Судаба ЗЕЙНАЛОВА


Судаба Зейналова, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории им. А.А. Бакиханова Национальной академии наук Азербайджана (Баку, Азербайджан).


ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ НА КАВКАЗЕ: ФОРМИРОВАНИЕ ЕВРОПЕЙСКИХ ЭТНИЧЕСКИХ ОБЩИН (XIX — НАЧАЛО ХХ ВВ.)

РЕЗЮМЕ

В статье рассматривается ряд вопросов, связанных с причинами и процессом проведения царизмом переселенческой политики, в результате которой имели место значительные изменения в этнодемографической структуре Кавказа в XIX — начале ХХ веков. Автор уделяет внимание проблеме переселения и формирования в регионе этнических общин европейских — славянских, германских, романских, греческого, балтийских, финно-угорских — народов. На основе статистических материалов и данных переписей показана динамика количественных показателей европейских общин на Кавказе в рассматриваемый период.

Введение

Кавказ — один из чрезвычайно многообразных в культурном отношении мировых регионов. Расположенный на стыке Запада и Востока, Кавказ является весьма интересным геополитически регионом с богатым историческим прошлым и довольно пестрой и разнородной этнической картой. При всех возникавших и возникающих противоречиях здесь веками складывалось взаимодействие различных этнических культур, составляющих особый феномен культуры Кавказа. На протяжении веков Кавказ, как регион с богатыми природными ресурсами, историческим и культурным наследием, этнографическим разнообразием, привлекал пристальное внимание европейцев. Об этом свидетельствуют сообщения многих европейских путешественников, оставивших интересные сведения о жизни края и его населении. В конце XVIII—XIX веках наблюдалось массовое переселение на Кавказ представителей европейских народов. Благодаря существовавшим в регионе условиям для социально-экономического развития, сохранения этнокультурной идентичности, этнокультурных ценностей и этнографических особенностей, на протяжении XIX — начала ХХ веков там формировались европейские этнические диаспоры.

Переселенческая политика российского царизма и ее влияние на изменения этнической карты Кавказа

Завоевание Кавказа Российской империей положило начало новым этносоциальным процессам и изменениям в этнической структуре региона. На протяжении XIX — начала XX веков на Кавказе происходили широкомасштабные миграционные процессы, массовые переселения некоренного инородного населения как из-за рубежа, так и из внутренних губерний Российской империи. История миграций на Кавказе — это сложный комплексный процесс, который формировался под влиянием военно-политических, социально-экономических, национально-культурных, конфессиональных и иных причин, действовавших изолированно или в различном сочетании. Миграционные процессы на Кавказе в XIX веке носили, прежде всего, целенаправленный характер — как принудительный, так и добровольный — в рамках переселенческой политики царизма. С другой стороны, здесь имели место и стихийные миграции, происходившие во второй половине XIX века в связи с экономическим развитием, промышленным ростом края.

В осуществление переселенческой политики российского царизма был вовлечен широкий круг политических сил, социальных и этнических групп. Однако общим принципом и главной задачей, стратегией колонизационной политики царизма было укрепление русского присутствия в регионе, прочная привязка Кавказа к России. Во главе угла царской переселенческой политики стояло политическое и экономическое подчинение Кавказа как новозавоеванного и непокорного региона. Основной целью колонизации являлось создание прочной этносоциальной опоры путем поселения среди массы местного населения групп инородного, пришлого населения и тем самым установление идеологического контроля и хозяйственное освоение края, а также обустройство малоземельных и безземельных крестьян из центральных губерний Российской империи.

Имперскую колонизацию Кавказа нельзя считать сугубо русской в этническом смысле. "Русская колонизационная политика ввела в состав кавказского населения европейских и неевропейских переселенцев не русского племени"1. Царское правительство проводило гибкую политику колонизации, вовлекая в нее огромную массу не только российского населения, но и "инородцев", как уже проживающих в России, так иммигрирующих в нее из других стран. Законодательная база такой привилегированной иммиграции начала формироваться в 1762 году; первый документ — манифест Екатерины II, в котором иностранцы приглашались к переселению в степные районы России. В 1763 году в новом манифесте были определены условия их переезда в страну, в частности предусматривались льготы: переезд за счет российского правительства, свободный выбор места поселения, "свободное отправление веры", освобождение на 30 лет от податей, налогов и обязательных государственных повинностей, беспроцентная ссуда на строительство домов, приобретение скота, инвентаря с выплатой через 10 лет, освобождение от рекрутской повинности и т.д. Указанные льготы распространялись не только на переселенцев, но и на их потомков2. В результате в палитре имперского освоения региона присутствовали многие этносы: немцы, греки, поляки, эстонцы, молдаване, чехи, болгары, литовцы, латыши и другие.

С образованием Кавказского наместничества царизм приступил к колонизации края. В Предкавказье миграции в значительных масштабах происходили уже с середины XVIII века, на Северном Кавказе — с последней четверти XVIII века. В первой половине XIX века заселение степного Предкавказья русскими и украинскими поселенцами стало еще активнее. Земли заселялись в основном казачеством различных категорий. В частности, с конца XVIII века в Прикубанье начали формироваться русская и украинская этнические группы, основу которых заложили запорожские и донские казаки, переселенные сюда для несения пограничной службы и освоения степей, которые с течением времени заполнялись новыми выходцами из южнорусских губерний, Украины. Происходила и колонизация земель иностранцами. В XIX веке здесь появились общины переселенных греков, немцев и представителей других европейских народов, возникли иностранные поселения, получившие статус колоний3. (Как отмечено в "Большой энциклопедии": "Колониями называются связанные и не связанные с метрополией поселения — особенно такие, жители которых (колонисты с латинск. colonus, "хлебопашец, поселенец") либо благодаря покровительству и защите метрополии, либо в силу условий социальной жизни, сохранили особенности, нравы и обычаи своей национальности"4.) Пришлое население отмечалось как иногороднее, то есть лица невойскового сословия, которым в 1867 году было позволено селиться и приобретать собственность на землях казачьих войск, что способствовало увеличению миграционного потока на Кавказ5. Таким образом, в результате миграций на Кавказе появились новая социальная и этноконфессиональная прослойка — иногородние, имеющие и не имеющие оседлость.

К началу ХХ века в регионе наряду с коренными народами проживали представители более чем 20 национальностей, чья основная область расселения находилась за пределами Кавказа. Время, причины и обстоятельства появления этих народов на Кавказе были различны. Различен был и характер переселений, которые можно разделить на две группы: 1) миграционные движения, направлявшиеся и осуществлявшиеся государством; 2) стихийные миграции, при которых переселялись преимущественно небольшие по численности группы, семьи6.

Переселенческую политику царизма можно условно разделить на несколько этапов. В конце XVIII — первой половине XIX века проводилось массовое и целенаправленное переселение на Кавказ русского, украинского населения, немецких колонистов, греческих переселенцев, польских военнослужащих и ссыльных. Во второй половине — конце XIX века, после крестьянской реформы, переселение различных этнических общин приняло отчасти стихийный и добровольный характер при поддержке и поощрении царского правительства. В этот период в связи с экономическим, хозяйственно-промышленным развитием региона началось массовое переселение малоземельного русского крестьянства из центральных губерний России, а также немецких колонистов, эстонских, молдавских, чешских, болгарских крестьян и др. В этот период в связи с промышленным бумом увеличился приток в города Кавказа переселенцев европейского происхождения, среди которых было немало рабочих, служащих, специалистов различных отраслей, предпринимателей и др.

В начале XIX века властями было проведено массовое переселение на Кавказ представителей различных этнических групп. К примеру, в 1809—1811 годах в регион Черноморья было переселено 41 534 лица обоего пола, в 1821—1825 годах еще 48 382 лица, в 1848 году — 14 347 лиц, по большей части выходцев из Черниговской, Полтавской и других внутренних губерний России. В 1862—1864 годах происходило массовое заселение Закубанского края переселенцами, в эти годы здесь было расселено 14 396 семейств7.

К середине XIX века в этнической ситуации на Северном Кавказе проявлялось несколько тенденций. Прежде всего необходимо отметить этнодемографические изменения, происходившие в ходе Кавказской войны в северо-западных и северо-восточных районах края, в частности переселение части горских народов в Турцию. Изменения, обусловленные проведением различного рода реформ, непосредственно повлияли на миграционные процессы среди северокавказских народов. С другой стороны, одним из важнейших факторов, влиявших на изменения в этнодемографической структуре региона, были массовые переселения на Северный Кавказ различных национальных групп. Часть этих переселений осуществлялась в широких масштабах в рамках переселенческой политики царизма, а часть происходила независимо от этой политики под воздействием социально-экономических и политических факторов, но всячески поддерживалась государственным аппаратом. Кавказская война внесла большие изменения в картину расселения народов Северного Кавказа. Происходившие во время Кавказской войны и после ее окончания в 1858—1865 годах массовые переселения северокавказских горцев в Турцию изменили этническую карту тех районов Кавказа, откуда происходили наиболее массовые волны эмиграции. Эмиграция коренных народов и приток иногородних переселенцев определили численность, удельный вес и ареалы расселения этносов Северного Кавказа. К концу 1860-х годов опустела горная полоса Черкесии, а предгорья были заняты казачьими станицами. После ухода части адыгов, абазин и убыхов в Турцию опустели и некоторые земли по Черноморскому побережью Кавказа почти до реки Бзыби. В эти районы со второй половины 1860-х — начала 1870-х годов царское правительство начинает поселять русских, украинцев, греков, чехов, молдаван, эстонцев, армян и др. К 1880-м годам здесь проживало 10,7 тыс. русских, 2,3 тыс. греков, 1,0 тыс. армян, около 1,0 тыс. чехов, 0,3 тыс. эстонцев8. По мнению исследователя В.М. Кабузана, в 1860-х годах отмечалось сокращение народонаселения региона вследствие эмиграции около 500 тыс. чел. коренных жителей. Наиболее существенно повысилась доля русских (с 16,5% в 1858 году до 30,5% в 1867 г.) и украинцев (соответственно с 18,2 до 23,3% общего народонаселения). Отмечается также прирост удельного веса армян (с 0,8 до 1,1%), немцев (с 0,1 до 0,3%) и евреев (с 0,1 до 0,5%). В то же время из-за оттока за рубеж понижается процент и численность некоторых коренных этносов региона, в частности адыгов, ногайцев, чеченцев, карачаевцев9.

После завоевания Закавказья в начале XIX века проводилась активная переселенческая политика и в этом регионе. Массовый поток миграций охватил территорию Северного Азербайджана, что было обусловлено рядом причин, в частности стремлением создать прочную этноконфессиональную и социальную опору. Как отмечал Н. Шавров, "нашу колонизаторскую деятельность мы начали не с водворения в Закавказье русских людей, а водворения иногородцев. Прежде всего, мы переселили в Закавказье в 1819 году 500 семей вюртембергских немцев, и из этих колонистов мы образовали колонии в Тифлисской и Елизаветпольской губерниях. Затем после окончания войны 1826—1828 годов в продолжение двух лет, с 1828 по 1830 год, мы переселили в Закавказье свыше 40 000 персидских и 84 600 турецких армян и водворили их на лучшие казенные земли Елизаветпольской и Эриванской губернии, где армянское население было ничтожно, и в Тифлисском, Борчалинском, Ахалцихском и Ахалкалакском уездах"10. В наибольшей степени в переселенческой политике царизма на территории Северного Азербайджана были задействованы армяне, русские крестьяне-сектанты — раскольники, молокане, духоборы — и сравнительно небольшое количество немецких колонистов, греческих переселенцев и польских ссыльных.

В результате переселенческой политики царизма значительно изменилась и этнодемографическая ситуация в Грузии. Согласно исследованиям К.Д. Антадзе, в пределах современной Грузии динамика численности различных этнических групп, задействованных в переселенческой политике царизма, на протяжении XIX века изменялась следующим образом: в 1832 году здесь проживали 0,5 тыс. русских, 1,8 тыс. немцев, 7,3 тыс. греков; в 1864 году — 19 тыс. русских, 12,1 тыс. греков, 4 тыс. немцев; в 1897 году — 76,4 тыс. русских, 34,2 тыс. греков, 7,8 тыс. немцев (без учета вооруженных сил и иностранноподданных)11. Таким образом, в переселенческой политике царизма на территории Грузии были задействованы, главным образом, значительные массы греческого населения, русские переселенцы, немецкие колонисты, польские ссыльные и другие этнические общины.

Демографические изменения на Кавказе в XIX — начале ХХ веках

Изменения этнодемографической карты Кавказа, миграционные процессы непосредственно влияли на количественные показатели как многих местных народов, так и пришлых этнических общин. В частности, в течение небольшого промежутка времени на этнодемографической карте региона появились новые этнические общины европейского происхождения, численные показатели которых постепенно увеличивались за счет постоянного потока миграции, не прекращающегося на протяжении XIX — начала XX веков, о чем наглядно свидетельствуют данные переписей и статистические источники.

Таблица 1

Распределение представителей европейских этнических общин на Кавказе (1870-е гг.)12

На протяжении десятилетия 1860—1870-х годов на Кавказе заметно увеличилось количество русского населения, значительно возросло число греков и немцев, что было связано с переселением русских крестьян и немецких колонистов из внутренних губерний Российской империи в пореформенный период, миграцией греческого населения из Турции, водворением в регион после польского восстания 1860-х годов ссыльных поляков и других групп представителей европейских народов.

В 1880-х годах количество инородного населения, а в частности представителей европейских этносов на территории Кавказа еще более возросло. Этому способствовало несколько факторов: постепенное продолжение переселенческой политики, демографический рост среди этнических групп, переселенных на Кавказ в начале и середине XIX века, массовое переселение в пореформенных 1860—1880-х годах малоземельного крестьянского населения различного этнического происхождения — русских, украинцев, молдаван, эстонцев, чехов, болгар и др. из различных губерний Российской империи. По данным, извлеченным из посемейных списков 1886 года, только в Закавказье проживали 140 095 русских, 5 843 поляков, 9 260 немцев, 57 156 греков13.

Таблица 2

Статистические данные о количестве представителей европейских народов в Закавказском крае на 1886 год14

Наибольший этнодемографический бум на Кавказе наметился в конце XIX века. Этот период характеризовался развитием капитализма, экономическим, промышленным, хозяйственным ростом в регионе, что в наибольшей степени способствовало расширению миграционных процессов, переселению на Кавказ иногороднего населения как из-за рубежа, так и с территорий Российской империи. Наиболее достоверным демографическим источником того времени являются данные Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года.

Таблица 3

Количественное распределение европейских этнических общин на Кавказе по родному языку в соответствии с переписью 1897 года15

Как видно, период конца XIX — начала ХХ веков характеризовался наибольшей пестротой этнодемографической картины Кавказского края. В некоторых уездах Северного Кавказа пришлое население количественно стало преобладать над коренным. Переселенцы обосновывались компактными группами и дисперсно как в сельской местности, так и городах Кавказа. К примеру, русское, украинское, немецкое, греческое, эстонское население и другие этнические группы размещались компактно, основали многие поселения — станицы, колонии, а также проживали в городах. Однако поляки, французы, итальянцы, шведы и другие представители европейских этнических групп проживали в основном в городах и были задействованы в различных сферах административной, военной службы, научно-педагогической деятельности, промышленности и торговли и т.д.

Представители европейских этнических групп были в различной степени представлены в демографическом составе городского и сельского населения Кавказа. В частности, в конце XIX века в губерниях Закавказского края проживало казенно-крестьянское население по национальностям: греки (2 037 дымов, 17 027 душ об.п.), поляки (53 дыма, 231 душа), немцы (850 дымов, 4 943 души), русские (7 309 дымов, 44 531 душа). По национальному составу казенно-крестьянское население было распределено по губерниям Закавказского края следующим образом: Тифлисская губ. — 16 277 душ об.п. греков, 15 946 русских, 3 319 немцев, 231 поляков; Бакинская губ. — 17 675 русских; Елизаветпольская губ. — 7 275 русских, 1 624 немцев, Кутаисская губ. (представители европейских общин не указаны), Эриванская губ. — 750 греков, 3 635 русских16.

Этнодемографическая картина городов Кавказского края была наиболее пестрой в конце XIX — начале ХХ веков. К примеру, по данным на 1886 год, в городах Закавказья проживало значительное количество представителей европейских этнических общин: в Баку — 21,4 тыс. русских, 1,7 тыс. немцев, 1,1 тыс. поляков; в Тифлисе — 14,3 тыс. русских, 0,2 тыс. греков, 1,2 тыс. немцев, 0,8 тыс. поляков; в Кутаиси — 1,5 тыс. русских, 0,2 тыс. греков, 0,3 тыс. поляков; в Батуме — 1,7 тыс. русских, 3,0 тыс. греков, 0,3 тыс. поляков. Русские составляли 24,6% населения в промышленном Баку, 18,1% в Тифлисе, 11,2% в портовом Батуме. Греки жили главным образом в Батуме (20,1%); в других городах — Поти, Тифлисе, Кутаиси — их было немного: 200—500 чел. в каждом17.

Крупные города (губернские центры Закавказья) Тифлис и Баку отличались многообразием этнодемографического состава. В течение XIX века в Тифлис и Баку переселялись выходцы из стран Западной Европы. В результате в конце XIX — начале ХХ веков в Тифлисе и Баку компактно и массово проживали представители различных европейских этнических групп. В частности, первыми европейскими переселенцами в Тифлисе были 25 немецких семей, переселенных и устроенных в 1817—1818 годах в предместье у реки Куки. Выходцы из Вюртембергского княжества, поселившись компактно, образовали Тифлисскую колонию, впоследствии вошедшую в состав города. Кроме колонистов в 1831 году в Тифлисе жили выходцы из Баварии, Саксонии, Пруссии. В пореформенный период в город переселялись немцы из Варшавы. Численность немцев в 1901 году составила 3,2 тыс. чел. Помимо немцев в городе жили выходцы из других стран Западной Европы. Основную часть переселенцев составляли выходцы из Франции, затем итальянцы, австрийцы, швейцарцы, англичане, поляки. Постепенно число выходцев из Западной Европы возрастало, чему способствовали различные причины. Кроме того, после подавления польского восстания в 1863 году в Тбилиси возросла численность поляков за счет сосланных на Кавказ повстанцев. В дальнейшем их численность увеличилась за счет миграций из Варшавской губ., а также из других городов Российской империи (напр., Воронежа) и к 1901 году возросла до 5,1 тыс. чел.18 По данным однодневной переписи Тифлиса 1864 года (зимнее время), в городе проживали 12 302 русских, 949 поляков, 172 француза, 1 119 немцев, 119 итальянцев, 24 англичанина, 119 греков19. Согласно материалам однодневной переписи Тифлиса 25 марта 1876 года, в городе проживало 1 592 поляка, 2 005 немцев, 27 шведов, 32 чеха, 15 литовцев, 10 латышей, 52 англичанина, 267 французов, 163 итальянца, 9 румын, 388 греков20.

В последней трети XIX века в связи с промышленным, нефтяным бумом, экономическим ростом Баку в город переселялось большое количество европейцев. К началу ХХ века в этнической палитре Баку были представлены различные этнические общины — русские, украинцы, белорусы, немцы, поляки, шведы, французы, итальянцы, греки, эстонцы, литовцы, латыши, финны и др. Согласно данным переписи г. Баку 1913 года, в городе проживали 214 672 чел. об.п., из которых 76 228 были русские, 1 770 — поляки, 3 274 — немцы21. По данным однодневной переписи 1917 года, в Баку проживали 234 277 человек об.п., из них 77 123 русских, 1 982 поляка, 89 французов, 2 777 немцев, 795 греков22.

Отметим, что уже в начале ХХ века процесс формирования европейских этнических общин на Кавказе был фактически завершен. Группы представителей европейских народов, переселившиеся и проживавшие на Кавказе массово и в основном компактно в городах и сельских местностях, сформировались как этнические общины, устоявшиеся диаспоры. В 1920-х годах устоялись и количественные показатели европейских этнических общин. Наиболее детально этнический состав Кавказа был отмечен в материалах Всесоюзной переписи 1926 года. Как видно по данным переписи, в Закавказье наиболее массово были выражены русская, украинская, немецкая, польская, греческая общины, а на Северном Кавказе — русская, украинская, белорусская, польская, немецкая, греческая, чешская, молдаванская, эстонская общины. Эти различия в численном составе были связаны с особенностями переселенческой политики и расселением этнических групп на Кавказе.

Таблица 4

Европейское население Закавказья по переписи 1926 года23

Таблица 5

Европейское население Северо-Кавказского края и Дагестанской АССР в соответствии с переписью 1926 года24

В советский период происходившие общественно-политические, социально-экономические процессы оказали воздействие на этнодемографическую структуру Кавказа. В 1920—1940-х годах после установления советской власти на Кавказе происходили массовые эмиграции населения за рубеж. Раскулачивание, репрессии, насильственные выселения — депортации коренных кавказских народов, а также пришлых этнических групп, проживавших в регионе, военные действия в годы Великой Отечественной войны оказали непосредственное влияние на этнический состав и демографическое развитие Кавказа. В частности, представители европейских этнических общин — немецкое население полностью, частично греческое, польское население и представители других этнических групп были депортированы. После реабилитации только некоторая часть из них вернулась на Кавказ.

Особенности формирования европейских этнических общин на Кавказе

Процесс формирования европейских этнических общин был длительным, имел свои особенности, схожие черты и различия в ходе переселения и социальной адаптации. Отметим, что в целом феномен диаспоры зиждется в первую очередь на культурной самобытности, которая обеспечивает жизнеспособность этнического организма. Отрыв от исторической родины восполняется акцентированным стремлением к сохранению национальной культуры, содействием ее развитию и устойчивостью к ассимиляции. Очевидно, что не каждая этническая группа может выступать в роли диаспоры. Здесь важны следующие факторы: количественные показатели, четкое определение этнокультурных интересов, высокий уровень сплоченности и консолидации, активная хозяйственная, общественная и культурная самоорганизация. Адаптация диаспор — это особый тип адаптации пришлых этнических групп, обусловленный спецификой их жизнедеятельности в условиях диаспоры. Специфику адаптации новых диаспор определяет сравнительно большая культурная дистанцированность от местных сообществ.

В этнической структуре Кавказа в течение XIX — начала ХХ веков формировались диаспорные группы представителей европейских народов: немцев, греков, поляков, чехов, болгар, эстонцев, латышей, литовцев, молдаван и др. Они были разными по численности, социальному составу, уровню инкорпорированности в хозяйство и общественно-культурную среду. Они создали в своих общинах институты, обеспечивающие сохранение идентичности: культурно-просветительские учреждения, религиозные и благотворительные общества, национальные школы.

Большинство из переселенных и переселившихся на территорию Кавказа на протяжении XIX — начала ХХ веков этнических групп прошли эволюционный путь формирования этнической общины, диаспоры. Новые условия существования и непривычная культурно-бытовая среда предопределили первоначальную изолированность этих групп от остального населения. Но в дальнейшем, по мере хозяйственной интеграции, между переселенцами и местным населением увеличивалось социально-культурное взаимодействие. Этому способствовал высокий уровень этнорелигиозной толерантности местного населения, особенно в этноконтактных зонах25.

Наиболее крупными европейскими диаспорами на Кавказе были немецкая, греческая, польская общины, процесс формирования которых завершился в начале ХХ века. Немецкое и греческое население имело свои многочисленные компактные и в основном моноэтничные поселения, а также массово проживало в крупных городах региона. В начале ХХ века немецкая и греческая диаспоры имели свои национальные общественные организации, печатные органы, а в советский период — национально-административные районы: Греческий и Ванновский районы в Краснодарском крае. Они имели довольно развитую и многоотраслевую структуру хозяйственной деятельности, принимали участие в промышленном развитии края. Поляки, большинство которых было из числа сосланных на Кавказ, представляли собой значительную по количественным показателям общину, проживающую в крупных городах и представленную различными социальными слоями городского населения. Польская община не имела своих национальных поселений, размещалась главным образом в городах Кавказа и была представлена в основном социальной прослойкой интеллигенции и служащих. Чешская, болгарская, эстонская, молдаванская и другие европейские общины Кавказа характеризовались сравнительно небольшой численностью, имели свои поселения на Северном Кавказе и Черноморском побережье и были задействованы в основном в сельском хозяйстве. Французы, итальянцы, англичане, шведы, голландцы и представители других европейских народов, проживающие в небольшом количестве в крупных городах (административных, промышленных и торговых центрах Кавказа) Баку, Тифлисе, Екатеринодаре, Ставрополе, Владикавказе и занимающиеся в основном промышленной и торговой деятельностью, ввиду малых количественных показателей и дисперсности расселения не сформировались в виде этнических диаспор, и, соответственно религиозной и языковой близости, входили в состав немецкой, польской и др. более крупных европейских общин.

Европейские этнические группы, населяющие Кавказ, имели сходства и различия по лингвистическому, конфессиональному, хозяйственному, социокультурному признакам. Исходя из современных представлений, по языковому признаку европейские этнические общины, населяющие Кавказ, являются представителями индоевропейской и уральской языковых семей. К европейским общинам, представляющим индоевропейскую языковую семью, относятся представители славянской группы — русские, украинцы, белорусы, поляки, чехи, словаки, болгары, сербы; германской группы — немцы, шведы, швейцарцы, голландцы, англичане; греческой группы — греки; романской группы — молдаване, румыны, французы, итальянцы; балтийской группы — литовцы, латыши. Из представителей уральской языковой семьи на Кавказе проживали группы финно-угорских народов — эстонцы, финны, венгры, мордва, марийцы.

По этноконфессиональному признаку абсолютное их большинство исповедовало христианство различных толков — православие, протестантизм, католичество. Среди них были также представители неортодоксальных, сектантских учений — немецкие колонисты-сепаратисты, меннониты, русские раскольники. Сходства и различия проявлялись среди европейских общин Кавказа и по географическому признаку — территории и районам расселения, по признакам времени и причин переселения, по хозяйственному признаку — отраслям хозяйственной деятельности и занятиям. Несмотря на все сходства и различия, на протяжении длительного периода проживания на Кавказе они смогли сохранить самобытный культурный портрет и являлись полноправными участниками межнационального взаимодействия на всем Кавказском пространстве, активно участвуя в историческом, экономическом, социокультурном развитии региона.

Заключение

Таким образом, в результате переселенческой политики российского царизма в XIX — начале ХХ веках на Кавказе увеличилось количество пришлого населения. Переселения носили как вынужденный, так и добровольный характер. Среди переселенцев были и неугодные царизму группы крестьян-сектантов, и безземельные крестьяне, и ссыльные, а также переселившие на Кавказ в ходе экономического развития группы населения различного этнического и сословного происхождения. Волны миграционных процессов на протяжении XIX века привели к появлению и постепенному увеличению количества групп европейских народов. В частности, к началу ХХ века на Кавказе увеличилось количество представителей славянских народов — в первую очередь русских, украинцев, белорусов, а также поляков, чехов, болгар. Среди наиболее крупных европейских этнических общин Кавказа было представлено немецкое, греческое население. В сравнительно небольшом количестве в этнодемографической структуре Кавказа были представлены молдаване, эстонцы, латыши, литовцы, финны, французы, итальянцы, шведы и др. Представители европейских этнических общин различались по причинам, времени и ходу их переселения, местам расселения в городах и сельской местности, хозяйственным занятиям, количественным показателям и сословной принадлежности. Происходящие в XIX — начале ХХ веках миграционные процессы оказали непосредственное влияние на изменение этнодемографической структуры Кавказа, в этнической палитре которого появились и формировались новые этнические общины, оставившие свой след в истории региона.


1 Марр Н.Я. Племенной состав населения Кавказа. Петроград, 1920. С. 32. к тексту
2 См.: Белозеров В.С. Этническая карта Северного Кавказа. М.: ОГИ, 2005. С. 42—44. к тексту
3 См.: Поселения иностранцев в России. В кн.: Энциклопедический словарь / Под ред. Ф.А. Брокгауза, И.А. Ефрона. Т. XXIV. СПб, 1898. С. 672—675. к тексту
4 Большая энциклопедия / Под ред. С.Н. Южакова. Т. 11. СПб, 1903. С. 198. к тексту
5 См.: Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 года. Краснодар: Эдви, 1997. С. 188. к тексту
6 См.: Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX века. М.: Наука, 1974. С. 193—197. к тексту
7 См.: Апостолов Л.Я. Географический очерк Кубанской области. В кн.: Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Выпуск 23. Тифлис, 1897. С. 223—233. к тексту
8 См.: Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX века. М.: Наука, 1974. С. 241. к тексту
9 См.: Кабузан В.М. Население Северного Кавказа в XIX—XX веках. Этностатистическое исследование. Спб, 1996. С. 98—100. к тексту
10 Шавров Н.И. Новая угроза русскому делу в Закавказье: предстоящая распродажа Мугани инородцам. В кн.: История Азербайджана по документам и публикациям. Баку: Элм, 1990. С. 60. к тексту
11 См.: Антадзе К.Д. Население Грузии в XIX веке. Автореф.дис…док. истор. наук. Тбилиси, 1974. С. 20. к тексту
12 См.: Сборник сведений о Кавказе / Под ред. Н.К. Зейдлица. Т. VII. Тифлис, 1880. С. I—XXVIII; Сборник сведений о Кавказе / Под ред. Н.К. Зейдлица. Т. V. Списки населенных мест Кавказского края. Тифлис, 1879, б.п. к тексту
13 См.: Кавказский календарь на 1895 год. Тифлис, 1894. С. 229. к тексту
14 См.: Свод статистических данных о населении Закавказского края, извлеченных из посемейных списков 1886 года. Тифлис, 1893. С. 177, 317, 415, 531, 649; Кавказский календарь на 1896 год. Тифлис, 1895. С. 63; Кавказский календарь на 1895 год. С. 225. к тексту
15 См.: Кавказский календарь на 1908 год. Тифлис, 1907. С. 108—124. к тексту
16 См.: Антелава И.Г. Государственные крестьяне Грузии в XIX веке (пореформенный период 1864—1900 гг.). Том II. Тбилиси: Изд-во АН ГрузССР. С. 281—283. к тексту
17 См.: Волкова Н.Г. Изменения в городском населении Закавказья в конце XIX—XX веке // Советская этнография, 1968, № 6. С. 43—44. к тексту
18 См.: Анчабадзе Ю.Д., Волкова Н.Г. Старый Тбилиси. Город и горожане в XIX веке. М.: Наука, 1990. С. 41. к тексту
19 См.: Сборник сведений о Кавказе / Под ред. Н.К. Зейдлица. Т. VI. Тифлис, 1880. С. 60. к тексту
20 См.: Там же. С. 134—138. к тексту
21 См.: Перепись Баку 1913 года. Ч. III. Население. Баку, 1916. С. 5, 11. к тексту
22 См.: Известия АзЦСУ, 1922, № 4. С. 34. к тексту
23 См.: Население Закавказья. Всесоюзная перепись населения 1926 года. Краткие итоги. Тифлис: Изд-е ЗакЦСУ, 1928. С. 8. к тексту
24 См.: Всесоюзная перепись населения 1926 года. Том V. Крымская АССР. Северо-Кавказский край. Дагестанская АССР. М., 1928. С. 52—56, 342. к тексту
25 См.: Мамедли А.Э. Современные этнокультурные процессы в Азербайджане: основные тенденции и перспективы. Баку: Изд-во Ун-та Хазар, 2008. С. 147—149. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL