Анатолий ЯМСКОВ


Анатолий Ямсков, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра междисциплинарных исследований Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук (Москва, Россия).


ОСОБЕННОСТИ ИЗМЕНЕНИЯ ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В АБХАЗИИ В ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

Резюме

На основе материалов переписей населения 1989 и 2003 годов, научных публикаций по этнодемографии и этногеографии современной Абхазии, полевых исследований автора в ходе экспедиций 2003—2006 годов в статье анализируется динамика этнодемографического состава населения Абхазии в постсоветский период.

Введение

После распада СССР, формально завершенного 26 декабря 1991 года, полиэтничное население Абхазии1, претерпело поистине драматические изменения: по любой из имеющихся оценок, оно сократилось более чем в два раза, существенно изменились этнический состав и расселение жителей этой территории. Определению масштабов этих процессов и посвящена данная работа. При этом акцент делается на попытку оценить достоверность исчисления этнического состава и расселения жителей Абхазии, проведенного в республике в 2003 году, а также на выявление характера и причин возможных неточностей2.

Предваряя дальнейшее изложение, кратко напомним, какие трагические события произошли с населением Абхазии в последние 20 лет и какие факторы оказали основное влияние на динамику ее численности и миграции.

Причины радикальной трансформации численности и этнического состава населения Абхазии в 1990-х годах

Усугубление во второй половине — конце 1980-х годов идеологического кризиса и обострение политической борьбы в высших эшелонах политического руководства СССР обернулось нарастающим вакуумом власти в Центре. Как следствие, резко возросли реальное значение и относительная самостоятельность органов власти союзных республик. Но и во многих из них, особенно в Прибалтике и Закавказье, развернулись бурные процессы перераспределения властных полномочий внутри партийного и советского руководства, разные представители которого ориентировались на различные политико-идеологические течения в Центре. При этом многие местные руководители стали опираться и на появившиеся тогда же массовые общественно-политические движения, возникшие как этнические либо быстро приобретшие такую окраску3.

В этом плане Грузинская ССР не была исключением. Во входившей в ее состав Абхазской АССР в конце 1980-х годов первоначальные политические противоречия и трения, обострившиеся в полиэтничном партийном и советском руководстве, а также в элитных слоях интеллигенции в ходе "перестройки", окончательно переросли в абхазо-грузинский этнический конфликт и размежевание жителей автономии.

Впервые большая кровь в абхазо-грузинском конфликте фактически пролилась 15—16 июля 1989 года, когда в столкновениях у города Очамчыра4 погибли 11 грузин, 5 абхазов и 1 грек, а намного большее количество человек получили ранения5. Эскалация противостояния между абхазами и местными грузинами, которое после указанного трагического события было лишь на время заморожено вводом войск из федерального центра СССР, продолжилась и далее, вовлекая в себя все население автономной республики6. 14 августа 1992 года правительство независимой Грузии ввело в Абхазию свои войска. Началась полномасштабная война, завершившаяся 30 сентября 1993 года полной победой Абхазии.

Исключением стала лишь верхняя часть Кодорского ущелья, или Абхазская Сванетия, с конца XIX века заселенная сванами — одной из субэтнических групп, считающей себя грузинами и близкой к ним по языку и культуре. После войны, в которой сваны деятельно участвовали на грузинской стороне, их местные лидеры только номинально признавали Абхазскую Сванетию частью Грузии, а фактически сохраняли независимость как от Сухума, так и от Тбилиси. Лишь 25 июля 2006 года, после вооруженных столкновений присланных из Грузии армейских и полицейских подразделений со сторонниками местного сванского лидера, в Кодорском ущелье было установлено прямое управление из Тбилиси.

В ходе абхазо-грузинской войны 1992—1993 годов только абхазская сторона потеряла не менее 2 тыс. чел.7, в большинстве своем этнических абхазов (военных и гражданских лиц). По другим источникам, в этой войне погибли около 2 700 военнослужащих Абхазии, численность которых, вместе с добровольцами из других регионов бывшего СССР, доходила до 12 тыс. чел.8 Основой вооруженных формирований Абхазии были абхазы, но вместе с ними в войне против Грузии участвовала значительная часть местных армян и многие русские, а также добровольцы из числа горских народов Северного Кавказа, казаков и русского населения южных регионов России. По данным экспертов Стокгольмского международного института проблем мира, общие потери в этой войне составили около 12 тыс. чел.9, по данным же властей Абхазии и Грузии, среди погибших было 1 510 военнослужащих и несколько сотен гражданских лиц с абхазской стороны (в большинстве своем абхазов), 3 365 военнослужащих и около 7 000 мирных жителей — с грузинской10, то есть в основном грузин.

В Галском районе и в прилегающих к нему территориях вплоть до 2008 года эпизодически отмечались вооруженные акции, проводившиеся местными и прибывавшими из Грузии небольшими грузинскими диверсионными отрядами, в результате чего погибло в общей сложности тоже довольно значительное число абхазских военнослужащих.

Наконец 9—12 августа 2008 года во время войны между Грузией и Россией в Южной Осетии абхазские армейские подразделения практически без потерь захватили территорию Кодорского ущелья, вытеснив оттуда сванов (ранее их численность вместе с военными из Грузии оценивалась примерно в 3 тыс. чел.11). 26 сентября 2008 года Российская Федерация признала государственный суверенитет и независимость Республики Абхазии, и начался процесс установления дипломатических отношений и подготовки соглашений о сотрудничестве в сфере обороны.

Результатами обострившегося в 1980—1990-х годах абхазо-грузинского конфликта, а также послевоенной экономической разрухи и активизации криминальных элементов стал массовый выезд из Абхазии большей части ее жителей, устремившихся в Россию (представители всех этнических групп, включая грузин) или в Грузию (только грузины). Негативную роль в середине — конце 1990-х годов сыграла и экономическая блокада Абхазии со стороны Российской Федерации, что фактически на 10 лет затянуло ее выход из послевоенного социально-экономического хаоса и породило массовую безработицу населения.

В первые годы XXI века эта блокада стала изживать себя, постепенно превращаясь в формальность, но официально она была полностью снята Россией лишь 6 марта 2008 года. Только с 2003—2004 годов начинается возрождение экономики Абхазии, устанавливается товарообмен между российскими и абхазскими предприятиями, увеличивается массовый российский туризм в летний сезон, создающий, в свою очередь, спрос на сельскохозяйственную продукцию, стимулирующий ремонт и строительство жилья и дорог, благоустройство прибрежных городов и поселков, развитие транспорта и т.п. Тогда же Россия разрешила переходить в российское гражданство жителям Абхазии, и к середине 2005 года эту возможность использовало абсолютное большинство (более 80%) ее постоянного населения12.

Все эти перипетии не могли не сказаться самым серьезным образом на абсолютной численности, относительной доле в общем населении и на расселении основных народов Абхазии: абхазов, грузин, армян, русских, украинцев и греков.

Изменения численности основных народов Абхазии в 1990-х годах

Оценивая достоверность статистических сведений, получаемых в ходе переписи населения, следует понимать, что она в принципе не может быть абсолютной. Выраженные ниже сомнения в точности проведенного в Абхазии в 2003 году учета населения ни в коей мере не должны восприниматься как критика властей или проводивших эту фактическую перепись населения экспертов.

Наряду с данными "Учета населения" Абхазии в 2003 году, о которых речь пойдет ниже, имеются и экспертные оценки, представляющие существенно иную этнодемографическую картину13. По мнению А. Анкваба, ставшего в 2004 году премьер-министром Абхазии, здесь проживало всего около 225 тыс. чел., включая примерно 65 тыс. абхазов и около 60 тыс. грузин только в Галском районе, тогда как еще около 40 тыс. абхазов были вынуждены выехать из республики после войны в Россию из-за экономической разрухи и безработицы14. Однако российская статистика определяла численность абхазов, находившихся в пределах Российской Федерации в моменты проведения переписей населения, следующим образом: 1989 год — 7 239 чел.15, 2002-й — 11 366 чел.16 Таким образом, с формальной точки зрения численность абхазов в России в 1990-х годах выросла примерно на 4 тыс. чел., хотя в реальности, скорее всего, намного больше (возможно, даже в несколько раз), так как многие из вновь прибывших довольно долго оставались на положении нелегальных мигрантов.

Однако трудно все же поверить, что реальный прирост мог бы приблизиться к 40 тыс. чел., как это должно было бы следовать из приведенного выше заявления А. Анкваба. Видимо, численность абхазов в Абхазии он несколько занизил, а масштабы их выезда в Россию явно завысил, так как оппозиция в то время активно обвиняла власть в сохраняющейся очень тяжелой социально-экономической ситуации, провоцирующей массовый выезд жителей республики на работу в Россию.

Кроме того, летом 2005 года в абхазской прессе выступил А. Ващенко, хорошо известный своими высказываниями в СМИ в поддержку Абхазии и Южной Осетии и являвшийся помощником В. Алксниса, бывшего в то время депутатом Государственной Думы Российской Федерации. По его словам, в комитетах Думы имеются якобы достаточно обоснованные данные о том, что в Абхазии проживают примерно 64 тыс. абхазов, около 20 тыс. русских и 75 тыс. грузин (включая 3 тыс. чел. в Абхазской Сванетии), тогда как количество абхазов на территории Российской Федерации составляет порядка 30 тыс. чел.17 Видимо, и в этом случае российские эксперты довольно некритично подошли к оценкам, высказанным абхазскими оппозиционерами в пылу острейшей политической борьбы 2004 года, и вслед за ними занизили численность абхазов.

Наконец, известный российский эксперт по Кавказу заявил, что в самом конце 1990-х годов В. Ардзинба, президент Абхазии, определял численность грузинского населения в Галском районе в 60 тыс. чел., а Э. Шеварднадзе, президент Грузии, — в 55 тыс. чел. Видимо, речь шла о территории в старых границах этого района, ибо после создания в послевоенной Абхазии Ткуарчалского района и перевода части селений в Очамчырский район в пределах Галского района осталось всего около 37% его довоенной территории18.

Материалы официального учета населения 2003 года дают существенно иную картину (см. табл. 1). Однако имеются веские основания предположить, что и в данном случае (в силу опять-таки политических причин) присутствует, напротив, завышенная оценка численности абхазов в республике и явно заниженная — грузин. Вместе с тем весьма существенную роль, как будет показано ниже, в завышении численности абхазов играют объективные обстоятельства, затрудняющие их перепись или текущий учет.

Таблица 1

Изменения этнического состава и численности населения Абхазии в 1989—2003 годах

В данном случае вызывает сомнение численность грузин в 2003 году, так как если принять эти данные на веру, то получается, что на территории Галского и прилегающих к нему частей Очамчырского и Ткуарчалского районов их насчитывается всего около 40 тыс. Хотя все приводившиеся выше оценки гораздо выше — 55—60 тыс. чел. и более, вплоть до 65—70 тыс. С другой стороны, можно считать достаточно точными сведения о грузинской части населения г. Сухума, Гагрского, Гудаутского, Сухумского и Гулрыпшского районов, а это в сумме составляет примерно 4 700 чел. в 2003 году22.

Таким образом, с учетом приведенных выше экспертных оценок можно предполагать, что в Абхазии из почти 240 тыс. грузин в действительности осталось около 65 тыс., подавляющее большинство которых проживает в Галском районе, где составляет около 99% населения, а также в селах, входивших в этот район в советский период, и в прилегающих частях Очамчырского и Ткуарчалского районов. Видимо, занижение численности грузин в Абхазии обусловлено в основном политическими соображениями, но отчасти и ситуацией в Галском районе, многие жители которого тайно получили гражданство Грузии и до осени 2008 года часто переходили туда с торгово-коммерческими целями. Достаточно крупные по численности группы грузин, в основном женщины и лица старшего возраста, сохранились также в городах Сухум и Гагра. В большинстве абхазских селений также имеется по несколько грузин, проживающих в абхазских семьях в результате бывших широко распространенными в советский период межэтнических браков.

Не менее дискуссионны и данные учета населения Абхазии, касающиеся численности абхазов в 2003 году. На фоне заметных потерь населения в годы войны23, резкого падения рождаемости24 и выезда части абхазов в Россию не вызывают полного доверия сведения о якобы имевшем место небольшом приросте численности абхазов республики. Так что весьма условно его реальную численность можно оценить на тот год примерно в 70—75 тыс. чел., считая, что еще около 15—20 тыс. абхазов ныне проживают в России, из которых около 8—12 тыс. чел. прибыли из Абхазии в рассматриваемый период времени.

Изменения в расселении основных народов Абхазии в 1990-х — начале 2000-х годов

Расселение населения в Абхазии изменилось весьма существенно, так как более чем двукратное уменьшение их численности сопровождалось еще более значительным снижением общего количества городских жителей (см. табл. 2), причем только за счет грузин, русских, украинцев, греков и представителей некоторых других этнических групп. Лишь в Ткуарчале, расположенном в горах промышленном центре, отмечалось значительное, почти в два раза, снижение численности и абхазской части его жителей.

Таблица 2

Динамика численности населения городов Абхазии в 1991—2003 годах

Серьезные изменения произошли и с сельским населением: за счет ухода грузин были окончательно заброшены многие селения за пределами территории бывшего Галского района. В прибрежной полосе к югу от Сухума, особенно от устья реки Кодор до Очамчыры, еще перед войной представлявшей собой зону практически сплошной застройки вдоль железной и шоссейной дорог, где отдельные села непосредственно граничили друг с другом, практически не осталось жителей.

Итак, расселение абхазов значительно изменилось по ряду причин: массовое переселение в города Сухум, Гагра и, отчасти, Гудаута; переселение в некоторые прибрежные поселки городского типа и села Гагрского и Гудаутского, Гулрыпшского районов; уход из наиболее отдаленных, периферийных частей горных селений27.

Урбанизация абхазов, ускоренно протекавшая в середине 1990-х годов, привела к росту их численности в 1989—2003 годах в Сухуме — на 65%, в Гагре и прибрежных поселках городского типа, в которых проживает 2/3 населения этого района, — на 44%. С другой стороны, в связи с этим процессом заметно уменьшилась численность абхазов в преимущественно сельских по составу населения в Гудаутском (на 10%) и, особенно, в Очамчырском (на 32%) районах. Отмеченное переселение в приморские села и поселки городского типа привело также к росту численности абхазов в Гулрыпшском районе на 277%28, поскольку ранее там проживали лишь единичные абхазские семьи или члены полиэтничных семей. Абхазские эксперты тоже отмечают, что "наряду с переездом в город также активизировался отток жителей из горных и предгорных абхазских сел в приморские селения и поселки (например, из с. Арасадзых в с. Уарча, Дранда, поселок городского типа Агудзера), где ранее абхазов было очень мало"29.

По данным учета населения 2003 года можно предположить, что немногим более половины абхазов проживают теперь в городах30, тогда как в 1970-м уровень их урбанизации составлял всего 11,4%31 и достаточно медленно повышался вплоть до 1989 года. По ряду косвенных признаков можно определить, как именно росла урбанизированность абхазов. Например, доля проживающих в Сухуме, абсолютно доминирующем городском центре Абхазии32, составляла среди них в 1970 году 10%, в 1979-м — 13%, в 1989-м — 16%, в 2003-м — 26%33. Аналогичным образом доля абхазов, проживающих в урбанизированном по меркам Абхазии Гагрском районе, выросла в 1989—2003 годах с 7% до 11%, а оставшаяся часть абхазов-горожан — жители Гудауты, Ткуарчала и приморских поселков городского типа Гудаутского и Гулрыпшского районов.

Еще одним, но тоже косвенным аргументом в пользу вывода о превышении среди абхазов численности городского населения над сельским служат данные учета населения 2003 года о том, что горожане составляют 44,9% жителей Абхазии34. Ведь грузинская часть населения Абхазии, согласно тому же источнику, составляет около 20% жителей республики, но из них 89% проживают в Галском, Ткуарчалском и Очамчырском районах, уровень урбанизации которых составляет соответственно 24%, 32% и 19%, и лишь город Гал заселен грузинами. Таким образом, ныне явное большинство грузин Абхазии — сельские жители, и именно это определяет сохраняющееся общее превышение численности сельского населения над городским в республике.

Однако не следует забывать условность всех этих расчетов по состоянию на 2003 год из-за весьма вероятного завышения численности абхазов и занижения количества грузин в материалах учета населения, о чем было сказано выше.

Итак, в середине — второй половине 1990-х годов урбанизация абхазов носила поистине взрывной характер, но, даже став городскими жителями, они все еще остались очень тесно связанными со своими родовыми селениями35. Причины ускоренной урбанизации были многообразными — сказались эффект появившейся в ходе и сразу после абхазо-грузинской войны возможности захватить в городах брошенные бежавшими грузинами и горожанами других нетитульных этнических групп дома и квартиры, а также стремление абхазов молодого и среднего возраста осесть в центрах социально-экономической жизни, где можно было иногда получить работу по найму и хоть что-то заработать в экономически весьма тяжелый период середины — конца 1990-х годов. Даже сам факт исчезновения в войну 1992—1993 годов бытовавших в позднее советское время строгих ограничений на прописку в городах и острой конкуренции за получение права на городскую прописку с представителями грузинской и других основных этнических групп населения Советской Абхазии тоже стал своеобразным стимулом к послевоенной урбанизации. Кроме того, многие из абхазов, перебравшихся после войны в такие города и приморские поселки городского типа, как Гагра, Пицунда, Новый Афон, Цандрыпш (бывший Гантиади), Сухум, Гудаута и т.д., также вполне обоснованно надеялись, что рано или поздно в республике возродится массовый российский туризм и тогда городские дома и квартиры снова станут важным источником доходов в курортный сезон, что в итоге и произошло менее чем через 10 лет после их переселения.

Однако эта ускоренная и отчасти в какой-то мере "искусственная" урбанизация 1990-х годов породила еще один феномен, вероятно уникальный именно для современной Абхазии. В этой связи можно даже говорить об особом состоянии "полуурбанизации" абхазов, при котором грань между городскими и сельскими жителями крайне размыта и условна, поскольку многие люди, имеющие основное жилье в городе, большую или очень значительную часть своих трудозатрат вкладывают в сельское хозяйство на усадьбах близких родственников и именно там получают соответствующую часть своих доходов. В Джгерде Очамчырского района и в Хуапе Гудаутского района такие люди составляли соответственно 12% и 9% от официальной численности трудоспособного населения этих селений36, не входя, естественно, в их число. Необходимо подчеркнуть, что в указанных случаях речь идет не просто о родственниках сельских жителей, которые периодически приезжают к ним в село из города и при этом эпизодически помогают по хозяйству. Последних в Джгерде или Хуапе, как и в любом другом абхазском селении, неизмеримо больше, ибо практически все городские абхазы очень тесно связаны со своими родовыми селами и остающимися в них родственниками. Но в данном случае названные выше люди именно работают в сельском хозяйстве на постоянной основе и получают от него существенную или наибольшую часть своих личных доходов, проживают значительную часть года у деревенских родственников, хотя при этом официально числятся горожанами, прописанными в Сухуме, Гудауте или Очамчыре.

С другой стороны, как и в других регионах продолжающейся урбанизации, значительное количество сельских жителей Абхазии фактически уже большую часть времени проводит в городе и именно там они имеют основную работу и главный либо весомый источник доходов, а сельским хозяйством на своей усадьбе занимаются преимущественно с целью производства продуктов питания для семьи. Такие люди, составляющие 8% трудоспособного населения в Джгерде и 7% — в Хуапе, реально работают и существенную часть времени живут в городах, а в селе приусадебным хозяйством с целью получения от него денежных доходов практически не занимаются, но зарегистрированы они при этом в своих селах.

В результате в ходе переписи населения такие лица, как в первом (формально горожане, которые регулярно живут в селе у родственников и работают на их участке земли), так и во втором случае (формально сельчане, но работающие и в основном живущие в городе), могут учитываться дважды — по месту формальной регистрации и по реальному месту проживания, то есть и в городе, и в деревне. Именно отсюда и вырастает проблема завышения численности абхазов в Абхазии. Возможно, что-то похожее может иногда иметь место и с жителями некоторых армянских селений, но в гораздо меньшем масштабе. С другой стороны, этот феномен не затронул русских и грузин Абхазии — первых после войны 1992—1993 годов почти не осталось в селах, а сельские грузины уже не могли конкурировать с абхазами за овладение брошенным жильем и остро дефицитными рабочими местами в городах и приморских поселках.

Наконец, в самые последние годы благодаря развитию российского туризма и высокому сезонному спросу на рабочие руки в приморской курортной зоне Абхазии (от Гагры до Сухума) значительная часть жителей, особенно из отдаленных горных селений, превратилась во временных трудовых мигрантов. Так, из вышеупомянутого Хуапа на заработки в приморскую зону регулярно выезжают около 10% трудоспособного населения села, а из Калдахуары — примерно 8% всего населения. Эти люди весь курортный сезон (не менее трех месяцев, то есть в июле — сентябре, а иногда и дольше, то есть с середины июня до начала октября) живут и работают в приморских городах и поселках вдали от дома, лишь изредка навещая родных. В конечном счете многие из них окончательно оседают в городе.

Отток жителей из абхазского села в города после войны 1992—1993 годов был достаточно массовым, что подтверждается и данными (см. табл. 3).

Таблица 3

Количество и доля абхазских хозяйств, заброшенных в селах после войны 1992—1993 годов

Анализируя данные табл. 3, необходимо учесть, что в нее, естественно, вообще не вошли сведения о тех грузинских (в большинстве мегрельских) хозяйствах, откуда люди бежали во время войны, бросив свои дома и усадьбы. Но какая-то часть грузин, преимущественно пожилых, осталась в этих (и многих других) селах, поэтому их хозяйства, как и немногочисленные хозяйства турок (Джгерда), отдельные хозяйства армян или русских (Дурипш, Калдахуара), тоже включены в соответствующую графу табл. 3. Разумеется, в эту же графу входит и довольно заметное количество этнически смешанных хозяйств (прежде всего абхазо-грузинских, а также абхазо-турецких, абхазо-армянских, абхазо-русских и других).

Однако в последние годы наблюдался не только ускоренный отток абхазов в города. Одновременно шел и процесс концентрации жителей отдельных селений в их центральных или иных лучше обеспеченных дорогами и транспортным обслуживанием частях. Вообще для абхазов традиционно характерно весьма разбросанное расселение, когда на обширной территории, считающейся ныне официально одним селением, отдельные дома или группы домов родственников перемежаются горными ручьями и реками, заросшими лесом оврагами, участками полей, садов или плантаций. Иногда бывает, что традиционная абхазская деревня с населением в несколько сотен человек может протянуться на десяток километров. Такова, например, широко раскинувшаяся в низкогорьях и на предгорной равнине Джгерда, соединенная асфальтированной дорогой длинной около 15—20 км с приморской автотрассой Сухум — Очамчыра.

К сожалению, подробную характеристику изменений в расселении других этнических групп населения Абхазии в настоящее время дать невозможно в силу двух причин: во-первых, нет соответствующих опубликованных материалов, во-вторых, в ходе наших экспедиций изучались только сельские абхазы. Поэтому можно сделать лишь несколько выводов самого общего характера.

Как было сказано выше о грузинах, очень резко уменьшилась их численность в крупнейших городах (Сухум, Гагра), а на основной части сельских районов на севере и в центре республики из них остались лишь единицы в составе этнически смешанных семей или редкие семьи пожилых людей. Исключением является юг Абхазии — Галский район и территории, отошедшие от него в состав Очамчырского и Ткуарчалского районов, где и ныне абсолютно преобладает грузины (как правило, мегрелы), живущее в практически моноэтничных селах и городе Гал.

Армянское и русское население было вынуждено почти полностью покинуть значительную часть приморской полосы в окрестностях Сухума и, особенно, к югу от него из-за очень сильных разрушений этих поселков в ходе войны, но в значительной части сохранилось в Гагрском районе и в Гудауте и ее окрестностях. В условиях Абхазии украинцы почти не отделяют себя от русских, и их расселение изменялось аналогичным образом. Из Сухума в Россию выехали большинство русских и многие армяне, но часть сельских армян перебралась в этот город после войны. Как и абхазы, армяне покинули многие отдаленные горные селения, передвинувшись ближе к границе России в поселки Гагрского района или в Сухум и его пригородные села. Например, большинство жителей села Атара Армянская из Очамчырского района переехали в Гагрский район к российской границе по реке Псоу.

Греческая часть населения почти полностью покинула Абхазию, в том числе сельские районы к северу от Сухума и сам город Сухум, в республике остались в основном лишь члены этнически смешанных семей, например, в селении Калдахуара.

Заключение

Есть все основания считать, что в 2010 году в Абхазии будет проведена полноценная перепись населения, которая, несомненно, даст существенно более точные сведения об этническом составе и расселении местных жителей. Однако даже если в этом близком будущем политические соображения не будут более довлеть над специалистами, проводящими перепись и обрабатывающими ее материалы, все равно они вновь столкнутся со сложнейшей научной и практической проблемой: как корректно определить численность городского и сельского населения Абхазии в условиях, когда многие абхазы, по сути, живут одновременно и в селе, и в городе. Вероятно, все же не удастся полностью избежать некоторого искусственного завышения численности абхазов в Абхазии в силу именно этой объективной причины, обусловленной незавершенностью процессов урбанизации абхазской части жителей республики.

Сам по себе вопрос об их этнодемографической структуре, абсолютной и относительной численности основных этнических групп приобрел в современной Абхазии резко выраженный политизированный характер. До недавнего времени в структурах власти преобладали абхазы. Но как долго они смогут удерживать всю полноту политической власти в условиях демократических выборов и отсутствия непосредственной военной угрозы, представители каких этнических групп, когда и в какой мере смогут разделить с ними эту власть, к чему может привести республику подобное развитие событий — в нынешних условиях Абхазии все эти вопросы имеют поистине взрывоопасный характер.


1 Об этническом составе населения всех республик СССР см., например: Yamskov A.N. The "New Minorities" in Post-Soviet States: Linguistic Orientations and Political Conflict // Cultural Survival Quarterly, 1994, Vol. 18, No. 2—3. Р. 58—61. к тексту
2 Полевые работы в форме коллективных экспедиций (длительностью около месяца каждая) проводились совместно с Абхазским институтом гуманитарных исследований (АбИГИ) имени Д.И. Гулиа Академии наук Республики Абхазия (г. Сухум). Выезд Н.А. Дубовой и А.Н. Ямскова в 2003 году финансировался из бюджета ИЭА РАН, экспедиция его сотрудников и АбИГИ в 2004-м — по проекту Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) № 04-01-18033е "Современная сельская Абхазия: социально-культурные и медико-демографические проблемы" (руководитель — Н.А. Дубова), экспедиции 2005 и 2006 годов — по проекту РГНФ № 05-01-01069а "Медико-антропологические и демографические последствия социально-культурных изменений конца 1980-х — начала 2000-х гг. в сельской Абхазии" (руководитель — А.Н. Ямсков). к тексту
3 Об этом подробнее см.: Ямсков А.Н. Тревожное будущее "республик свободных" // Общественные науки и современность, 1991, № 4. С. 89—100. к тексту
4 Здесь и далее топонимы приведены в соответствии с правилами Республики Абхазия по отображению абхазских названий в печатных изданиях на русском языке (см.: Республика Абхазия. (Карта. М 1:200000). Сухум: Алашара, 1997.) к тексту
5 См.: Пачулиа В., Ачугба Т. Абхазия на рубеже XX—XXI веков. В кн.: Абхазы / Отв. ред. Ю.Д. Анчабадзе, Ю.Г. Аргун. М.: Наука, 2007. С. 97—98. к тексту
6 О взглядах автора на основные причины этнических конфликтов в этом регионе см.: Yamskov A.N. Ethnic Conflict in the Transcaucasus: The Case of Nagorno-Karabakh // Theory and Society, 1991, Vol. 20, No. 5. Р. 631—660. к тексту
7 См.: Ачугба Т., Хашба А. Этнодемографическая характеристика и география расселения В кн.: Абхазы. С. 54. к тексту
8 См.: Ценою жизни отстояв Отчизну // Республика Абхазия, 12—13 августа 2006, № 90. С. 1—2. к тексту
9 Об этом см.: Мукомель В.И. Вооруженные межнациональные и региональные конфликты: людские потери, экономический ущерб и социальные последствия. В кн.: Идентичность и конфликт в постсоветских государствах / Под ред. М. Олкотт, В. Тишкова, А. Малашенко. М.: Московский Центр Карнеги, 1997. С. 301. к тексту
10 См.: Мукомель В.И. Указ. соч. С. 302. к тексту
11 См.: Ващенко А. Грузия готовится к прыжку // Эхо Абхазии, 16 августа 2005, № 33. С. 2. к тексту
12 Например, президент Абхазии С.В. Багапш оценил долю жителей республики, имеющих российские паспорта, в 80—82% всего взрослого населения, и еще 7—8 тыс. чел. летом 2005 года находились в процессе оформления гражданства Российской Федерации (см.: Интервью президента РА С.В. Багапша информационному агентству "Интерфакс" // Форум, 22 августа 2005. С. 3). к тексту
13 Они были представлены и проанализированы автором этих строк в совместной публикации (см.: Дубова Н.А., Ямсков А.Н. Социально-демографические особенности абхазских популяций в долгожительских селениях. В кн.: Современная сельская Абхазия: социально-этнографические и антропологические исследования / Под ред. Н.А. Дубовой, В.И. Козлова, А.Н. Ямскова. М.: ИЭА РАН, 2006. С. 40—41). к тексту
14 См.: Шария В. Александр Анкваб выступает на авансцену. Заметки с IV Съезда ОПД "Айтайра" (Возрождение) // Эхо Абхазии, 10 августа 2004. С. 7. к тексту
15 См.: Этноязыковая ситуация у народов Российской Федерации (по данным переписи населения 1989) (таблица). В кн.: Народы России: Энциклопедия / Гл. ред. В.А. Тишков. М.: Изд. "Большая Российская Энциклопедия", 1994. С. 441. к тексту
16 См.: Всероссийская перепись населения 2002 года. Т. 4. Национальный состав и владение языками, гражданство. Ч. 1. Национальный состав населения [www.perepis2002.ru/ct/html/TOM_04_01.htm]. к тексту
17 См.: Ващенко А. Указ. соч. С. 2. к тексту
18 См.: Маркедонов С. Непризнанную Абхазию признают // Чегемская правда, 9 августа 2005, № 30. С. 6. к тексту
19 См.: Распределение населения Абхазской АССР по наиболее многочисленным национальностям и языку. В кн.: Национальный состав населения СССР по данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. М.: изд. "Финансы и статистика", 1991. С. 116—117. к тексту
20 См.: Национальный состав наличного населения по данным учета населения 2003 года. В кн.: Абхазия в цифрах. Сухум: Управление государственной статистики Республики Абхазия, 2005. С. 15. к тексту
21 В данном случае были учтены 40 443 чел. "грузин" и 3 598 чел. "мингрелов", но эти показатели объединены автором в данной таблице. В действительности большинство грузин Абхазии — мегрелы, например, весь Галский район ныне заселен ими, однако лишь небольшая их часть считает необходимым обозначать себя именно мегрелами, а не грузинами. Как и сваны, мегрелы являются субэтнической группой грузин, близкой к ним по языку и культуре, но при этом их язык непонятен для собственно грузин. В 1926 году, когда перепись населения проводилась максимально подробно с точки зрения фиксации этнической и языковой принадлежности, а среди преимущественно крестьянского населения Абхазии идеи общегрузинского единства еще не приобрели современного массового распространения, численность мегрелов в Абхазии более чем в четыре раза превышала количество тех, кто тогда называл себя грузинами, а все они (вместе с родственными сванами) насчитывали 67 500 чел., или 31,8% населения республики (см.: Ачугба Т., Хашба А. Указ. соч. С. 53). к тексту
22 Здесь и далее сведения на 2003 год взяты из: Национальный состав наличного населения, по данным учета населения 2003 года. С. 14—15. к тексту
23 Например, в абхазских селениях Джгерда и Члоу Очамчырского района и Дурипш Гудаутского района Н.А. Дубова определила потери мужчин трудоспособного возраста в войне 1992—1993 годов и в последующих боевых действиях примерно в 10—15% этой возрастной группы (об этом подробнее см.: Дубова Н.А., Ямсков А.Н. Указ. соч. С. 45). к тексту
24 Как образно сказала об абхазах известный демограф, "далеко уступая развитым странам по уровню социально-экономического развития… мы быстро переняли у них особенности воспроизводства населения", то есть низкую рождаемость и в некоторых селениях депопуляцию (см.: Шамба Р.П. Особенности динамики и половозрастной структуры сельского населения Гудаутского района // Кавказ: история, культура, традиции, языки. По материалам Международной научной конференции, посвященной 75-летию Абхазского института гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа АНА 28—31 мая 2001 / Под ред. В.Ш. Авидзбы. Сухум: АбИГИ, 2003. С. 354). к тексту
25 По данным соответствующих справочных статей см.: Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., переработанное и дополненное / Гл. ред. А.М. Прохоров. М.: Изд. "Большая Российская энциклопедия", 1997. С. 241, 246, 318, 864, 1167, 1206. к тексту
26 Округленные автором данные из таблицы: Численность наличного населения по г. Сухум и районам по данным учета населения 2003 года. В кн.: Абхазия в цифрах… С. 14. к тексту
27 См. подготовленный автором раздел в работе: Дубова Н.А., Ямсков А.Н. Указ. соч. С. 47. к тексту
28 Расчеты автора по данным, приводимым в работе: Ачугба Т., Хашба А. Указ. соч. С. 54. к тексту
29 Там же. С. 55. к тексту
30 Вывод автора на основе сопоставления сведений из таблиц (см.: Численность наличного населения… С. 14; Национальный состав наличного населения… С. 15). к тексту
31 См.: Ачугба Т., Хашба А. Указ. соч. С. 53. к тексту
32 Об уникальном положении Сухума в системе городов Абхазии см. подробнее: Барцыц Л. Национальная география Абхазии. Современное состояние, проблемы и перспективы ее развития. Сухум, 2004. С. 103. к тексту
33 Расчеты автора по данным, приводимым в работе: Ачугба Т., Хашба А. Указ. соч. С. 54. к тексту
34 См.: Численность наличного населения [таблица]. С. 13. к тексту
35 Об этом также см.: Канделаки Д.А., Хашба А.Ш. Трансформация половозрастной структуры сельских абхазов в постсоветский период. В кн.: Современная сельская Абхазия: социально-этнографические и антропологические исследования. С. 78—79. к тексту
36 Об этом подробнее см.: Ямсков А.Н. Экономическое положение и социально-демографические особенности сельских абхазов. В кн.: Этническая экология: народы и их культуры / Под ред. Н.А.Дубовой, Л.Т. Соловьевой. М.: ИЭА РАН, 2008. С. 151. к тексту
37 Минимальная оценка, так как всего в Калдахуаре было заброшено 16 домохозяйств. Точную долю среди них абхазских хозяйств установить не удалось. Но в девяти из них у главы семьи была исконно абхазская фамилия. Впрочем, поскольку у многих абхазов фамилии ныне звучат аналогично мегрельским, то, скорее всего, общее количество покинутых абхазских хозяйств в Калдахуаре намного больше девяти. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL