Тамара АБУЛАДЗЕ


Тамара Абуладзе, кандидат филологических наук, научный сотрудник Национального центра рукописей (Тбилиси, Грузия).


ВОСТОЧНЫЙ НАУЧНО-КУЛЬТУРНЫЙ АРЕАЛ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ И ГРУЗИНСКАЯ НАУЧНАЯ МЫСЛЬ

РЕЗЮМЕ

В статье прослеживается путь воссоздания отдельных отраслей грузинской науки, представлена типологическая характеристика грузинских рукописных сборников научного содержания, выделены переводы и переработки персидских источников.

Введение

Наука Средних веков — неотъемлемая, прогрессивная и динамичная часть комплексной цивилизации, созданной в эту эпоху1. Она включает в себя практические дисциплины, математические и естественные науки. Главный толчок и важнейшее достижение науки данного периода — внедрение эмпиризма и экспериментального духа, что в первую очередь относится к золотой эпохе мусульманского Востока, основополагающим работам мусульманских авторов2, которые служат мостом между "старой" и "новой" наукой3.

Мыслители арабского Востока, Ирана и Центральной Азии сохранили, оживили и обогатили древнегреческие традиции и теоретические знания, развили новые отрасли науки. По словам известного специалиста по истории науки Д. Линдберга, в Раннем Средневековье Запад имел неполную и слабую версию греческого знания, а Восток в полной мере обладал им4. В оригинальных трудах арабоязычных авторов, в переводах и переработках того периода отразился четкий след научных работ греческих мыслителей: Аристотеля, Эвклида, Птоломея, Галена, а также иранских и индийских ученых. С этими работами Запад познакомился в XI — XII веках посредством латинских переводов, выполненных с арабских источников. Именно они внесли большой вклад в развитие новой, "технологической" науки и во многом определили европейский ренессанс5. В последующем эти переводы были заново переведены на персидский (новоперсидский) язык, что, в свою очередь, придало естественным наукам более практическую и просветительскую направленность.

Следовательно, наука на Средневековом Востоке представляла собой феномен объединенного западно-восточного культурного наследия, создание которого было обусловлено несколькими факторами: переводили греческие тексты из Египта и Византии, санскритские тексты из Индии, пехлевийские — из Ирана, что создавало благотворную почву для дальнейшего развития науки. В обширном географическом ареале употреблялся один коммуникационный язык — арабский, это способствовало освоению научной мысли ученых разных регионов; во время мусульманского хаджа мыслители исламского мира собирались вместе, что помогало распространению идей и сотрудничеству ученых6.

Грузинская наука того периода опиралась на многовековую национальную традицию, творчески впитывала в себя эллино-византийские и исламские достижения. Она охватила, освоила и сохранила важнейшие факты развития научной мысли, в полной мере отразила итоги слияния и взаимообогащения культур Запада и Востока.

Грузинская наука и культурное наследие исламского Востока

Кардинальная линия исторического развития Грузии в корне изменилась в Позднее Средневековье. Вследствие падения Константинополя — столицы христианского Востока — преобразились экономические, политические и культурные отношения между Передней Азией и Европой. Грузия попала под глубокое влияние исламского мира, что в первую очередь касается ее отношений с ближайшим соседом — Ираном. Корни этих отношений восходят к глубокой древности — эпохе Ахеменидов, а влияние оставило четкий след на всех сферах культурной жизни страны.

Грузинские сочинения научного содержания того времени в полной мере отражают достижения и общую направленность развития науки Средневековья — как восточного, так и западного. Значительная часть этих сочинений — непосредственные переводы, а некоторая из них — переработка оригиналов. Обладая богатыми традициями, в силу исторических реалий в Средние века грузинская наука пришла в упадок, отстала от уровня мировой науки, а некоторые ее отрасли даже прекратили свое существование. В XVI—XVII веках, в период грузинского просветительства, восполнение пробелов в развитии науки, ее возрождение и обогащение, внедрение теоретического знания и практических навыков в среду заинтересованной части общества стало актуальной проблемой. И. Джавахишвили именует этот период энциклопедическим, отмечая, что "мысли и чаяния всех деятелей этого времени были направлены к тому, чтобы собрать и изучить многовековое наследие, созданное грузинским творческим умом и передать следующим поколениям... всестороннее знание"7.

Указанные тенденции четко отражены в грузинских письменных памятниках, рукописях из древних хранилищ страны, значение которых как первоисточников неоспоримо. Эти труды содержат богатый материал о грузинско-восточных культурных отношениях, выявляют роль грузинских мыслителей, переводчиков и "пересказчиков" в формирование средневековой научной мысли и их просветительскую нацеленность. С точки зрения истории науки и культуры исследование данных памятников отражает общие тенденции развития единого культурного ареала Ближнего Востока.

Созданные в Средние века грузинские переводы и переработки относятся к разным отраслям науки: астрономии-астрологии, географии; медицине, биологии, фармацевтике; химии, физике, математике; минералогии, геологии... В большинстве случаев они восходят к персидским оригиналам, к работам известных восточных мыслителей (Улугбека, Насир эд-Дина Туси, ар-Рази и др.) и принятым к тому времени восточным схемам. Об этом свидетельствуют рукописи из грузинских и восточных собраний Национального центра рукописей (до 2007 г. Институт рукописей им. К.С. Кекелидзе).

Грузинские рукописные сборники научного содержания относятся к следующим группам.

Сборники научных сведений: астрономическо-астрологические материалы, которые содержат календарные вычисления, повествование о зодиаках, характеристику отдельных светил и их движения, фаз луны и т.д.; медицинско-лечебные данные, список лекарств и лечебных средств;

Тематически разнообразные, объединенные труды: сборники духовного содержания с параллельным астрономическо-астрологическим и медицинским материалом (гадание, лунники, лечебники, знаки зодиака); сборники, содержащие смешанный материал, например, астрономия-астрология и математика и др.

Учебники: материалы одной научной дисциплины (математики, физики, астрономии и др.); учебники одной дисциплины с элементами смежных (астрономия и математика, география; лечение и анатомия, фармацевтика, физиология, ботаника); вопросы и ответы — рассуждения по отдельным вопросам науки.

Астрономия-астрология и рукописные сборники

Для изучения грузино-восточных культурно-научных связей особое значение имеют отдельные сочинения и сборники астрономическо-астрологического содержания — календарного и общекосмогонического характера, а также смешанные сборники, которые содержат материал смежных дисциплин (математика, география). Большая часть этих сочинений — переводы и переработки восточных оригиналов — относятся к Раннему Средневековью и отражают знание культурной среды той эпохи. В этом плане следует особо выделить астрологическое сочинение XII века из рукописного сборника Национального центра рукописей A-65. Издатель сочинения считает его переводом с арабского8. Это один из самых древних датированных списков (1188 г.), содержащих астрологические тексты. Рукопись привлекает внимание и своим художественным оформлением, а также несет на себе отпечаток персидской миниатюры9. Список иллюстрирован куфической надписью и художественно оформленными арабскими числами. Впоследствии рукопись стала предметом внимания грузинских царей-просветителей Вахтанга VI и Арчила.

Напомним, что исламская астрология непосредственно связана с ранними мусульманами, в определенной степени содержит и элементы астрономии. В источниках того периода астрология и астрономия разделены. Астрологическое учение, "живой, наблюдательный этап астрономии", требовавший соответствующих знаний для определения расположения светил и их движения, во многом обусловило развитие астрономии. Этому способствовало появление арабского перевода из сирийского источника основополагающей работы Птоломея. Этот перевод распространился на Западе посредством латинского перевода под арабизированным названием "Ал-Магест".

В X веке астрономы мусульманских стран пересмотрели систему Птоломея, внесли в нее некоторые изменения и поправки в рамках геоцентрической модели мироздания. Позднее работы ал-Батани, Аверроэса отчасти подготовили почву для гелиоцентрической системы Коперника.

Особо следует выделить персидские и грузинские рукописные сочинения из Национального центра рукописей Грузии, которые содержат работы Насир эд-Дина Туси. Этот всемирно известный азербайджанский ученый (XIII в.) был разносторонним исследователем, обладающим энциклопедическими знаниями. Он перевел и снабдил комментариями книги Эвклида, Архимеда и Авиценны, а также "Ал-Магест" Птоломея, а во время правления основателя государства Ильханов Хулагу-хана основал обсерваторию в Мараге, вблизи Тебриза. Здесь хранились коллекция астрономических приборов и богатая библиотека, собранная в Хорасане, Сирии и Багдаде. Интересно, что наряду с другими учеными в эту обсерваторию был приглашен и астроном из Тбилиси — Наджм эд-Дин Дабирани10. Насир эд-Дин Туси составил ставшие известными "Ильханские таблицы", которые в 1652 году перевели на латинский язык. В XV веке великий узбекский астроном Улугбек создал свой прославленный "Зидж" ("Каталог звезд") на основе переработки "Таблиц" Туси.

В восточных собраниях Национального центра рукописей (среднеазиатское, каджарское и местное) сохранились несколько рукописей, содержащие сочинения Насир эд-Дина Туси. Из них следует особо выделить астрономический сборник "PAC-534" из среднеазиатской коллекции, в который входят работы ученого: "Избранный Айят", "Тридцать глав" — краткое описание календаря, а также сочинение Абулхейра бен ал-Фарси. Другой список — PK-31 из каджарской коллекции — содержит вышеуказанный "Си фасл" ("Тридцать глав") Туси, а также работу известного ученого XV века Али Кушчи. Последний, по словам Улугбека, завершил работу над астрономическими таблицами, создание которых было начато другими восточными астрономами. В сборнике также представлен трактат его ученика Руйана Лахиджи о календарных вычислениях.

Нами установлено, что перевод основной части рукописного сборника "PAC-534" входит в грузинский список H-457, в том числе "Книга об астролябе" Насир эд-Дина Туси11, в которой представлены разъяснения по употреблению этого прибора и его описание. Перевод принадлежит царю Картли Вахтангу VI, видному ученому и переводчику, просветителю и культурному деятелю, который внес весомый вклад в возрождение грузинской науки. Это стало возможным в основном благодаря переводам персоязычных сочинений Средневековья астрономическо-астрологического, медицинского, химического содержания.

Кроме работ Туси Вахтанг VI перевел "Зидж" ("Каталог звезд") Улугбека, который сохранился в прекрасной грузинской рукописи (S-161). В этих работах царя Картли ощутим вклад переводчика и редактора, который внес в текст собственные вставки и интерпретации отдельных научных вопросов, а в ряде случаев даже создал специальную терминологию12. Следует отметить также важную роль Вахтанга VI и его учителя Сулхана-Саба Орбелиани в создании грузинской научной терминологии, в первую очередь астрономическо-астрологической. В этой связи особо упомянем о специальных словарях, которые прилагаются к указанным переводам. Они содержат богатый материал для изучения грузинского языка, научной терминологии и грузинско-восточных языковых отношений.

Как выяснилось в ходе исследования, первое сочинение из сборника Туси "Избранный Айят" — непосредственный источник сочинения Вахтанга VI "Айят-знание создания", которое в 1721 году было напечатано в его типографии13. Сочинение составлено по принятой в Средневековье схеме. Геометрические, географические, хронологические и астрономические части входили в состав известных "Зидж"-ов. Позднее они обогатились научными данными и вычислениями, которые были предназначены для решения ряда вопросов вычислительной астрономии и географии. В тот период на Востоке создавали именно такого рода сочинения, авторами которых были видные восточные мыслители: Ал-Батани, Якути, ал-Казвини и др. Работы Насир эд-Дина Туси и Улугбека, а также их грузинские переводы отражают комплексное направление развития научной мысли, указывают на особую популярность достижений восточных ученых во всем ближневосточном регионе, выявляют пути и итоги трансформаций этого знания.

Медицина в Грузии и восточные лечебники

Грузинская медицинская традиция восходит к глубокой древности и базируется в основном на национально-народном знании. Об этом свидетельствуют археологические данные, а также сведения из грузинских агиографических памятников и трудов историков древнего мира (Страбона). Эта традиция сохранила магическое, народное и церковное знание14. В Средние века она так же, как и другие отрасли науки, отражала сильное арабско-персидское влияние — становятся популярными медицинские сочинения, карабадины и лечебники, составленные по восточным схемам. Они касаются общемедицинских, а также отдельных вопросов анатомии, физиологии, фармации и диагностики, содержат "новое" и "старое" медицинское знание.

Напомним, что медицина (как и арабская философия) основывалась на переработке и комментариях к текстам Аристотеля, а в отличие от ортодоксальной теологии, развивалась свободно. Она сохранила всю предыдущую историю и отразила общекультурные влияния. Эта взаимосвязь ясно прослеживается в грузинских письменных памятниках, сочинениях медицинско-лечебного содержания, большая часть которых создана в Средние века. Они находят аналоги среди работ известных мусульманских авторов и восточной традиции того времени. Грузинские исследователи выделили следующие группы медицинской литературы феодальной эпохи: анатомическо-физиологические трактаты; лечебные книги — карабадины, предназначенные для врачей-практиков; учебно-медицинские книги; семейные книги; краткие лечебные справочники15.

Грузинское рукописное наследие богато такими материалами. В Позднее Средневековье, в условиях вассальского подчинения страны сефевидскому Ирану, иранско-грузинские политические и культурные связи развивались более интенсивно. Как указывалось выше, в данном периоде интеллектуальный вектор страны был направлен на мусульманский мир, менялся вкус и общественный заказ, "иранизировалось" научное и художественное мышление. Известный издатель древнегрузинских медицинских сочинений Л. Котетишвили относит памятники медицинского содержания XII—XV веков к "ирано-арабскому" периоду. С XVI века появляются рукописные сборники смешанного типа, так называемые настольные книги, которые содержат неоднородный, порой даже несовместимый материал с точки зрения его происхождения и смыслового содержания, например грузинский список из Национального центра XVIII века, известный как сборник Амвросия Некресского (1728—1815 гг.) — грузинского митрополита, деятеля, миссионера и переводчика. В этом сборнике представлены агиографический и библейский материал, а также книга звездочетства, зодиаки, лунник и лечебные советы по восточной схеме. В данных фондах хранятся и другие рукописи такого рода.

Кроме того, существовали аналогичные персидские сборники. Видимо, в определенном периоде грузинские сборники составляли по принятой на Востоке схеме. Одна из таких рукописей — бухарский список из среднеазиатской коллекции, сборник "PAC-575", где наряду со статьями научного содержания представлен теологический материал — стихи и статьи.

В коллекциях Национального центра хранятся и рукописи, содержащие научные сочинения известных восточных ученых-медиков IX—XVI веков: ал-'Атера, Бен Юсуфа, ал-Хорезми, ал-Джорджани, Закарий ар-Рази и других, которые являют собой важнейший этап развития медицины Средневековья.

В собраниях Центра несколькими рукописями представлена известная работа большого ученого XII века ал-Джорджани "Захирейе Хорезмшах". Это популярный труд медицинского содержания из девяти книг. Известны и его сокращенные версии, отдельные переработки. Здесь же хранятся сочинение Мансура ал-Ийаса Ширази (VIII—IX вв.) "Кафаийе Мансури", состоящее из общетеоретической части и характеристики сложных лекарств; "Ехтиарате бади'и" ал-'Атера — работа придворного врача ширазского музафереддина Шах-Шуджа (1359—1384 гг.), в которой дано описание известных лечебных средств, их значение для лечения конкретных болезней, технология хранения этих лекарств.

Наряду с этим в коллекциях представлены сборники энциклопедического типа. Одна из рукописей "Чахар макале" ("PAC-428") — ценный список обширной энциклопедии, которая состоит из четырех книг. В ней представлено описание заболеваний отдельных органов, а также перечень лечебных средств и специальных терминов16. Сочинение аналогичного содержания, подготовленное на основе компиляции работ арабских и индийских авторов, описано Г. Эте (Бодлеанская рукопись № 1614)17. Интересно, что к этой рукописи прилагается пятая глава, где вместе с вопросами лечения рассматриваются способы употребления глобуса и астролябия, а также включены рассказы о чудесах света, времени и пространстве.

Следует особо выделить грузинские и персидские рукописные сборники, связанные с известным грузинским сочинением "Ядигар Дауд". Памятник создан в XVI веке, его составил сын Луарсаба I, грузинский царь Давид — Дауд-хан (1569—1578 гг.). Он получил образование в Грузии и Иране. Сочинение было написано в 1579—1588 годах в Тбилиси и Стамбуле, где автор скончался в 1588 году. Издатель памятника Л. Котетишвили в исследовании рассматривает философско-медицинскую концепцию, вопросы анатомии, физиологии, гигиены и диететики в изложение Дауд-хана. Нужно отметить, что грузинская медицина опиралась на эту концепцию в течение 400 лет. Она основывается на гуморально-патологической системе Гиппократа, которую впоследствии развили Гален, арабские и индийские ученые. Эта система стала органичной в том числе для грузинского медицинского мышления и быта18.

Известные простые препараты Галена — материальные субстанции, которые изготовляли из натуральных ресурсов, — брали начало от Гиппократа. С I века н.э. они пополнились сложными веществами: сиропами, дистилятами, пилюлями, получили известность в Европе посредством латинских переводов с арабского. В Средние века, во время противостояния сторонников Парацельса (алхимическо-медицинское направление) и Галена, галенисты создают новые препараты19. В "Ядигар Дауде" отражен данный период медицинского мышления.

В предисловие сочинения его составитель и переводчик-пересказчик Давид Багратиони (Дауд-хан) пишет, что в Стамбуле он встретился с одним философом и ученым, который пригласил его к себе, где показал множество удивительных лечебных книг. По словам Дауда, "в христианском мире, на грузинском языке к тому времени не было таких книг". Автор хорошо разбирается в вопросах светской медицины, он практик и образованный врач. Его труд является плодом довольно сложной и кропотливой работы: по его словам, он перевел две книги — "Мунтахаби шафа" и "Ядигар шариф", написанные двумя мудрецами и философами20. Вместе с тем он внес в свое сочинение итоги собственных наблюдений, рецепты лекарств и т.д.

До последнего времени не было выяснено, какие конкретно медицинские сочинения были первоисточниками для Дауд-хана. При изучении персидских рукописей научного содержания из Национального центра рукописей нами был выявлен один из первоисточников "Ядигара Дауда" — сборник среднеазиатского собрания "PAC-432", который объединяет два сочинения: "Шиф ал-‘алил" ("Исцеление больного") и лечебный карабадин. Автор первого сочинения — Убайд Алла бен Юсуф Али ал-Каххал, известный врач-окулист, составивший этот свой труд на основе арабских и персидских сборников по повелению Бахадур-хана (1526—1533 гг.). Источником "Ядигара Дауда" вполне может быть именно это сочинение или отобранный из него материал (монтахаб). Весьма вероятно, что сочинение под названием "Монтахаб аз Шифа" было известно нашему автору. Такого рода монтахабы (отобранный материал из конкретных сочинений) составляли на Востоке, множество из них были довольно популярными. Детальное сопоставление текстов выявило, что с седьмой главы наш медицинский памятник точно следует сочинению Юсуфа Али (с точки зрения состава).

Данное сочинение Юсуфа Али ал-Каххала хранится в рукописном фонде Узбекской академии наук — список № 609, датируемый XVII веком21.

Персидские и грузинские рукописи по химии

В среднеазиатском собрании Национального центра рукописей хранятся научные сборники смешанного типа, содержащие материалы по лечению, параграфы химического содержания, а также работы поэтического и теологического характера. Один из таких сборников — рукопись "PAC-752", состоящая из трех частей. В нем представлены такие известные авторы, как Ансари, Закария ар-Рази, Махмуд Ширази, Юсуф Карабаги, Мола Джами и др. Особый интерес вызывают параграфы химического содержания, принадлежащие перу известного энциклопедиста, врача и философа Средневековья ар-Рази. Творения этого великого ученого, большая часть которых в X—XIII веках была переведена на латинский язык, отражают тесную взаимосвязь культур Запада и Востока.

Рукопись из того же собрания "PAC-509" — полная энциклопедия, в которой представлены 33 главы по вопросам химии и алхимии, а также обзор других отраслей. В каджарской коллекции хранятся две рукописи — PK-111, PK-114, два тома обширного труда, в котором описываются способы получения дорогих металлов посредством алхимических процессов, свойства драгоценных камней, а также общие сведения по химии и алхимии, извлеченные из трудов арабских и персидских авторов22. Если учесть, что научные труды данного периода в области химии малочисленны, то рукописи такого содержания из этих фондов приобретают большое значение.

В контексте грузино-персидских связей в сфере культуры особый интерес вызывает грузинское сочинение "Химия" Вахтанга VI — "Книга о приготовлении растворов и химических превращениях" (полный список S-3721 из Национального центра рукописей; отрывок из сочинения сохранился в Санкт-Петербургском списке из грузинской коллекций — E-121)23. В труде представлен посталхимический период, когда появились сведения о новых химических соединениях и улучшились методы их получения. Сочинение практического характера и дает представление об уровне отдельных разделов химии в Иране, России и Грузии. В нем явно виден след восточных, российских и латинских источников.

Ряд параграфов "Химии" Вахтанга VI — его переводы из сочинения ар-Рази "Сокровищница тайн", в котором рассматриваются некоторые химические процессы, способы получения химических соединений, представлено описание специальных приборов. Следуя первоисточнику, в грузинском труде химические вещества разделены на три группы: землистого (минералы), животного и растительного происхождения. Вахтанг VI описывает способы получения "мудрого камня", приборы для плавки металлов, также опираясь на сочинение ар-Рази. Вместе с тем представлен материал из российских "Травников" и "Лечебников", данные из латинских источников. С ними автор ознакомился в России, где он тесно сотрудничал с группой известного ученого, академика Ж.-Н. Делиля24. Переводчик и составитель грузинского памятника внес в свой труд и оригинальные параграфы. Эту работу высоко оценивают современные ученые25. Памятник отражает научные достижения Средневековья и итоги взаимообогащения культур.

Заключение

Грузинские сочинения научного характера, написанные в Средние века, содержат богатый материал по изучению культурных связей, выявляют общие тенденции развития научной мысли в Грузии и соседних мусульманских странах, дают возможность детально их исследовать в широком культурном аспекте.

Грузинские переводы и переработки сочинений выдающихся мыслителей Средневековья из мусульманских стран (Насир эд-Дина Туси, Улугбека, ар-Рази и др.) — творческое переосмысление этих трудов, носят отпечаток принятых на Востоке схем научных сочинений. Они многогранны, относятся к разным отраслям науки, свидетельствуют об исторической общности соседних культур.

Рукописное наследие — персидские и грузинские рукописные сборники астрономическо-астрологического, медицинского, химического содержания — имеет первостепенное значение для прослеживания путей распространения знаний во всем восточном ареале и определения места грузинских ученых в создании комплексной цивилизации Средневековья.


1 Термин Брайана Стока (см.: Stock B. Science, Technology and Economic Progress in the Early Middle Ages // Journal of the History of Medicine and Allied Sciences, 1980, Vol. XXXV, No. 2. P. 236). к тексту
2 См.: Briffault R. The Making of Humanity. G. Allen & Unwin Ltd., 1928. P. 190—200. к тексту
3 См.: Lodge O.J. Pioneers of Science (Wikipedia, on-line encyclopedia) [http://en.wikipedia.org/wiki/Islamic_of_sciences/index.html]. к тексту
4 См.: Science in the Middle Ages / Ed. by David C. Lindberg. The Chicago History of Science and Medicine, 1998 (book on-line) [http://books.google.com]. к тексту
5 См.: Виппер Р.Ю. История Средних веков. М.: Изд.  МГУ, 1947. С. 129—130. к тексту
6 См.: Science in Asia and Africa, Islamic Science (Wikipedia, on-line encyclopedia) [http://en.wikipedia.org/wiki/History_of_science_in_the_Middle_Ages/index.html]. к тексту
7 Джавахишвили И. История грузинского права. Т. I. Тифлис: Изд. университета, 1928. С. 116 (на груз. яз.). к тексту
8 О знаках зодиака и семи светилах см.: Астрологический трактат XII века. Издание, предисловие и обзор языка памятника А.Г. Шанидзе. Тбилиси: Изд. университета, 1975. С. 11 (на груз. яз.). к тексту
9 См.: Алибегашвили Г. Иллюстрации двух астрономических трактатов Средневековья // Вестник АН ГССР, 1951, Т. XII, № 6. С. 369—378 (на груз. яз.). к тексту
10 См.: Мамедбейли Г. Выдающийся азербайджанский ученый (М. Насиреддин) // Изв. АН Азерб. ССР, 1951, № 9. С. 9. к тексту
11 См.: Абуладзе Т.Л. Переводческая деятельность Вахтанга VI. Тбилиси: Мецниереба, 1990. С. 24—25 (на груз. яз.). к тексту
12 См.: Там же. С. 17—22. к тексту
13 Там же. С. 29—35. к тексту
14 См.: Багратиони Д. Иадигар Дауди, подготовил к печати, сопроводив предисловием, словарем и комментариями Л. Котетишвили. Тбилиси: Сабчота Сакартвело, 1985. С. IX (на груз. яз.). к тексту
15 См.: Шенгелия М.С. Поиски из истории медицины Грузии. Тбилиси: Мецниереба, 1981. С. 180 (на груз. яз.). к тексту
16 Об этих рукописях см.: Каталог арабских, тюркских и персидских рукописей Института рукописей им. К.С. Кекелидзе (коллекция АС) / Сост. Ц.А. Абуладзе, Р.В. Гварамия, М.Г. Мамацашвили. Тбилиси: Мецниереба, 1969; Каталог персидских рукописей Института рукописей им. К.С. Кекелидзе (коллекция АС) / Сост. М.Г. Мамацашвили. Тбилиси: Мецниереба, 1977. к тексту
17 См.: Ethe H. Catalogue of the Persian, Turkish, Hindustani and Pushtu Manuscripts in the Bodleian Library. Oxford, II, 1930 (микрофильм). к тексту
18 См.: Багратиони Д. Указ. соч. Предисловие. С. 39—40. к тексту
19 Об этом подробнее см.: Medieval Islamic Civilization / Ed. by J.W. Meri. Vol. 2. N.Y. — L.: Routledge, Taylor & Francis group, 2006. P. 607—609. к тексту
20 См.: Багратиони Д. Указ. соч. C. 96. к тексту
21 См.: Собрание восточных рукописей Академии наук Уз. ССР / Под ред. и при участии проф. А.А. Семенова. Т. I. Ташкент: Издательство АН Уз. ССР, 1952. С. 271—272. к тексту
22 Об этих рукописях см.: Каталог арабских, тюркских и персидских рукописей... С. 130; 114; Каталог персидских рукописей... С. 173; 128. к тексту
23 См.: Вахтанг VI. Книга о приготовлении растворов и химических превращениях / Подготовили к изданию Т. Енукидзе, В. Кокочашвили. Тбилиси: Мецниереба, 1981 (на груз. яз.). к тексту
24 См.: Невская Н.И. Ж.-Н. Делиль в Петербургской академии наук // Вопросы истории астрономии. Сб. 3. М., 1974. С. 61—93. к тексту
25 См.: Чагунава Р.В. Вахтанг Багратиони и его труд по химии. Тбилиси: Мецниереба, 1984. С. 181—193 (на груз. яз.); Шенгелия М.С. История грузинской медицины. Тбилиси: Ганатлеба, 1980. С. 222—229 (на груз. яз.). к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL