,5%)"31.Такая же проблема стоит и перед Грузией, однако она — относительно малая страна, и решение данной проблемы потребует как сходных с крупными государствами мероприятий, так и специфичных, в частности более тесного сотрудничества с близлежащими странами при рассмотрении проектов размещения инвестиций и сбыта продукции32.

Пути развития инвестиционной активности

Инвестиционная активность в экономике страны зависит от многих факторов. Однако уровень значимости отдельных из них (даже их совокупность) в разных государствах неоднозначна. К ним относятся: масштабы и географическое положение страны, уровень развития экономики и готовности к интеграционным процессам, степень содействия налоговой политики развитию финансового и реального секторов экономики33, возможности внешнеторговых взаимоотношений34, инвестиционное и энергетическое обеспечение развития производства35, институциональные условия36 покупательная способность населения, качество и особенности использования человеческого капитала и др.37

Как мы уже отмечали, Грузия — относительно небольшая страна, из чего следует, что она не может развивать все отрасли экономики. Кроме возобновления действия ряда традиционных сфер, базирующихся на местном сырье (текстильная промышленность, кожевенно-обувная, сектор строительных материалов и т.д.), необходимо в перспективе привлекать как отечественные, так и зарубежные инвестиции в новые и высокие технологии в ряд избранных отраслей. Республика расположена в разных географическо-климатических зонах, что позволяет ей иметь диверсифицированное сельскохозяйственное производство и развивать различные виды туризма.

Кроме того, Грузия может (наряду с транспортировкой энергоносителей) стать государством-транзитером растущих грузовых потоков, связывающих Восток с Западом и Север с Югом. В этом плане необходимо ускорить развитие коммуникационных сетей, создать в районах перевалки продукции и в некоторых других приграничных городах международные торговые центры, к организации которых целесообразно привлечь деловых партнеров из заинтересованных стран, чему ведущие страны мира придают большое значение. Так, заместитель государственного секретаря США по вопросам Европы и Евразии Дэниэл Фрид, считает, что "...торговые связи древнего Шелкового пути должны быть возрождены, для того чтобы обеспечить Центральной Азии больший доступ к мировой экономике через Южную Азию и Европу"38.

Большое значение для развития инвестиционной активности в Грузии имеет строительство железной дороги Ахалкалаки — Карс (соответствующий договор в феврале 2007 г. подписали в Тбилиси министры транспорта Азербайджана и Турции, а со стороны Грузии — министр экономического развития), поскольку она облегчит налаживание кооперативных связей со странами Кавказа и Центральной Азии, а также с быстро растущей экономикой Турции (особенно с ее высокотехнологичными секторами). Ввод в эксплуатацию этой магистрали может способствовать и более широкому развитию экономических отношений с другими постсоветскими странами. Таким образом, выгодное географическое положение Грузии, которая находится на перекрестке путей сообщения, соединяющих Запад с Востоком и Север с Югом, способно помочь ей стать крупным центром транзита грузов и международной торговли.

В условиях быстро глобализирующейся экономики и необходимости следования указаниям ВТО в сфере тарифной политики Грузии — как и другим постсоветским республикам — необходимо достичь в избранных секторах экономики конкурентоспособности не только по качеству, но и по цене продукции. По некоторым традиционным товарам конкурентоспособность легко обеспечить (или же она уже обеспечена) путем обновления технологий и возобновления производства. Это относится к некоторым товарам сектора строительных материалов, винам, коньякам и т.д., для производства которых в Грузии имеется высококачественное сырье. Фрукты и овощи, выращиваемые в Грузии, в основном отличаются — как и в других постсоветских странах — значительно большей экологической чистотой, нежели аналогичная продукция ряда других государств, в связи с чем эти товары пользуются большим спросом на мировом рынке. Да и иностранный туризм, который также можно рассматривать экспортной отраслью, конкурентоспособен — разумеется, при достаточных инвестициях в него непосредственно и в обеспечивающие инфраструктуры; он может принести значительные доходы. Но чтобы достичь ценовой конкурентоспособности продукции в ряде других традиционных отраслей, а также при вложении инвестиций в высокие технологии необходимо проводить соответствующую макроэкономическую политику.

В этом аспекте после "революции роз" налоговая политика стала благоприятствовать росту инвестиционной активности. Согласно новому Налоговому кодексу значительно уменьшены ставки (подоходный налог равен 12%, социальный налог снизился с 32% до 20%), что значительно уменьшило налоговое бремя как на предпринимателей, так и на население в целом. Налогово-бюджетная система — один из главных государственных институтов, воздействующих на инвестиционную активность. Другими, не менее важными институтами являются финансово-кредитный и фондовый рынки.

Как отмечалось выше, банковская система Грузии относительно усилилась. Появились и банки, контрольными пакетами акций которых владеют влиятельные и крупные иностранные банки. Для воздействия на увеличение инвестиционной активности в сфере материального производства необходимо заинтересовать банки в увеличении доли долгосрочного кредитования. Во всем мире в настоящее время в той или иной степени происходит процесс универсализации банков, хотя в некоторых странах эти учреждения подразделяются еще на универсальные и коммерческие39. В случаях, когда банки имеют право приобретать акции предприятий реального производства (целесообразно в пределах определенного процента — до 20—25% от фондовой стоимости предприятия), то они уже больше заинтересованы в его успешном функционировании и, обладая определенной степенью участия в собственности предприятия посредством права контроля над его деятельностью, помогают ему в выборе наиболее целесообразной производственной стратегии.

Ныне наблюдается определенное сближение американской и европейской финансовых систем. Так, после принятия осенью 1999 года закона Грема-Лич-Блайли коммерческие банки получили такую же возможность участвовать в фондовой деятельности, что и инвестиционные банки40. Вместе с тем в Европе начинают распространяться (правда, очень медленно) компании по ценным бумагам41. На наш взгляд, в Грузии, несмотря на превалирующее значение банковской системы, необходимо сделать рынок ценных бумаг достаточно доступным для населения (через инвестиционные институты). Это, во-первых, привлечет на инвестиционный рынок дополнительные ресурсы, во-вторых, через дивиденды в определенной мере увеличит доходы населения, в-третьих, в большей мере повысит его интерес к развитию производства, что придаст больший динамизм росту целесообразной инвестиционной активности42.

В рыночной экономике большое значение имеют инжиниринговые и консультационные фирмы, предприятия по содействию экспорту, центры венчурного капитала и т.д., которые являются и компонентами институциональной системы рынка. В условиях глобализации экономики их значение растет. Создание подобных институциональных структур будет способствовать общему развитию инвестиционной активности в стране на основе внедрения высоких технологий, привлечению венчурного капитала и активному участию в таких центрах местных специалистов.

Среди институциональных и финансовых условий активизации инвестиционного процесса важное место занимают "сравнительно высокие уровень развития науки, степень ее технологического применения... высокая доля расходов на фундаментальные и прикладные исследования в расходах бюджета (4—5%) и в объеме ВВП (не менее 1,5%); поддерживаемая государством институциональная система, обеспечивающая разработку инновационных проектов... конкурентоспособных на мировых рынках; формирование и использование значимых по объему централизованных и региональных инвестиционных фондов как финансовой базы стратегических инвестиций"43.

Заключение

В период глобализации развитие экономики главным образом обеспечивает новые непосредственные инвестиции, а также привлечение в страну современных, особенно высокотехнологичных производств, прежде всего ТНК. Как показывают статистические данные 2000—2004 годов, темпы роста инвестиций в основной капитал (кроме вложений в транспорт, связь и строительство) в Грузии были недостаточно высокими. Это обусловливалось рядом факторов: мизерными собственными возможностями технологического обновления; большим удельным весом импортируемой продукции в объеме внутреннего потребления; активизацией и большой системностью государственной поддержки сельского хозяйства; усилением финансового сектора, особенно в сфере генерирования долгосрочных кредитов для инвестиций в реальное производство; частично односторонним использованием возможностей глобализации и экономической интеграции.

Дальнейший рост инвестиционной активности, достаточное увеличение реальных вложений в целесообразные отрасли материального производства и в обеспечивающий его финансовый сектор требуют оптимального использования возможностей геоэкономического положения страны, развития и совершенствования системы макроэкономического регулирования, а также потенциала глобализации, предоставляющей возможности для приобретения новых технологий, лицензий, привлечения высокотехнологичных производств ТНК. Необходимо развивать частные структуры, способствующие размещению и наладке закупаемых технологий, обучению (повышению квалификации) персонала, осваивающего новые технологии, а также организаций, способствующих реализации в стране и за рубежом производимой продукции.


1 См.: Данилов Ю., Ситкин А., Шараева А. Российские инвестиционные компании // Российский экономический журнал, 1992, № 9. С. 55—56. к тексту
2 См.: Там же. С. 55. к тексту
3 См.: Там же. С. 56. к тексту
4 См.: Ляско Г. Трансакционные издержки франчайзинговых и лизинговых контрактов // Вопросы экономики, 2002, № 9. С. 65 (см. также: Shane S., Foo M.-D. New Firm Survival: Institutional Explanations for New Frаnchisor Mortality // Management Science, February 1999, Vol. 45, No. 62. P. 142—149). к тексту
5 Ляско Г. Указ. соч. к тексту
6 Там же. к тексту
7 1 доллар эквивалентен приблизительно 1,7 лари. к тексту
8 Statistical Yearbook of Georgia. Tbilisi, 2005. P. 221. к тексту
9 Там же. к тексту
10 Там же. P. 303—324. к тексту
11 Данные рассчитывались по последней переписи населения в соответствующих странах, хотя в большинстве случаев резких перепадов в численности занятых в различных государствах в 2000—2004 годах не наблюдалось. к тексту
12 В выборке взяты как страны, сопоставимые с Грузией по численности населения, так и некоторые крупные государства. к тексту
13 См.: Papava V. Neсroeconomics. The Politiсal Economy of Post-Communist Capitalism (Lesson from Georgia). New York — Lincoln — Shanghai: iUniverse, Inc., 2005. к тексту
14 См.: Церетели Г.Ш., Бурдули В.Ш. Проблемы развития товарного рынка в постсоветской Грузии на фоне эволюции мировой экономической системы // Экономическая наука современной России, 1999, № 4. к тексту
15 См.: Statistical Yearbook of Georgia. P. 277. к тексту
16 Исмаилов Э., Папава В. Центральный Кавказ: от геополитики к геоэкономике. Стокгольм: CA&CC Press, 2006. С. 101. к тексту
17 Там же. С. 100, 101. к тексту
18 В Грузии же в такой ситуации была ликвидирована служба контроля качества продукции, которая, естественно, контролировала и качество пищевых продуктов местного производства (см.: Папава В. Грузинское понятие либерализма… и "обратно" к Европе дорогой Колумба // 24 часа, 27 ноября 2006, № 263. С. А5, на груз. яз.). к тексту
19 Естественно, в необходимых случаях поддерживается экспорт как сельскохозяйственной, так и любых других видов продукции. к тексту
20 Семенова Е. Возможности инновационного развития // Экономист, 2006, № 3. С. 21. к тексту
21 Папава В. Указ. соч. к тексту
22 Там же. к тексту
23 См.: Ясин Е., Григорьев Л., Кузнецов О., Данилов Ю., Косыгина А. Инвестиционный климат в России (доклад к 15 съезду РСПП) // Вопросы экономики, 2006, № 5. С. 63, 64. к тексту
24 Грузия обеспечивается высокотехнологичной фармакологической продукцией преимущественно путем ее импорта из государств Запада, а также России, Украины, стран Балтии, Индии и др. к тексту
25 См.: Papava V., Starr F. Russia’s Economic Imperialism // Project Syndicate, January 2006 [http://www.project-syndicate.org/commentary/papava1]. к тексту
26 Прямых иностранных инвестиций. к тексту
27 Кузнецов А. Два вектора экспансии российских ТНК — Евросоюз и СНГ // МЭиМО, 2006, № 2. С. 101. к тексту
28 См.: Papava V., Starr F. Op. cit. к тексту
29 Ibidem. к тексту
30 См.: Папава В. Указ. соч. к тексту
31 Нешитой А. Необходима смена приоритетов // Экономист, 2006, № 1. С. 5. к тексту
32 См.: Бурдули В. Внешнеэкономические отношения и промышленная политика // Политика, 1999, № 3. С. 21 (на груз. яз.). к тексту
33 См.: Беридзе Т., Исмаилов Э., Папава В. Центральный Кавказ и экономика Грузии. Баку: Нурлан, 2004. С. 168, 169. к тексту
34 См.: Папава В.Г., Беридзе Т.А. Очерки политической экономии посткоммунистического капитализма. М.: Дело и Сервис, 2005. С. 172—174; Исмаилов Э., Папава В. Указ. соч.; Бурдули В. Указ. соч. к тексту
35 См.: Абесадзе А. Энергоэкологический фактор экономического развития и макроэкономический механизм формирования энергетического рынка в Грузии. Тбилиси: Мецниэреба, 2004 (на груз. яз.). к тексту
36 См.: Бурдули В. Институциональные основы структурной организации производства. В сб.: Международный бизнес (Международный межуниверситетский сборник научных трудов). т. 2. № 1—2. Тбилиси, 2003, С. 59—69 (на груз. яз.); Церетели Г., Бурдули В. Необходимость применения основных принципов институционализма в сфере структурной организации производства посткоммунистических стран. В сб.: Проблемы развития рыночной экономики в Грузии. Научные труды Института экономики имени Паата Гугушвили АН Грузии. т. IV. Тбилиси: Мецниэреба, 2004. С. 51—60 (на груз. яз.). к тексту
37 См.: Абесадзе Р. Факторы экономического развития. В сб.: Проблемы развития рыночной экономики в Грузии. Научные труды Института экономики имени Паата Гугушвили АН Грузии. т. IV. С. 68—74; Абесадзе Р., Сарчимелия Р., Аревадзе Н., Мелашвили М. Проблемы экономического развития и прогнозирования. Тбилиси: Универсал, 2004 (на груз. яз.). к тексту
38 A Strategy for Central Asia, выступление заместителя Государственного секретаря по вопросам Европы и Евразии Дэниэля Фрида перед членами подкомитета по Ближнему Востоку и Центральной Азии Комитета по международным делам Палаты представителей Конгресса США [httr://www/state/gov/g/eur/rls/rm/55766.htm], 3 июня 2006 (цит. по: Язмурадов А. Большая Южная Азия: новый региональный подход США к Центральной и Южной Азии — эволюция и причины появления // Центральная Азия и Кавказ, 2006, № 4 (46). С. 96). к тексту
39 См.: Шмелева Н., Радыгин А. Приватизация и финансовые системы в России: проблемы взаимодействия // Вопросы Экономики, 1993, № 9. С. 70—73; Хмыз О. Фондовый рынок стран — членов Европейского союза // Мировая экономика и международные отношения, 1998, № 4; Банковская система Израиля // Мировая экономика и международные отношения, 1998, № 11. к тексту
40 См.: Рубцов Б. Мировые фондовые рынки // Мировая экономика и международные отношения, 2001, № 8. С. 39. к тексту
41 См.: Там же. к тексту
42 См.: Бурдули В. Координация социального и экономического развития на региональном и локальном уровнях. Тбилиси: Меридиан, 2006. С. 149, 150 (на груз. яз.). к тексту
43 Селезнев А. Условия активизации инвестиционного процесса // Экономист, 2006, № 6. С. 3. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL