Николай ДЖАВАХИШВИЛИ


Николай Джавахишвили, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник отделения новой и новейшей истории Института истории и этнологии им. Ив. Джавахишвили (Тбилиси, Грузия).


ИЗ ИСТОРИИ СОТРУДНИЧЕСТВА КАВКАЗСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭМИГРАНТОВ (В ПЕРИОД С 1921-ГО ДО НАЧАЛА 1940-Х ГГ.)

РЕЗЮМЕ

В статье рассматриваются ключевые аспекты истории сотрудничества кавказских политических эмигрантов в период с 1921-го до начала 1940-х годов, которые до последнего времени не становились объектом специального изучения.

Введение

На протяжении многих веков военно-политические, экономические и культурные связи между народами Кавказа развивались с различной интенсивностью. После завоевания Россией территории Кавказа военно-политическое сотрудничество между кавказскими народами временно прекратилось и вновь возобновилось лишь после развала Российской империи (1917 г.). Особенно тесными были отношения между Грузией и Азербайджаном, Грузией и Горской республикой. Об этом свидетельствуют хранящиеся в Государственном историческом архиве Грузии многочисленные документы о взаимосвязях грузин и соседних кавказских народов в 1918—1921 годах1.

Оккупация и насильственная советизация независимых республик Кавказа привела к тому, что значительная часть членов правительств этих государств была вынуждена эмигрировать за рубеж, в основном в европейские страны. Противники большевистского режима интенсивно сотрудничали и за границей. Они считали необходимым создать единый антибольшевистский центр и работали над этим как на Кавказе, так и за рубежом.

Сотрудничество кавказских политических эмигрантов в 1920—1930-х годах

Почти через год после начала советизации Кавказского региона, 8 мая 1921 года в Париже состоялось совещание кавказских эмигрантов, в котором участвовали представители Грузии, Азербайджана, Армении и Северного Кавказа. В совещании принимали участие грузины — Евгений Гегечкори, Николай (Карло) Чхеидзе, Ной Рамишвили, Григол Вешапели, Константин Сабахтарашвили, Михаил Сумбаташвили; азербайджанцы — А. Шейхульисламов, Д. Гаджибеков, М. Магеррамов, А. Топчибашев; армяне — А. Агаронян, А. Хатисян, Н. Бекзадян. Северный Кавказ представлял чеченец А. Чермоев.

В результате дискуссий были намечены пути свержения большевистского режима, создания общекавказского блока. 10 июня участники совещания заключили соглашение о создании Совета Союза кавказских республик для ведения борьбы против большевизма единым фронтом2.

2 октября в Стамбуле было основано "Единое информационное бюро кавказских республик", которому было поручено ведение совместных работ в следующих направлениях: признание независимости кавказских республик, безусловное признание права на самоопределение всех кавказских народов, осуществление демократической платформы борьбы, установление народовластия, уничтожение крупного землевладения, передача земли крестьянам в частную собственность3.

9 ноября в Париже состоялось новое совещание кавказских эмигрантов. Наряду с прочими было принято также решение о том, что резиденция Штаба кавказских военных дел обоснуется в Париже, а ядро общего руководства — где-нибудь недалеко от Кавказа4.

В ноябре 1924 года в Стамбуле на базе Кавказской конфедерации был основан "Кавказский освободительный комитет". Кроме политического, это событие имело и морально-психологическое значение. Соответствующий акт был подписан представителями Грузинской и Азербайджанской республик и горских народов Северного Кавказа. Среди них были с грузинской стороны — члены Национал-демократической партии Михаил Церетели, Давид Вачнадзе, Александр Асатиани; со стороны Азербайджана — Хосров Султан-заде, Абдула Али Эмирджан, Шейх-ул-Ислам-заде; со стороны Северного Кавказа — Хайтек Намитов (черкес), Васан-Гирей Джабаги (чеченец), Алихан Кантемир (осетин)5.

Из всех кавказских эмигрантских политических организаций, существовавших в различных странах мира, самым организованным было объединение "Прометей", созданное в Варшаве в 1925 году. В создании этого политического движения участвовали эмигрантские организации Грузии, Азербайджана, Северного Кавказа, Украины и Туркестана.

В этом объединении видную роль играл внук Имама Шамиля — Мухаммад-Саид Шамиль (1901—1981). Он был признанным лидером северокавказской диаспоры в Турции и странах Ближнего Востока и одним из инициаторов и руководителей Народной партии горцев Кавказа6.

Из-за противостояния с азербайджанцами армянские эмигранты традиционно не желали участвовать в политических совещаниях кавказских эмигрантов. Для объединения сил решили хоть в какой-то форме включить армянских эмигрантов в общекавказскую организацию с помощью грузин. С этой целью в 1933 году был создан "Армяно-грузинский унион" под руководством Давида Вачнадзе, однако этот союз просуществовал недолго.

В мае 1933 года Комитет независимости Кавказа опубликовал проект Пакта Кавказской конфедерации и обращение к народам Кавказа в связи с 15-летием восстановления независимости.

14 июня 1934 года в Брюсселе вышеуказанный Пакт подписали бывший председатель Национального совета Азербайджана, руководивший в то время Национальным центром, Эмин Расулзаде, бывший министр иностранных дел, а затем председатель парламента Азербайджана, руководитель делегации Алимардан бек Топчибашев, бывший председатель правительства Грузинской демократической республики Ной Жордания, бывший полномочный посол Грузии во Франции Акакий Чхенкели, северокавказцы — Мамед Гирей Сунши, Ибрагим Чулик и Таусултан Шакман.

В Пакте Кавказской конфедерации были сформулированы основополагающие принципы этого объединения. Они базировались на принципах равенства. Руководить национально-освободительной борьбой народов Кавказа должны были избираемый Кавказский совет и его исполнительный орган — Президиум. В Пакте было заявлено: "Национальные центры Азербайджана, Северного Кавказа и Грузии,

принимая во внимание, что всестороннее развитие наций возможно лишь в условиях их полной независимости,

уверенные в том, что достижение этой цели крайне трудно без объединения всех сил Кавказа в пределах общих границ,

уверенные в том, что подобным союзом каждая нация Кавказа обретет реальную гарантию своего суверенитета, необходимого для полного развития интеллектуальных и материальных сил,

уверенные в том, что, принимая основы Союза кавказских республик, они опираются на поддержку всех своих соплеменников,

единодушные в том, что конфедерация как политическая форма кавказских государств диктуется географическим и экономическим единством этих стран, объявляют следующие основы Кавказской конфедерации:

1. Кавказская конфедерация, сохраняя внутри каждой республики национальную самобытность и обеспечивая суверенитет, в иностранных делах будет действовать от имени всех республик как международная единица высшего порядка. Конфедерация будет иметь общую политическую и таможенную границу.

2. Внешней политикой республик, входящих в Конфедерацию, будут руководить соответствующие органы Конфедерации.

3. Защита границ Конфедерации будет возложена на армию Конфедерации, составленную из армий, входящих в Конфедерацию, с единым главным командованием, которое подчиняется руководящим органам Конфедерации.

4. Все проблемы, которые могут возникнуть между республиками, входящими в Конфедерацию и урегулирование которых путем прямых переговоров окажется невозможным, должны быть переданы арбитражному или Верховному суду Конфедерации республик, вошедших в Конфедерацию, органы которых обязуются принять без изменений и выполнить все постановления Верховного суда.

5. Комиссия экспертов разработает в ближайшее время проект Конституции Кавказа с учетом принципов, сформулированных выше. Этот проект станет базой для работы первого Учредительного собрания каждой республики.

6. В этом Пакте оставлено место для Армянской республики"7.

В связи с принятием этого Пакта последовали положительные отзывы в европейской прессе. Ной Жордания особо подчеркивал историческое значение Пакта. В 1934 году в издаваемой в Париже грузинской газете "Брдзолис хма" (Голос борьбы) он писал: "Пакт Кавказской конфедерации... не есть импровизация, новость, выдуманная и сочиненная за границей. Он идет с самого Кавказа, от насущной потребности и необходимости проживающих там наций. Мы здесь только дали ему юридическую форму, сформулировали его статус, дали письменную базу той борьбе за свободу, которую в нашей стране ведут все вместе: азербайджанец, грузин, армянин и горец. Эти четыре народа, с незапамятных времен поселившиеся на одной территории рядом друг с другом, были связаны друг с другом и связаны сегодня своими жизненными интересами. Один не сможет пойти вперед без других, один не сможет свалиться, не повлекши за собой других.

За потерей Грузией свободы последовала потеря свободы для всего Кавказа в ХIХ веке; за потерей свободы Кавказом последовала потеря свободы Грузией в ХХ веке. Так было всегда, так будет и в будущем. Или вместе в свободе, или раздельно в рабстве. Третьей дороги не дано историей. Кавказские народы осознали эту истину, они борются, взявшись за руки, против тирании.

Наш Пакт — лишь юридическое выражение сегодняшней борьбы и завтрашней победы... Народы Кавказа, стоя на почве Пакта, призывают все угнетенные народы и нации Советского Союза разрушить объединенными силами коммунистическую тиранию и построить жизнь в общем согласии наций и народов на основе свободы и добрососедства"8.

15 сентября 1934 года, в десятую годовщину Кавказской конфедерации по инициативе грузинской колонии в Варшаве собрались представители кавказских колоний, а также поляки и украинцы. Грузин возглавлял Котэ Имнадзе, азербайджанцев — Мирза Бала, северокавказцев — Мамед Гирей Сунши.

Собрание открыл председатель грузинской колонии и политического комитета вышеупомянутый К. Имнадзе, который на польском языке рассказал о восстании 1924 года и его результатах. Он заявил, что стремление кавказских народов к свободе неоднократно подавлялось, что кавказцы лишь совместными усилиями могут достигнуть желаемой цели — обрести независимость. По его же заявлению, именно ради этого подписали Пакт представители народов Кавказа.

В мае 1935 года кавказская колония приняла участие в похоронах друга и покровителя кавказских эмигрантов, известного государственного и военного деятеля Польши маршала Юзефа Пилсудского.

На сессии Кавказской конфедерации, состоявшейся в сентябре 1936 года, были заслушаны доклады представителей Грузии, Азербайджана, Северного Кавказа и т.д. 25 сентября они представили председателю ХVII заседания Лиги Наций — Сааведре Ламасу чрезвычайный документ, а 28 сентября — Меморандум и Пакт, подписанный представителями Грузии, Азербайджана и Северного Кавказа. В Меморандуме отмечалось, что кавказские народы, борющиеся за независимость, уверены в поддержке прогрессивного человечества9.

Кавказская конфедерация поддерживала тесные связи с аналогичными организациями других народов, входивших в состав бывшей Российской империи.

Пресса кавказских политических эмигрантов

Кавказские эмигранты в разное время в разных городах Европы издавали журналы, в которых отражалась общекавказская проблематика. Эти журналы выходили под различными названиями, в основном на русском языке, чтобы быть доступными для всех кавказцев.

В 1929 году "Народная партия горцев Кавказа" в Париже на русском языке издавала журнал "Горцы Кавказа", редактором которого являлся Тамбий Элекхоти10. В этом журнале сотрудничали и грузины. В № 2—3 за 1929 год в нем была опубликована статья грузинского национал-демократа Георгия Гвазава "Добровольцы русского империализма"11.

В 1929 году в Париже был основан журнал "Независимый Кавказ". На его обложке было указано: "Орган Кавказской конфедералистской мысли". В № 2 за 1930 год была опубликована статья грузинского национал-демократа Давида (Дата) Вачнадзе "Проблема Кавказской конфедерации".

В 1930—1931 годах в Риге был издан разовый журнал "Кавказ", в основном проармянского направления. В нем были опубликованы статья бывшего тбилисского генерал-губернатора Шалвы Маглакелидзе (1894—1976) — "Грузия (исторический обзор и перспективы)" и стихотворение "Грузия" за подписью А.Д.12

В 1934—1935 годах "Народная партия горцев Кавказа" в Варшаве на турецком и русском языке издавала ежемесячный журнал "Северный Кавказ", редактором которого был Барасби Байтуган. Этот журнал, который фактически являлся органом адыгской эмиграции, по сути заменял журнал "Горцы Кавказа".

В десятом номере (февраль 1935 года) редакция журнала извещала: "В настоящем номере наши читатели ознакомятся с официальным сообщением президиума недавно состоявшейся Кавказской конфедерации, в котором объявляется о создании Совета Кавказской конфедерации, высшего органа, призванного руководить отныне всеми начинаниями кавказской политики. Создание этого органа является дальнейшим шагом по укреплению общекавказского единства, реализованного подписанным 14 июля в Брюсселе пактом Кавказской конфедерации.

Рассматривая этот шаг как одно из логических следствий обуреваемых патриотическими чувствами кавказцев, мы приветствуем новый общекавказский орган и желаем ему плодотворной деятельности по утверждению намеченных задач"13.

В 1934—1939 годах в Париже на русском, немецком, английском, итальянском и турецком языках издавались журналы "Кавказ" и "Заря Кавказа". Редактором этих журналов являлся бывший министр иностранных дел Горской республики Хайдар Баммат (1890—1965). Он публиковал статьи по проблемам мировой и кавказской политики, размышления о будущем Кавказа и кавказской диаспоры. Иногда его книги и публикации, написанные на исламскую тематику, выходили под псевдонимом "Жорж Ривуар"14.

В 1936 году в Берлине на французском языке выходил журнал "Независимость Кавказа" (редактор — Г. Баммат). С июня 1937 года журнал "Кавказ" выходил в Париже и на грузинском языке (редактор — Иосиф Гварамадзе). Иногда он выходил в Берлине (редактор — Давид Сагирашвили). На обложке журнала было указано, что он являлся "Ежемесячным органом независимой национальной мысли".

В журнале сотрудничали как грузинские (Зураб Авалишвили, Шалва Амиреджиби, Владимир Ахметели, Реваз Габашвили, Григол Диасамидзе, Михаил Кедиа, Георгий Квинитадзе, Александр Никурадзе и др.), так и абхазские (Владимир Эмхвари), азербайджанские (Азад-бей, Хасан-бей Алиев) и северокавказские (Хайдар Баммат, Алихан Кантемир) эмигранты, а иногда и западноевропейские политики (Энрико Инсабато и др.)15.

В статье "Политические арабески", опубликованной в этом журнала, известный грузинский ученый Зураб Авалишвили пишет: "Вопрос о независимости Балтийских республик был решен таким образом, что не оказалось нужным прибегнуть к такой мере, как объединение в одно государство. Кавказские же республики не смогли сохранить свою независимость. Политическая, военная и экономическая разобщенность нанесла им довольно большой вред…

Какой бы вид ни приняло их объединение, его назначение состоит в том, чтобы наилучшим образом защитить все кавказские народы и при этом спасти их от междоусобицы и смуты. С этой целью кавказские нации не откажутся, видимо, и от того, чтобы, в определенных рамках, подчиниться и дисциплине общекавказской государственности"16.

В статье "Акционс-программа кавказских наций", опубликованной в № 2 "Кавказа" за 1937 год, четко определены программа и цель журнала — объединение кавказцев и создание единого конфедеративного государства. Ее автор, бывший посол Грузии в Германии Владимир (Ладо) Ахметели пишет: "Общая историческая жизнь, общинная близость, обусловленная геополитическими условиями, похожие нравы и обычаи являются твердой основой для их полного объединения. Какие только народы не шли на нашу общую родину для ее покорения!.. Иногда это им удавалось. Они временно завоевывали наши земли, порабощали их население, вносили раздор в их многообразное лоно и разжигали кровавые столкновения между братьями. Несмотря на это, общины, проживающие на Кавказе с незапамятных времен, все же смогли до нынешних дней сохранить как расовые особенности, так и свои языки, нравы, обычаи и традиции. Любовь к родине приучила их к мысли, что создание общей кавказской государственности необходимо. Наш мудрый Илья Чавчавадзе, столетие со дня рождения которого мы сейчас празднуем, обратился к кавказским нациям: "Мы или погибнем вместе, или вместе расцветем!"17.

Таким образом, основной целью кавказской прессы, издающейся в эмиграции, являлось сближение позиций кавказских политических организаций и их объединение для борьбы за общую цель.

Начало Второй мировой войны и позиция кавказских политических эмигрантов

Радикально настроенная часть кавказских политиков в эмиграции считала, что освобождение Кавказа станет возможным лишь в случае победы Германии над Советским Союзом, поэтому в Париже и Берлине были основаны прогерманские организации кавказских эмигрантов. 30 января 1937 года в Париже на базе грузинской патриотической организации "Тетри Гиорги" (Белый Георгий) была создана организация "Сакартвелос фашистури даразмулоба" (Фашистский отряд Грузии). Ее возглавил полковник (с 1944 года — генерал) вермахта, вышеупомянутый Шалва Маглакелидзе. Организация издавала свой печатный орган — журнал "Картлоси"18.

Программа действий и цели этой организации были опубликованы в книге "Положения к деятельности и борьбе", изданной в Париже в том же году. В XIV пункте Программы можно прочесть: "Грузия и Кавказ — единое целое, и тесный союз народов Кавказа — необходимость. Сегодня уже никто не спорит, что Грузия и Кавказ — единое целое как географически, так и политически, экономически и культурно; об этом свидетельствует как древняя, так и новая история Кавказа, и из этого проистекает и соответствующий вывод: тесный союз кавказских народов необходим"19.

В соответствии с принципом "Враг моего врага — мой друг" праворадикальная часть кавказских эмигрантов встретила начало войны Германии против СССР с восторгом. Некоторые из них в надежде на освобождение своей родины от большевистского режима вступили в борьбу вместе с немцами уже 22 июня 1941 года.

В воспоминаниях известного грузинского эмигранта Михаила Кавтарадзе (1906—2008) нашли отражение взаимоисключающие взгляды, распространенные в грузинских и других кавказских политических организациях того времени. Вот что пишет об этом М. Кавтарадзе: "Начало войны было встречено грузинами по-разному: некоторые поддались восторгу, кое-кто посмотрел на это с подозрением, а кое-кто растерялся… Были эмигранты, посвятившие двадцать лет борьбе за свободу родины и в течение этих двадцати лет не сумевшие найти ни одного истинного союзника. Но когда Германия, страна, являющаяся единственным возможным нашим союзником, единственная из больших государств, заинтересованная в распаде Российской империи, стала наступать на Россию, упомянутые выше грузины сочли случившееся явлением отрицательным для нас. Причина состояла в том, что тогдашней Германией управлял несимпатичный режим и, кроме того, эта Германия, кроме России, воевала и с довольно симпатичными для нас демократическими странами"20.

Следует отметить, что представители правительства в изгнании, видные деятели социал-демократической партии, категорически отказались от сотрудничества с немцами. 14 февраля 1940 года в Париже лидер грузинских социал-демократов Ной Жордания в присутствии эмигрировавших членов Учредительного собрания независимой Грузии резко осудил экспансионистскую политику национал-социалистической Германии21. Он заявил: "Невозможно, чтобы германское государство, столь легко разрушающее независимость свободных наций, способствовало бы восстановлению независимости Грузии. Наше будущее было и будет связано с демократическими государствами, так как только они могут с уважением относиться к свободе других"22. Следует отметить, что это заявление стало причиной ареста Н. Жордания после оккупации немцами Парижа23.

Совершенно иную позицию занимали находящиеся в эмиграции видные кавказские ученые, политические и военные деятели, среди которых были и грузины: Зураб Авалишвили, Шалва Амиреджиби, Владимир Ахметели, Лео Кереселидзе, Георгий Квинитадзе, Шалва Маглакелидзе, Михаил Церетели и др. Еще до начала Второй мировой войны они взяли ориентир на Германию и начали думать о будущем месте грузинского государства в составе "победоносного III рейха"24.

Указанные эмигранты надеялись, что в случае победы Германия поможет кавказским странам в восстановлении государственной независимости, как это случилось в мае 1918 года. Отметим, однако, что существующий в то время в Германии нацистский режим не давал твердого основания надеяться на подобный поворот событий.

Во время Второй мировой войны это сотрудничество имело особенно интенсивный характер. Тогда радикально настроенная часть не только кавказской, но и славянской (в том числе и русской) политической эмиграции в рядах немецкой армии воевала против своего общего врага — большевизма. Но этот исторический факт уже не входит в хронологические рамки предлагаемой статьи.

Заключение

Итак, после того как Красная Армия оккупировала независимые республики Кавказа (Горская республика, Азербайджан, Армения и Грузия), значительная часть членов правительств этих государств была вынуждена эмигрировать за рубеж. С 1921 года в разных столицах иностранных государств (Стамбул, Париж, Брюссель, Варшава и т.д.) часто проводились совещания кавказских эмигрантов. Сотрудничество кавказских эмигрантов с переменной интенсивностью продолжалось до начала войны между Германией и СССР и оставило определенный след в политической истории Кавказского региона.


1 См.: Центральный государственный исторический архив Гру­зии, ф. 1861, оп. 1, д. 58, 655; оп. 2, д. 3, 13; ф. 1864, оп. 1, д. 25, 38; ф. 1969, оп. 2, д. 34; ф. 2037, оп. 1, д. 7. к тексту
2 См.: Дело Паритетного комитета антисоветских партий Гру­зии (об­ви­ни­тельное за­к­лю­чение). Тбилиси, 1925. С. 8—9 (на груз. яз.). к тексту
3 См.: Грдзелидзе Р. Народное восстание 1924 года в Грузии. Тбилиси, 1992. С. 12 (на груз. яз.). к тексту
4 См.: Киртадзе Н. Восстание 1924 года в Грузии. Кутаиси, 1996. С. 120—123 (на груз. яз.). к тексту
5 См.: Даушвили Р. Кавказская конфедерация // Кав­каз­с­кий вест­ник (Тбилиси), 2001, № 3. С. 130. к тексту
6 См.: Муртазалиев А. Писатели Дагестанского зарубежья (Биобиблиографический спра­воч­ник). Махачкала, 2006. С. 63. к тексту
7 См.: Самшобло (Родина). Ежемесячный журнал национа­л­ь­но-де­мократического напра­вле­ния (Париж), 1934, № 16 (на груз. яз.). к тексту
8 См.: Жордания Н. Кавказская конфедерация // Брдзолис хма (Голос борьбы) (Париж), 1934, № 45 (на груз. яз.). к тексту
9 См.: Даушвили Р. Указ. соч. С. 130—132. к тексту
10 См.: Хуако З. Мир печати Адыгеи. Майкоп, 2003. С. 473. к тексту
11 См.: Шарадзе Г. История грузинской эмигрантской журналис­ти­ки. Т. 8. Тбилиси, 2005. С. 408 (на груз. яз.). к тексту
12 См.: Там же. к тексту
13 См.: Хуако З. Указ. соч. С. 453. к тексту
14 См.: Муртазалиев А. Указ. соч. С. 47. к тексту
15 См.: Шарадзе Г. Указ. соч. С. 398—400. к тексту
16 См.: Авалишвили З. Политические арабески // Кав­ка­сиа (Кавказ) (Париж), 1937, № 1 (на груз. яз.). к тексту
17 См.: Ахметели В. "Акционс-программа" кавказских народов // Кавкасиа, 1937, № 2. к тексту
18 См.: Шарадзе Г. Указ. соч. С. 97. к тексту
19 См.: Там же. С. 110—111. к тексту
20 См.: Кавтарадзе М. 100 лет жизни (воспоминания, публицистика, переводы, стихи). Тбилиси, 2007. С. 111—112 (на груз. яз.). к тексту
21 См.: Киквадзе Н. Национал-социализм и грузинские про­фе­с­соры // Дрони (Времена) (Тбилиси), 1993, № 16—19 (на груз. яз.). к тексту
22 См.: Tougouchi-Caianee M. URSS face au problème de Nationalités. Luttich, 1947. C. 349. к тексту
23 См.: Киквадзе Н. Указ. соч. к тексту
24 См.: Джавахишвили Н. Попытка восстановления Царства Грузин­ско­го во время Второй мировой войны // История (Тбилиси), 1993, № 1 (на груз. яз.). к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL