Майкл П. БАРРИ


Майкл П. Барри, доктор права, доцент экономики Университета Маунт Сейнт-Мэри (Эммитсбург, Мэриленд, США).


ПОСТСОВЕТСКАЯ МИГРАЦИЯ В РОССИИ: ПОДХОД В РАМКАХ ВЫЧИСЛИМОЙ МОДЕЛИ ОБЩЕГО РАВНОВЕСИЯ

РЕЗЮМЕ

Законы об иммиграции — или отсутствие таковых — в Советском Союзе привели к масштабной трудовой миграции из среднеазиатских и других советских республик в РСФСР. Экономическая теория могла бы предсказать, что при прочих равных условиях реальная заработная плата в нынешней Российской Федерации будет падать, а в других постсоветских странах будет наблюдаться тенденция к ее повышению. Вместе с тем иногда утверждают, что масштабная утечка мозгов нанесла ущерб бывшим советским республикам, за исключением РФ, которая оказалась в выигрыше. В предлагаемой статье обозначены основные принципы российской миграционной политики после распада СССР и использована вычислимая модель общего равновесия (CGE) для анализа воздействия на размер заработной платы, экономический рост и торговлю России с другими постсоветскими странами. Результаты показывают, что, хотя в Россию из этих государств переместились миллионы людей, чистое воздействие данного процесса на макроэкономическую ситуацию в регионе было минимальным.

Введение

Данные ООН дают основание предположить, что вскоре после распада СССР чистый приток населения из других 14 республик бывшего Советского Союза в Россию составил 1,1 млн чел. Как выглядела бы сегодня экономика этих стран, если бы такой миграции не было?

Чтобы ответить на подобный вопрос, следует обратиться к контрфактивному анализу, поскольку возврат в прошлое невозможен. Много чего случилось на территории бывшего Советского Союза с тех пор, как эти 15 республик в конце 1991 года разошлись и зажили своей жизнью. Любая модель, претендующая на охват всех этих событий, выглядит чрезмерно амбициозной. Но можно поставить более ограниченный вопрос — вопрос "ceteris paribus": если бы все другие факторы сохранились в их тогдашнем виде, каков был бы эффект одной лишь миграции? Именно на него мы попытаемся ответить в настоящей статье.

Мы обратимся к вычислимой модели общего равновесия с использованием обширной базы данных, созданной консорциумом университетов и государственных ведомств. Такая модель охватывает одновременно все секторы экономики и регионы мира в их взаимодействии. В рамках данной модели ставится вопрос: если бы все рынки в мире пребывали в равновесии, как бы на этом равновесии отразился импульс, подобный миграционному потоку?

В статье предпринимается попытка измерить эффект происходившей миграции. С этой целью в нее включено несколько разделов, в том числе: 1) краткий обзор постсоветской истории России; 2) взгляд на драматические изменения демографической ситуации в РФ; 3) российское миграционное законодательство; 4) краткое описание вычислимых моделей общего равновесия в целом; 5) краткое описание вычислимой модели общего равновесия, используемой в нашей работе; 6) результаты использования модели; 7) их значение и выводы для политики.

Россия: краткий обзор исторической ситуации

После распада Советского Союза в 1991 году в самой большой постсоветской республике, Российской Федерации, президент Б. Ельцин стремился как можно скорее приступить к реализации разработанной с помощью западных экспертов программы новой экономики. В рамках "шоковой терапии" Ельцина освободили цены, либерализовали обменный курс и приватизировали тысячи принадлежавших государству предприятий. Правительство изо всех сил пыталось сократить расходы, чтобы компенсировать выпавшие доходы; традиционные торговые обмены между прежними советскими республиками прекратились, а иностранные и внутренние инвестиции в инфраструктуру и в средства производства исчезли. За несколько лет валовой внутренний продукт РФ упал на 60%, а население научилось довольствоваться меньшим.

Сегодня, несмотря на мощнейший валютный кризис и дефолт по внутреннему долгу в 1998 году, экономика страны находится в гораздо лучшей форме, во многом благодаря еще недавно весьма высоким ценам на нефть и природный газ на мировых рынках. В крупных городах появился средний класс, в годы президентства в России Владимира Путина страна вновь стала доверять ее руководству. Однако остаются серьезные вопросы, касающиеся распределения богатства, экономической зависимости от природных ресурсов, демократических свобод, сокращения и старения населения (последний вопрос тесно связан с темой нашей статьи).

Демографические перемены

Миграция в Россию — часть более широкой проблемы сокращения численности ее населения. Если не произойдет резкого взлета коэффициента рождаемости (а его никто не ждет), то Россия неизбежно столкнется со снижением численности населения из-за низкого коэффициента рождаемости в 1990-х годах, а также нынешнего высокого показателя смертности. Иммиграция может смягчить падение численности, но вряд ли она достигнет масштаба, необходимого для того, чтобы возместить снижение количества жителей (почти 1 млн чел. в год)1.

В 1992 году численность населения России была равна 149 млн чел.; к 2003-му она сократилась на 6 млн — приблизительно до 143 млн (см. рис. 1). Если нынешние тенденции сохранятся, то можно ожидать, что количество жителей страны в следующие 50 лет уменьшится более чем на 30%. В 1990—2003 годах средний ежегодный прирост численности населения составлял –0,3%. При этом сохраняющаяся высокая смертность и снижение рождаемости, как ожидается, приведут к сохранению отрицательного прироста численности населения2. Если бы возрастные коэффициенты смертности в России соответствовали тем, какие наблюдаются с середины 1960-х годов в 15 странах Европейского союза (ЕС-15), то численность населения России сегодня была бы, по оценкам экспертов, на 17 млн выше имеющейся3.

Рисунок 1

Численность населения России (тыс. чел.)

Снижение численности населения в России можно объяснять, с одной стороны, более низкими коэффициентами рождаемости, с другой — более высокими коэффициентами смертности. В РФ, как и во многих других странах мира, коэффициент рождаемости находится ниже уровня замещения поколений, составляющего 2,1 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста. В начале 1960-х годов коэффициент суммарной рождаемости в РСФСР приближался к 2,6. В конце 1980-х он снизился приблизительно до 2,2; в начале 1990-х — упал ниже уровня замещения, а в 2000—2005 годах составлял 1,1. Прогнозы дают основание предположить, что коэффициент суммарной рождаемости в России останется ниже уровня замещения и после 2025 года4.

Вместе с тем Россия — одна из немногих стран мира, где ожидаемая продолжительность жизни снижается. К началу 1960-х годов Советский Союз почти сравнялся по этому показателю с Соединенными Штатами, но в 1965—1985 годах коэффициент смертности значительно увеличился. К 1980-му разница в ожидаемой продолжительности жизни составляла почти восемь лет. В 1985—1987 годах, в период антиалкогольной кампании Горбачева, коэффициент смертности несколько снизился, но успех был кратковременным. Распад Советского Союза и переход РФ к рыночной экономике сопровождался резким ростом смертности. Между 1995 и 1998 годами ожидаемая продолжительность жизни выросла на три года, но после финансового кризиса 1998-го достигнутый успех был сведен на нет, а ожидаемая продолжительность жизни для мужчин снизилась до ее нынешнего уровня, то есть 58 лет. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении в России составляет 66 лет. По этому показателю страна на 16 лет отстает от Японии и на 14 лет — от среднего уровня государств Европейского союза5. Изменение коэффициентов рождаемости и смертности в России представлено на рис. 2.

Рисунок 2

Рождения и смерти в России (тыс. чел.)

При отрицательном общем приросте населения, чистая миграция в Россию была положительной с самого распада Советского Союза. Вообще-то уже с конца 1970-х годов в Россию приезжало больше мигрантов, чем уезжало из нее (см. рис. 3). За годы горбачевской перестройки и гласности чистый миграционный приток (разница между притоком и оттоком населения) увеличился, поскольку в Россию прибыли 308 тыс. иммигрантов6. После распада Советского Союза чистый миграционный приток в Россию составлял 453 тыс. чел. (в 1990—1995 гг.) и 439 тыс. (в 1995—2000 гг.)7.

Рисунок 3

Чистый миграционный притоке Россию (тыс. чел.)

Хотя в постсоветский период мигранты прибывали в Российскую Федерацию из разных стран мира, их огромное большинство выехало из 14 других бывших советских республик.

Картина миграции в рамках бывшего СССР носит весьма сложный характер с учетом того, что в стране насчитывалось 53 национальных образования. Из них 15 стали независимыми суверенными государствами, другие получили статус особых автономий в пределах того или иного из этих новых государств. По данным Всемирного банка, в первые годы переходного периода в бывшем Советском Союзе преобладала этническая миграция, иногда называемая миграцией диаспор8.

Как представляется, по окончании этого начального периода миграция на постсоветском пространстве была вызвана экономическими причинами. По утверждению Всемирного банка, трудовые потоки в регионе Европы и Центральной Азии (ЕЦА), в значительной степени представляют собой реакцию на плохое функционирование рынков труда, недостаточность производительного капитала, низкое качество жизни во многих странах исхода и растущий спрос на малоквалифицированную рабочую силу в секторе неторгуемых услуг в странах Европейского союза и Содружества Независимых Государств. Как утверждается в рамках неоклассического подхода Харриса — Тодаро, во многих случаях побудительным мотивом к миграции очевидным образом служит различие в реальном или ожидаемом доходе9.

Рисунок 4

Национальный состав мигрантов в Россию. 1989—2003 годы (тыс. чел.)

Результатом стало большое число лиц иностранного происхождения, проживающих в Российской Федерации. В населении 14 из 15 бывших советских республик выросла доля коренных этнических групп, и только в России доля этнических русских в населении сократилась10. И хотя масштабы миграции были значительными, это сокращение, вероятно, больше связано с низким коэффициентом рождаемости и высокой смертностью среди коренного русского населения. На рис. 4 представлен национальный состав миграции в Россию в 1989—2003 годах.

Российское миграционное законодательство

Советские власти прямым образом ограничивали иммиграцию в страну и миграцию внутри СССР, используя строгий пограничный контроль и систему разрешений на проживание на конкретной территории страны (так называемую прописку). Право на проживание ограничивалось и для "нежелательных элементов", а также для бывших осужденных, освободившихся из мест лишения свободы, которым не позволяли селиться в крупнейших городах. Без прописки люди не могли работать, арендовать жилье, вступать в брак или отдавать детей в школу11.

Несмотря на попытки реформаторов отменить жесткую систему прописки, Российская Федерация продолжает строго предписывать, кто и где может проживать в стране. В переходный период за всеми попытками устранить этот контроль стоял один ведущий мотив — требования экономики. По мнению Н. Рубинса из Гарвардской школы права, российские лидеры, хорошо знакомые с реальностью капиталистической системы, понимали, какой вред экономике приносит эта укоренившаяся система прописки. Конечно, постоянные ограничения способны предотвратить массовое бегство из нищающей сельской местности и из суровых районов севера и востока страны. Однако, занимаясь экономикой, нельзя не понять, что свободное движение рабочей силы — важный фактор перехода от командной экономики к рыночной системе12.

В 2002 году в стране вступил в силу закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации"13. Его статья 37 предусматривает, что при въезде в РФ иностранные граждане должны получать миграционную карту, действительную в течение 90 дней со дня прибытия в страну.

Миграционная карта не дает ее обладателю права на какие-либо льготы, но ее всегда необходимо иметь при себе. Если иностранный гражданин не получил разрешения на временное проживание, он, в соответствии с пунктом 2 статьи 5 закона, обязан по истечении трех месяцев выехать из страны. Особенно серьезны последствия нового закона для тех, кто уже проживает в России, поскольку присвоенный им статус проживающего в стране иностранного гражданина сохраняет силу в течение тех же трех месяцев. Однако чтобы получить действительное в течение трех лет разрешение на временное проживание, в соответствии с пунктом 4 статьи 6, может потребоваться до шести месяцев. Поэтому такие иностранцы должны или покинуть страну, или проживать в ней с перерывами14.

Закон "О гражданстве Российской Федерации" также вступил в силу в 2002 году15. В соответствии с пунктом 1 статьи 13 этого документа, иностранные граждане вправе ходатайствовать о получении гражданства РФ, если они постоянно проживают на ее территории в течение пяти лет со дня получения вида на жительство и до дня обращения с заявлениями. Это требование исключает людей, которые проживали в России непостоянно, независимо от длительности проживания, и, таким образом, исключает граждан бывшего Советского Союза, не получивших разрешение на постоянное проживание на территории Российской Федерации. В соответствии с пунктом 2 статьи 13 лицо, которому было предоставлено политическое убежище или статус беженца, вправе обращаться с ходатайством о получении гражданства после более короткого периода проживания в стране.

В 1993 году РФ присоединилась к Женевской конвенции, и теперь Конституция Российской Федерации предусматривает (статья 63, пункт 1), что иностранным гражданам будет предоставляться политическое убежище в соответствии с общепризнанными нормами международного права16. Она также гарантирует, что эти лица не будут выдворены из страны, если они не признаны преступниками по законам Российской Федерации или преследуются за свои политические убеждения или действия.

Согласно закону "О вынужденных переселенцах" (в редакции 1995 г.) гражданам бывшего Советского Союза может быть предоставлен также статус вынужденного переселенца (статья 1)18. Отмечено различие между беженцами и вынужденными переселенцами, которым прежде был предоставлен статус беженца, на том основании, что данный закон применяется прежде всего в отношении граждан Российской Федерации или граждан бывшего Советского Союза, которые были вынуждены покинуть место жительства по причине насилия или преследования, либо из-за реальной опасности подвергнуться преследованию, тогда как закон "О беженцах" применяется к негражданам Российской Федерации.

Общая характеристика моделей общего равновесия

Понятие общего равновесия, восходящее к Леону Вальрасу (1834—1910 гг.), — одно из ключевых в современной экономической мысли. Принцип общего равновесия признает, что в экономике есть множество рынков, к тому же все они сложным образом взаимодействуют друг с другом. Грубо говоря, все зависит от всего остального. Спрос на любой товар зависит от цен на все другие товары и от доходов. Доходы, в свою очередь, зависят от уровня заработной платы, прибыли, арендных платежей, которые зависят от технологии, предложения факторов производства и от объема производства, а последний, в свою очередь, зависит от объема продаж, то есть спроса. Цены зависят от заработной платы и прибыли, и наоборот.

При построении вычислимых моделей общего равновесия (Computable General Equilibrium — CGE-модели) все экономические отношения определяют в математических терминах и агрегируют в виде, который позволяет модели предсказывать, как будут изменяться с изменением экономической политики такие показатели, как цены, объем выпуска продукции и экономическое благосостояние. Для этого в модель необходимо ввести информацию о технологии (ресурсах, потребных для производства единицы продукции), политике и предпочтениях потребителя. Ключ модели — "рыночное равновесие" — условие, в соответствии с которым предложение на каждом рынке должно соответствовать спросу. Решение или "равновесие" состоит в таком ценообразовании, при котором на каждом рынке — товарном, рынке факторов производства, валютном и любом ином — предложение будет равно спросу19.

Как видно из рис. 5, CGE-модель — закрытая система. Это значит, что никакие производственные или финансовые потоки не выходят за пределы системы и не создаются за ее пределами. Принцип замкнутости модели предполагает, что объем выпуска продукции равен доходам. Домашние хозяйства, фирмы, государство и финансовый сектор, зарубежный сектор — все они связаны друг с другом натуральными и финансовыми потоками. Идея "общего равновесия" интуитивно понятна: с точки зрения системы любой отдельно взятый рынок связан со всеми другими рынками.

Рисунок 5

За последние 25 лет CGE-модели стали важным инструментом анализа экономических проблем, включая торговую и налоговую политику, технологический рост, энергетическую политику, экологические проблемы, даже войны. Это объясняется способностью CGE-моделей обеспечить детальное и реалистичное отображение экономики, включая взаимосвязи между всеми экономическими агентами, секторами и связи с другими экономиками. Такой исчерпывающий охват создает уникальную возможность для понимания эффектов тех или иных изменений экономической среды в масштабах всей экономики в целом. При этом страновые и глобальные CGE-модели (особенно) часто включают огромное число переменных, параметров и уравнений20.

CGE-моделирование — мощный инструмент, предоставляющий экономистам возможность исследовать в численном виде широчайший диапазон проблем, по которым эконометрическая оценка была бы невозможна; в частности, предсказывать эффекты будущих изменений политики. Однако эти модели имеют свои ограничения. Начать с того, что результаты моделирования — не безоговорочные предсказания, а скорее "мысленные эксперименты" на тему о том, каким будет мир, если при тех или иных обстоятельствах в том или ином году политика изменится определенным образом. В реальности к тому времени, на которое строится прогноз, условия в мире, несомненно, изменятся. Во-вторых, хотя CGE-модели — количественные, они не эмпирические в плане эконометрического моделирования, так как в своей основе носят теоретический характер, и возможности их строгой эмпирической проверки весьма ограничены. В-третьих, выводы относительно торговой и иной политики весьма чувствительны к принятым допущениям и к вариации данных. Относительно легко проанализировать чувствительность применительно к значениям параметров экономического поведения, которые приняты в модели в качестве допущений. Однако в отношении вводимых данных это сделать труднее: изменение какого-то одного элемента основных данных потребует провести компенсационные изменения в других местах, чтобы сохранить баланс национальных счетов и матрицы социального учета. Конечно, многие из этих оговорок действуют и в отношении других типов экономического моделирования, потому CGE-модели, пусть и несовершенные, остаются предпочтительным инструментом анализа многих глобальных проблем.

Проект анализа глобальной торговли

Одна из наиболее широко используемых моделей CGE — модель Проекта анализа глобальной торговли (GTAP) со штаб-квартирой в Университете Пердью. В рамках этого проекта создан консорциум национальных и международных агентств, которые обеспечивают ему консультирование, руководство и некий минимальный уровень финансовой поддержки21.

GTAP — мультирегиональная CGE-модель, охватывающая экономическую активность в 57 отраслях 66 регионов мира. Ее базовая система уравнений включает уравнения двух видов. В одном описываются отношения финансового учета, обеспечивающие баланс прихода и расхода у каждого экономического агента. Другой состоит из уравнений поведения, основанных на микроэкономической теории. Эти уравнения определяют поведение экономических агентов в ходе оптимизации, например, функции спроса22. Связи между всеми отраслями и агентами суммируются в виде таблиц вход — выход.

Математические отношения, принятые в модели GTAP в качестве исходных допущений, являются упрощением, хотя в них и соблюден принцип множественности рынков. Упрощение состоит в том, что тысячи рынков агрегированы в группы. Например, транспорт и связь фигурируют как единая отрасль. В принципе, можно было бы представить количественную оценку всех отношений в рамках модели, основываясь на детальной экономической информации за многие годы. Однако на практике их число и параметризация обычно превышают возможности получения данных. В модели GTAP эконометрически оценивали лишь самые важные отношения: показатели эластичности в международной торговле и эластичность спроса и предложения факторов сельскохозяйственного производства. Остальные экономические отношения в модели взяты из литературы.

Модель, использованная для изучения миграции в постсоветскую Россию

В нашей работе используется модель Проекта анализа глобальной торговли. Но если в основной базе данных модели GTAP, как уже отмечалось, 57 отраслей и 66 регионов, то я агрегировал матрицы с тем, чтобы упростить мир, который в модели состоит всего из трех регионов: Россия, все другие постсоветские страны и остальной мир. Я также агрегировал отраслевые данные в шесть секторов: производство продовольствия, обрабатывающая промышленность, услуги, минеральные ресурсы и металлы, энергия, другие природные ресурсы. Данные по факторам производства дезагрегированы на землю, неквалифицированную рабочую силу, квалифицированную рабочую силу, капитал и природные ресурсы.

Информация первоначально "откалибрована". Это означает, что модель была решена, а первоначально фигурирующие в ней цены и физические объемы были ценами и объемами равновесия на всех рынках. Это послужило базой для отсчета, отображавшей экономику такой, какой она была до того, как получила "импульс", нарушивший равновесие. Таким "импульсом" стало перемещение в Российскую Федерацию миллионов потенциальных работников из всех других республик бывшего СССР. Хотя данные ООН показывают, что эти миграционные потоки распределены отнюдь не равномерно по различным странам исхода, в базе данных GTAP все эти республики, кроме РФ, рассматриваются как единое образование. Матриц социального учета для каждой из прежних советских республик в отдельности еще не существует. Так что в рамках эксперимента невозможно будет провести различие между, например, мигрантами из Узбекистана и мигрантами из Таджикистана.

В рамках настоящей работы было выполнено два эксперимента. Первый основан на данных ООН о миграции, согласно которым из других республик бывшего СССР в Россию прибыло 1,07 млн чел. Импульс в рамках CGE-модели был двойным: прирост рабочей силы в РФ на 1,07 млн чел. и сокращение рабочей силы на 1,07 млн чел. в других постсоветских республиках. Предпринимается попытка ответить на вопрос: как этот "импульс" отразился на экономике страны назначения и стран исхода?

Второй эксперимент по содержанию не отличается от первого, но основан на миграции в 5 млн чел. Такой эксперимент представляется разумным по двум причинам. Во-первых, по нашему мнению, в материалах ООН существенно занижена оценка истинных масштабов трудовой миграции в РФ. Ограничения, накладываемые ее властями на регистрацию и выдачу разрешений на проживание (прописку), скорее всего, означают, что фактическое количество мигрантов в России намного больше. Второе основание рассматривать вариант с большей численностью мигрантов — необходимость проанализировать чувствительность модели. Как показывают результаты эксперимента, увеличение количества трудовых мигрантов не демонстрирует большого влияния на объем национального производства. Подвергнуть модель более сильному импульсу — способ проверить результаты на "робастность", то есть устойчивость к варьированию данных. Если динамика результатов одинакова для сильных и слабых импульсов, то автор модели может с бóльшим доверием относиться к полученным результатам.

Результаты модельных экспериментов

В целом, макроэкономическое воздействие миграции в Россию представляется на удивление незначительным. Значение результатов демонстрирует весьма слабую зависимость от силы импульса, то есть от размеров чистого миграционного притока в Россию. По данным ООН, за годы после распада Советского Союза в Россию прибыло 1,1 млн чел. Но даже если принять менее консервативную оценку в 5 млн мигрантов, то макроэкономический эффект от этого будет весьма невелик.

Реальный ВВП в стране назначения и в странах исхода не изменяется. По результатам эксперимента с моделью, чистый приток мигрантов в Россию (1,1 млн чел.) способствовал увеличению ее реального ВВП лишь на 27,22 млн долл., и столь незначительным ростом производства можно пренебречь. То же справедливо и для других постсоветских республик и для мира в целом (см. табл. 1).

Таблица 1

Изменение величины реального (с учетом инфляции) ВВП (млн долл.)

Почти не повлияла миграция и на общее состояние экономики всех трех регионов. Чтобы отразить воздействие полученного импульса на общее положение экономики как региона исхода, так и региона назначения миграции, разработан специальный показатель — эквивалентная вариация. Изменения значения показателя эквивалентной вариации соответствуют незначительным изменениям величины ВВП (см. табл. 2).

Таблица 2

Воздействие на благосостояние, оцениваемое по показателю эквивалентной вариации (млн долл.)

Воздействие импульса на общее благосостояние может быть разложено на главные факторы, ответственные за данный эффект. (Результаты такой декомпозиции см. в табл. 3.) В России воздействие фактора роста народонаселения оценивается в 2,7 млрд долл., однако оно уравновешивается, во-первых, отрицательным влиянием распределения благосостояния (–1,0 млрд долл.), во-вторых (–1,6 млрд долл.) изначальным наделением, или имущественным состоянием индивидов (в модели конкурентного равновесия — те количества разных товаров, которыми потребитель владеет изначально, до начала операций). По существу, это означает, что сами мигранты, прибывающие в Россию, увеличивают свое благосостояние в форме получения более высоких доходов (по сравнению с теми, которые они заработали бы в странах исхода). Но в целом РФ выигрывает отнюдь не много, и причин тому две. Во-первых, факторные доходы для имеющейся рабочей силы снижаются; во-вторых, при наличии большего числа людей при том же уровне производства распределение результатов производства становится менее эффективным. Хотя эти эффекты и проявляются, необходимо еще раз подчеркнуть, что относительно размера российской экономики масштаб изменений невелик.

Эффект для других постсоветских стран диаметрально противоположный. Отрицательный эффект фактора снижения населения просто отражает то, что в стране находится меньше людей, получающих доходы. Но этот отрицательный эффект компенсируется положительным воздействием на эффективность распределения и на имущественное состояние индивидов. Другими словами, представляется, что у тех, кто остается в других бывших постсоветских республиках, повышаются факторные платежи и улучшается распределение товаров, поскольку результаты производства распределяются среди меньшей группы потребителей.

Таблица 3

Декомпозиция благосостояния (млн долл.)

В различных секторах хозяйства наблюдаются незначительные (по существу, пренебрежимо малые) изменения объема продукции (см. табл. 4). При том, что ни в одном секторе (и ни в одном регионе) не видно существенных изменений, наибольший прирост наблюдается в российском секторе производства продовольствия. Это, вероятно, говорит о том, что чем больше численность населения, тем больше требуется еды. А в других постсоветских странах продовольствия производят несколько меньше, хотя и не настолько, насколько растет его производство в России.

Таблица 4

Изменение производства продукции по секторам (в %)

Реальные доходы (или факторные платежи) по различным видам потребляемых производственных ресурсов в экономике также изменяются крайне незначительно. В России, как представляется, увеличился доход от земли и капитала, а факторные платежи за наличную рабочую силу немного снижаются как для квалифицированной рабочей силы, так и для работников низкой квалификации. В других постсоветских республиках и землевладельцы, и владельцы природных ресурсов теряют в реальной величине факторных платежей, но и здесь эффекты почти пренебрежимо малы (см. табл. 5).

Таблица 5

Изменение в реальной величине факторных доходов (в %)

Наконец, интересно отметить изменение в международной торговле товарами, вызванное притоком мигрантов в Россию (см. табл. 6). Согласно модели, их поток вынуждает РФ импортировать значительно больше продовольствия — некоторое количество из других постсоветских республик, но в основном из остальной части мира. У России растет чистый экспорт услуг и энергии, у других постсоветских стран увеличивается чистый экспорт продовольствия, но в каком-либо ином секторе торговый баланс ухудшается.

Таблица 6

Изменение торговых балансов по секторам (млн долл.)

Ограничения модели и дальнейшие исследования

Помимо обычных ограничений, присущих CGE-моделям как таковым, для данных экспериментов можно назвать по меньшей мере две сферы, где можно было бы добиться усовершенствований в ходе будущих исследований. Во-первых, расчеты импульса миграции не включают денежные переводы. Как это чаще всего и происходит в случае миграционных потоков, люди, приезжающие в Россию из других постсоветских республик, посылают большие суммы денег родственникам и кому-то еще в те страны, откуда они прибыли. Этот денежный поток можно было бы смоделировать как чистый односторонний трансферт от России другим республикам. Можно ожидать, что доходы и уровень потребления в странах исхода возрастут, а в России они будут сокращаться.

Вторым направлением для дальнейших исследований могло бы стать изучение различий между миграцией квалифицированных и неквалифицированных рабочих. Если модели потребления при этом, скорее всего, не изменяются, то на региональном производстве продукции такое различие вполне могло бы отразиться ощутимым образом. Иными словами, если в Россию прибывает больше неквалифицированных работников, можно ожидать, что производство сельскохозяйственных товаров или иной трудоемкой продукции будет расти быстрее, чем производство других товаров. Аналогичным образом приток в Россию квалифицированной рабочей силы мог бы сместить баланс в сторону товаров, для производства которых необходимы более квалифицированные рабочие. Эти усовершенствования модели — дело будущего.

Выводы и рекомендации

Результаты данного ограниченного эксперимента заставляют предположить, что потоки трудовой миграции (при всем их большом значении), возможно, не так важны для российской экономики, как полагают многие. Демографы, социологи, Государственная Дума, даже сам недавно еще президент, а ныне глава правительства РФ Владимир Путин отмечали, что рынок труда в стране испытывает дефицит рабочей силы, восполнить который могла бы трудовая миграция. Это, может, и верно, но описанная CGE-модель дает основания предполагать, что макроэкономическая ситуация в целом не слишком зависит от притока в РФ рабочей силы из постсоветских стран (или откуда угодно).

Но не следует забывать о "статическом" характере этой CGE-модели. Она задает контрфактивный вопрос: что случилось бы, если бы эти люди не мигрировали из региона в регион? Ответ исходит из сложившейся экономической структуры и предполагает, что на рынке труда в конкретном регионе имеется то или иное количество работников.

Однако эта модель не слишком успешна в отображении динамических эффектов изменения имущественного состояния или экономического роста. Во многом это вопрос соотношения учета краткосрочных и долгосрочных эффектов миграции. В краткосрочной перспективе изложенные выше результаты представляются вполне обоснованными, а в долгосрочной — экономика в целом эффективно ассимилирует навыки, способности и международные связи мигрантов. Экономика, вероятно, будет расти разными способами, а также с накоплением различных видов капитала, что в модели не отображено. Вполне вероятно, что в долгосрочной перспективе миграционные потоки окажутся для экономики России намного важнее, нежели это способна отразить представленная CGE-модель.


1 См.: Kuchins A.C. Alternative Futures for Russia to 2017: A Report of the Russia and Eurasia Program. Center for Strategic and International Studies, November 2007. P. 11. к тексту
2 См.: United Nations Statistics Division, International Migration Statistics [http://unstats.un.org/unsd/demographic/sconcerns/migration/default.htm]. к тексту
3 См.: Dying Too Young: Addressing Premature Mortality and Ill Health Due to Non-Communicable Diseases and Injuries in the Russian Federation. World Bank. Europe and Central Asia Human Development Department, December 2005. P. 4 [http://go.worldbank.org/W4TL6EAEP1]. к тексту
4 См.: Ibid. P. 4. к тексту
5 См.: Ibid. P. 5. к тексту
6 См.: United Nations Statistics Division, International Migration Statistics. к тексту
7 См.: Ibidem. к тексту
8 См.: Mansoor A., Quillin B. Migration and Remittances: Eastern Europe and the Former Soviet Union. World Bank. Europe and Central Asia Region, 2006. P. 79. к тексту
9 См.: Ibidem. к тексту
10 См.: Ibidem. к тексту
11 См.: Rubins N. The Demise and Resurrection of the Propiska: Freedom of Movement in the Russian Federation // Harvard International Law Journal, Spring 1998. P. 547. к тексту
12 Ibidem. к тексту
13 См.: Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" (с изменениями от 30 июня 2003 г.; 22 августа и 2 ноября 2004 г.). к тексту
14 См.: Niaz A. Russian Federation: Immigration Law and Policy // Legislationline, May 2005 [http://www.legislationline.org]. к тексту
15 См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" (с изменениями от 11 ноября 2003 г.; 2 ноября 2004 г.). к тексту
16 См.: Ст. 63 (пункт 1) Конституции Российской Федерации от 25 декабря 1993 года (с изменениями от 1 сентября 1996 г.; 2 октября 1996 г.; 6 сентября 2001 г.). к тексту
17 См.: Федеральный закон от 19 февраля 1993 г. № 4528-1 "О беженцах" (с изменениями от 28 июня 1997 г.; 21 июля 1998 г.; 7 августа и 7 ноября 2000 г.; 30 июня 2003; 29 июня, 22 августа 2004 г.). к тексту
18 См.: Закон Российской Федерации (в редакции 1995 г.) "О вынужденных переселенцах" (с изменениями от 7 августа 2000 г.; 24 декабря 2002 г.; 23 декабря 2003 г.). к тексту
19 См.: Hertel T., Keeney R., Ivanic M., Winters L.A. Distributional Effects of WTO Agricultural Reforms in Rich and Poor Countries // Economic Policy, April 2007. P. 289—337. к тексту
20 См.: Brockmeir M. A Graphical Exposition of the GTAP Model // GTAP Technical Paper No. 8, October 1996, Minor Edits, January 2000, Revised, March 2001. к тексту
21 См.: Global Trade Analysis Project (GTAP). Department of Agricultural Economics. Purdue University [https://www.gtap.agecon.purdue.edu/about/consortium.asp]. к тексту
22 См.: Brockmier M. Op. cit. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL